Т. С. Зайковская

Малоизвестные страницы детского и юношеского туризма на Камчатке

Изучение путешествий школьников по Камчатке – тема, интересная для меня лично и для моих коллег – педагогов детского туризма. Надеюсь, что эти материалы заинтересуют и более широ- кую аудиторию. Публикация подготовлена по архивам камчатских газет 20–60-х гг. ХХ в. Стоит напомнить, что в России детско-юношеский туризм получил развитие в системе обще- го образования детей и юношества в начале XIX в., когда для более близкого знакомства с природой в курс естествознания в школах стали вводить экскурсии и прогулки. Увлечение педагогов походами и экскурсиями активно продолжалось в первые десятилетия Советской власти, когда путешествия получили политическое и агитационное назначение. В 1918 г. в Москве было создано Центральное Бюро школьных экскурсий, в 1921 г. его преобразовали в Детскую экскурсионно-туристскую стан- цию Народного Образования (ДЭТС НО). В годы послереволюционной разрухи, в предвоенное вре- мя и даже во время Великой Отечественной войны учителя школ и энтузиасты проводили походы и экскурсии с детьми и молодежью. Камчатский край не оставался в стороне от детско-юношеского туристского движения. В подшивках газет от начала ХХ в. до наших дней я выбрала наиболее любопытные публикации о походах и экскурсиях школьников и молодежи, о соревнованиях по туризму, которые и представ- ляю вашему вниманию. Одна из первых информаций на тему детско-юношеского туризма относится к 1926 г. В га- зете «Полярная звезда» укрывшийся под инициалами П. Н. автор, предположительно Прокопий Новограбленов, рассказывает об экскурсии на сельскохозяйственную ферму учащихся петропав- ловской школы II ступени. Производственная экскурсия должна быть хорошо подготовлена педаго- гом, и из статьи видно, что в 20-е гг. прошлого века учителя хорошо владели такой методикой: «На короткий миг учащиеся были перенесены в область усовершенствованной обработки поля. Работа пароконного 7-дюймового плуга Сака русских заводов, осмотр плуга Гена, охотно употребляемого на юге РСФСР, скоропашника, ножной бороны, дисковой бороны Рандоля чрезвычайно заинтере- совало молодых слушателей. <…> Многие из участников экскурсии раньше не видали, например, бороны…» (1). В 1932 г. состоялась первая военная прогулка пионеров Петропавловской базы за город. «Прогулка собрала массу городской пионерии, очень довольной первой вылазкой из пыльного го- рода» (2). Учитель Халактырской школы А. Волосков провел увлекательную экскурсию в изолятор временного содержания преступников. В «Камчатской правде» от 21.11.1933 г. за его подписью со- держится такая информация: «Экскурсанты с большим интересом знакомились: как живут лишён- ные свободы, какая ведётся с ними культурно-воспитательная работа». Учитель размышляет о том, что культурно-воспитательная работа с заключенными проводится слабо, а вот подсобное хозяйство у них хорошее. В завершении статьи учитель подводит итоги педагогического воздействия на души школьников: «Однако общее впечатление осталось очень благоприятное. Учащиеся наглядно убе- дились, что исправтруддом является не старой царской тюрьмой, а учреждением, где лишённые свободы переделывают свое сознание путём приобретения трудовых навыков, чтобы снова войти в ряды трудящихся» (3). Меня, педагога, совершающего с детьми походы различной сложности, восхитили описания зимних походов, совершаемых в 30-е гг. Чтобы осознать всю сложность этих маршрутов длиною от 50 до 500 км, которые совершали ребята, попытайтесь представить себе туристское снаряжение того времени, неказистую одежку юных путешественников. Как показывают изученные публикации, по- ходы и тогда имели ярко выраженное воспитательное, а зачастую и политическое значение. Неудивительно, что школьники Камчатки любили совершать походы в район с. Паратунка на горячие источники. Но нам, в век автомобилей и дорог, проложенных сейчас даже в самые труд- нодоступные точки полуострова, трудно вообразить, какие препятствия преодолевали ребята в этих походах. Весь путь был пешеходным или пеше-лыжным, иногда удавалось преодолеть участки пути водным транспортом, при этом у большинства путешественников чаще всего не было ни карты, ни компаса. Снаряжение – в лучшем случае брезентовые рюкзачки, но чаще всего вещмешки или про- сто хозяйственные сумки. Традиционными были походы по поводу юбилеев комсомола. Так, горком ВЛКСМ Петро- павловска-Камчатского организовывал походы в честь юбилейных дат камчатского комсомола, на- чиная с его 10-летия. Выполнение воспитательных целей походов озвучивалось при подведении итогов. Например, в 1941 г. после лыжного пробега в М. Гольцберг в «Камчатской правде» сурово осудил секретаря комитета ВЛКСМ политпросветшколы: «Мы не упомянули об одном случае в по- ходе. Начиная с Авачи, тов. Зубков… начал отставать. Сказалось то, что тов. Зубков мало ходил на лыжах, не приучал себя выносить трудности, поэтому после первых 20 километров он вынужден был возвратиться в город. Тяжёлый урок, заставляющий Зубкова сделать для себя серьёзные выво- ды. Плох тот секретарь комитета, который движется не впереди лыжников, а в обратном направле- нии…» (4). В военные годы походы чаще всего имели агитационные цели, юным туристам приходилось нести на себе не только походное снаряжение, но и музыкальные инструменты, например, баян, как описал в своей информации в «Камчатской правде» в 1943 г. В. Щанов: «Вышли за город. Сплошной снежный покров. Дороги не видно. До Авачи шли наугад (никто не знал дороги). Идти пришлось по пересеченной местности, прокладывая шаг за шагом в глубоком снегу лыжню. Снег лепил глаза. Ничего не видно. Потеряли направление. Вышли почти к с. Хутор. <…> На рассвете отправились в Паратунку. – А баян не взяли, – взволнованно обратилась т. Дудко, когда вошли в Паратунку. Баян край- не был нужен (на следующий день должен был состояться вечер). В 23 часа этого же дня т. т. Сторо- жинский и Григорьев пошли обратно в город на лыжах за баяном. Всю ночь провели они в дороге. На другой день баян был доставлен. Вечер провели, население Паратунки было очень довольно» (5). Такой ночной переход сегодня мне представляется просто подвигом. Ведь не было проло- женной лыжни, дорога почти не угадывалась. Это был ночной поход, с тяжелым баяном за спиной. Его совершили комсомольцы-учащиеся медицинского училища в 1943 г. Они осознанно готовили себя к сложным испытаниям на дорогах войны: «Нам, студентам – будущим медицинским работни- кам, необходимо хорошо ходить на лыжах. Медработники во время боёв должны оказывать помощь раненым на ближней линии боя. А это смогут сделать в зимних условиях только те, которые в совер- шенстве овладели лыжами. Вот почему нам, как никому надо заниматься лыжами» (5). А в послевоенные 50-е гг. особую актуальность приобрели походы с целью знакомства с ве- теранами войны и участниками партизанского движения. Ребята из первых уст узнавали о подвигах русских жителей полуострова: «…пионеры решили навестить живущего неподалеку старого парти- зана Егора Ивановича Тюменцева, боровшегося за Советскую власть на Камчатке. Егор Иванович повёл пионеров к могиле своего друга и товарища по оружию, славного партизанского командира товарища Елизова. <…> Глубоко запал в детские души рассказ партизана. Они живо представляли себе, как будут такими же отважными в борьбе за счастье народа» (6). Еще одна интересная форма путешествий могла бы быть полезной и нынешним школьни- кам – это походы с оказанием шефской помощи и проведением политинформаций. О таком путеше- ствии елизовских школьников интересно рассказано в «Камчатской правде» за 1952 г.: «– Давайте поможем колхозникам в полевых работах, – сказала Л. Краткова. Предложение пришлось ребятам по душе. С необыкновенным старанием работали они на прополке лука. В обеденный перерыв руководитель похода Екатерина Антонова прочла колхозникам лекцию о международном положении» (7). Походы юных туристов по Камчатке имели познавательные цели, побуждали к совершению пусть небольших, но самостоятельных открытий. Ребята собирали коллекции и гербарии, которые оформлялись в качестве пособий для уроков биологии и географии. А еще они с удовольствием давали концерты для жителей сел и поселков, через которые проходили: «Вечером жители и шефы совхоза собрались у одного из зданий. На импровизированной сцене началось выступление концерт- ной группы. Многим понравился китайский танец, венгерские рапсодии, молдавский танец и другие групповые выступления балетного кружка…» (8). Юные туристы вели в походах настоящие археологические исследования: «…утром, воору- жившись лопатами и топорами, ребята на лодке отправились к месту древней стоянки ительменов – коренных жителей Камчатки. Здесь нужно было делать раскопки. (…) Вскоре Владислав обнару- жил следы костра. Можно было хорошо отличить остатки сожжённого дерева – угли. Это был очаг древних ительменов» (8). Ребята под руководством педагогов вели фенологические наблюдения, исследовали озера, реки: «На другой день Володя Кротов и Станислав Славин, захватив необходи- мые приборы, отправились на озеро. Здесь они измерили глубину и температуру воды на разных глубинах. <…> Со дна озера юные краеведы вытащили ракушки. Большой интерес вызвала пойман- ная пиявка. При помощи психрометра Асмана измерили температуру воздуха, а анемометром Фуса определяли силу ветра» (8). География походов школьников Камчатки, как и их цели, была довольно разнообразной. В газете «Алеутская звезда» в 1946 г. опубликована информация неизвестного автора: «У нас в рай- оне можно отряду совершить походы на промучастки Саранная и Северное в период котикового промысла. При хорошей погоде не исключена возможность побывать в бухте Командор, посмотреть места, где двести лет тому назад зимовали отважные путешественники во главе с Берингом, име- нем которого и назван наш остров» (9). Владимир Косыгин сообщает, что в 1957 г. на о. Беринга 35 школьников – дети рабочих и служащих села Никольского – совершили четыре увлекательней- ших похода по родному острову (10). Пионеры Тигильской школы с учителями Е. М. Крашенинниковой и М. А. Шабалиным со- бирали в походе материалы о прошлом коренного местного населения, посещали ставные невода, побывали в гостях у рыбаков колхоза «Красный Октябрь» (11). Пионеры и старшеклассники Пымтинской средней школы под руководством директора шко- лы Б. С. Белоусова в 1954 г. тоже путешествовали не зря – они собирали краеведческие материалы, гербарии, купались в горячих ключах Начикинского санатория, посетили Елизовский плодово-ягод- ный питомник (12). Школьники Оссоры и Паланы прошли 22-дневный путь по тундровым тропам, о чем поведал на страницах «Камчатской правды» А. Пасешников: «Двадцать школьников и взрослых: директор Корякского окружного музея Арсений Васильевич Семенов, воспитательница Оссорского детского сада Светлана Юрьевна Морозова, учитель труда корфской средней школы Сергей Александрович Афанасьев и кочегар Сергей Максимович Зинец, – шли в поход по родному краю . Они пе- реправлялись через сложные камчатские реки: “Надо поискать перекат, – сказал Сергей Максимо- вич, – лошадей так не переправишь”. Да, так не переправишь… Искусно подрубленная, медленно ложится поперек речки ветла. Перебравшись на другой берег, кто-либо из взрослых так же искусно сваливает второе дерево, и две ветлы-красавицы, обнявшись кронами, образуют над рекой широкий и надежный мост» (13). По пути юные туристы встречали медведей, иногда их приходилось отстре- ливать. С собою вели навьюченных лошадей, так как унести на себе археологические находки было просто невозможно. Мне как педагогу Камчатского дома детско-юношеского туризма хорошо по- нятно, какая трудная, но очень полезная работа велась моими коллегами в середине прошлого века. Наиболее яркое впечатление произвело на меня описанное Евдокией Лангбурд – матерью известного камчатского туриста, мастера спорта СССР Константина Абрамовича Лангбурда – осу- ществлённое в 1950 г. путешествие на Курильское озеро. Автор подробно рассказала о подготовке и организации этого похода: «Ребята собрались в городском доме пионеров. Начальник отряда Глеб Куликов еще раз поверяет, все ли знают свои обязанности в походе. Лида Слабизион старательно уложила походную библиотечку, мяч, домино, настольный биллиард. Валя Болышева с увлечением рассказывает, как она будет оказывать первую помощь. У нее в рюкзаке походная аптечка, вата, пакеты для перевязок. Старшина отряда Юра Кучеренко уже составил с поварами меню, изучил таблицу расхода продуктов. Вадим Смашов подготовил пробирки и коробки для сбора насекомых. У фотокорреспондентов готовы аппараты, у ботаников – папки для гербария – все с нетерпением ждут сигнала отправиться в этот дальний, многодневный, интересный поход» (14). Поход включал не только пешеходный маршрут, но и переход на шхуне до Озерновского комбината, во время которого путешественники попали в шторм. Во время своего долгого путешест- вия ребята наблюдали работу колхозных рыбаков, были тепло встречены в озерновском пионерском лагере, где «дали концерт пионерской самодеятельности. С большим успехом прошла пьеса Никули- на “Белый ангел”, очень понравились песни “В защиту мира” и “Скажи, сынок”. Эту песенку дуэтом исполняли Валя Болышева и Валя Саламатина» (14). Во время трудного пути до озера им оказывали информационную и физическую помощь многие неравнодушные люди. Так, например, «заведующий участком Илья Петрович Горбатенко подробно рассказал о нашем пути, о горе “Неприятной”, об утесе “Орлиное крыло”, об озере, о лес- ных жителях – камчатских медведях. – Ничего, ребята, идите смелее. За тропой следите внимательно, а медведя не бойтесь. Мед- ведь не тронет вас, – ободрял он путешественников» (14). Интересные встречи происходили у юных путешественников на маршруте. Так, на рыбо- разводной станции ТИНРО их «встретил научный сотрудник станции Филипп Емельянович Лашко. Он познакомил ребят с устройством запора, с порядком просчета рыб, показал мальков в своей лаборатории» (14). В этом походе ребята услышали от сотрудников станции легенду о сердце Алаида. «…Ког- да-то, в очень древние времена, сопка Алаида, самая красивая и высокая из всех сестер, была из- гнана со своего места завистливыми сестрами и ушла далеко в Охотское море. Хлынувшая из-под земли вода залила то место, где прежде стояла изгнанная красавица, но в центре озера осталось ее сердце. Каждый день Алаида посылает к озеру своих вестниц – быстрокрылых чаек посмотреть родные места» (14). Сбор образцов растений для гербария, различных насекомых, живое знакомство с нересто- вой речкой и ее обитателями, с «медвежьим рестораном» и наблюдение за остатками вулканическо- го извержения – это далеко не все впечатления юных туристов в том увлекательном походе. Юные туристы приняли участие в митинге по поводу получения бригадой колхозных рыба- ков переходящего Красного знамени, побывали на консервном заводе, на холодильнике, на рыбной базе, увидели, как добывается и обрабатывается рыба, как из нее готовятся высокосортные консервы и другие рыбные продукты. Не менее содержательное путешествие совершили юные туристы соболевской школы, ко- торые прошли по Камчатке от с. Соболева до Петропавловска-Камчатского в 1962 г. около 500 км за 51 день (12). В 1963 г. школьники из Елизова совершили 50-дневный поход по Камчатке. Об этом сохранились сведения в газете «Ленинское знамя» за 1963 г. Юные туристы вели фотосъемку: «Члены кружка во время этого похода запечатлели ряд пейзажей нашей области, таких как гейзеры, Долину Камчатки» (15). Богатый туристический опыт школьников Мильковского района имеет давние традиции. Так, в газете «Камчатский комсомолец» в 1964 г. была опубликована информация о путешествиях школьников и создании турклуба: «Не однажды учащиеся Мильковской одиннадцатилетней школы добирались до Пущинских горячих ключей, на Шаромский мыс. Учащиеся Лазовской одиннадцати- летней школы покоряли Никольский хребет, доходили до речки Озерной. Но все походы проходили стихийно. Ребята не проходили специальной подготовки. С созданием районного клуба туристов- краеведов все разрозненные группы объединились в туристическую организацию района» (16). Пик развития детско-юношеского туризма на Камчатке пришелся на начало 60-х гг. ХХ в., когда в Петропавловске создали областную детскую экскурсионно-туристскую станцию. В инфор- мации Лидии Павловны Гульковой – тогда методиста станции, а впоследствии её многолетнего директора – рассказывается о работе Всероссийской экспедиции пионеров и школьников. Тысячи школьников из разных районов края вышли тем летом в походы по родному краю: «Интересно и содержательно началась экспедиция у учеников школы № 3 посёлка Ключи Усть-Камчатского райо- на. На общешкольной линейке в торжественной обстановке каждому классу были вручены голубые пакеты с заданиями. Темы были самые различные...» (17). В 1964 г. к работе приступили 300 детско-юношеских экспедиционных отрядов. «Так, на- пример, учащиеся Корякской школы работают над историей происхождения названий населённых пунктов. А паланские – над изучением происхождения малых народностей. Участники ведут альбо- мы, в которых описывают все интересные события жизни отряда» (18). В «Камчатском комсомольце» в 1965 г. было рассказано о путешествиях юных туристов Дома пионеров № 2, руководила которыми Альбина Алисова: «…группа разбита на три подгруп- пы – историки, геологи и краеведы. Кроме походов и тренировок, ребята будут изучать историю Камчатки, полезные ископаемые, вулканы, животный мир полуострова и его водный бассейн» (19). Информацию о походе восьмиклассников петропавловской школы-интерната № 2 на Бан- ные горячие источники дал В. Заярнов: «И вот, распрощавшись со школьным шофером, доставив- шим нас до 89 км Начикинского шоссе, идем на Больше-Банные горячие источники» (20). В те же годы областная детская экскурсионно-туристская станция начала проводить слеты и соревнования. «Два дня романтики» – называлась статья В. Заярнова, опубликованная в «Камчат- ском комсомольце» за 1965 г. В статье рассказывается о втором слёте юных туристов Мильковско- го района: «В Милькове праздник. Высоко над стадионом развевается жёлто-зеленый спортивный флаг. Юные путешественники Милькова, Атласова, Лазо, Щапина, Центрального съехались на свой второй слёт. После первого слёта прошёл год. Теперь в каждой школе работают туристские кружки и секции, созданы краеведческие уголки, в Лазовской школе их даже два» (21). Газетные архивы с 1926 до 1965 г. показывают, что юные туристы уже тогда совершали интересные, сложные технически, познавательно насыщенные походы. Ребята вели серьёзную крае- ведческую работу, вносили свой вклад в познание природы, истории, топонимики, этнической куль- туры Камчатского края. В завершении хочу присоединиться к пожеланию Василия Илларионовича Заярнова – из- вестного камчатского педагога, краеведа и путешественника – взятому из его публикации 1966 г.: «Пусть не кончаются дороги!» 1. П. Н[овограбленов?]. Экскурсия школьников на сельхозферму // Полярная звезда. 1926. 13 июня. 2. Военная прогулка пионеров // Камч. правда. 1932. 3. Волосков В. Что мы видели в изоляторе // Камч. правда. 1933. 21 нояб. 4. Гольцберг М. 100-километровый лыжный переход // Камч. правда. 1941. 5. Щанов В. Что дал нам поход // Камч. правда. 1943. 6. Форштадт Л. Интересное путешествие // Камч. правда. 1952. 3 авг. 7. Светков А. Поход по родному краю // Камч. правда. 1952. 8. Мясников А. Десять дней в походе // Камч. правда. 1954. 12 авг. 9. О путешествиях пионеров по родному краю // Алеутская звезда. 1946. 10. Косыгин В. Хорошо отдохнули // Камч. комсомолец. 1957. 11. В поход, в поход! // Камч. комсомолец. 1957. 12. По родному краю // Камч. правда, 1954. 13. Пасешников А. 22 дня по тундровым тропам // Камч. правда. 1962. 14. Лангбурд Е. Путешествие на Курильское озеро // Заповедная Камчатка в газетной строке. Книга первая. Петропавловск-Камчатский, 2013. 15. Цой В. Фотографы свои // Ленинское знамя. 1963. 17 мая. 16. Викторов В. Самые умелые из Лазо // Камч. комсомолец. 1964. 17. Гулькова Л. Голубые пакеты // Камч. правда. 1969. 18. Чукурова З. Всю Камчатку пешком пройдём!.. // Камч. комсомолец. 1964. 19. Горина Н. Первый маршрут // Камч. комсомолец. 1965. 20. Заярнов В. Пусть не кончаются дороги // Камч. комсомолец. 1965. 21. Заярнов В. Два дня романтики // Камч. комсомолец. 1965.

Зайковская Т. С. Малоизвестные страницы детского и юношеского туризма на Камчатке // «В путь за непознанным...» : материалы XXXIII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2016. - С. 115-120.