Т. В. Воробьёва

Русская Америка в истории Камчатки

К концу первой четверти XVIII в. территория Российской империи протянулась от Балтий- ского моря к побережью Тихого океана. Присоединение и освоение Камчатки выдвигало Россию на новый рубеж. Именно с Камчатки были совершены первые плаванья к Курильским островам, от нее пролегал путь экспедиций Витуса Беринга к Американскому континенту. Пожалуй, наши современники, живущие на полуострове, слишком привыкли ко многим об- стоятельствам истории Камчатки, не осознавая всей значимости полуострова в мировой истории географических и научных открытий, а жители материковой части России знают Камчатку, за ред- ким исключением, как «страну вулканов», не более того. Великое движение русского народа на Восток, подвиги землепроходцев, моряков, исследо- вателей не стали в России популярным наследием прошлого, в отличие от американского движения на «Дикий Запад», повлекшего за собой нескончаемую вереницу вестернов и моду на «ковбойский стиль». Удивительно, американцы гордятся историей, в основе которой было истребление многочи- сленных племен индейцев, а россияне не помнят, как их соотечественники создавали письменность коренных народов. Попробуем, ограничившись скромным объемом статьи, отметить те вехи истории Камчатско- го края, которые связаны с основанием первой российской заокеанской колонии – Русской Америки. Вся предшествующая история исследования Сибири и побережий Северного Ледовитого океана подготовила почву для «прыжка» русских мореходов и землепроходцев через Тихий океан, решения важнейших проблем географического характера: соединяется ли Азия с Америкой и как далеко отстоит побережье Камчатки от материка Северной Америки, каковы очертания обоих мате- риков в северной части Тихого океана. Необходимо было знать и как далеко расположена от русских земель Япония. Открытие морского сообщения с Камчаткой через Охотск и появление достоверных сведений о расположении этого полуострова подготовили возможность исследования еще не по- сещенных европейцами стран и морей в северной части Тихого океана, прилегавших к восточным границам России (8). Проведению этих трудных и сложных работ благоприятствовали общеполитические ус- ловия, сложившиеся после успешного окончания в 1721 г. многолетней Северной войны, которая требовала напряжения всех сил страны. Для выполнения этих задач, а в связи с ними и для изуче- ния побережий Северного Ледовитого океана от Архангельска до Чукотки, Петром I были посланы крупные морские и сухопутные экспедиции, равных которым не было в истории русских геогра- фических открытий и исследований. Они вылились, в конечном счете, в ряд выдающихся научных экспедиций, именуемых ныне Первой и Второй (или Великой Северной) Камчатскими экспедици- ями. Организованные по указу и замыслам Петра I, они были в русле его политических и научных устремлений. Итоги Первой Камчатской экспедиции были оценены не сразу. Между тем, это была первая научная экспедиция в высокие широты Тихого океана. Ее участники собрали сведения о при- роде, населении, флоре и фауне открытых земель. По подсчетам историка А. А. Сопоцко, участники Первой Камчатской экспедиции совершили 154 территориальных и 18 океанографических откры- тий, нанесли на карту 66 географических объектов (12, с. 44). Экспедицией была определена про- тяженность Сибири; было построено первое морское судно на Тихом океане «Святой Гавриил»; подтверждено наличие пролива между материками Азией и Америкой; определено географическое положение полуострова Камчатка. Карта открытий В. Беринга стала известна в Западной Европе и сразу вошла в новейшие географические атласы. После экспедиции В. Беринга очертания Чукот- ского полуострова, а также всего побережья от Чукотки до Камчатки приобретают на картах вид, близкий к их современным изображениям. По ее завершении, помимо предложения об организа- ции второй экспедиции, Витус Беринг составляет удивительный документ «О мерах по устройству Охотского края и Камчатки, о проведывании пути к Америке и Японии и для учреждения с оными странами торговли», в котором проявляет себя человеком государственного масштаба мышления, составившим, говоря современным языком, бизнес-план развития имперских окраин. Помимо ре- комендаций по управлению, сбору ясака, строительству кораблей, торговли, разведению скота, вин- ным продажам и «проведывания пути к японскому народу», Беринг высказывает заботу о коренных жителях, «имеющих обыкновение самих себя давить» (10, с. 92–95). Именно благодаря предложе- нию В. Беринга («Того ради надлежит приказать накрепко, чтоб болезнующих из домов не выбра- сывать и самим себя не умервщлять»), из Москвы был прислан указ: «Чтоб Россиянам не допускать камчадалов до самовольной смерти» (5, с. 106 ). В проекте капитан-командор предусматривал мно- гие мероприятия по устройству Охотско-Камчатского края и Чукотки и выдвигал требование о со- здании сильного военного и торгового тихоокеанского флота, предполагал обустройство в Охотске порта, что и было сделано в 1731 году (4, с. 22). Вторая Камчатская экспедиция не случайно была названа Великой Северной. Но и название «Камчатская» было неслучайным. Дорога к новым землям проходила через полуостров, благодаря ей Петропавловская гавань становится точкой опоры для всего последующего движения. Невоз- можно переоценить роль экспедиции в мировых географических открытиях, этнографии, биологии, лингвистике и многих прочих науках. Особую роль сыграл в ней Академический отряд. Возглавил его действительный член Академии наук профессор Герхард Фридрих Миллер, направлявшийся в Сибирь в качестве историографа экспедиции. В работе отряда приняли участие профессор химии и натуральной истории Иоганн Георг Гмелин, профессор астрономии Людвиг Делиль Делакроер, адъюнкт Иоганн Эгергард Фишер, адъюнкт натуральной истории Петербургской академии наук Георг Вильгельм Стеллер, студенты Степан Крашенинников, Василий Третьяков, Илья Яхонтов, Алексей Горланов и др. Несмотря на трагическую судьбу экипажа «Святого Петра» и смерть Витуса Беринга важнейшим итогом экспедиции стало открытие северо-западной части Америки. По совету Витуса Беринга Алексей Чириков пожертвовал Петропавловской гавани, на устроение там православного храма, походную церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, которая была на его корабле. Об этом упоминает протоиерей Прокопий Громов, составитель истории Церкви на Камчатке (7). От Охотска, к Камчатке и дальше, к американским берегам отправлялись российские мис- сионеры. Удивительным и великим оказалось культурное наследие, оставленное ими в Тихооке- анском регионе и на Аляске. Внимательное отношение священнослужителей к дохристианскому сознанию алеутов увенчалось успехом Аляскинской миссии (3). Вовсе не случайно монах Герман, представитель первой миссии на Аляске, остававшийся там до своей смерти в 1837 г., стал первым православным святым в западном полушарии. Нельзя не отметить жизнь и достижения епископа Камчатского, Курильского и Алеутского Иннокентия (Вениаминова), канонизированного святого Аляски, открывшего семинарию для креолов и коренных жителей, создавшего программу обуче- ния, включавшую историю, литературу, математику и богослужение. Побочным эффектом мисси- онерства стало создание независимой формы аборигенной идентичности. Именно внутри местной православной традиции сохранились многие национальные традиции и религиозный быт селений. Часть этого наследия – алфавит, созданный миссионером Иваном Вениаминовым, ставший основой современной литературы этно-лингвистических групп Южной части Аляски. Также он создал але- утский словарь и перевел Библию (2). Благодаря ему первые школы, библиотеки, больницы в Рус- ской Америке создавались не только для русских, но и для коренного населения Русской Америки – алеутов, тлинкитов, креолов (6, с. 23). Наиболее очевидным наследием российского колониального периода является современная Аляска с более чем 90 приходами Русской Православной церкви и более 20 000 прихожан – мужчин, женщин, детей, в основном представителей коренного населения. Через Камчатку шли к берегам Америки российские корабли, получившие уникальный опыт кругосветных путешествий, сопровождавшихся географическими открытиями, этнографи- ческими исследованиями. Судно первой кругосветной экспедиции «Надежда» под командованием И. Ф. Крузенштерна с 14 июля по 30 августа 1804 г. находилось в Авачинской губе. Здесь же завер- шился конфликт Н. П. Резанова и И. Ф. Крузенштерна – непростая история борьбы двух незауряд- ных личностей и характеров (11, с. 377–387). В составе этой экспедиции был и Георг Лангсдорф, принявший участие в двух правительственных комитетах, занимавшихся реформированием Кам- чатки в 1810–1811 гг. В результате его деятельности 9 апреля 1812 г. императором было утверждено новое «Положение» о полуострове, и город Петропавловск стал столицей Камчатки (там же). С на- туралистом Г. Лангсдорфом объехал всю Камчатку Кирилл Хлебников. Зимой 1805 г. он отморозил руки и ноги, переезжая через Корякский хребет. Кирилл Тимофеевич не только организовывал тор- говлю с местным народом, но и становился вдумчивым, наблюдательным исследователем. Он был постоянным гостем камчадальских юрт и корякских жилищ, изучал жизнь и нравы этих племен. На Камчатке состоялось «рождение» Хлебникова как писателя. Его «Письма о Камчатке» были пробой пера, а историю камчатских приключений он изложил значительно позже, опубликовав в 1836 г. «Взгляд на полвека моей жизни» (9). В марте 2016 г. неопубликованные страницы дневника К. Хлеб- никова были переданы в дар Камчатскому краевому объединенному музею канадским профессором, историком и географом Йоркского университета в Торонто (Канада) Джеймсом Р. Гибсоном. Покидая Камчатку, российские моряки продолжали изучение побережья Аляски, Алеутских островов и других пространств Северной Пацифики, включая российский Дальний Восток, Саха- лин и Курильские острова. Даже по самым скромным подсчетам, в XIX в. (вплоть до 1867 г.) было совершено более 70 кругосветных путешествий, давших богатейший научный материал (1). В этой статье мы лишь отметили наиболее яркие моменты в движении Петербург – Камчат- ка – Русская Америка. Но тема роли Камчатки на пути к американским берегам заслуживает гораздо более пристального внимания исследователей. 1. Bolkhovitinov, Nikolai N. Some Results of the Study of the Maritime Colonization of Russian America and the Continental Colonization of Siberia. http://www.loc.gov/rr/european/mofc/bolkhov.html 2. Nordlander, David. Innokentii Veniaminov and the Expansion of Orthodoxy in Russian America. Pacific Historical Review 64, No. 1 (1995). Р. 19–35. 3. Pierce Richard, The Russian Orthodox Religious Mission in America, 1794–1837 Kingston, ON: The Limestone Press, 1978. 4. Алексеев А. И. Судьба Русской Америки. Магадан : Кн. изд-во, 1975. С. 22. 5. Берг Л. С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга (1725–1742). Ленинград : Изд. Главсевморпу- ти. 1935. C. 106. 6. Болховитинов Н. Н. К 200-летию Российско-американской компании (некоторые итоги исследо- ваний). // Русская Америка 1799–1867 / Отв. ред. акад. Н. Н. Болховитинов. Материалы международной кон- ференции «К 200-летию образования Российско-американской компании 1799–1999». Москва, 6–10 сентября 1999 г. М., 1999. С. 23. 7. Громов П., протоиерей. Историко-статистическое описание Камчатских церквей // Труды Киевской духовной академии. Киев, 1861. Т. 1. С. 49. Режим доступа: URL: http://www.knigakamchatka.ru/knigi-po-istoriipredpriyatiy- gorodov-poselkov/knigi-po-istorii-predpriyatiy-organizatsciy-sluzhb/gromov-kamchatka-cerkvi.html (Дата обращения 04.04.2016) 8. Дивин В. А. Великий русский мореплаватель А. И. Чириков. М. : Географгиз, 1953. 278 с. 9. Елтышева Л. Ю. Кирилл Хлебников – летописец Русской Америки. Режим доступа: http://www. kungurmuseum@permonline.ru (Дата обращения 04.04.2016) 10. Камчатские экспедиции. Витус Беринг. М. : Эксмо, 2012. С. 92–95. 11. Комиссаров Б. Н. Г. И. Лангсдорф и Русская Америка. Русское открытие Америки: Сборник статей, посвященный 70-летию академика Николая Николаевича Болховитинова. М. : Российская политическая энци- клопедия (РОССПЭН), 2002, С. 377–387. 12. Шопотов К. А. Великий русский мореплаватель Алексей Чириков. СПб. : ГеоГраф, 2005. С. 44.

Воробьёва Т. В. Русская Америка в истории Камчатки // «В путь за непознанным...» : материалы XXXIII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2016. - С. 49-52.