Поклонные кресты на курилах. 300 лет похода И. Козыревского

И. В. Витер, Е. М. Верещага

События 2011 года

14-я Камчатско-Курильская экспедиция (29 июля - 12 августа) проходила в рамках проекта Партии "Единая Россия" - "Историческая память" и была посвящена, как и предыдущая, 300-летию начала освоения Курильской гряды. Основная цель - установка православных поклонных крестов на островах северной и центральной части Курильской гряды. Идея, возникшая у членов экспедиции в 2010 г., была поддержана Региональным отделением Партии "Единая Россия" при личном активном участии председателя Законодательного собрания Камчатского края Б. А. Невзорова. Именно он предложил свою помощь в изготовлении крестов и памятных табличек. Летом 2011 г. кресты, так же, как и памятные таблички с надписями "Земля Российская. 300 лет начала освоения Курильской гряды", были изготовлены на средства Камчатского регионального отделения Партии "Единая Россия". Камчатское предприятие "Русская ковка" изготовило металлические кресты двух видов - 4 креста по 600 кг и 8 крестов по 150 кг, там же были сделаны конструкции для установки крестов. Памятные таблички для крестов были отлиты во Владивостоке.

Уже с самого первого этапа осуществления планов экспедиции в выполнении задуманного множество людей оказывали нам посильную помощь. Огромное им спасибо!

События далекого XVIII в.

Сибирский приказ, отправляя Владимира Атласова на Камчатку в 1701 г., предписывал "домогатца ему всякими мерами <…> учинить с Японским государством торги немалые…". Одновременно Якутской воеводской канцелярии дано было указание направлять на Камчатку "охочих людей" с тем, чтобы они проведали торговый путь в Японию через Курильские острова. "Камчадальской земли нос и Морские острова и всяких народов проведывать <…> А наипаче как мочно проведывать и всякими мерами домогаться про Апонское государство, и какими пути проезд к ним бывает… и будут ли они с российскими людьми дружбу иметь и торги водить, как и у китайцов, и что им из Сибири годно и о протчем подлинно осведомиться" (1, с. 96, 112).

Из челобитной служилых людей Анциферова, Козыревского и других Петру I от 26 сентября 1711 г.: "А в нынешнем, государь, в 711 году, мы, раби твои, с Большой реки, августа с 1 числа, в ту Курильскую землю край Камчадальского Носу ходили… и с того Носу мы… в мелких судах и байдаром за переливами на море на островах были, и до той земли доходили, где велено нам… проведать и дать той земле особой чертеж. И будучи мы… за первым переливом на первом острову… А на том их острову соболей и лисиц не живет и бобрового промыслу и привалу не бывает, и промышляют они нерпу, а одежду на себе имеют от нерпичьих кож и от птичьяго перья. А за другим переливом, на другом острову… живут иноземцы езовитяне, и собралось их многое число, а бою с нами они не дали, а чрез толмач под твою царскую высокосамодержавную руку ласкою и приветом призывали… И они, иноземцы, нам, рабам твоим, сказали, что де мы здесь живучи ясаку платить никому не знаем, и прежде де сего с нас ясаку никто не бирывал, соболей и лисиц не промышляем…" (2, с. 33).

С этого похода начинается освоение русскими островов Курильской гряды. В 1713 г. как результат этого похода появляется чертеж, который лег в основу составленной С. У. Ремезовым наиболее ранней из известных карт Камчатки и Курильских островов.

На "Чертеже Камчадальского Носу и морским островам" 1726 г. мы видим множество текстовых пояснений как на полуострове, так и вдоль восточных и западных берегов. И один текст гласит: "А с прошлого 711 году и в 712 и в 713 годах ходил в Камчадальский Нос со служилыми людьми и с верными ясашными камчадалы землею и морем, и ясак в казну вновь збирал, где прежде русские люди не бывали, и на ближних островах был" (6, с. 418).

С походов 1711-1713 гг. были привезены сведения о том, что дальше лежит гряда населенных островов, а далее Курильской гряды - о. Матмай (Хоккайдо. - Авт.), а за ним большой о. Нифон, на котором "государство Езо (Иезо), многолюдное и богатое золотом и серебром". И далее: "...Матмайский остров. Караул крепкий. На сем концу стоит Матмай город по край проливы... с Нифона острова ссылают в Матмай город в ссылку. Иноземцы их званием Езо, с Матмайского и с других островов приходят в Матмай город с рыбою и с китовым жиром и кожами звериными. И мы де Нифонцы, далее Матмая в сиверную сторону на иные острова не ходим" (6, с. 454).

Козыревский первым попытался ввести нумерацию островов, но начал нумерацию с острова Шумшу, а не с Алаида. Остров Кунашир он считал четырнадцатым островом, Матмай - пятнадцатым, а за ним на небольшом расстоянии находится сама Нипон (Япония).

В 1763 г. М. В. Ломоносов закончил свой труд под названием "Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию". В нем он уделил немалое внимание Тихому океану, первым указал на важное стратегическое значение Курильских островов для обеспечения безопасности русских дальневосточных владений, предупреждая, что со временем русским дальневосточным владениям будут угрожать враждебно относящиеся к России морские державы, и призывая власти России не бездействовать на Тихом океане.

Ломоносов указывал: "...на Камчатке или около устьев реки Уды, или на островах Курильских… можно завесть поселения, хороший флот с немалым количеством военных людей, россиян и сибирских подданных языческих народов, против коей силы не могут прочие европейские державы поставить войска ни севером, ни югом" (5, с. 104). К концу XVIII в. встал вопрос о закреплении вновь открытых земель на Востоке за Российским государством. Из наставления Адмиралтейств-коллегии начальнику первой кругосветной экспедиции капитану 1-го ранга Г. И. Муловскому о ее задачах (1787 г.): "Обойти плаванием и описать все малые и большие Курильские острова от Японии до Камчатской Лопатки, положить их наивернее на карту и от Матмая до той Лопатки все причислить формально ко владению Российскаго государства, поставя или укрепя гербы и зарыв медали в пристойных местах с надписью на российском и латинском языках, означающею ево путешествие или приобретение, во всем… На всех землях и островах, которыя вами будут открыты впервыя, населенных или ненаселенных, которыя еще никакой европейской державе не покорены, в знак владычества России во всех местах, ей принадлежащих и вами самими вновь приобретенных, дается вам полная власть, где, смотря по обстоятельствам, вам заблагоразсудится… во-первых, всемогущему богу о испрошении его помощи и благословения молебственнаго служения торжественно поднять российской флаг по всей урядности и при том вышеупомянутые гербы, смотря по обстоятельствам, хотя в некотором отстоянии от берега, укрепить на возвышенном месте подле поставленнаго в землю креста либо столба с высеченною надписью и, сверх того, положив в каменной высмоленной сосуд по одной серебряной и медной медали, также вложив в крепкую засмоленную бутылку надпись на российском и латинском языках, означающую ваше путешествие, зарыть все в землю, либо гербы сии укрепив на больших столбах, которыя врыть в землю или по утесам, выдолбив гнездо, вставить оные с крепкою подмазою" (7, с. 238-239).

Именно следуя этой традиции, подобными знаками решили увековечить трехсотлетнюю дату посещения Курильских островов русскими землепроходцами. В экспедиции присутствовал и представитель Русской Православной Церкви о. Софроний, который совершал торжественное "молебственное служение" на каждом острове, где устанавливался православный поклонный крест.

Об островах Курильской гряды содержатся сведения в отписках, челобитных, донесениях служилых и промышленников, мореплавателей и натуралистов. Сведения эти разнообразны - о географическом положении островов, удобных стоянках и бухтах, населении, их занятиях, особых достопримечательностях - вулканах, горячих источниках, о зверях и птицах, в первую очередь промысловых, и т. д.

Вот некоторые сведения XVIII-XIX вв. об островах, на которых в августе 2011 г. были установлены поклонные православные кресты.

Сюмусю (Шумшу). Японский историк Тории Рюзоо, посетив в конце XIX в. все Курильские острова, опубликовал значение названий островов Курильской гряды, которые он получил от местных жителей. Остров Шумшу "в древности называли Кусян котан, т. е. место первоначального появления человека (4, с. 63).

В 1749 г. на о. Шумшу с Камчатки был послан отставной казак Шергин, бывший в прошлом сборщиком ясака на Курилах, с заданием в одном из айнских селений создать начальную школу. В 1756 г. купеческий приказчик Семен Лом построил па Шумшу часовню. Туда-то была переведена школа, где она просуществовала до 1785 г. В течение длительного времени в этой школе в качестве учителей трудились айны, которые сами получили образование в этой школе. "Первым таким учителем-курильцем стал в 1762 г. Притчин" (5, с. 90).

Сибирский дворянин Иван Антипин, которому 8 июня 1775 г. комендант Камчатки Магнус фон Бем лично вручил подробнейшую инструкцию, состоящую из 31 параграфа, дает такое описание: "1-й называется Соумшу, на коем жительство имеют курильцы и около онаго морских нерп и земных лисиц немало, а лес кедровник, ольховник, тальник и ребинник мелкой, речки рыбныя имеются, тож ягод. Шикши и брусницы времянно бывает довольно" (там же, с. 128).

"В 1840 г. стараниями отца Иакова часовня на о. Шумшу в прошедшем году (1840 г. - Авт.) уже сооружена и освящена к величайшей радости курильцев" (7, с. 38). В XIX в. характеристику острова оставил в своих записках английский капитан Сноу: "Последний остров Курильской гряды (Сноу вел нумерацию с южных островов гряды. - Авт.) около 14 миль по меридиану и 11 ширины по параллели в самой широкой части. Так как на нем нет гор, он непохож на другие острова гряды. В северо-западной части, около мили внутрь от берега, значительных размеров мелкое озеро, из которого впадает в море ручей. На берегу этого ручья, среди песчаных холмов, покинутая деревня из 20 или 30 жилищ… около 3 миль к юго-западу, в заливе Майруппо, во Втором проливе, другое старинное поселение" (3, с. 99).

Остров Шумшу - плацдарм последних, с 18 по 23 августа 1945 г., боев Второй мировой войны. В результате Курильской десантной операции Курильские острова стали территорией Советского Союза.

Остров Парамушир. "Парамусири называют Поро-мосири, т. е. большой остров. Существовало имя, обозначающее место, прокармливающее много людей" (4, с. 61). Описание И. Антипина: "2-й остров Поромушир, на коем живут курильцы промысел имеют морских нерп и земных лисиц, бобров не имеется, речки рыбны, лес выше писанной же, ягоды шикша и брусницы родится же" (5, с. 128).

"Парамушир один из самых больших островов Гряды. Площадь его 562 кв. мили. Юго-восточный угол острова низмен и кончается мысом графа Васильева... Медведи, лисицы и небольшие грызуны - вот земноводные животные этого острова. Медведи те же, что и в Камчатке. Их очень много. Здесь находили куропатку, хотя других береговых птиц немного" (3, с. 95).

Остров Атласова. "Алаид (о. Атласова. - Авт.), название Араидо дали русские, местные цисимские айны назвали его Оякобакка или Цяця котан. Первое может иметь отношение к названию Камчатка (Оютару), второе - т. к. Алаид высоко возвышается среди моря, подобно Фудзи, то его и назвали старый. Предание "туземцев": "В глубокой древности острова в этом месте не было, но он перелетел сюда с Камчатки. Раньше Алаид стоял на полуострове, выдаваясь среди всех пиков, вследствие чего со стороны последних он всегда служил предметом зависти. Поэтому, опасаясь за свое будущее, он перелетел в свое настоящее место. Место, откуда он улетел, стало сейчас озером, и это именно Курильское озеро наших дней" (4, с. 61). "Самый северный остров Курил. Это самый высокий остров всей гряды, его пик 7 640 ф. высоты. На стороне стекал поток лавы, образовав низменный мыс. Сноу отмечает, что на северной стороне юго-восточного мыса существует несколько старинных айнских хижин, "которыми эти туземцы пользовались во время их периодических охотничьих прогулок на остров за сивучами" (3, с. 96-97).

Онекотан. "Иначе Оннэ котан, что значит престарелый годами остров. В древности его называли Нуса мосири, что значит: остров, на котором поставлена нуса (кусок шелка или бумаги, помещенный перед божеством в алтаре)" (4, с. 61-63).

Иван Антипин, описывая 5-й остров, Онекотан, отмечал, что на нем временно "жительствуют со Второго острова курильцы, промысел имеют бобров, нерп и лисиц, а лес на оном ольховник, кедровник и ребинник, а речек рыбных не имеется" (5, с. 128). Описание XIX в.: "У Онекотана два господствующих над всею гористой частью острова пика. Около середины океанского побережья - остатки старинной деревни... Вокруг острова значительное число зарослей капусты. Нерпы здесь обычны; морские бобры и сивучи встречаются, но лежбищ их нет" (3, с. 92).

Экарума (Экарма). Объяснения названия этого острова в литературе не встречается. "Так остров назывался с древнейших времен" (4, с. 61-63). По документам XVIII в., по описаниям более позднего времени на Экарме жителей не встречали, "морских бобров и нерп бывает мало" (5, с. 128). "На западной стороне острова вулканический пик в 4 150 ф. в. ...Вулкан не в действии, но у его подошвы с северной стороны есть горячие ключи. Берега большей частью окаймлены обрывистыми утесами" (3, с. 89).

Шиашкотан. "Сяси котан (Шиашкотан. - Авт.) или Тууки мосири, что означает сосуд для сакэ. В старину сюда было прибито волнами одно японское судно, на борту которого было много сакэ (4, с. 61-63)". По словам Антипина, "...7-й Шияшкотан, на коем жительство имеют курильцы и промышляют бобров, нерп и лисиц, а лес на оном кедровник, ольховник и ребинник, речек рыбных не имеется" (5, с. 128).

"...13 миль длины... Воду можно достать в двух, трех небольших ключах, которые текут с высоты утесов в залив Отоме. По берегам много выкидного леса... У каждого конца этого острова нагромождены горы... Остров, за исключением самых высоких частей, покрыт муравой и мхом. Морских птиц хотя и много, но не столь, как на других островах. Сивучьих лежбищ нет. Нерп очень много. Несколько лет назад здесь водились во множестве морские бобры. Теперь их нет и они или перебиты, или ушли" (3, с. 88-89)

Райкокэ. "Голый остров, совершенно без растительности. На языке цисимских айно - место, где водятся морские выдры" (4, с. 61-63). Антипин писал: "11-й Ракъкопе, на коем живущих народов, также лесов, лисиц не имеется. А на оном плодится морских сиучей и разных родов птиц довольно. А по известному в 1778-м году, что горел со оторвавшими великим шумом каменьями, от чего погибла байдара, на которой был для збору ясаку казачей сотник Черный" (5, с. 129).

"На острове нет ни дерева, ни воды, а в низменных местах чрезвычайно скудная растительность... Сивучей бесчисленное множество... В 1883 г. на лежбище (на западной стороне) было не менее 15 000 котов" (3, с. 87).

Матуа. Название острова в имеющихся документах и литературе не объясняется. В некоторых публикациях появилось объяснение названия острова, как "множество ручьев". Не совсем понятно, на чем основано это утверждение, тем более, что на острове ручьев практически нет, это отмечалось всеми промышленниками, бывшими на нем. "Айно называют его Матова. Еще небольшой остров - Мацукуваси (Топорковый") (4, с. 61-63). "В 1756-1757 гг. на острове Матуа вынужден был зазимовать опытный промысловик шкипер Юрлов. Здесь он смог добыть множество каланов, что ему принесло большой доход. Это побудило торговых и промышленных людей обратиться к властям с просьбами разрешить им начать на Курилах промысел пушного зверя, такой же, какой тогда успешно развивался и на Алеутских островах. Эти прошения нашли поддержку у нового сибирского губернатора Ф. И. Сой-монова, достаточно хорошо знавшего положение дел на Тихом океане" (5, с. 98). Антипин в своем отчете писал об острове: "...живущих народов не бывает… Лес кедровник, ольховник и ребинник имеются" (там же, с. 129). Но в XIX в. Сноу отмечает, что на острове в заливе Айну "есть старая айнская деревня, состоящая из двух десятков или более жилищ" (3, с. 86).

Расюа (Расшуа). Название острова никак не объясняется. Здесь нет хорошей якорной стоянки. Антипин дает такую характеристику: "13-й Рашауа, живущих народов не имеется. Лес на коем родится березняк, ольховник и кедровник. Звери лисицы, морские бобры и нерпы по малу имеются, также сараны и кореньев довольно" (5, с. 129).

"Берега везде отвесны; вокруг их много камней, особенно у северного и южного конца, но все они приглубы" (3, с. 85).

Усиосир (Ушишир). Ушишир - группа из двух островов (Янкичи и Рыпонкичи. - Авт.). "В древности этого острова не было. Но его сделал бог грома Каннан камуи, заставивши его упасть с неба, поэтому его иногда называют Камуи кару мосири - остров, сделанный богом" (4, с. 62). Антипин считает его четырнадцатым островом: "Ушишир, на коем живущих народов не имеется, а морских бобров и нерп мало, только плодятся разных родов морские птицы, которых и бывает до самой поздней осени множество, также и кореньев и сараны довольно; Южный Ушишир (Янкичи) больше и достигает 1 360 фут. Это вулканический кратер, который провалился с южной стороны, дав простор морю. Ручьев здесь нет, хотя небольшое количество воды постоянно сочится у подошвы горы в вершине западного залива. Ни строевого, ни хворостинника здесь нет, но острова покрыты зеленью. Береговых животных здесь нет, зато эти острова посещаются мириадами морских птиц, которые выбирают их для размножения" (3, с. 83).

Кэтои (Кетой). Название также никак не переводится. ""Так его называют с древнейших времен", - записал Рюузоо со слов цисимских айну" (4, с. 61-63). Антипин в своих заметках пишет: "15-й остров - Кетой, на коем живущих народов не имеется, а лес на оном березник, камышник также и протчия, а звери бобры и нерпы имеются, а речек рыбных нет" (5, с. 129).

Симушир. В сентябре 1769 г. Черный представил в Большерецкую канцелярию журнал своего плавания до 19-го острова. Инструкция, данная Черному, была выполнена, и в журнале мы находим подробное описание всех посещенных островов. "16-й остров Симусыр в длину до 130 верст... На нем 4 сопки... Озер и речек, кроме малых источин, не имеется; коренье, травы, сланец, березник и камыш, как и на прочих островах, из зверей лисицы бурыя, сиводущатыя и красныя, весьма недобротныя, есть морские бобры, сивучи и нерпы, только мало..." (7, с. 132-140).

Капитан Сноу отметил: "...на NO стороне острова залив Бротона - гавань, имеющая форму полумесяца остатки деревни, которая когда-то считалась одним из главных поселений Северных Курил, на восточном берегу гавани. Вокруг залива несколько небольших деревьев и хворостинник. В других местах острова насчет растительности плохо; во многих местах, особенно на юго-западных, совершенно голо. <…> Это масса гор со многими вулканическими пиками, но нет ни одного стоящего одиноко, ручьи слишком невелики и воды достать трудно" (3, с. 11, 82).

"Камень Авось (cкала Авось. - Авт.) беловатый, обрывистый голый камень около 200 ф. Высокой, грубой пирамидальной формы... Издали он кажется судном под всеми парусами. В окружности одного кабельтова от высокого камня есть еще четыре других, более малых... Сивучи вылезают на эти камни, но не размножаются здесь. Кайр, морских чаек и бакланов много" (там же, с. 93). Экспедиция предполагала поставить на скалу крест, но при ближайшем рассмотрении и обследовании стало понятно, что это невозможно - отвесные скалы, круто уходящие в море, хотя и заселенные сивучами, но неприступные для высадки.

Сравнивая исторические описания с современным состоянием островов, приходится отметить, что населенные пункты полностью исчезли, изменился животный и растительный мир. Но "следует принять во внимание, что на островах много других богатств (кроме морских котиков, каланов. - Авт.), которые еще не открыты, но которые, если будут надлежащим образом разрабатываться, принесут большие доходы" (там же, с. 113). Может быть, через 100 с лишним лет стоит прислушаться к словам английского капитана Сноу?!

Результаты экспедиции: 1. Установлены и освящены 11 трехметровых крестов: 10 металлических (2 из них весом 600 кг, 8 - весом 150 кг), 1 деревянный на островах: 31 июля о. Шумшу (район пограничной заставы, побережье - место высадки Курильского десанта в августе 1945 г.); 1 августа о. Атласова (N 50° 49'58,8'', E 155°39'54,1'', высота 16 м); 3 августа о. Парамушир, м. Графа Васильева (N 50°00'11,4'', E 155°23' 18,8'', высота 18 м); 4 августа о. Онекотан, в районе м. Лисьего б. Муссель (N 49°23'22,3'', E 154°49'21,4'', высота 25 м); 5 августа о. Экарма (N 48°57'31,9'', E 153°58'46,6'', высота 20 м); о. Шиашкотан, б. Закатная (N 48°46'812'', E 154°02'590'', высота 47 фут.); 7 августа о. Райкоке (N 48°18'02,1'' E 153°15'17,7'', высота 16 м); 8 августа о. Расшуа (N 47°43'09,6'', E 152°58'19,8'', высота 10 м); о. Янкичи (о-ва Ушишир) (N 47°01'40'', E 152°48'820'', высота 15,6 м); 9 августа о. Кетой (N 47°18'322'' E 152°26'340'', высота 29 фут.); о. Симушир, б. Броутона (N 47°08'32,5'', E 152°15'45,5'', высота 16 м). 10 августа освящен крест на о. Матуа, воздвигнутый 13-й Камчатско-Курильской экспедицией в июне 2011 г. на берегу бух. Двойной.

Тексты на 10 крестах гласят: "Земля Российская. 300 лет начала освоения Курильской гряды. 1711-2011", "Крест воздвигнут на средства регионального отделения Партии "Единая Россия" при участии 14-й Камчатско-Курильской экспедиции и Петропавловской и Камчатской епархии".

Текст на кресте о. Симушир: "Сей крест воздвигнут 9 августа 2011 г. стараниями экипажа ПСКР "Магаданец" и 14-й Камчатско-Курильской экспедицией в память 300-летия освоения Курильской гряды (1711-2011).

Совместно с ПСКР II ранга "Магаданец" было пройдено 799 морских миль (1470 км). Весь экипаж активно участвовал в установке всех поклонных крестов. Миссия 14-й экспедиции была полностью выполнена только благодаря доброй помощи: СВПУ БО ФСБ РФ, КРО Партии "Единая Россия", ООО "Русская ковка", ПСКР "Магаданец" (командир Алексей Николаевич Тимохин), начальника маяка на м. Графа Васильева (о. Парамушир) А. А. Гатченко, старшего механика маяка А. В. Шарапова, военнослужащих пограничного отделения о. Шумшу. Состав 14-й Камчатско-Курильской экспедиции: Евгений Михайлович Верещага (руководитель экспедиции), Ирина Васильевна Витер (научный руководитель); Роман Артурович Имангулов (постоянный участник экспедиций, технический специалист); Денис Борисович Семенов (водолаз, водитель лодки - транспорта, на котором перевозились кресты и составляющие для их установки). Благодаря умению Дениса Борисовича и Романа Артуровича высадка на все острова проходила без происшествий; Любомир Васильевич Медведков (о. Софроний); Анатолий Алексеевич Ковтуновский (сварщик ООО "Русская ковка"); Дмитрий Александрович Санников (оператор ГТРК); Дмитрий Александрович Ким и Михаил Викторович Фирсов - два молодых человека, направленных "Молодой гвардией" для участия в экспедиции.

Память о первопроходцах, 300 лет назад отправившихся с Камчатки на освоение "неведомых земель", увековечена на островах северной и центральной части Курильской гряды их благодарными потомками в 2011 г.

1. Ефимов А. В. Из истории русских экспедиций на Тихом океане. М. : ВИМВС СССР, 1948. 340 с.
2. Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке в XVIII в. Л. : Изд-во института народов Севера ЦИК СССР, 1935. 212 с.
3. Курильская гряда. Заметки члена Королевского географического общества Капитана Сноу / перевел с английского издания 1897 г. Флота Капитан I ранга А. Новаковский. Владивосток : Типография Н. В. Ремезова, 1902. 120 с.
4. Позднеев Дмитрий. Материалы по истории Северной Японии и ее отношений к материку Азии и России. Т. 1. Данные географические и этнографические. Иокохама : Типография Ж. Глюк. Ямасита. № 84. 1909. 532 с.
5. Полевой Б. П. Первооткрыватели Курильских островов. Южно-Сахалинск : Дальневост. кн. изд-во, сахалин. отд-е, 1982. 208 с.
6. Русская тихоокеанская эпопея: сб. док. Хабаровск : Кн. изд-во, 1979. 608 с.
7. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.: сб. док. М. : Наука ; Главная редакция восточной литературы, 1989. 400 с.
8. Российско-американская компания и изучение Тихоокеанского севера, 1841-1867 : сб. док. / сост. Т. С. Федорова, А. Ю. Петров, А. В. Гринев; отв. ред. А. Ю. Петров; Отд-ние ист.-филол. наук РАН; РГА ВМФ. М. : Наука, 2010. 38 с.

Витер И. В. Поклонные кресты на курилах. 300 лет похода И. Козыревского / И. В. Витер, Е. М. Верещага // Пятые Международные исторические и Свято-Иннокентьевские чтения "К 270-летию выхода России к берегам Америки и начала освоения Тихого океана (1741-2011)" : материалы : 19-20 окт. 2011 г. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 8-13. - Библиогр. : с. 12-13.