Акция «Бессмертный полк. Бессмертные книги»

Акция «Бессмертный полк. Бессмертные книги»


Бессмертный полк
Еженедельно в нашей галерее памяти будет появляться портрет героя Великой Отечественной войны, память о котором бережно хранится в семьях его потомков, участников акции.
Смотреть, чтобы помнить!

Бессмертные книги
Еженедельно на нашей книжной полке будет появляться книга, посвященная Великой Отечественной войне. Таких книг множество, но у каждого участника акции она своя.
Читать, чтобы знать!
Сотрудники библиотеки, члены библиотечных клубов, читатели, наши друзья и партнеры – все мы – участники акции краевой библиотеки им. С. П. Крашенинникова «Бессмертный полк. Бессмертные книги».

Задать вопросВы можете задать вопрос организаторам Акции. Куратор Ева Островская

Яковенко Андрей Афанасьевич Мой прадедушка по маминой линии Андрей Афанасьевич Яковенко родился в 1905 году на разъезде Шалёный Андреевского района Новосибирской области. Работал путевым обходчиком на железной дороге. У них с прабабушкой было пятеро детей.
Его призвали в Красную Армию в 1942 году. Для прабабушки это стало неожиданностью, люди ей говорили, что раз он работает на железной дороге, то у него бронь и на фронт его не возьмут. Железная дорога работала бесперебойно. Ведь по ней в годы Великой Отечественной войны шли эшелоны на фронт с бойцами, вооружением, медикаментами, продуктами, санитарными эшелонами с ранеными.
Железная дорога работала бесперебойноПрабабушка моя, Ульяна Федоровна, не умела ни читать, ни писать. Взяв двух маленьких детей 4-х лет и 1-го года (трое старших остались дома: 16 — моя бабушка, 14 и 8 лет), она бросилась на призывной пункт, но состав, оказалось, уже отправили на узловую станцию Татарская, Новосибирской области, где формировались части для отправки на фронт. Она с малолетними детьми кинулась вдогонку, прибыла на станцию Татарская (сейчас это город Татарск в Новосибирской области), но эшелон уже отправили...
Больше они не виделись. Прадедушка погиб в 1942 году.
Памятник всем солдатам, не вернувшимся с войныУльяна Федоровна, как и тысячи вдов по всей стране, одна поднимала пятерых детей. В те тяжелые годы русским женщинам все приходилась делать самим — и работать, и растить детей. Ей платили пособие на детей до совершеннолетия каждого, как вдове фронтовика. Все дети выросли, выучились, обзавелись семьями, появились свои дети, внуки, правнуки и праправнуки. Наш род продолжается.
В 1978 году в райцентре, на станции Баган Новосибирской области, откуда призывались и уходили на фронт бойцы, был установлен памятник всем солдатам, не вернувшимся с войны. На плитах перечислены фамилии погибших, среди них и мой прадедушка — Андрей Афанасьевич Яковенко. Каждый раз приезжая, я иду к памятнику, чтобы почтить его память и поклониться всем, кто отдал свою жизнь за нас с вами.

Владислав Леонов «Мальчишка в сбитом самолете»Владислав Леонов «Мальчишка в сбитом самолете»
Я хочу рассказать о книге Владислава Леонова «Мальчишка в сбитом самолете». Это автобиографическая повесть, в которой автор рассказывает о себе, мальчишке, на долю которого выпали тяжкие испытания: война, эвакуация, холодные теплушки, необжитые степи Казахстана, потеря близких — словом, жизнь миллионов мальчишек в военное лихолетье.
«Мы уезжали подальше от Москвы, от войны и бомбежек, а где-то в далекой рязанской деревне на раскисшей дороге стояла нестарая женщина с кучей детишек, вцепившихся ей в подол, и с самой маленькой на руках. Это моя будущая теща Анастасия Петровна (Настёнка — по-деревенски) вышла навстречу отступающим красноармейцам, чтобы спросить, куда же ей податься — немец-то в соседнем селе. Небритый солдатик остановился на минуту, поглядел на десять ртов — кроме Настёнкиных, еще её родни, из столицы привезенных на «вольные деревенские хлеба», — и горько скривился: «Куда же ты пойдешь, мать? Зима, с голоду пропадешь».
Невозможно без комка в горле читать о том, как ждали почтальона, страх за родных, похоронки, похоронки. Жуткое ощущение, когда письма приходят одновременно, вот ты читаешь письмо любимого дяди Миши — худенького, ушастого, совсем не похожего на солдата, а в следующем дед сообщает, что он погиб, и они уже получили на него похоронку.

Скоро будет нам Победа.
И тогда вздохнет народ.
Только Миша не приедет,
Только Миша не придет.

Эта искренняя и правдивая книга. Это книга о детстве, которое не смогли убить ни война, ни разруха. Это не только биография Владика Леонова, это биография всей нашей страны.
«И начались дни золотые. Во-первых — Победа. Потом — каникулы. Мы с Витькой перешли в четвертый и третий классы, один с отличием, другой без двоек. Стали возвращаться солдаты с фронта, в основном молодые. Для них в клубе как-то устроили вечер, на котором выступали мы, школьники. И я, и брат мой читали стихи про войну, девчонки пели про любовь и верность. После концерта в фойе все танцевали, и мне вдруг захотелось вот так же легко кружиться с какой-нибудь красивой девушкой, но Витька тянул на улицу: пойдем да пойдем на самокатах прокатимся. Дались ему эти самокаты! То ли дело быть взрослым, быть героем с орденами на груди и кружиться в вальсе с верной подругой. А самокат — глупости, детство».
Олеся Бархатова, помощник руководителя магазина хороших книг и добрых игр «Бархатята»
Наверное в жизни каждого должен быть такой человек, который является для него примером, тот, на кого он равняется, на кого хочет быть похожим.
Таким человеком для меня всегда был мой дедушка Петр Иванович Башун. Да и, пожалуй, не только для меня. Для всей нашей семьи он всегда был образцом «настоящего человека». Именно поэтому рассказать о нем мне хотелось бы словами моего племянника Игоря Борисенко, который не просто воссоздал его биографию для проекта «Война и Победа в истории моей семьи», но и получил за эту работу первое место в общегородском конкурсе в 2015 году (печатается с сокращениями — Н. П.).

Башун Петр Иванович Мой прадед по линии отца (отец моей бабушки) Башун Петр Иванович, 1917 года рождения, сибиряк. Его отец погиб в годы гражданской войны. Мать осталась с тремя детьми, жили они в Енисейской губернии, селе Улюколь. Семья вдовы жила бедно, поэтому старшего сына (моего прадеда) отдали в батраки к зажиточному крестьянину. Этот хозяин, сам работящий сибирский крестьянин, очень хорошо, по-отечески к нему относился и отправил учиться.
Обучившись грамоте, в 14 лет мой прадед занимался обучением неграмотных крестьян. Это были годы первых десятилетий Советской России, и по всей стране проводился «всеобуч». На уроки к нему, 14-летнему подростку, приходили учиться грамоте взрослые и пожилые люди. В 1933 году хозяин дал ему деньги на дальнейшую учебу в городе Красноярске, где мой прадед проучился 4 года.
Башун Петр Иванович, 1937 г. Петр Иванович закончил в 1937 году Красноярский учительский институт и был направлен в сельскую школу, где и проработал 41 год директором Неполной средней школы села Дорохова с перерывом на службу в армии и на участие в боевых действиях 1941 года. В его трудовой книжке только 2 записи: о приеме на работу (1937 г.) и об увольнении (1978 г.).
В 1939 году он ушел служить в РНКА (Российская Народная Красная Армия), в 602 мотострелковый полк в Забайкалье. В 1941 году, с началом Великой Отечественной, стрелковый полк, в котором служил мой прадед, был переброшен на Украину, где уже шли боевые действия.
треугольники писем военных летВоевал мой прадед в 67-й гвардейской стрелковой Витебской Краснознаменной дивизии. 50 героев Советского Союза, 6 полных кавалеров ордена Славы являются гордостью гвардейцев. Но бои за это звание начались 27 июня 1941 года атакой дивизии на город Острог, который она освободила и отошла только по приказу командования. Острог и станции Кривну, Славуту и реки Горынь, Шепитовку, село Чижовку, Кременчуг, Полтаву — эти рубежи помнили сибиряки всю свою жизнь.
В начале июля 1941 года положение на всем советско-германском фронте было чрезвычайно напряженным.
Моя бабушка рассказывала, с какой болью ее отец вспоминал горькие дни отступления наших войск: «Мы многого не понимали, не было никакой информации, часто не было связи с командованием. Рядом со мной люди приходили в отчаяние, поддавались панике. Но, дойдя до точки кипения своего гнева, бросались в бой и совершали подвиги. Сколько товарищей погибло на моих глазах...».
Во время тяжелейшей переправы через Днепр, где погибло много советских бойцов, моему прадеду удалось переплыть на другой берег.

«Переправа, переправа!
Берег левый, берег правый,
Снег шершавый, кромка льда...
Кому память, кому слава,
Кому темная вода, -
Ни приметы, ни следа».

Образно и горько писал о тех военных событиях поэт Александр Твардовский.
В тяжелые дни этих кровавых боев мой прадед был тяжело ранен. По его воспоминаниям, он лежал на поле боя, и сознание медленно покидало его. Очнулся он уже в кузове машины, не помня, кто и как его подобрал.
награды Башуна Петра Ивановича Моя бабушка рассказывала о том, как ее отец много лет спустя прочитал роман Константина Симонова «Живые и мертвые» и показал ей небольшой фрагмент: «В его душе не было предсмертного ужаса, была лишь тоска, что он никогда не узнает, как все будет дальше. Да, война застала врасплох; да, не успели перевооружиться; да, и он, и многие другие сначала плохо командовали, растерялись. Но страшной мысли, что немцы и дальше будут бить нас так, как в первые дни, противилось все его солдатское существо, его вера в свою армию, в своих товарищей, наконец, в самого себя, все-таки прибавившего "сегодня еще двух фашистов..."». «Ты знаешь, — сказал он своей дочери, — это как будто про меня...».
встреча ветеранов-фронтовиковОсенью 1941 года он был доставлен в Саратовский госпиталь с тяжелыми ранениями ног, а одна пуля находилась недалеко от сердца (эта фашистская пуля так и оставалась в нем до конца жизни). В госпитале он пробыл до июня 1942 года и был комиссован по состоянию здоровья.
Мой прадед воевал на войне, как каждый русский человек, как каждый советский солдат, как во все времена воевали русские люди.
Вернувшись в Сибирь, он еще год передвигался на костылях и в таком состоянии вышел на работу в свою школу.
Петр Иванович Башун награжден: Орденом Красной звезды, Орденом Отечественной войны, медалью Жукова, медалью «За оборону Киева», медалью «За победу над Германией», и кроме этого имел еще 14 правительственных наград.
Прадед был неординарным человеком. В его архивах осталось много стихов, отзывов и рассуждений о прочитанных книгах. Дома он собирал библиотеку (сейчас эта библиотека составляет часть моей домашней библиотеки, а записная книжка со стихами, которые он бережно переписывал, до сих пор хранится у меня. — Н. П.), постоянно читал. Он вставал очень рано и летом много ходил пешком по нескольку километров по полям и перелескам, по берегу реки Чулым. Он очень любил природу.
Умер Петр Иванович в 1999 году уже на Камчатке, по состоянию здоровья переехав к своим детям.
Его жизнь, наполненная важными событиями, не прошла зря. Память о ней сохранилась у его детей, внуков и правнуков. Сохранилась она и у многих людей, которые учились у него. Я понял что, действительно, «Никто не забыт. Ничто не забыто».


Константин Симонов «Живые и мертвые»
Константин СимоновКнига, которую я рекомендую прочесть — это роман-эпопея Константина Симонова «Живые и мертвые». Важно, что сам Симонов прослужил всю войну военным корреспондентом. Он знал её не по документам и рассказам очевидцев, а видел всё своими глазами.
Роман я читала давно, но до сих пор помню о том сильном впечатлении, которое он оставил. Одним же из самых интересных моментов для меня в романе стала сюжетная линия комбрига Серпилина. Ведь в советское время, до середины 80-х, мы почти ничего не знали ни о сталинских репрессиях, ни правду о том, что же происходило в начале войны. Только по рассказам дедушки, полунамекам родных, можно было догадаться, что не все так, как описывали это время учебники истории.
В книге Симонова война показана со всех сторон. Мне нравится симоновский простой, понятный, но отнюдь не примитивный язык, его манера описывать внутренний мир людей, может быть не слишком эмоциональных, но думающих и привыкших рефлексировать, анализировать себя — в результате получается не художественное описание душевных метаний, а немного суховатый, но точный анализ чувств.
Башун Петр Иванович очень интересный роман, можно даже сказать остросюжетный, захватывающий и реалистичный. Хотя, наверное, в наше время, в век боевиков, когда герои совершенно фантастическими способами способны «победить зло», книга Симонова многим покажется неправдоподобной, чувства людей описанных в книге, покажутся нереальными, но, тем не менее, даже современные читатели отзываются об этой книге самым восторженным образом. Примером этому служит множество рецензий на моем любимом книжном сайте «LiveLib»:
"Но Симонов пишет о страшном не то чтобы легко — нет, но он пишет о жизни и смерти без излишнего драматизма. Ведь и так все события в книге — одна сплошная трагедия, а в центре истории — обычные люди. Им страшно, они растеряны, им приходится сражаться, да и просто жить на износе, терпеть холод и голод, страдать от ран, видеть, как горят родные деревни, умирают в бою товарищи, не знать что там с твоими родными. Не цепляет Симонов на читателя и розовые очки, вид через которые иногда встречается в книгах о войне советского периода. Он задает те вопросы, ответа на которые нет до сих пор — как эта война могла застать нас врасплох, почему мы были не готовы, чья преступная халатность допустила такие огромные жертвы первого года войны?
(https://www. livelib. ru/book/1000757669-zhivye-i-mertvye-konstantin-simonov)

Хорошая книга. О страшной войне, но при этом жизнеутверждающая. О настоящих людях, победивших фашизм. Книга о безусловной вере в победу, книга о невозможности не победить!

Наталья Побережная, библиотекарь
Жилин Яков Федотович Жилин Яков Федотович родился в 1900 году, ушел на фронт в 1941 году.
65 лет не была известна судьба моего отца. В извещении, полученном после войны на запрос матери, было написано: «без вести пропал в сентябре 1944 года». По ее рассказу, последнее письмо от отца с фронта пришло в самом конце декабря 1943 года. Это было время, когда наши войска приступили к освобождению Белоруссии. После войны, будучи студентом университета, я сопоставил даты наступлений Красной Армии и последнего письма отца и засомневался, что он «пропал в сентябре 1944 года». К этому времени наши войска, освободив Белоруссию, сражались с немцами на территории Литвы. «Поскольку последнее письмо пришло в конце декабря 1943 года, наверняка в этот период и погиб отец», — сказал я матери. Через 65 лет мои слова подтвердились.
В 2009 году родственники сообщили мне, что племянник обнаружил в материалах, опубликованных в Интернете Министерством обороны, медицинскую карточку военно-полевого госпиталя с фамилией отца. В ней было написано: красноармеец Жилин Яков Федотович, 757 сп /стрелковый полк/, 222 сд /стрелковая дивизия/, проникающее ранение черепа 26 декабря 1943 года, умер 3 января 1944 года. Указывалось и место захоронения — сто метров от дороги в деревне Альховик Витебской области. От нашей деревни это километров сто. Но весть об отце дошла к нам... через 65 лет.
Я не помню, как отец уходил на войну — мне было четыре года. Но я помню, когда он пришёл из плена. Одежда в лохмотьях. Заросшее бородатое лицо. Колючая щетина. Мне он казался стариком. А было отцу тогда 41 год.
Победная стелаПосле войны мать воспроизводила нам, повзрослевшим, рассказ отца, как он совершил побег из плена. Их часть оказалась в окружении под Новгород-Северским Черниговской области. Немцы согнали пленных в огромный, под открытым небом, лагерь, обнесённый колючей проволокой. Днём гоняли под конвоем копать траншеи. На день давали по две-три картофелины и кружку воды. Спали в земляном окопе. Осенью начались дожди. Холод и голод. Люди умирали каждый день. Отец и два его земляка решили бежать — будь что будет. Ночью, когда лил сильный дождь, разрезали колючую проволоку и совершили побег. Он добрался до родной деревни с больной ногой. Время от времени она распухала и кровоточила. Когда Красная Армия освободила нашу деревню, отца подлечили в госпитале и отправили на пополнение воинской части. По пути на фронт его отпустили на одну ночь домой. Утром он ушёл к месту назначения, и больше мы его не видели. И только спустя десятилетия мы узнали о судьбе отца.
Победная стелаБудучи на материке, мы с племянником съездили в деревню, на место гибели отца. Жители рассказали: здесь была передняя линия фронта. На подступах к Витебску шли ожесточённые бои. Немцы пытались сдержать наступление Красной Армии. Каждый день они вели артиллерийские и миномётные обстрелы, самолёты бомбили расположения наших войск. Было много погибших и раненых. После войны погибшие воины были перезахоронены на окраине районного центра Лиозно (Витебская область). Работники военкомата показали нам братскую могилу. «При реставрации памятника фамилии всех воинов будут увековечены на нём», — сказали они. Недавно мне прислали снимки отреставрированного памятника. На одной из стел увековечено и имя отца.
Александр Твардовский «ВАСИЛИЙ ТЁРКИН»
Александр  Твардовский «ВАСИЛИЙ ТЁРКИН»С поэмой «Василий Тёркин» Александра Твардовского я знаком с детства. Сразу после войны, в долгие зимние вечера в нашей хате, сохранившейся после бомбёжки, собирались на посиделки женщины. Они пряли, вязали, вышивали, пели песни. И я, десятилетний мальчишка, сидя у коптилки, сделанной из гильзы от снаряда, читал им «Книгу про бойца» (так было сказано в подзаголовке поэмы «Василий Тёркин»). Чтение продолжалось несколько вечеров. Помню, с каким замиранием слушали женщины главу «Гармонь» и стихи о солдатских плясках на морозе. «И пошёл, пошёл работать, /Наступая и грозя, /Да как выдумает что-то, /Что и высказать нельзя./ Словно в праздник на вечёрке / Половицы гнёт в избе, /Прибаутки, поговорки, /Сыплет под ноги себе. / Подаёт за штукой штуку: / - Эх, жаль, что нету стуку. / Эх, друг, / Кабы стук, / Кабы вдруг — / Мощёный круг! / Кабы валенки отбросить, / Подковаться на каблук,/ Припечатать так, чтоб сразу / Каблуку тому — каюк! / А гармонь зовёт куда-то / Далеко, легко ведёт...».
Одна из слушавших женщин вздохнула: «Как хорошо! Как будто у нас на танцах побывал».
— Так герой то Василий Тёркин — из соседей наших, смоленский, — заметила её подруга.
Все возбуждённо заговорили, стали выяснять — кто, откуда. И оказалось, что автор поэмы Александр Твардовский — почти земляк, родом из Починок, села в сорока километрах от нашей деревни Городец Могилевской области. Сестра Зина вспомнила, как она в 14-летнем возрасте ходила в Починки, чтобы встретиться с отцом. Его отправили туда для пополнения части. Но опоздала. Дежурный в военкомате сказал, что часть уже отправили на фронт.
Женщины заговорили о жизни в годы войны. «Вот и автор книги на фронте с первых дней войны. Корреспондентом в газете служил».
— Может, и в нашей хате останавливался, — вступила в разговор мать. — Помню, какие-то корреспонденты ночевали однажды. Расспрашивали про нашу жизнь. Вон сколько совпадений в книжке. И стала приводить примеры.
— Отец наш сбежал из плена. И в книжке вот написано... Найди-ка слова эти. Вот-вот. «Полем шёл, лесною кромкой, избегая лишних глаз...» И дальше: «Шёл он серый, бородатый, / И цепляясь за порог, / Заходил в любую хату, / Словно чем-то виноватый / Перед ней. А что он мог!» А потом, когда отец лежал с больной ногой в медсанбате... Читай, что там написано?
И внимательно слушала строки из письма Тёркина друзьям. «И хотя натёр бока, / Належался лежнем, / Говорят, зато нога / Будет лучше прежней. / И намерен я опять, / Вскоре без подмоги,/ Той ногой траву топтать, / Встав на обе ноги...».
Матери хотелось верить, что поэт останавливался в нашей хате и слышал её рассказы об отце. Я пытался её переубедить. «Откуда же столько совпадений?» — не сдавалась она.
Александр Твардовский и Василий ТёркинС героем поэмы Твардовского я встречался потом в школе на уроках литературы, и во время учёбы в университете в Киеве. Принимая экзамен, преподаватель литературы Елена Котовская, дочь легендарного героя гражданской войны Г. И. Котовского задала мне вопрос: «Как автор поэмы достигает обобщений в образе Тёркина?» Мне легко было ответить на этот вопрос, потому что поэма была хорошо известна с детства.
В образе Василия Тёркина автор воплотил характер русского человека и воина в годы наивысших испытаний страны. Мужество и самопожертвование, трудолюбие и дисциплина, юмор и веселье, простодушие и лукавство — эти черты герой поэмы проявляет в самых разных обстоятельствах. Он и часы починит, и пилу наладит. Он и плотник, и печник, и строитель — мастер на все руки. И всё у него получается «так-то ладно, так-то складно». Но он не сверхчеловек и не сказочный герой, а обыкновенный парень. Такой «в каждой роте есть всегда, да и в каждом взводе». «То серьёзный, то потешный, / Нипочём что дождь, что снег,/В бой, вперёд, в огонь кромешный / Он идёт, святой и грешный, / Русский чудо-человек».
В период опасности, нависшей над Отечеством, у народа проявилось великое чувство ответственности и сплочённости. «Грянул год, пришёл черёд, / Нынче мы в ответе, / За Россию, за народ, / И за всё на свете. / От Ивана до Фомы, / Мёртвые ль, живые, / Все мы вместе — это мы, / Тот народ — Россия».
Поэма Александра Твардовского стала символом эпохи, а её герой Василий Тёркин — любимым героем на все времена.
Поэму «Василий Тёркин» очень высоко ценил лауреат Нобелевской премии Иван Бунин, живший в эмиграции в Париже. «Какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всём, ни единого фальшивого... слова», —писал он.
Незримыми нитями объединяет нас, вызывая разнообразные воспоминания, ассоциации, размышления герой поэмы Александра Твардовского. Автору поэмы и его герою установлен в Смоленске памятник работы скульптора Альберта Сергеева.
Читайте поэму «Василий Тёркин», поэму о человеке, который не теряет бодрости духа в самых сложных обстоятельствах и это помогает ему победить все невзгоды жизни.
Михаил Жилин, журналист, писатель, краевед
Семья Лотц - Юрий, Людмила, Володя 23.02.1949 Муж моей старшей сестры Людмилы, Юрий Александрович Лотц, в 1940-м году был принят на службу в Краснознаменную Амурскую флотилию (КАФ).
Хабаровск Памятник морякам-амурцам. Бронекатер БК-302 открыт 9 мая 1975 г.На службе у Юрия был друг Саша — Александр Иванович Коробкин. Они были ровесниками, оба с 1927 года, Юра — уроженец столицы, а Саша родился на хуторе под Ростовом. Юра уже встречался с Людмилой, когда решил познакомить своего друга с сестрой своей девушки. В результате сыграли еще одну свадьбу — Саша стал мужем моей другой сестры — Тамары.
Во время войны оба они служили в Службе наблюдения и связи (СНиС) флотилии. Нужно сказать, что Амурская флотилия находилась в постоянной боевой готовности к отражению агрессии со стороны Японии. Река Амур — крупнейшая водная коммуникация Дальнего Востока, судоходная почти на всем ее протяжении (более 2800 км). На важнейших направлениях вдоль государственной границы СССР с Северо-Восточным Китаем, пролегающей преимущественно по Амуру и ее притоку Уссури, противник создал сильные укрепленные районы.
У ребят была и корабельная и береговая служба. Они выходили в море на катерах-«охотниках». Подробностей я не знала, была слишком мала. Помню, как однажды услышала обрывок разговора, когда после нескольких дней отсутствия, родственники сообщили, что потопили японское судно. Служили они до 1949 года. Следовательно, участвовали и в войне с Японией в августе-сентябре 1945 года.
Оба награждены орденами и медалями. Так что в армии моряков, сражавшихся на суше, были и воины-связисты — мои зятья.
Николай Чуковский «Балтийское небо»
Николай Чуковский «Балтийское небо»Роман Николая Чуковского «Балтийское небо» является не просто художественным, а документально-художественным произведением. Сам автор был военным корреспондентом газеты «Красный Балтийский флот», участником обороны Ленинграда, во время блокады оставался в городе.
Николай Чуковский работал над романом с 1946 по 1954 год, при этом отдельные детали романа появились в его брошюрах о морских летчиках уже в 1941 году.
«Рассохинская» эскадрилья, описанная в романе — это эскадрилья 3-го гвардейского истребительного Краснознаменного ордена Ушакова авиационного полка ВВС ВМФ. Практически все персонажи имеют реальных прототипов, которые служили в этом полку (Рассохин, Лунин), а у некоторых даже сохранены фамилии (Татаренко, Чепелкин). Многие эпизоды воздушных боев, описанных в романе, зафиксированы в реальных журналах боевых действий 3-го и других авиационных полков ВВС Балтийского флота.
Параллельно в романе описываются тяжёлая жизнь и героический труд ленинградцев в невыносимых условиях полной блокады города. Главные герои романа — лётчики эскадрильи во главе с их бессменным командиром майором Луниным и несколько ленинградских семей, связанных между собой дружескими и родственными связями.
«Лунин много раз летал над Кронштадтом и хорошо знал его, хотя никогда в нем не был. Под ними потянулись длинные, прямые улицы с двухсотлетними угрюмыми каменными домами, сады и аллеи с редкими голыми деревьями. Из тумана выползла им навстречу громада собора. Они шли так низко, что купол был выше их. За собором — кирпичные стены заводов, высокие черные трубы, прямой канал, уже подернутый серым ледком. Моряки на улицах задирали головы, разглядывая самолеты, и Лунин ясно видел их лица».
Прототипом главного героя романа Константина Лунина стал Герой Советского Союза Георгий Дмитриевич Костылев (см. ниже). Прототипом героя романа Игоря Кабанкова — летчик, Герой Советского Союза Игорь Александрович Каберов. В романе приведены стихи Каберова, напечатанные в газете во время войны и затем опубликованные в 1958 году в документальном сборнике «Герои и подвиги».
Николай Чуковский «Балтийское небо»По роману в 1960 году был снят одноименный фильм. Режиссер фильма — Владимир Венгеров, ученик Эйзенштейна, который к тому времени снял «Кортик», «Два капитана», «Город зажигает огни». За исключением отдельных моментов и небольших нюансов, фильм почти со стопроцентной точностью воспроизводит текст романа. Отдельных слов заслуживает список снимавшихся в нём актеров — Пётр Глебов, Михаил Ульянов, Олег Борисов, Ролан Быков, Павел Луспекаев, Михаил Козаков, Владислав Стржельчик, Людмила Гурченко, Витя Перевалов и Эве Киви! Премьера картины состоялась накануне двадцатилетия со дня начала войны — 19 июня 1961 года.

Георгий Дмитриевич Костылев
Летчик Георгий Дмитриевич Костылев за время войны совершил 418 боевых вылетов. В 112 воздушных боях им было сбито лично 12 и в группе 34 самолета противника. Им было одержано более 50 побед, при этом многие из них он приписал к групповым в пользу ведомых. В списке побед Костылева есть и летчики — асы люфтваффе. В 1942 году гвардии капитан Г. Д. Костылев был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
В 1943 году происходит неожиданный поворот в жизни летчика-героя. В конце февраля 1943 года Георгию Дмитриевичу дали отпуск в связи с представлением его вторично к званию Героя Советского Союза, и летчик поехал навестить свою мать, которая жила в Ленинграде. Оказавшись в осажденном городе, Костылев был приглашен к одному штабному полковнику на званый ужин. Стол ломился от яств. Георгий Дмитриевич был прямолинейным человеком, сразу сказал «штабной крысе» все, что об этом думал, и возникла драка. Костылева отправили в штрафбат морской пехоты на Ораниенбаумский пятачок. Через два месяца он вернулся в свою стихию, в 4-й полк, но оставался в рядовых. Тем не менее, он (рядовой) командовал звеном, а позже − целой эскадрильей. В 1944 году Костылев был назначен на должность главного инспектора ВВС Краснознаменного Балтийского флота. Ему было запрещено участвовать в боях, но он смог одержать еще 20 побед, записав их на счет товарищей.
Белых Валентина Семеновна, читатель
Никифор Дягель Мой папа Никифор Алексеевич Дягель родился в 1913 году в селе Казанка Новосибирской области. Когда ему исполнился год, его отца забрали на Первую мировую войну, где он и погиб, мама же умерла от тифа, когда папе было 7 лет. Его взяли на воспитание родственники. Их он и называл всю жизнь «мама» и «папа».
Никифор Дягель (сидит справа)Папа окончил 4 класса начальной школы. В 1939 году он был призван в ряды Красной Армии и направлен на курсы водителей-автомехаников. В звании техника-лейтенанта прошел всю Великую Отечественную войну. Воевал на Карельском, Калининском, Прибалтийском фронтах. Был дважды ранен. Награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1 степени, имеет и другие награды.
После войны папа женился, родились мы с братом. Нам, детям, о боевых действиях он рассказывал мало, так, отдельные эпизоды: 1943 год, ночь, он спит в машине, просыпается от громкого шума. Оказывается, это вернувшиеся из разведки бойцы, ругаются с поваром, потому что он им не оставил ничего поесть. Папка мой встал, подошел к ребятам, чтобы тоже вставить свое слово в защиту разведчиков. И в это время начался артобстрел, его машину, в которой он спал, разнесло, как говорится, в клочья. Вот он и повторял фразу «судьба играет человеком...».
Еще вспоминал, как отправил родителям с фронта письмо. В начале письма, как обычно, передал приветы и поклоны маме, папе, родственникам, кумовьям и т. д. Затем следовал сам текст на два листа, который цензура весь замазала, и в конце — «с любовью и уважением, ваш сын и брат Никифор». Получив такое «письмо», его мама заметила, что главное родичи узнали, что ты жив-здоров, а остальное неважно.
я и брат Володя с младшими родственниками (1962г.)А однажды рассказал нам с родными такую историю. Вернулся он с бойцами с задания, стали чай пить, а сахара нет. Тогда повар вместо сахара выдал им тройную порцию конфет и мармелада. Родичи дружно стали считать, а если бы не было конфет, сколько бы выдали свеклы, гречки, картошки, все это говорилось с юмором, а потом даже пошли замерять стог сена, который был заготовлен для Буренки!!!
Никифор Дягель. Справка о ранении Папка и бабушка любили читать, бабушка читала плохо, медленно, она окончила только ликбез. Помню, как я читала бабушкам вслух книгу Л. Воронковой «Девочка из города» — о девочке, на глазах у которой погибла вся ее семья, и как чужие люди приютили и обогрели ее, и она стала для них родной. Когда я читала книгу про Александра Матросова, то спрашивала у папы, а что такое амбразура дзота, и он показывал на окно и говорил — вот это стена, там маленькая щелочка, оттуда стреляют, а Матросов грудью закрывает эту щель, остальные же бойцы идут в наступление.
И еще помню книгу В. Кожевникова «Щит и меч», которая вышла в свет в 1967 году. Как ее читали, обсуждали, спорили, вспоминали других родственников, которые не вернулись с фронта, или попали в плен. Даже в школе, в 7 классе, на уроке пения учитель рассказывал один эпизод из жизни нашего разведчика! Интерес к книге был велик, очередь на прочтение, кто успел прочитать, рассказывал другим.

Папка мой прожил до 90 лет. Идет время... Теперь уже его внуки и правнуки идут 9 мая в колонне Бессмертного полка с его портретом и портретами других наших родственников, которые отстояли нашу Родину в годы Великой Отечественной войны.
Вадим Кожевников «Щит и меч»
Вадим Кожевников. Щит и мечИзначально автор — писатель и главный редактор журнала «Знамя» Вадим Кожевников, задумал написать книгу о советских разведчиках, работающих в Америке: в начале 1960-х, на фоне ядерного противостояния двух держав — СССР и США, тема была весьма актуальной. Но не сложилось, и тогда появился другой роман — о военных разведчиках. По одной из версий прототипом главного героя Александра Белова стал известный разведчик-диверсант Александр Святогоров — псевдоним Зорич (1913–2008).
Блистательных операций на счету у Святогорова и руководимой им команды несколько десятков, таких, как организация ликвидации Степана Бандеры и ряда известных нацистских генералов. Но завязкой для романа стала операция Зорича времен войны, когда он внедрился в нацистскую разведшкол, у и завоевал доверие ее руководителя. Это позволило Святогорову передать в Москву список шпионов, засланных на территорию советских войск, а затем и ликвидировать шефа СС Украины и Заднестровья.
В романе советский разведчик Александр Белов в 1940 году выезжает из Риги в Германию под именем немца — репатрианта Иоганна Вайса. Вместе с ним едет его друг — этнический немец Генрих Шварцкопф, у которого накануне отъезда был убит отец. К убийству был причастен родной дядя Генриха, человек, занимающий в Третьем рейхе высокую должность, но на тот момент Генрих этого еще не знает.
Кадр из кинофильма «Щит и меч»В романе прослеживается вся история карьеры Иоганна Вайса: от солдата до высокопоставленного офицера. К 1944 году Вайс достиг прочного положения в Абвере, дослужился до чина гауптштурмфюрера СС и был переведён в Берлин, в службу СД.
«Иногда все окружающее начинало казаться Иоганну фантастическим бредом, подобным сновидениям безумца. Вот он играет в скат со своими сверстниками за столом, накрытым чистой скатертью, пьет пиво. Они рассказывают ему о своем детстве, о родителях, мечтают, чтобы скорее закончилась война и можно было вернуться домой. Они шутят, играют на аккордеоне, поют. А потом кто-нибудь из них встает и, с сожалением объявив, что ему пора на дежурство, надевает пилотку, вешает на шею автомат, берет палку или плеть и уходит в лагерь, чтобы бить, мучить, убивать. И он, Александр Белов, машет на прощание рукой этому убийце, приветливо улыбается, записывает номер полевой почты, чтобы потом дружески переписываться, и громко сожалеет, что такой хороший парень покидает компанию»

оман Кожевникова «Щит и меч» вышел в 1965 году и сразу стал популярным. Дочь писателя Наталья вспоминала, что отец был недоволен успехом романа, так как он оттенял его военные рассказы, которые тот считал более ценными.
Идея экранизации книги появилась через год, когда стали думать, как кинематограф может отметить пятидесятилетие внешней разведки. Режиссером фильма выбрали Владимира Басова. За сценарий фильма «Щит и меч» Басов и Кожевников взялись с неохотой. Они оба были фронтовики, хорошо знали, что такое война, и им не хотелось создавать очередной пропагандистский фильм о бравых советских разведчиках, которые лихо обводили вокруг пальца недалеких офицеров-фашистов, выуживая у них военные тайны. Но по мере написания сценария у режиссера стало складываться свое видение будущей картины. В результате получился один из «знаковых» фильмов о войне.
Первая строка песни, звучавшей в фильме, — «С чего начинается Родина», на долгие десятилетия стала темой школьных сочинений. Ее написали поэт Михаил Матусовский и композитор Вениамин Баснер, а исполнил Марк Бернес.

C чего начинается Родина?
С картинки в твоём букваре,
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседнем дворе.

А может, она начинается
С той песни, что пела нам мать.
С того, что в любых испытаниях
У нас никому не отнять.

С чего начинается Родина?
С заветной скамьи у ворот.
С той самой берёзки, что во поле,
Под ветром склоняясь, растет.

А может, она начинается
С весенней запевки скворца
И с этой дороги просёлочной,
Которой не видно конца.

С чего начинается Родина?
С окошек, горящих вдали,
Со старой отцовской будёновки,
Что где-то в шкафу мы нашли.

А может, она начинается
Со стука вагонных колёс
И с клятвы, которую в юности
Ты ей в своём сердце принёс.

С чего начинается Родина?..
Татьяна Никифоровна Дягель, библиотекарь
Дмитрий Юдин Мой отец, Дмитрий Порфирьевич Юдин , родился 11 ноября 1921 г. в Башкирии. В 1941 году, за месяц до войны, был призван на действительную службу. В танкисты тогда старались брать людей с образованием не ниже 7 классов, так что он со своими шестью классами был по тем временам достаточно грамотным. Ему присвоили сержантское звание и утвердили в должности заряжающего танка.
Вот так, наверное, и мой папа ехал на фронт...Отец ничего не рассказывал, что это за должность такая — заряжающий. Уже, будучи взрослой, я, конечно, почитала о танках. Ведь кроме сражений, в которых они участвовали, танки нужно было обслуживать, а это очень тяжелая работа. Заряжающий, как правило, очищал снаряды. Вот представьте: привезли на грузовике ящик снарядов. Снаряды в пушечном сале, значит, сало надо удалить. В какую-то емкость наливается дизельное топливо, ветошь берется. А боекомплект, допустим, под сотню снарядов, каждый весом 15 килограммов. Но это только часть того, что приходилось делать.

Дмитрий Юдин. Военный билетНикаких заправщиков не было: бочка, ведро и воронка. Заправиться — это примерно 400 литров топлива. Во-первых, мало того, что это просто тяжело, это ты еще весь в этом газойле, поменять одежду практически невозможно. Выдали комплект — вот ты в нем и ходишь. Один раз ты заправил, второй раз ты заправил, на третий раз у тебя вся одежда будет просто промаслена. Да, соответственно, два ведра масла надо еще залить. То есть у тебя одежда вся будет в газойле. А если на позицию приехали, то танк нужно укрыть, то есть окопать его. А это 30 кубометров земли нужно перелопатить...
Дмитрий Юдин. Военный билетВот так мой отец, парнишка двадцатилетний, наравне со всем экипажем каждый день из этих пяти лет приближал Победу. Участвовал в Сталинградской битве, воевал в частях Первого Украинского фронта, в знаменитой 52-й гвардейской танковой Фастовской ордена Ленина дважды Краснознаменной орденов Суворова и Богдана Хмельницкого бригаде. Победу встретил в Берлине. Награжден медалями «За Отвагу», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина».
Ему, наверное, повезло. Он был дважды ранен. Как написано в документах — «легко». На бумаге оно, может, и так. На самом деле он дважды горел в танке. А что такое гореть в танке? Это же коробка железная, по сути. Вспоминал, как выбирался из горящего танка раненый, в результате так и жил потом с одной ягодицей. Вот такое «легкое» ранение.
Когда мы с сестрой были маленькими, он, как я теперь понимаю, щадил нас и о войне особо не рассказывал. Помню, что когда речь заходила о Сталинграде, то он, даже спустя годы, плакал...

Виктор Некрасов «В окопах Сталинграда»
Виктор Некрасов. В окопах СталинградаВ 1946 г. в сдвоенном 8–9-м номере журнала «Знамя» была опубликована первая часть романа «Сталинград» Виктора Платоновича Некрасова. Это предельно лаконичная, искренняя, прозрачная автобиографическая проза, более напоминающая дневниковые записи, чем художественное произведение. Впрочем, Некрасов утверждал, что ежедневных записей во время войны не вел — попробовал было, но скоро наскучило. А написал всю повесть «по свежим следам и на одном дыхании» всего за полгода во время лечения в Польше, в 1944 г. Врач якобы посоветовал приучать раненую руку с задетым нервом к мелким движениям и писать письма «любимой». Любимой у Некрасова не было.
Книга выделялась на фоне военной прозы современников. Это был взгляд на войну лейтенанта, повествующего день за днем об увиденном, услышанном, пережитом до Сталинградской битвы и во время нее. Главный герой Игорь Керженцев, во многом alter ego автора, вместе с сослуживцами отступает на восток, к Дону и Сталинграду. Бойцы не знают, что происходит на фронте, нет ни газет, ни карт крупнее «двухверсток». Связь с однополчанами потеряна, многие убиты, а встречные новобранцы и местные жители знают не больше их. Герои (действующие лица многочисленны и часто меняются, что вполне отражает царившую при отступлении сумятицу и большие потери) прибывают в Сталинград накануне немецкой атаки и участвуют во всей длительной обороне и битве.
Снятие внешнего героического пафоса по Некрасову — обязательно: книга о войне (как и фильм) не может идти «вся на высокой ноте». Некрасов выстраивает панораму событий и психологическое состояние героев через локальные и незначительные детали, на самом деле далеко выходящие за обзор «окопа» (самый расхожий укор от критиков — узость «окопной правды» писателя).
«Целый день звенят в воздухе "мессеры", парочками рыская над берегом. Стреляют из пушек. Иногда сбрасывают по четыре небольшие аккуратненькие бомбочки, по две из-под каждого крыла, или длинные, похожие на сигару, ящики с трещотками, противопехотными гранатами. Гранаты рассыпаются, а футляр долго еще кувыркается в воздухе, а потом мы стираем в нем белье — две половинки, совсем как корыто».
В книге Некрасова почти нет упоминаний о Сталине. Строчку о вожде Некрасов после доводов и уговоров все же вставил (после XX съезда убрать ее отказался: в книге слишком очевидно дело было не в вожде). Наказание за политическую несознательность и безыдейность произведения не заставило себя ждать. Прежде всего, роман перевели в повесть, а название заменили на «В окопах Сталинграда»: «Великое сражение, увиденное из какой-то одной ямки, из одного окопа не может претендовать ни на масштаб романа, ни на ставшее нарицательным название города».
Виктор Некрасов и Булат ОкуджаваВпрочем, упреки в адрес автора появлялись в рецензиях вплоть до вручения Некрасову 6 июня 1947 г. Сталинской премии II степени. Так или иначе, помимо денежной премии в 50 тыс. рублей (которую он отдал на покупку инвалидных колясок фронтовикам), Некрасов на некоторое время получил иммунитет от нападок критики. «В окопах Сталинграда» переиздавалась несколько раз (общим тиражом более 4 млн. экземпляров) и была переведена на 36 языков.
Биография самого автора не менее интересна: до публикации в «Знамени» Некрасова, демобилизованного капитана Советской армии, с медалями (среди них — «За отвагу», «За оборону Сталинграда») и орденом Красной Звезды вернувшегося с фронта в родной Киев, почти никто не знал.
Он родился в 1911 г., родители — «из бывших»: мать с дворянскими корнями — врач, отец — банковский служащий. Познакомились в Париже, где Зинаида Николаевна работала в военном госпитале. Там же родился и старший брат. В Париже семья жила в одном доме с будущим наркомом Луначарским, и первым языком Виктора Некрасова был французский. Вернулись Некрасовы в 1915 г. и после революции 1917 г. эмигрировать не стали: старались привыкнуть к новому строю. Отец рано умер, брат «ненадолго пережил отца — погиб в Миргороде в 1919 г. под шомполами красных», — записывал Некрасов семейную историю. Виктора же отдали учиться в трудовую, а затем — в железнодорожную профшколу. «Тридцать седьмые годы чудом не задели», — вспоминал Виктор Платонович.
После он окончил Киевский строительный институт (архитектурный факультет) и одновременно — театральную студию при киевском Театре русской драмы. На войну его взяли из Театра Красной Армии, где он в то время работал. На фронте он стал полковым инженером и заместителем командира саперного батальона. Получил два серьезных ранения, после чего был демобилизован, писал «В окопах Сталинграда».
В последующие годы Некрасов не столько писатель, сколько публицист и общественный деятель: он выступает на митинге в Бабьем Яру и пишет статьи о необходимости памятника на месте оврага, где в 1941 г. десятки тысяч евреев были расстреляны фашистами. В 1966 г. подписывает письмо 25-ти деятелей культуры и науки Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу против реабилитации Сталина.
В 1957 и 1962 гг. Некрасов поездил по Европе, записав в путевых очерках впечатления об увиденном, за которые тут же был обвинен в «низкопоклонстве перед Западом». «Иммунитет», приобретенный благодаря Сталинской премии, начал таять: критика Н. С. Хрущева в 1963 г. (Некрасов «погряз в своих идейных заблуждениях и переродился») дала карт-бланш на его исключение из партии. При обыске дома в январе 1974 г. у него изъяли все рукописи и нелегальную литературу. Тогда же Некрасова исключили и из Союза писателей, а еще раньше, с 1972 г., перестали печатать его новые и переиздавать старые книги, одновременно изымая их из библиотек. В 1974 г. писатель эмигрировал во Францию, работал в парижском бюро радио «Свобода».
В эмиграции Некрасов написал и опубликовал еще несколько книг, но самым известным его произведением осталось «В окопах Сталинграда». По замечанию современника, «из "Окопов" Некрасова, как из "Шинели" Гоголя, вышла вся наша честная военная проза».
Галина Дмитриевна Еланцева, читатель библиотеки
Александр Ермаков Папы не стало когда мне было двадцать. Остались огромная библиотека, любовь к чтению, старенький фотоаппарат, нарды и... орден Красной Звезды со сколом на одном луче.
Он родился в 1917 году на Каспии — в южном городе с нефтяными вышками. В 1938 году Шаумяновским военкоматом г. Баку был призван в армию, где служил долгих 8 лет. Красноармейцем окончил Гомельскую аэрофотограмметрическую школу и в годы войны служил фотолаборантом в 38-й отдельной разведывательной авиационной эскадрилье Западного фронта.
Александр Ермаков Мой папа не был на передовой, не участвовал в крупных сражениях, не поднимался в атаку. Он просто честно делал свою работу: фотографировал вражеские объекты, проявлял пленку и печатал снимки, занимался дешифровкой отснятых материалов. И этой будничной работой приближал столь долгожданную Победу.
В 1943 г. был награжден медалью «За боевые заслуги». В наградном листе сказано: «За время пребывания на фронте Ермаков показал себя одним из лучших фотоспециалистов по обработке материалов аэрофоторазведки. Имеет большие успехи в сокращении сроков обработки, работает аккуратно и быстро при отличном качестве, совершенно не имеет брака. Не считается со временем, и, как правило, выполняет самые ответственные задания. Является редактором "боевого листка" фотослужбы 38 РАЭ».
Александр ЕрмаковВ 1945 г. его наградили орденом Красной Звезды. «После первого награждения он обработал 3450 аэрофотофильмов, чем помог Командованию в выполнении задач аэрофоторазведки».
После войны папа экстерном окончил Московский институт народного хозяйства, в 1956 году приехал на Камчатку, до выхода на пенсию работал экономистом. Это был спокойный и негромкий человек с необыкновенно тонким чувством юмора. Он никогда не говорил о войне и редко доставал свои награды. На всю жизнь папа сохранил любовь к фотографии, снимал домашнее кино.
Прошло много лет, и моя уже взрослая дочь вдруг увлеклась фотографией, окончила специальные курсы в Санкт-Петербурге. И глядя, как она сжимает фотоаппарат тонкими пальцами, прищуривает глаз, выбирая лучший ракурс, я понимаю, почему она это делает. А когда мой сын, наклонив голову знакомым движением, шутит со мной с совершенно серьезным лицом, на душе становится светло и радостно, что мой папа, герой той большой войны, все еще молодой, и все еще с нами.

Борис Балтер «До свидания, мальчики»

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли –
Повзрослели они до поры,
На пороге едва помаячили
И ушли, за солдатом – солдат...
До свидания, мальчики!
Мальчики, постарайтесь вернуться назад.

Борис Балтер «До свидания, мальчики»Строки из песни на стихи Булата Окуджавы стали заглавием повести Бориса Балтера «До свидания, мальчики» — самой пронзительной и светлой, самой «мирной» повести о войне.
В центре сюжета — лето 1936 года в курортном городке, наполненном зноем и запахом акаций, летними кафе и танцплощадками, мороженым и лимонадом. Три товарища — Володя, Саша и Витя сдают выпускные экзамены, впереди взрослая жизнь. Кто-то собирается стать геологом, кто-то — врачом, а кто-то — учителем. Но райком партии предлагает друзьям поступить в военное училище, армии нужны командиры. Ребята соглашаются. Эти несколько дней, оставшиеся героям до отъезда, и описывает автор.
Повесть Балтера о юности и взрослении, о дружбе и первой любви, о надеждах и радости, которая обязательно ждет впереди. «Так всегда кажется в восемнадцать лет...». А впереди их ждала... война. «Потом мне суждено будет узнать, что Витьку убили под Ново-Ржевом в 41-м, а Сашку арестовали в 52-м. Это случилось после ареста в Москве многих видных врачей. Он умер в тюрьме: не выдержало сердце».
Произведение во многом автобиографично. Балтер после окончания школы в 1936 году был направлен в Ленинградское пехотное училище. Участвовал в советско-финской и Великой Отечественной войнах, поднимал в атаку и выводил бойцов из окружения, получил ранение. После войны стал студентом Литературного института им. Горького на курсе К. Г. Паустовского.
В 1962 г. повесть «До свидания, мальчики» была напечатана в журнале «Юность», а через год вышла отдельной книгой. Наутро после публикации писатель «проснулся знаменитым».
кадр из фильма «До свидания, мальчики»В 1964 г. режиссер М. Калик снял по повести одноименный фильм, главные роли в котором сыграли молодые Е. Стеблов, Н. Досталь, М. Кононов, Н. Богунова, В. Федорова. Режиссеру удалось передать обаяние предвоенной провинциальной Евпатории, передать ностальгию по уходящему детству, и, одновременно, — предчувствие будущих потрясений и потерь. Фильм долго шел «первым экраном», но в 1971 г. М. Калик эмигрировал в Израиль, и киноленту положили «на полку», запретив к показу.
Не менее трагична судьба самого автора повести. Казалось, после столь удачного дебюта, Балтера ждет блестящее будущее. Он успел написать несколько рассказов, начать автобиографическую повесть «Самарканд», но опубликовать удалось совсем немного. Вскоре имя писателя исчезло со страниц литературных журналов.
В 1968 г. он был исключен из партии, как подписавший коллективное письмо Брежневу с протестом против политического процесса над литераторами А. Гинзбургом и Ю. Галансковым. Можно было покаяться, признать свою ошибку, но Балтер остался тверд и верен себе. Опального автора изгнали и из рядов Союза писателей. Последние годы он жил в Малеевке, зарабатывал переводами восточных поэтов, его не стало в 1974 году.
«Всему хорошему, что сохранилось во мне, я обязан ему, городу моей юности, самому лучшему из городов. Ему я обязан тем, что навсегда понял: нельзя быть человеком и оставаться равнодушным к судьбе страны, в которой родился и живешь, так же, как нельзя безразлично относиться к любимой женщине и к тем, кто пулю, предназначенную тебе, перехватил своим сердцем», — писал Борис Балтер, автор замечательной повести «До свидания, мальчики».
Анна Говорина, библиограф
Афанасий Рудаков Мой дедушка по маминой линии Афанасий Николаевич Рудаков  — участник трех войн: Первой мировой, Финской кампании 1939-1940 годов, Великой Отечественной. Я его не знала. Он умер до моего рождения. Маме досталась в наследство только фотография, где дедушка еще молодой солдатик в компании девушек и сослуживца из 10-го Гусарского полка в 1914 году.
Николай ЛебедевС Первой мировой он вернулся в свою родную деревню, которая находится в Архангельской области, не один. По семейной легенде, Афанасий Николаевич женился на вдове своего командира. Николай, сын супруги, был еще младенцем, когда стал старшим сыном моего дедушки. Позже в семье появились еще пять детей — четыре девочки и мальчик. Моя мама, Рудакова Любовь Афанасьевна, была самой младшей в семье. Когда ей было всего 3–4 года, умерла ее матушка. Афанасию Николаевичу в одиночку пришлось поднимать семью. Старшего сына Николая он отправил учиться в военное училище.
В 1939 году дедушка участвовал в Финской кампании. Афанасий Николаевич (бабушка которого была финкой) хорошо знал финский язык.
В Великую Отечественную войну красноармеец Рудаков воевал в Заполярье, был награжден медалью «За оборону Советского Заполярья». С войны домой вернулся очень больным. В доме осталась только младшая дочь — моя мама. Старшие дети кто учился, кто переехал в город.
Его старший сын Николай Александрович Лебедев стал кадровым военным, воевал с 1941 года и был награжден Орденом Красной Звезды, двумя Орденами Отечественной войны II степени.
После войны, уже майор, Николай Александрович Лебедев служил в городе Хабаровске. Именно к нему на поезде в 1947 году дедушка отправил мою маму, на тот момент девочку-подростка. Вскоре дедушка умер. Заботиться о моей маме стал ее старший брат Николай, о котором мама всегда вспоминала, как об очень добром и умном человеке. Николай Александрович был начитанным, и любовь к чтению передал своей младшей сестренке. Мама всегда считала, что у нее было два отца.

Наградной лист на Рудакова А.Н.Наградной лист на Лебедева Н.А.

Владимир Высоцкий «Стихи о войне»
Владимир Высоцкий «Стихи о войне»

В ту весну 1975 года мне было двадцать лет и я была безоблачно счастлива. «Окружающий мир» составляли в основном мои однокурсники, которые учились со мной в Хабаровском институте культуры. Мы готовили театрализованное представление, посвященное 30-летию Победы, которое должно было состояться в Хабаровском краевом дворце культуры профсоюзов. И состояло представление из писем фронтовиков, стихов и песен Владимира Высоцкого.
Наш руководитель Борис Иванович предложил нам пригласить родственников или знакомых ветеранов Великой Отечественной на представление. Как я была горда тем, что мой дедушка по папиной линии Бутов Леонтий Титович был ветераном войны. Вручила ему красивое приглашение.
Театрализованное представление началось. Мы, артисты, очень старались. Звучали стихи и песни Владимира Высоцкого.

На Братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше — вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне видишь вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У Братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче,
На Братских могилах не ставят крестов...
Но разве от этого легче?!
1965

Почему всё не так? Вроде — всё как всегда:
То же небо — опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода...
Только — он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас —
Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал,
он с восходом вставал, —
А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, — не про то разговор:
Вдруг заметил я — нас было двое...
Для меня — будто ветром задуло костёр,
Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалось, будто из плена весна, —
По ошибке окликнул его я:
"Друг, оставь покурить!" А в ответ — тишина:
Он вчера не вернулся из боя.

Наши мёртвые нас не оставят в беде,
Наши павшие — как часовые...
Отражается небо в лесу, как в воде, —
И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло — для обоих...
Всё теперь — одному. Только кажется мне —
Это я не вернулся из боя.
1969

После представления подбежала к дедушке и спросила: «Ну, как я играла?». Дедушка улыбнулся, на мой вопрос ничего не ответил, а спросил об авторе стихов и песен. Я спешила и написала стихи Высоцкого на пригласительном билете.
Всё меньше вас, участники войны,—
Осколки бродят, покидают силы. 
Не торопитесь, вы и не должны 
К однополчанам в братские могилы.

Весной 1985 года я приехала в Хабаровск навестить уже больного дедушку. На видном месте в серванте находился пригласительный билет на театрализованное представление со стихами Владимира Высоцкого. Через месяц дедушки не стало.
Появилось чувство, преследующее меня всю жизнь — вина перед родными людьми старшего поколения. Мало общалась, почти ничего не знаю о них...
Татьяна Беляева, сотрудник отдела краеведения
казак Недорубов «Казака много не бывает, но мало не покажется»  — казачья поговорка

Мой дед — Недорубов Константин Иосифович (1889–1978), Герой Советского Союза, полный Георгиевский кавалер, донской казак. В Гражданскую войну казак Недорубов метался между красными и белыми, в конце концов, выбрал большевиков. В награду за свой героизм даже получил красные революционные шаровары.
В период коллективизации разрешил голодающим колхозникам использовать в пищу остатки зерна после посева. Был осужден за злоупотребление служебным положением. Получил 10 лет лагерей. Работал на строительстве канала Москва—Волга и был досрочно освобожден за ударный труд.
Герой Советского Союза Недорубов Константин ИосифовичВ 1941 г. сформировал и возглавил эскадрон народного ополчения от Березовского района Сталинградской области. Эскадрон уничтожил 400 гитлеровцев. Сам Недорубов, которому было уже за пятьдесят, лично уничтожил не менее сотни вражеских солдат. Эскадрон поднимал со словами: «Вперед, за Родину, за Сталина, за Вольный Тихий Дон!».
В 1943 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. День Победы Константин Недорубов встретил гвардии капитаном, имел 11 ранений и тяжелую контузию. Несмотря на это, был участником Парада Победы в Москве.

бюст героя15 октября 1967 г. участвовал в торжественном открытии в г. Волгограде памятника-ансамбля Героям Сталинградской битвы «Мамаев курган».
Умер в 1978 году, за несколько месяцев до 90-летия. До конца жизни дед оставался высоким, статным, внушая молодецким видом невольное уважение.
Человек, который верно служил Отчизне во все ее времена.

О нем написано немало: очерки и статьи в книгах, газетах, журналах (например: «Родина» 2013, № 1; 2018, № 11), есть несколько документальных фильмов, один из них «Заговоренный. Три войны казака Недорубова», снятый телекомпанией «Россия» в 2011 г. Его награды — Георгиевские кресты, Звезда Героя Советского Союза, ордена, медали находятся в одном из залов музея-панорамы «Сталинградская битва».

Листы читая Вехи боевой,
Мы вещи уникальные откроем –
Он был Героем Первой мировой,
И во Вторую тоже стал Героем!

Он слышал стук немецких сапогов,
В начале века и в его средине…
Его руками Дон рубил врагов,
Да так, чтобы их не было в помине!

Он пулями изранен и прошит,
И кровью поливал Родную землю,
Война за Честь Руси, не для души,
Донской слезой по родовому стеблю…

Он не боялся смертной мглы атак,
Себя жалеть не мог и даже сына,
Заговоренный в вихре пуль казак,
Былинная, простая наша Сила!

Он шашкою слепил врагов и тьму,
И в нём Казачий Дух не перевёлся!
Давайте все поклонимся ему,
Герой! Таких раз-два, да и обчёлся! 

Константин Сазонов  

Алесь Адамович «Хатынская повесть»
Я была семиклассницей, когда весь наш класс пошел в кинотеатр на премьеру только что вышедшего фильма «Иди и смотри». Он произвел такое сильное и тяжелое впечатление, что я, несмотря на то, что прошло много лет, его не пересматривала.
Алесь Адамович «Хатынская повесть»Тогда я еще не знала, что в основе сценария — «Хатынская повесть» Алеся Адамовича. Прочла ее, став взрослой. Тяжело...
Как только услышала про акцию «Бессмертный полк. Бессмертные книги», то сразу решила написать об этой повести и об этом фильме. Надо смотреть, надо читать. Чтобы помнить. По-другому нельзя.
Алесь Михайлович Адамович (1927–1994) — белорусский советский писатель, сценарист, литературовед, доктор филологических наук.
Во время Великой Отечественной войны мать, спасая сына от угона в Германию, в школьном свидетельстве исправила дату его рождения на более позднюю. Алесь с 14 лет вместе с матерью и братом принимал участие в деятельности антифашистского подполья. В начале 1943 года все они «пошли в лес», в партизанский отряд имени Кирова 37-й бригады имени Пархоменко Минского соединения.
Алесь, идя в партизаны, буханку хлеба, которую положила ему в сумку мать, заменил на однотомник Пушкина. Некоторое время в партизанском лагере он выполнял хозяйственные работы, позже участвовал в боях, видел смерть в лицо. В конце 1943 года часть отряда соединилась с Советской Армией, перешла линию фронта.
Алесь Адамович награждён медалью «Партизану Отечественной войны».
кадр из фильма «Иди и смотри» «Хатынская повесть» была опубликована в 1972 году журнале «Дружба народов». Действие «Хатынской повести» происходит через двадцать пять лет после окончания Великой Отечественной войны. Перед мысленным взором героя произведения, бывшего партизана, встают картины жестоких, кровопролитных боёв с гитлеровцами, страшной трагедии Хатыни — белорусской деревни, сожжёной оккупантами. В книге собраны рассказы чудом уцелевших жителей белорусских деревень, ставших жертвами фашистов.
Алесь Адамович о той невыносимой, ничем не утоляемой боли, которую он стремился передать в «Хатынской повести», говорил так: «Когда писал "Хатынскую повесть" и привёл партизана Флеру Гайшуна на пепелище его хаты, деревни, где фашисты всех-всех сожгли, заставил его ощутить пронзившую до локтя, до плеча боль от случайного ожога — неосторожно раздавил горячую картофелину. Когда-то я сам, балуясь на поле, упал и рукой раздавил прямо из костра, из жара картофелину, а потом, как и мой Флера, хватался за всё, что могло остудить боль. Но что могло остудить Флерину боль, если перед глазами у него пожарище, где живьём сгорели мать, сестрички, все жители деревни. Более восьмидесяти трёх тысяч человек убито, сгорело в белорусских Хатынях».
В 1985 г. по мотивам «Хатынской повести» кинорежиссёром Элемом Климовым был снят фильм «Иди и смотри». Съёмки кинофильма, поставленного по сценарию А. Адамовича (в основе сценария лежат «Хатынская повесть» и «Каратели»), проходили в Белорусии. Писатель принимал в них активное участие, присутствовал на съёмочной площадке. Кинофильм «Иди и смотри» получил первую премию и Золотой приз на XIV Московском кинофестивале и обошёл экраны многих стран мира, получив огромный резонанс.
Евгения Газенко, библиограф
Военный билет Кондаурова Захара Ивановича Орден и орденская книжка Кондаурова Захара ИвановичаМой дед (со стороны моего отца Кондаурова Владимира Захаровича), Кондауров Захар Иванович , родился в 1911 году в Белгородской области. Окончил 4 класса Ново-Кладовской школы в Старо-Оскольском районе. Работал в колхозе. Призван по мобилизации Старо-Оскольским РВК Курской области 2 июля 1941 года в стрелковый полк.
В воинском звании рядовой прошел всю войну, победу встретил в Берлине. Оставался в столице Германии до декабря 1945 года.
Награжден орденом Отечественной войны II степени за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.
По возвращению на родину работал в колхозе.
Умер в возрасте 96 лет в окружении детей и внуков.


Кондауров Захар Иванович и Кондаурова Нина Филипповна. Довоенное фотоЕго жена и моя бабушка, Кондаурова Нина Филипповна, родилась в 1912 году.
Во время войны, находясь в тылу, работала в колхозе «Красная Звезда».
Родила 10 детей, награждена медалью «Многодетная мать».
Когда пришло известие о победе, она каждый день ждала мужа. Но от него не было никаких известий. В один из декабрьских дней, выйдя к калитке, увидела вдалеке среди черных обнаженных деревьев, белую рубаху. Сердце зашлось в груди: «Гляжу, кто-то идя. Пригляделася — Зоря!» Эти слова я пишу со слов своей бабушки, так, как она мне рассказывала.
Бабушка пережила своего Захара на 4 года.

Кондауров Георгий ИвановичКондауров Георгий Иванович — родной младший брат моего деда Кондаурова Захара Ивановича.
Окончил Киевское летное военное училище. На фронте был летчиком, награжден множеством медалей и орденов. Во время боевого вылета его самолет был сбит. Раненый, он добрался до ближайшей деревни, занятой немцами. Спрятался под крыльцом одного из домов. После спасения ноги пришлось ампутировать.
Скончался от последствий многочисленных ранений в 60-х годах в возрасте 45 лет.

Борис Васильев «А зори здесь тихие...»Борис Васильев «А зори здесь тихие...»
В нашей семье не одно поколение военных: два деда, мой отец, братья, зять и племянник. Тема войны проходит красной нитью через судьбы моего рода. Фотографии из семейного альбома, рассказы бабушки Нины и деда Захара и, конечно, книги.
Когда я училась в младших классах — любила ходить в библиотеку. Полка с книгами о войне была самой любимой. Зачитывалась повестью «Четвёртая высота» Елены Ильиной, рассказом Михаила Шолохова «Судьба человека».
Ольга Остроумова в роли Жени Комельковой в кинофильме «А зори здесь тихие...»Однажды в руки мне попала малоиллюстрированная потрепанная книжица 1972 года издания. Я подумала: «Раз уж она такая затертая и зачитанная, должно быть, многие люди прочли ее, значит и мне будет интересно». Это была повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие...».
Не буду пересказывать сюжет, он всем вам хорошо знаком, хочу поделиться своими первыми впечатлениями и переживаниями. Конечно, я представляла себя на месте этих молодых девушек, задавала себе вопрос: а как бы я поступила на их месте в годы страшной войны, когда тебе всего 18 лет? Чей характер мне ближе, кем я себя ощущаю? Галей Четвертак? Нет. Лизой Бричкиной? Нет. И не Гурвич Соней, и не Ритой Осяниной. Конечно, Женькой Комельковой — энергичной, веселой, яркой, смелой, отважной, бесстрашной и дерзкой.
В каждой из этих девочек есть свои неповторимые качества, свои привлекательные женские черточки, свои болевые точки, которые замечает автор. Эти юные девочки со своими девичьими переживаниями доказывают своей жизнью, что защищать свою Родину порой приходится ценой своей жизни. Я плакала и, в который раз, спрашивала себя: «А я бы смогла?»
Позже я увидела экранизацию этой повести. На протяжении всего фильма невозможно избавиться от кома в горле и подступающих слез, сколько бы раз его ни смотрела.
В моей семье растут трое детей: 26, 18 и 15 лет. Во время взросления каждого из них я вновь и вновь уже с ними прочитывала и проживала эту повесть. И теперь уже мои дети у экрана вместе со мной каждый раз искренне переживают: удастся ли Рите, Жене, Лизе, Гале и Соне и в этот раз победить врагов и остаться живыми.
«А зори здесь тихие...» — урок о войне на все времена.
Спасибо им за победу. Низкий поклон.
Елена Тазова, сотрудник отдела по связям с общественностью
Плотников Иннокентий Евгеньевич

«Мама, вы, знаете как я первое время хотел домой. Но сейчас уже не так. И прошу вас мама не беспокоится обо мне»...
из письма Иннокентия Плотникова домой

Мой двоюродный дедушка, старший сержант Плотников Иннокентий Евгеньевич, родился 27 февраля 1924 года в селе Мильково Камчатской области.
Был призван на фронт 18-летним парнишкой 28 июня 1942 года.
Погиб через год на Курской дуге у деревни Прохоровка 9 июля 1943 года.
Вечная память!


Письмо мамеПисьмо маме (1 стр.)Письмо маме (2 стр.)


Это стихотворение мой родной дед Георгий Поротов* посвятил своему погибшему двоюродному брату Иннокентию Плотникову.

Жил веселый парнишка в долине,
Он играл на своей мандолине.
На околице под тополями
Его голос гулял вечерами:
-Ой, вы звезды, манящие звезды,
Поднимусь я к вам рано иль поздно.
Распроведаю даль голубую
Да спою про девчонку чудную…
В сорок первом бои загремели,
И ребята надели шинели.
Обнял парень девчонку неловко,
Мандолину сменил на винтовку.
Огневые дороги солдата…
В ярых битвах мужали ребята.
Там, у Курска, в неистовой схватке
Пал веселый гвардеец с Камчатки.
Над землей промелькнула комета,
Но осталась тропинка от света.
И тревожит мне душу поныне
Тополиная песня в долине:
- Ой, вы звезды, манящие звезды,
Поднимусь я к вам рано иль поздно.
Распроведаю даль голубую
Да спою про девчонку чудную… 
*Георгий Поротов – одна из ярчайших фигур камчатской литературы, поэт, прозаик, драматург.

Это стихотворение Георгий Поротов написал о своем земляке, мильковчанине Викторе Михайлове, который дошел до Берлина и вернулся домой живой и невредимый. Оно посвящено всем землякам, павшим на полях сражений.

По чистому дворику, тихо ступая,
 Ходила в тревоге старушка слепая.
  Достала одежду она поновей – 
 Камчатка встречала своих сыновей.
 Распахнуты двери для жданных гостей,
 Родные объятья до хруста костей.
 И слышит старушка, сынка ожидая,
 Там где-то смеются, там где-то рыдают…
 Во дворик вошел торопливо мужчина.
  - Родимая здравствуй! Иду из Берлина!
 Закончились, мама, отмщенья пути!
 Старушка прижалась к солдатской груди.
 И тихо спросила родимого сына:
  - А где же подруга твоя, Катерина?
  - Катюша далёко. Осталась подружка…
  - Чего ж не привез! – осерчала старушка.
  - Ты мама, прости, перепутала малость:
 То наше орудие так называлось.
  - А я-то все думала, это невеста,
 И с фронта ко мне вы приедете вместе…
 Вдруг сын отступил, на колени упал.
 Встревожилась мать: - Ой, куда ж ты пропал!
  - Я, мама, целую святую землицу
 За тех, кто не сможет домой возвратиться. 

Борис Полевой «Повесть о настоящем человеке»

В годы Великой Отечественной войны уже признанный советский писатель Борис Николаевич Полевой находился в действующей армии в качестве корреспондента газеты «Правда». Менее известны материалы о присутствии Б. Полевого на Нюрнбергском процессе в качестве корреспондента газеты «Правда» — «В конце концов» (1969).
Алексей МаресьевСлаву Борису Полевому принесла опубликованная в 1946 году «Повесть о настоящем человеке», в которой автор рассказал о герое Советского Союза, лётчике Алексее Маресьеве (в повести — Мересьев). 4 апреля 1942 года его самолёт был подбит в бою. Оказавшись в заснеженном лесу, в тылу врага, раненый лётчик 18 суток полз к своим. Он отморозил ноги, и их пришлось ампутировать. Однако инвалид Алексей Маресьев сумел не просто вернуться к нормальной жизни — он встал в строй и продолжал бить врага в качестве военного лётчика-истребителя, совершая боевые вылеты и уничтожая самолёты противника.
Во время Великой Отечественной войны на одном из участков Брянского фронта военный корреспондент «Правды» Б. Полевой познакомился с лётчиком-истребителем Алексеем Маресьевым, о котором ему сказали, что это лучший лётчик полка. Тот пригласил писателя переночевать в его землянке. И вот здесь-то, когда они ложились спать, произошло то, что страшно поразило писателя: «Что-то тяжело грохнуло об пол. Я оглянулся и увидел такое, чему сам не поверил. Он оставил на полу свои ноги. Безногий лётчик! Лётчик-истребитель! Лётчик, только сегодня совершивший шесть боевых вылетов и сбивший два самолёта! Это казалось совершенно невероятным». В ответ на изумление писателя лётчик сказал: «...хотите я расскажу вам всю эту историю с моими ногами?»
«...С тех пор я не встречал Алексея Маресьева, но повсюду, куда ни бросала меня военная судьба, возил я с собой две ученические тетрадки, на которых ещё под Орлом записал необыкновенную одиссею (историю) этого лётчика».
По словам самого Алексея Маресьева, в него, после ампутации, как в полноценного пилота-истребителя, никто не верил. После госпиталя и санатория его направили в Ибресинскую лётную школу (Чувашская АССР) — подальше от Москвы, чтобы легче было скрыть от высокого начальства, если бы с безногим пилотом что-то случилось. Потом, уже после назначения в 63-й Гвардейский истребительный авиационный полк, командир полка не выпускал лётчика Маресьева на боевые задания, пока тот, поднявшись в небо в качестве ведомого, не совершил настоящий подвиг — спас двух своих товарищей и уничтожил два самолёта противника.
За время войны лётчик — герой Советского Союза Алексей Петрович Маресьев совершил 86 боевых вылетов, сбил 11 самолётов врага: четыре до ранения и семь — после ранения.
«Многое в своё время я не успел записать, многое за четыре года потерялось в памяти. Многого, по скромности своей, не рассказал тогда Алексей Маресьев. Пришлось додумывать, дополнять. Я назвал книгу "Повестью о настоящем человеке", потому что Алексей Маресьев и есть настоящий советский человек».
Борис Полевой. Повесть о настоящем человеке«Повесть о настоящем человеке» была написана за 19 дней, сразу же вышла в печать и вскоре была удостоена Сталинской премии. Только до 1954 года общий тираж её изданий составил 2,34 млн. экземпляров. Более восьмидесяти раз она издавалась на русском языке, сорок девять — на языках народов СССР, тридцать девять — за рубежом.
Уже в 1948 году по «Повести о настоящем человеке» режиссёром А. Столпером был снят одноимённый художественный фильм с Петром Кадочниковым в главной роли. Режиссер предлагал играть главную роль самому Маресьеву, но тот отказался.
В 1944 году А. Маресьев согласился с предложением стать инспектором-лётчиком и перейти из боевого полка в управление Вузов ВВС. В 1945 году он служил инструктором штаба ВВС Московского военного округа, находился под началом Василия Сталина. С 1946 года — в отставке.
В наше время это выглядит нелепо и неправдоподобно, но писатель Борис Полевой, как выяснилось, даже не получил от Алексея Маресьева специального согласия на написание книги о нём. Как уже было сказано, до выхода «Повести» автор более не интервьюировал своего героя. Он создавал произведение, руководствуясь исключительно материалами единственной встречи с лётчиком в 1943 году и своей собственной фантазией. Для Маресьева появление «Повести о настоящем человеке» в печати стало практически сюрпризом.
В 1946 году герой и автор встретились, чтобы уже постфактум обсудить только что вышедшую книгу. В одном из последних интервью журналистам бывший лётчик признавался, что далеко не всё ему понравилось в произведении Полевого. Например, Алексей Петрович всегда оставлял на совести писателя полностью выдуманный им эпизод с поеданием ёжика. Во время своего путешествия по зимнему лесу Алексей Маресьев никаких ёжиков не ел и даже их не видел. Впрочем, боевой лётчик не был большим знатоком в области литературы, а потому лишь слегка пожурил автора за его «писательские вольности».
Интересно, что после войны лётчику-инвалиду, отлично проявившему себя в воздушных боях, не хотели выдавать права на управление автомобилем. Помогла не столько его всесоюзная известность, сколько незаурядная настойчивость в достижении цели. Позднее, когда появились машины с ручным управлением (так называемые «инвалидки»), Маресьев продолжал «по особому разрешению» ездить на обычном автомобиле.
18 мая 2001 года в Театре Российской армии намечался торжественный вечер по случаю 85-летия Маресьева, но за час до начала у Алексея Петровича случился сердечный приступ. Его доставили в реанимацию одной из московских клиник, где он скончался, не приходя в сознание. Торжественный вечер всё же состоялся, но начался он с минуты молчания. Похоронен А. П. Маресьев в Москве на Новодевичьем кладбище.
Георгий Поротов, инженер-программист библиотеки
Константин Данилович ДавыдовФотокопия Приказа по Действующей армии
Мой дед, Константин Данилович Давыдов, родился в 1909 году в Киргизии, в селе Карабалты Калинского района. На войну был призван из Новосибирска в июне 1941 года. 29 июня 1944 года, в должности командира орудия 2-й батареи 1378 зенитно-артиллерийского полка Витебской дивизии, проявил мужество и отвагу при ликвидации окруженной группировки противника в районе деревни Большие Смолянцы. Под его командованием орудийный расчет нанес большой урон живой силе нападавших. В момент, когда противнику удалось приблизиться к батарее, сержант Давыдов первым бросился в атаку, уничтожив из личного оружия в короткой схватке четверых и взяв в плен пятерых вражеских солдат. От имени Верховного Совета Союза ССР награжден медалью «За отвагу» (см. фотокопию Приказа по Действующей армии).
Дед окончил войну в Берлине, вернулся в Новосибирск, где его ждали жена Людмила и маленькая дочь Нонна, мои будущие бабушка и мама. В 1947 году родилась вторая дочь Татьяна. Работал после войны геологом. Умер в 1983 году. Похоронен в Новосибирске.
Дед Константин Данилович, бабушка Людмила Васильевна, моя мама Нонна. Июнь 1941 Борис Васильев «Завтра была война»
Борис Васильев — писатель, который знал о войне не понаслышке. Он ушел добровольцем на фронт в первые месяцы войны, ему едва исполнилось 17 лет.
Завтра была война. Кадр из фильмаПосле окончания войны опыт, полученный им на фронте, необходимо было выплеснуть, как необходимо было и отдать дань памяти погибшим товарищам. В течение нескольких лет Борис Васильев активно писал пьесы и сценарии кинофильмов. Любимый миллионами фильм «Офицеры» снят как раз по его сценарию. В 1969 году в журнале «Юность» была напечатана повесть «А зори здесь тихие...», сделавшая писателя знаменитым.
В ряду его замечательных произведений, посвященных Великой Отечественной войне, особое место занимает повесть «Завтра была война». Сюжет ее основан на воспоминаниях автора о днях своей юности. Он написал ее в 1972 году, но увидела она свет только в 1984 году, когда ее напечатали в журнале «Юность».
Войны еще нет, она будет завтра... Мы, читатели, знаем, что ждет этих мальчиков и девочек, которые сегодня любят и ненавидят, ссорятся и мирятся, читают «упаднических» поэтов и вступают в неравный бой с классной руководительницей Валендрой, сталкиваются с первыми потерями и первой любовью. Верят, что впереди их ждет только светлое будущее.
Главная героиня повести Искра Полякова, прототипом которой стала супруга писателя Зоря Поляк, — непримиримый борец с несправедливостью и идейный лидер класса. Она живет вместе с мамой и искренне считает, что «высшее завоевание человечества — это наш Советский Союз».
Так со школьной скамьи завтра они и шагнут в большую войну, защищая свою Родину.
В 1987 году режиссер Юрий Кара снял по повести одноименный фильм.
Елена Кузнецова, библиотекарь
Бураков Григорий Егорович
Копия «похоронки» Мой дед, Бураков Григорий Егорович, сибиряк, младший лейтенант 81 танковой бригады, 1915 года рождения, погиб от боевых ран 9(10) сентября 1942 года и похоронен в Калининской области.
Я очень мало знаю о нем, только со слов мамы, которая сама его едва помнила. Он только с финской успел прийти, дочь на руках подержать, а тут Отечественная...
Осталась от деда только эта фотография, да копия «похоронки». А еще запись в Книге памяти, где мы узнали, как выглядит его могила...
Сколько раз мне думалось о том, что если бы нам повезло, как немногим счастливчикам, и дедушка пришел бы с войны, я бы обязательно, сидя у него на коленях, спросила бы еще в детстве: «расскажи, деда, как там все было?»... И я уверена, он рассказал бы мне правду. Я бы из первых уст услышала о том, как шли в бой молодые ребята, не успевшие просто пожить, что было в их головах и сердцах — о чем мы сейчас так бодро и на все лады рассуждаем.

  Война 
Ты не знаешь, мой сын, что такое война!
Это вовсе не дымное поле сраженья,
Это даже не смерть и отвага. Она
В каждой капле находит свое выраженье.
Это – изо дня в день лишь блиндажный песок
Да слепящие вспышки ночного обстрела;
Это – боль головная, что ломит висок;
Это – юность моя, что в окопах истлела;
Это – грязных разбитых дорог колеи;
Бесприютные звезды окопных ночевок;
Это – кровью омытые письма мои, 
Что написаны криво на ложе винтовок;
Это – в жизни короткий последний рассвет
Над изрытой землей. И лишь как завершенье –
Под разрывы снарядов, при вспышках гранат – 
Беззаветная гибель на поле сраженья.
                    Владислав Занадворов, 1942
(погиб в ноябре 1942 г. под Сталинградом)

«...и будут вечно жить...»
Мне всегда казалось, что мнение очевидцев ценнее любой художественно раскрашенной истории. Наверное, именно поэтому до сих пор никому не отдан и стоит на книжной полке маленький сборник фронтовых стихов «...и будут вечно жить...». Их писали тогда и там. Писали те, кто так и не вернулся домой, и те, кто дошел до Победы. Те, кому можно верить. Одни стихи стали песнями, другие — мало кому известны. Они правдивы и искренни: и те, что про партбилет, пробитый пулей, и про дезертира, расстрелянного однополчанами, и про комбата:

 Комбат 
 
Когда, забыв присягу, повернули
В бою два автоматчика назад, 
догнали их две маленькие пули – 
Всегда стрелял без промаха комбат.

Упали парни, ткнувшись в землю грудью,
А он, шатаясь, побежал вперед.
За этих двух его лишь тот осудит, 
кто никогда не шел на пулемет.

Потом в землянке полкового штаба,
Бумаги молча взяв у старшины,
Писал комбат двум бедным русским бабам,
Что… смертью храбрых пали их сыны.

И сотни раз письмо читала людям
В глухой деревне плачущая мать.
За эту ложь комбата кто осудит?
Никто его не смеет осуждать!
                         Юлия Друнина, 1943 

Копия книги медсанбата Кто из нас знает, как повел бы себя там? И, не дай бог, узнать...
Мне жаль, что все чаще о войне пишут люди, не всегда понимающие, что 18-летним солдатам Отечественной сейчас уже, как минимум, 97... Что многое упущено нами и не получено теми, кто был этого достоин. Мне не хочется криков о патриотизме, а жаждется, чтобы мы отдали дань хотя бы сейчас... Тем, кто уже не услышит. Это нужно, прежде всего, нам самим. И нам нужна правда.

Где-то на правом берегу речки Песочной стоит памятник 203 бойцам, среди которых и мой дед. Так хочется сказать ему: «деда, ты не зря отдал свою жизнь, деда...»

Братские могилы
Уснул, мое сокровище,
Не встанет ото сна,
Не выветрилась кровь еще,
Земля еще красна.

И новая трава еще
Над ним не проросла.
И рядом спят товарищи,
Не встанут ото сна.

И птицы поднебесные,
Когда на юг летят, 
могилы эти тесные
В полете разглядят.

И земляки солдатские,
Когда в поля пойдут,
Могилы эти братские
Не вспашут, обойдут.

Ветрами чисто метены,
Без памятных камней,
Хранит земля отметины
Погибших сыновей.

И если чудо сбудется
В далекие года,
Война людьми забудется, 
землею – никогда!
 
Маргарита Алигер, 1945 г. 
Марина Маркова, веб-мастер
Вернуться к списку