Вертолет с «мигалкой» : Адыгейский премьер и глава УВД Камчатки не усвоили «уроки» Алтая и Иркутска

И. Гальперин

На Алтае в январе этого года во время охоты с вертолета погиб представитель президента в Госдуме Александр Косопкин. Под Иркутском в мае такая же участь постигла свеженазначенного губернатора Игоря Есиповского. После этого ко всем рейсам вертолетов, поднимающих в воздух госчиновников, внимание самое пристальное. Публика сочувствовала семьям погиб­ших, но интересовалась: куда летают чинов­ники за деньги налогоплательщиков?

В редакцию по очередному «летному делу» обратилась представительница Камчатки. Когда речь заходит о деньгах, удобнее начать с цифр. По данным Аэронавигации (ФГУП «Госкорпорация по ОрВД») четыре вертоле­та, приписанных к Управлению внутренних дел по Камчатскому краю, с 1 ноября 2007 года по 30 ноября 2008 года были в воздухе 1335 часов 56 минут. Что ж, можно понять, ведь в этих краях до многих населенных пунктов «только самолетом можно долететь». Или вертолетом, о чем в песне не поется.

Странно другое: по данным авиационного отряда специального назначения и представ­ленным полетным листам, налет всех воз­душных судов УВД по Камчатскому краю за вышеуказанный период составил только 485 часов 02 минуты. Не подтверждены документально - полетными листами, план-заданиями, распоряжениями и другими обязательными документами - 200 вылетов на 850 часов 54 минуты. То есть почти две трети рейсов.

Нет, к примеру, документального подтверждения вылетов начальника краевого УВД генерал-майора милиции В.А.Лукина и его заместителя полковника 3.3. Гаврилюка, но на вертолетах они летали, о чем свидетельствуют их фотографии в салонах воздушных судов. Хотя подчиненный им командир авиационного подразделения должен был получать указания на полет заблаговременно и в письменном виде. Без оформления улетучились почти пятьдесят миллионов рублей: только на выплату денежного довольствия экипажам и на содержание воздушных судов по этим неучтенным часам из федерального бюджета ушло 10,5 миллиона, а с учетом стоимости топлива - 49,3 миллиона рублей.

Среди четырех воздушных судов, которые подавались в это время милиционерам, один вертолет - Ми-8Т за №28968 - использовался без должного учета особенно актив­но, на него пришлось 523 часа 04 минуты. Однако принадлежал он не подразделению УВД, а эксплуатировался по договору с ООО «Авиакомпания «Ксудач». Как написано в документах, находился в безвозмездном пользовании. То есть использовался даром. Ничего удивительного: начальство УВД могло приказать учредителю и генерально­му директору ООО «Авиакомпания «Ксудач» С.П.Кальницкому «и в службу, и в дружбу». Правда, к описываемому времени он уже вышел из состава учредителей авиакомпании, но оставался майором милиции и командиром авиаотряда спецназначения УВД. На эту должность он был назначен в ноябре 2004 года, а из состава учредителей авиакомпании вышел в августе года следующего. Почти год он нарушал закон РФ «О милиции», получив за это время 211,9 тысячи рублей.

Семейная атмосфера, сложившаяся в камчатской милиции вокруг бюджетных средств, привела к тому, что на 48 вылетов отсутствуют план-задания, утверждаемые начальником УВД, в ряде распоряжений не указываются маршруты, количество пассажиров. Командир теперь уже авиаотряда майор Кальницкий, например, выставляет счет своей прежней компании «Ксудач» за использование ею милицейских воздушных судов на сумму 1,4 миллиона рублей. В акте сверки задолженностей между сторонами в декабре 2008 года все чисто, никаких долгов. Хотя заплачено было лишь 133,4 тысячи рублей...

Не только в небе, но и на земле много нашлось странного. При капитальном ремонте и реконструкции изоляторов временного содержания Тигильского и Елизовского отделов внутренних дел завысили объемы работ на 2,3 миллиона рублей, которые из бюджета ушли подрядной организации (очевидно, душевно близкой). Руководители УВД в выходные дни использовали служебные автомобили и снегоболотоходы (с ними без вертолета можно охотиться), затраты составили почти 100 тысяч. Еще на 120 тысяч бюджет расплатился за коммунальные услуги, оказанные индивидуальной предпринимательнице, организовавшей питание сотрудников УВД в их здании. Но договора с ней никакого не заключили.

Еще много всяких нарушений нашла комис­сия МВД России, составившая акт на 31 странице. А приехала она по жалобе, написанной сотрудниками финансово-экономического отдела камчатского УВД, в том числе - его начальницей Еленой Юрьевной Морозовой. Руководство УВД ее считает, правда, уже бывшей начальницей, с чем Елена Юрьевна, проработавшая в управлении десять лет, не согласна.

Разногласия начались, когда на Камчатку в ноябре 2007 года прибыл новый начальник управления Валерий Аркадьевич Лукин. Елена Морозова тогда исполняла обязанности заместителя начальника УВД по тылу, и в эти обязанности входила организация аукционов на право заключать контракты на поставки для управления. Ей стали говорить открытым текстом: выиграть должна такая-то фирма... Она заупрямилась: в комиссии 13 человек, не я одна, «на лапу» работать не буду. Очевидно, это нарушило планы или договоренности руководства, и в декабре 2007 года нашли более надежного заместителя по тылу, а в июне 2008 года издали приказ об отстранении ее от должности.

До этого был и обыск - у нее и еще одной сотрудницы, без должных санкций. Учрежденческие дрязги развиваются обычно по традициям, принятым в конкретном заведении. В данном присутственном месте оказались уместными незаконные методы.

Объяснения свелись к фразе начальника отдела собственной безопасности Михаила Смирнова: «Так себя вели, что необходимо подать рапорт об увольнении, иначе преследования не прекратятся». «Не вижу причин!» - ответила Морозова. С тех пор и борется. Девять раз ей отказывали в возбуждении уголовного дела по тем недостаткам, которые благодаря ей были вскрыты. Писала она и в краевую прокуратуру, и в Генеральную, и во все Следственные комитеты. В сентябре обратилась с письмом к президенту. Все письма возвращаются на Камчатку, отвечают ей те, на кого она жалуется.

В феврале уже этого года было решение гражданского суда о ее восстановлении в должности, 2 апреля она вышла на работу- и в один день ей вынесли три дисциплинарных взыскания за одно и то же. Опять обжаловала их в суде и уехала в положенный отпуск. Провела его в разных московских приемных, дошла до Госдумы и администрации президента. Ей посочувствовали. А рабочая группа Госдумы по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти даже направила письма с изложением правонарушений камчатских правоохранителей министру внутренних дел РФ Рашиду Нургалиеву и генпрокурору России Юрию Чайке.

Недавно пришел ответ. Камчатский представитель рабочей группы И. Пляскин писал, что начальник отдела собственной безопасности Камчатского УВД Михаил Смирнов покровительствует криминальным авторитетам, махинировал с квартирами, неправильно оформил документы на машину. Ответ на обращение думской группы пришел от... заместителя Смирнова! Он пишет, что факты не подтвердились. Их перечисление в письме заняло две с половиной убористых страницы, на ответ хватило десятка строк.

Никаких подробностей. Неважно, что два бывших сотрудника камчатской мили­ции письменно подтвердили информацию Пляскина о наркотических пристрастиях начальника отдела собственной безопасности. Значит, не балуется Смирнов гашишным маслом. Кстати, этот препарат уже всплывал в наших недавних публикациях о людях, связанных с нынешним главным камчатским милиционером. Весной мы писали, как в Ульяновской области с его помощью уже сидевшим людям добавили по 14 лет срока. И происходила операция по доставке наркотика в тюрьму строгого режима как раз в бытность Валерия Лукина руководителем Ульяновского УВД. Такое странное совпадение.

Мы не утверждаем, что Валерий Аркадье­вич Лукин использовал 50 миллионов бюджетных рублей именно на охотничьи полеты. Но есть несколько свидетельств того, что в чиновничьей среде «нецелевое использование» вертолетов, как и незаконная охота, - распространенная забава.

Глава Национального антикоррупционно­го комитета Кирилл Кабанов вообще считает ее одной из главных неписаных привилегий госслужащих. Наследие советских времен. Части госаппарата, не зависящего впрямую от общества, видят себя частью государства, которому принадлежит все.

С другой стороны, объяснимо отсутствие камчатских подробностей: подобные факты всплывают обычно в результате несчастных случаев. Как это произошло на Алтае, где Главное следственное управление СКП при Генпрокуратуре было вынуждено возбудить уголовное дело по факту отстрела редких рхаров после того, как их туши были обнаружены на месте катастрофы вертолета с госчиновником А.Косопкиным. Или на Тунгуске, где на месте катастрофы технически исправного вертолета с иркутским губернатором И. Есиповским нашли обломки карабинов и боеприпасы.

Бывают и другие несчастные случаи на охоте. Например, недавно на Ямале по материалам проверок по факту гибели на охоте заместителя главы администрации Тазовского района Василия Смоляра возбуждены два уголовных дела по статьям «Незаконная охота на территории заказника» и «Небрежное хранение огнестрельного оружия, создавшее условия для его использова­ния другим лицом, если это повлекло тяжкие последствия». Василий Смоляр и его водитель Владимир Фомин, как пишет прокуратура, 30 мая «осуществляли незаконную охоту в государственном биологическом заказнике окружного значения «Мессо-Яхинский» с использованием огнестрельного охотничьего гладкоствольного оружия. Установлено также, что ни Смоляр, ни Фомин не имели удостоверений на право охоты и лицензий на право добычи охотничьих животных».

Но иногда бдительность проявляюти общественные организации, сообщающие о нарушениях в СМИ и, что неподвластно цензуре, в Интернет. Приведу сообщение «Экологической вахты по Северному Кавказу», переданное нам «Гринписом». Ранее оно передовалось фрагментами, без фамилии главного задержанного чиновника и без подробностей.

Итак, через неделю после ямальской незаконной чиновничьей охоты «5 июня 2009 г . на приюте «Фишт», расположенном в Хостинском районе Краснодарского края, госинспекторами Кавказского заповедника была задержана большая группа лиц, которые незаконно находились на заповедной территории. Они имели с собой два карабина... Согласно нормам российского законодательства, незаконное нахождение в заповеднике с огнестрельным оружием приравнивается к браконьерству.

Данный случай привлек особое внима­ние в связи с тем, что во главе группы лиц, незаконно находившихся на территории заповедника, был Мурат Кумпилов - премьер-министр Республики Адыгея. Кроме того, в составе группы был его брат Тембот Кумпилов - заместитель министра финансов республики. А также Аслан Хаджимов. - директор государственного унитарного предприятия «Лечебные гидроминеральные ресурсы Республики Адыгея». Возможно, среди задержанных были и другие чиновни­ки, но выяснить это пока не удалось, так как большинство из них представились как безработные, а некоторые каким-то образом уклонились от составления на них протоко­лов. По неизвестной причине протокол не был составлен и на Мурата Кумпилова. Всего протоколы были составлены на 11 человек.

Задержанные имели с собой огнестрельное оружие - карабины «Барс» и «МЦ 105-04». Один из карабинов на момент задержания находился в заряженном состоянии. Ответственность за оба карабина взял на себя Тембот Кумпилов. Никаких документов на оружие у задержанных с собой не было. По предварительной информации, один из карабинов принадлежит Мурату Кумпилову. Карабины были изъяты госинспекторами заповедника.

Известно, что лица, задержанные на приюте «Фишт», заехали на лошадях на территорию заповедника 4 июня 2009 г . со стороны турбазы «Лагонаки».

В настоящее время Прокуратура Республики Адыгея и РОВД Хостинского района г. Сочи проводят проверку в связи с фактом злостного нарушения режима Кавказского заповедника. Скорее всего, по факту нахождения на территории заповедника с оружием будет возбуждено уголовное дело».

Вполне возможно, добавим мы от себя, что уголовное дело не будет заведено. Или не дойдет до суда. Как это произошло с нарушениями главного камчатского милиционера.