Февраль и Венеция
2.jpgНаступил февраль – ветродуй и вьюговей. Хочется красоты, хочется в путешествие, чтобы глаз и душа возрадовались. «А не махнуть ли в Венецию», – подумалось мне.
Венеция прекрасна в любое время года, но зимняя, февральская, как мне кажется, – особенная. И, кстати, не так обременена туристами.
«Зимой  местный туман, знаменитая nebbia, превращает это место в нечто более вневременное, чем святая святых любого дворца, стирая не только отражения, но и всё имеющее форму: здания, людей, колоннады, мосты, статуи».


Венеция и Бродский
Венеция и Бродский
Я привела цитату из знаменитого эссе «Набережная неисцелимых» Бродского. Говорить о любви поэта к этому городу, где он ныне покоится, не имеет смысла – мы об этом знаем. Вероятно, этот город напоминал ему родной Ленинград - Петербург – вода и архитектурная гармония, немыслимая глазу.

Я пишу эти строки, сидя на белом стуле
под открытым небом, зимой, в одном
пиджаке, поддав, раздвигая скулы
фразами на родном.
Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней
мелких бликов тусклый зрачок казня
за стремленье запомнить пейзаж, способный
обойтись без меня.




Венеция и фильмы
Венеция и фильмы
Венеция настолько кинематографична, что на ее фоне разворачивались действия многих фильмов. Назову только свои любимые. «Венецианский купец» с Аль Пачино и Джереми Айронсом – экранизация Шекспира. Здесь все совпало – первоисточник, актеры и сама Венеция. Еще «Крылья голубки» (1997) – экранизация романа Генри Джеймса, где играет моя любимица Хелена Бонэм Картер. Художница по костюмам Сэнди Пауэлл получила заслуженный «Оскар» за костюмы к фильму. Там вы увидите знаменитые шелковые плиссированные платья «дельфос», придуманные Марионо Фортуни в начале XX века и ставшие классикой моды.
Действие же другого, экранизированного в 1999 году романа «Талантливый мистер Рипли» Патрисии Хайсмит, происходит в 50-х годах прошлого века. Молодые, красивые, талантливые актеры – Мэтт Дэймон, Гвинет Пэлтроу и Джуд Лоу. Небрежно-элегантный курортный стиль. Идеальная Венеция, скрывающая под маской леденящую тайну главного героя.



Венеция в книгах
Венеция в книгах
Мой выбор – англичанин Питер Акройд и его «Венеция. Прекрасный город». Как всегда у этого автора – детальное подробное многостраничное повествование.
 Наш Аркадий Ипполитов – «Только Венеция. Образы Италии XXI».  Аркадий Викторович – писатель, искусствовед, хранитель итальянской гравюры в Эрмитаже, человек, влюбленный в Италию. Его книга – это микс из архитектуры, живописи, скульптуры, литературы, театра и кинематографа. И еще признание в любви к городу.
За время вынужденного карантина весны 2020 года художник и  писатель Елена Марголис, живущая в Венеции, написала и быстро издала книгу «Венеция. Карантинные хроники», которую проиллюстрировала своими чудесными акварелями. Я держала в руках эту книгу, она меня чрезвычайно заинтересовала.

«Я люблю тебя ежедневно: и когда иду за хлебом, и когда выхожу с собакой; и когда ты и вправду тишайшая, и когда ты кружишься в вихре карнавалов и биеннале. Я люблю тебя на ощупь. Я люблю, когда под пальцами опадает штукатурка, обнажая кристаллики соли. Я люблю тебя на вкус».



Венецианский детектив Гвидо Брунетти
Венецианский детектив Гвидо Брунетти
Знакомьтесь, комиссар венецианской полиции Гвидо Брунетти. Он герой детективных романов писательницы Донны Леон. Счастливый семьянин, отец двоих детей – коренной венецианец. Город свой любит и прекрасно в нем, как вы понимаете, ориентируется. Поэтому в книге достаточно подробно описываются маршруты его передвижения. Но главное – он любит поесть. Поэтому в каждом романе мы узнаем о блюдах, одни названия которых вызывают желание есть, есть и есть – свинина с белыми грибами и полента, ризотто с креветками, курица с артишоками, соленые венецианские крендельки, а еще знаменитое итальянское gelato – мороженое: ванильное, шоколадное, земляничное, сливочное и тирамису! Так появилась книга «Brunettis Cookbook» с рецептами этих и прочих вкуснейших блюд. Есть ещё и сериал, который называется «Донна Леон. Расследование в Венеции».


Венеция и тирамису
Венеция и тирамису
Раз уж упомянули о тирамису, то скажу, что это один из моих самых любимых десертов. Жители Венеции твердо уверены, что этот десерт придумали именно в их городе, а не в Сиене или Флоренции. Почему нет? Tira mi su переводится как "тяни меня вверх". Но мне больше нравится другой его перевод «вознеси меня». Перед мысленным взором сразу возникают прекрасные венецианки, каналы, гондолы и любовь. Наслаждение для глаз и наслаждение чисто гастрономическое – невесомая вуаль посыпки, тающий бархат крема, и тонкое изысканное полотно бисквита, а к нему изящная ложечка. Ведь тирамису едят только ло-жеч-кой. И если вам подали тирамису, который режется ножом, бегите из этого заведения немедленно. Tira mi su, моя Венеция…

А пока я остаюсь дома. Хожу каждое утро на работу, частенько подгоняемая в спину злым ветром, вижу вокруг только снег, а впереди еще пурги и ненастья. Но знаю, что есть на свете прекрасное место – Венеция, есть книги и фильмы о ней, есть сердце из розового муранского стекла, которое так похоже на нежное малиновое gelato…

Прекрасного февраля! Ваша Ева О.