Камчатский оборонительный район

Е. М. Верещага, И. В. Витер

В 1923 г. японский генеральный штаб армии разработал план будущей войны против СССР, которым предусматривалось "разгромить противника на Дальнем Востоке и оккупировать важные районы к востоку от озера Байкал. Основной удар нанести по Северной Маньчжурии. Наступать на Приморскую область, Северный Сахалин и побережье континента. В зависимости от обстановки оккупировать и Петропавловск-Камчатский" (9, с. 25).

Вопрос о войне против СССР детально обсуждался на очередном совещании руководящего состава японских сухопутных сил, проходившем в июне 1933 г. Политика японского правительства и военного командования строилась таким образом, чтобы угроза возникновения японо-советской войны на Дальнем Востоке стала постоянным фактором. Это вынуждало СССР принимать меры к укреплению обороноспособности страны на Дальнем Востоке.

Точка зрения сторонников подготовки к будущей войне с Советским Союзом состояла в том, что прежде необходимо создать в Маньчжурии мощную военно-экономическую базу и покорить Китай: "Необходимо иметь в тылу 500-миллионный Китай, который должен стоять за японскими самураями как громадный рабочий батальон, и значительно повысить производственные мощности Японии и Маньчжурии" (Там же, с. 33).

В 1932 г. Япония оккупировала Маньчжурию и вплотную подошла к границам СССР. Было развернуто интенсивное строительство аэродромов, железных и шоссейных дорог у китайской и советской границ. Создавались многочисленные японские поселения, которые размещались, как правило, недалеко от советских границ. Реальная оценка сложной обстановки на Дальнем Востоке в 30-х гг. XX в. привела советское правительство к выводу: милитаристы Японии встали на путь агрессии против стран азиатского континента и в своем движении на северо-запад создали большую угрозу для Советского Союза. Это настоятельно требовало ускорить подготовку дальневосточных районов к неожиданным действиям милитаристской Японии. Защита границ, протянувшихся на тысячи километров и отдаленных от основных индустриальных центров страны, требовала большого напряжения сил.

Необходимы были срочные меры по дальнейшему укреплению дальневосточных рубежей. 13 января 1932 г. комиссия обороны при СНК СССР приняли Постановление "Об усилении ОКДВА войсками и военно-техническими средствами". Четыре территориальные стрелковые дивизии в течение 1932 г. должны были переводиться на штаты кадровых и в течение января-марта перебрасываться в Приморье и Забайкалье. В декабре 1933 г. ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР принял постановление "О льготах для населения Дальневосточного края". Дальний Восток превратился в огромную строительную площадку. Для укрепления дальневосточных границ большое значение имело освоение земель на Дальнем Востоке новоселами и в том числе военнослужащими, уходившими в запас. Учитывая нарастание угрозы военного нападения на СССР со стороны Японии, ЦК партии и советское правительство приняли срочные меры к усилению войск Особой Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА).

Созданная еще в 1931 г. Приморская группа войск к 1934 г. имела в своем составе шесть стрелковых и кавалерийскую дивизии. Переброска новых частей и соединений на Дальний Восток продолжалась непрерывно. В 1931-1937 гг. сюда прибыли из центральных и западных округов 12, 22, 40, 59-я стрелковые, 8 и 31-я кавалерийские дивизии, десятки отдельных танковых батальонов, артиллерийских дивизионов, зенитных батарей, бомбардировочных и истребительных авиабригад (6, с. 110-111).

В постановлении от 27 мая 1933 г. "О мероприятиях первой очереди по усилению ОКДВА" указывалось на необходимость сооружения бензохранилищ, укрепленных районов, дорог, складов. Для развертывания оборонительных работ в конце января 1934 г. в состав ОКДВА влился отдельный корпус военно-строительных частей Народного комиссариата тяжелой промышленности СССР.

Укреплялись не только сухопутные, но и морские границы. К середине 30-х гг. была значительно усилена боевая мощь Краснознаменной Амурской военной флотилии. По постановлению Совета труда и обороны от 17 февраля 1934 г. в состав флотилии вошли восемь канонерских лодок и бронекатеров.

25 февраля 1932 г. Реввоенсовет утвердил "План проведения особых оргмероприятий по формированию Морских Сил Дальнего Востока на 1932-1935 гг.". Официальным днем рождения морских сил Дальнего Востока считается 21 апреля 1932 г. Морские силы Дальнего Востока 11 января 1935 г. были переименованы в Тихоокеанский флот.

Части советских вооруженных сил были выдвинуты к границе Маньчжурии. В кратчайшие сроки создавались пограничные укрепленные районы. На важных операционных направлениях побережья Тихого океана устанавливалась береговая артиллерия, пополнялась новыми самолетами морская авиация. Мощное развитие экономики, а особенно оборонной промышленности, позволило оснастить армию и флот новейшей техникой и оружием. В дальневосточных дивизиях появились новые орудия и зенитные установки, ручные и станковые пулеметы. На вооружение артиллерийских частей начали поступать тракторы Челябинского и Сталинградского заводов, что позволило приступить к переводу корпусной артиллерии с конной тяги на механическую.

30 мая 1931 г. Реввоенсовет СССР принял решение о строительстве береговых батарей на Дальнем Востоке. На Дальний Восток прибывает комиссия под председательством наркома обороны К. Е. Ворошилова. Комиссией были разработаны предварительные планы усиления береговой обороны, которые были утверждены в 1932 г. В этом же году были построены три батареи в районе Владивостока. Линия береговых укреплений, которую некоторые авторы (13) называют "Тихоокеанский вал Сталина", должна была строиться, начиная с Владивостока, по всему побережью Охотского моря, северной части о. Сахалин, по западному и восточному берегам Камчатки. Заканчиваться этот "вал" должен был в районе п. Уэлен на Чукотском полуострове и бухте Провидения. Береговые укрепления строились на безлюдных участках побережья, требуя привлечения значительных людских и технических ресурсов.

Цели и задачи войны Японии против СССР были первоначально изложены в разработанном в августе 1936 г. генеральным штабом армии документе "Основные принципы плана по руководству войной против Советского Союза". В случае начала большой войны с СССР в нем предусматривалось на первом этапе "захватить Приморье (правое побережье Уссури и Амура) и Северный Сахалин" и "заставить Советский Союз согласиться со строительством Великого монгольского государства" (9, с. 48).

14 июня 1936 г. вышел приказ командующего Тихоокеанским флотом о назначении начальника Управления оборонительного строительства, на которого было возложено формирование Камчатского укрепленного района (КУР). Начинается строительство береговых батарей на Камчатке. 28 июня 1936 г. на Камчатку прибыли в состав КУР из Уральского округа отдельная телеграфно-строительная и саперная роты. 17 июля 1936 г. народным комиссаром обороны утверждено строительство 100-мм батареи на м. Станицкого и выбрано место для строительства в 1937 г. 130-мм батарей в районе м. Станицкого - м. Безымянного. В августе 1938 г. приходит директива штаба КТОФ о строительстве прожекторной позиции для 100-мм батареи № 961 в районе м. Станицкого, которая вступает в строй 17 августа 1938 г. в составе четырех 100-мм орудий.

В этом же году сформирована 101-я Камчатская горно-стрелковая дивизия Краснознаменного Дальневосточного фронта. 22 августа 1938 г. части Тихоокеанского флота и 60 морпогранотряд на Камчатке входят в сформированную101-й Камчатскую горнострелковую дивизию Краснознаменного Дальневосточного фронта.

15 августа 1938 г. прибыли в состав Камчатского укрепленного района подлодки Л-9 и Л-10 6-й морской бригады. По Постановлению заседания Президиума Камчатского облисполкома 23 августа начинается строительство специального цеха при СРВ для ремонта и обслуживания кораблей Тихоокеанского флота на Камчатке. Камчатскому укрепрайону передаются от гражданских организаций семь стандартных домов и земельных участков

В 1939 г. продолжается формирование Камчатского укрепленного района. В ноябре 1939 г. формируется минная партия, 41-й отдельный дивизион подлодок в составе Управления, подлодок Л-7, Л-8, Л-9 и плавбазы "Саратов". По директиве штаба Тихоокеанского флота была сформирована школа по подготовке младшего начсостава береговой обороны, которая должна была приступить к началу занятий 1 января 1940 г.

13 декабря 1939 г. сформировано Управление 50-го артиллерийского дивизиона. В состав 50-го отдельного артиллерийского дивизиона по приказу командующего Тихоокеанским флотом от 13 декабря 1939 г включены батареи: № 501 - 130-мм 4- орудийная батарея на м. Первом, № 505 - 45-мм 4-орудийная батарея в районе м. Первого; № 502 - 130-мм 4-орудийная батарея на м. Безымянном, № 506 - 45-мм 4-орудийная батарея в районе м. Безымянного; № 503 - 45-мм 4-орудийная батарея в районе м. Козак; № 504 - 45-мм 4-орудийная батарея в районе м. Изменного; № 961 - в районе м. Станицкого. В апреле 1940 г. 50-й отдельный артдивизион был разукрупнен, из него были выделены батареи № 501, № 504, № 505.

Историк, экономист М. А. Сергеев в конце 1930-х гг. писал: "Необходимость освоения района Лопатка-Асача в ближайшие годы третьего пятилетия вряд ли нуждается в пространном обосновании. Диктуется эта необходимость, в первую очередь, чисто политическими задачами освоения пустынного и богатого природными ресурсами района, непосредственно граничащего с японскими островами. С этой точки зрения социалистическое строительство в районе будет способствовать повышению обороноспособности нашей родины и укреплению Советской государственности на крайнем северо-востоке" (7, с. 266).

Генеральный штаб армии и военное министерство Японии в соответствии с решением императорского совещания от 2 июля 1941 г. разработали комплекс широких мероприятий, которые в японских секретных документах получил шифрованное наименование "Кантогун токусю энсю" ("Особые маневры 137-й Квантунской армии") - сокращенно "Кантокуэн". Мероприятия были направлены на форсирование подготовки к проведению наступательных операций против советских вооруженных сил на Дальнем Востоке и в Сибири (9, с. 137).

В документе, принятом 4 августа 1941 г. на заседании правительства и императорской ставки "Основные принципы дипломатических переговоров с Советским Союзом", предписывалось заставить советскую сторону прекратить советскую помощь Китаю, передать или продать Японии Северный Сахалин, Камчатку, советские территории к востоку от Амура, добиться вывода советских войск со всей территории Дальнего Востока (Там же, с. 137).

Согласно стратегическому замыслу предполагалось рядом последовательных ударов на избранных направлениях разгромить группировки советских войск в Приморье, Приамурье и Забайкалье, захватить основные коммуникации, военно-промышленные и продовольственные базы и, сломив сопротивление советских войск, принудить их к капитуляции.

Военные действия разбивались на два этапа. "На первом планировалось, наступая на уссурийском направлении, нанести поражение советским войскам в Приморье. На втором - захватить опорную базу советского Тихоокеанского флота - Владивосток, оккупировать Хабаровск, затем разгромить советские войска на северном и западном направлениях. Параллельно силами размещенной на острове Хоккайдо 7-й дивизии и смешанной бригады на Южном Сахалине захватить Северный Сахалин и Петропавловск-на-Камчатке. Предусматривалось также в зависимости от обстановки осуществить операции на противоположном Сахалину побережье СССР. В ходе операций предполагалось захватить Ворошилов (Уссурийск), Владивосток, Благовещенск, Иман, Куйбышевку, Хабаровск, Биробиджан, Бирокан, район Рухлово, Северный Сахалин, Николаевск-на-Амуре, Комсомольск, Советскую Гавань и Петропавловск-на-Камчатке" (Там же, с. 138).

Особое внимание в плане уделялось широкому использованию в военных действиях японских ВВС, которые должны были "уничтожить авиацию противника до начала операции". Ставилась задача за шесть месяцев выйти к Байкалу и завершить войну. Действия сухопутных сил планировалось поддержать военно-морским флотом. В его задачу входили обеспечение высадки десанта на Камчатке и Северном Сахалине, захват Владивостока, уничтожение военных кораблей Тихоокеанского флота. Получив санкцию императора, военно-морское командование 25 июля 1941 г. отдало приказ о формировании 5-го флота специально для войны против СССР (Там же, с. 141).

15 мая 1940 г. был сформирован местный стрелковый батальон в составе 35 человек. В июне 1940 г. формируется Петропавловская военно-морская база (ПВМБ) Тихоокеанского флота. Командиром Петропавловской военно-морской базы в апреле 1940 г. назначен капитан 3 ранга Дмитрий Георгиевич Пономарев. Части гидрографической службы включены в состав ПВМБ. Приказом командующего КТОФ в августе 1940 г. сформирован военный порт 3-го разряда с подчинением командиру ПВМБ.

Все эти меры носили оборонительный характер и были обусловлены новой обстановкой на Дальнем Востоке и в зоне Тихого океана.

Война на Тихом океане как составная часть Второй мировой войны началась 7 декабря мощным ударом японского авианосного соединения на корабли Тихоокеанского флота США в Пёрл-Харборе, в тот же день японская авиация совершила массированные налеты на аэродромы Филлипин. 8 декабря 1941 г. правительство США объявило войну Японии.

"В начале войны на Тихом океане основным видом военных действий японских войск было стратегическое наступление. В годы Второй мировой войны японская армия неодобрительно относилась к оборонительным операциям. И все же в 1943 г. японская армия перешла к обороне на всем Тихоокеанском театре военных действий" (14, с. 65). В 1943 г. американское командование продолжало военные действия, в первую очередь на подступах к Австралии, с тем, чтобы остановить наступление японской армии и не позволить ей полностью овладеть Соломоновыми островами и Новой Гвинеей. Одновременно предусматривалось силами северного района Тихоокеанской зоны провести операцию с целью овладеть островами Амчитка, а в дальнейшем Атту, Кыска и Курильскими. При этом американское военное руководство намеревалось добиться согласия СССР использовать советские аэродромы для нанесения ударов своей авиацией непосредственно по островам метрополии.

С приближением военных действий к Курильским островам японские военно-морские силы усилили контроль над проливами Курильской гряды и Лаперуза, побережьем Камчатки и морскими путями между СССР и США. Советские суда заграничного и каботажного плавания, совершавшие регулярные рейсы на линия Владивосток - Нагаево - США, Владивосток - Петропавловск-Камчатский - США, подвергались систематическому досмотру со стороны японских военно-морских властей и в ряде случаев под разными необоснованными предлогами конвоировались в порты Японии. Пять советских судов были торпедированы японскими подводными лодками.

Происходившие сдвиги в общем ходе Второй мировой войны заставили японскую импе-раторскую ставку 15 сентября 1943 г. внести изменения в характер ведения войны на Тихом океане. В документе "Основные принципы ведения войны в будущем", утвержденном на императорской конференции 30 сентября 1943 г., были изложены новые стратегические концепции, которые состояли в том, чтобы "перейти к созданию непосредственной сферы национальной обороны", воздвигнуть несокрушимые в стратегическом отношении позиции, обеспечить быстрейшее пополнение сухопутных, военно-морских и главным образом военно-воздушных сил, сорвать американо-английское наступление. Вооруженным силам ставилась задача: во что бы то ни стало удержать стратегически важную для Японии зону. Доступ к берегам Японии с севера защищали Курильские острова, с юга - цепь островов от Японии до Марианских островов, на юго-западе - архипелаг Рюкю (Окинава). Все эти острова, вместе взятые, составляли внутреннее кольцо обороны самой Японии. 30 сентября 1944 г. в Токио на императорском совещании была утверждена "Основная программа руководства войной", предусматривавшая укрепление обороны оккупированных территорий и метрополии. На этом совещании была названа "последняя линия обороны" - от Курильских островов до территории Бирмы. Корея и Китай (с Маньчжурией) рассматривались как стратегический тыл. В Токио считали, что стойкая оборона войск на этой "последней линии" могла бы открыть для Японии возможность избежать капитуляции и закончить войну компромиссным миром на основе удержания значительной части оккупированных территорий (9, с. 300).

Удержание этого рубежа должно было воспрепятствовать вторжению противника на территорию метрополии, не допустить захвата союзниками важных сырьевых районов, обеспечить безопасность внутренних морских, воздушных и сухопутных перевозок, сохранить политическое влияние во всех основных странах Восточной Азии, не допустить налетов вражеской авиации на стратегические объекты. Япония перешла к обороне. Курильские острова играли роль северного рубежа обороны японской метрополии. При строительстве оборонных сооружений на Курильских островах и островах Южной части Тихого океана учитывалось вероятное направление атак, условия противодействия танкам противника, использование артиллерии, в том числе зенитной, состав и расположение резервов, условия для применения собственных танков, коммуникации и связь, условия снабжения.

Во время вашингтонских бесед в 1942 г. Т. Рузвельт в одной из бесед с В. Молотовым отметил опасность японского нападения на советскую территорию и заметил, что японцы "перебрасывают свои лучшие самолеты в северную часть Тихого океана". При этом одной из предположительных целей такой концентрации сил был назван "район Петропавловска для нападения на Камчатку". При этом президент спросил, имеются ли в СССР оборонительные мероприятия на Камчатке. На что Молотов ответил, что имеются, но не столь значительные, и в настоящее время принимаются меры для укрепления обороны Камчатки (9, с. 199).

На встрече Сталина и начальника Главного разведывательного управления Генштаба генерал-лейтенанта Ильичева (апрель 1945 г.) Сталиным был задан вопрос о японских укреплениях вдоль советской и монгольской границы, об оборудовании японских опорных пунктов в инженерном отношении и возможности их уничтожения нашей тяжелой артиллерией. Ильичев дал исчерпывающий ответ: "Вдоль западных границ Маньчжоу-Го имеется 4 укрепрайона, на севере, вдоль Амура - пять, на востоке, севернее и южнее оз. Ханко, - восемь. Все они вначале предназначались для подготовки агрессии против Советского Союза, но теперь переоборудуются исключительно для обороны. Каждый из них включает 7 узлов сопротивления, насыщенных цепью опорных пунктов. Они занимают господствующие высоты, имеют перекрестную огневую связь. Фланги же, как правило, упираются в труднодоступную местность - в болота или горы. Построены прочные огневые сооружения, состоящие из артиллерийских и долговременных пулеметных огневых точек, бронеколпаков, бронированных НП, деревоземляных огневых точек, противотанковых рвов, стрелковых окопов и проволочных заграждений. Помещения для личного состава, долговременного хранения боеприпасов и продовольствия, стационарные электростанции, системы водоснабжения и вентиляционные устройства, находятся глубоко под землей. Развитая сеть подземных ходов сообщения соединяет все долговременные сооружения укрепрайона в единый замкнутый комплекс". На Сахалине и Курильских островах предполагалась сходная ситуация, где круглосуточное наблюдение вели в основном разведывательные службы Тихоокеанского флота (2, с. 15-16). pJНа северном рубеже обороны Японии дислоцировалась Квантунская армия: 5-й (Сахалинско-Курильский) фронт (генерал-лейтенант Суинтиро Окегути): 27-я армия (генерал-лейтенант Сёдза Тэракура) - 7-я и 77-я (на Хоккайдо), 42-я (Курилы: Итуруп), 89-я (Курилы: Кунашир), 91-я (Курилы: Парамушир, генерал-лейтенант Фусаки Цуцуми), 88-я (на юге Сахалина) пехотные дивизии; 101-я (на Хоккайдо); 129-я (Курилы: Уруп) смешанные бригады; 41-й пехотный полк (полковник Уэда, на Матуа) (8, с. 343).

На Курильских островах была создана мощная противодесантная оборона с развитой системой противотанковых рвов, ДОТОВ и ДЗОТОВ. Общая численность войск на островах превышала 80 тыс. чел. На о-вах Шумшу и Парамушир гарнизон насчитывал около 23 тыс. чел. (на Шумшу - 8,5 тыс. солдат и офицеров), имел около 60 танков, около 100 полевых и зенитных артиллерийских орудий для ведения огня по морским целям, более 310 огневых точек легких и тяжелых пулеметов, 34 дота и 24 дзота. Глубина подземных оборонительных сооружений доходила до 50-70 м.

Самым северным островом к "враждебной России" был о. Шумшу, на котором в дальнейшем и проходили боевые действия. остров Шумшу расположен всего в 12 километрах от южной оконечности Камчатки - м. Лопатка. Основной рубеж обороны проходил в северо-восточной части острова, в районе высот 171 (по документам высота 170,7) и 165. Группировка японских войск на о. Шумшу состояла из 73-й бригады 91-й пехотной дивизии, 31-го полка ПВО, Курильского крепостного артиллерийского полка, подразделения 11-го танкового полка, специальных частей и подразделений.

На о. Шумшу находились три аэродрома: Миесино, Катаока (Центральный), третий - комбинированный аэродром (сухопутный и гидроаэродром) в районе оз. Беттобу (строительство не было завершено). Длина взлетно-посадочных полос (ВПП) была более 1 000 м.

На о. Парамушире находились четыре аэродрома: Курабу, Сурибаци, Какумабецу, Касивабара. ВПП были более 1 200 м.

На небольшом о. Мацува (Матуа) аэродром имел две ВПП, расположенные в виде буквы "Г", размером 850 х 50. Ширина рулежных дорожек - 23-30 м.

На Камчатке в 1943 г. шло активное формирование войсковых соединений. Еще в 1940 г. 101-ая горнострелковая дивизия в результате инспекторской проверки приказом ДВФ выделена в число передовых. В июне 1942 г. дивизия реорганизована в полевую стрелковую дивизию. В 1943 г. штабу 101-й горнострелковой дивизии оперативно подчинялись: авиадивизия, Петропавловская ВМБ, пограничный отряд, 428-й горный артиллерийский полк, 302-й отдельный стрелковый полк, три отдельных артиллерийских дивизиона, 5-й отдельный стрелковый батальон, ряд складов. С 15 января 1945 г. дивизия вышла из состава Северной группы войск ДВФ и вошла в подчинение Камчатского оборонительного района (КОР) ДВФ. В августе 1945 г. в состав 101-й стрелковой дивизии входили войсковые части: управление 101-й стрелковой дивизии, взвод управления КАД, 138, 302, 373-й стрелковые полки, 279-й легкий артполк, отдельный учебный стрелковый батальон, 169-й отдельный истребительный противотанковый дивизион, 119-й отдельный, саперный батальон, 103-й отдельный батальон связи, 131-й отдельный медико-санитарный батальон, 38-я отдельная рота химической защиты, 70-я полевая почтовая станция, дивизионная пошивочная ремонтная мастерская, отдельная зенитно-пулеметная рота, 13-й подвижной полевой госпиталь, 178-й дивизионный ветеринарный лазарет, 9-я полевая хлебопекарня, бронепоезд 19-го отдельного кавалерийского эскадрона, отдел контрразведки "СМЕРШ". (По приказу командующего КТОФ от 28 сентября 1943 г. Отдел НКВД ПВМБ переимено-ван в отделение контрразведки СМЕРШ ("смерть шпионам").

В 1943 г. формируются химическая лаборатория, фотолаборатория, организуется оперативно-разведывательная группа с подчинением начальнику разведотдела штаба ТОФ.

Продолжают прибывать подводные лодки. 6-й дивизион формируется прибывающими в 1943-1944 гг. из Америки торпедными катерами (ТК) и катерами типа "МО-1". Прибывающие БТЩ для сопровождения транспортов включаются во вновь сформированный 2-й дивизион БТЩ в составе ПВМБ. В январе 1944 г. на борту пароходов "Орел", "Кубань", "Декабрист", "Одесса", "Владивосток" прибыло по 4 катера "МО-1" из Америки. На пароходе "Дальстрой" прибыл один катер "МО-1". В июле 1944 г. на борту танкера "Таганрог" - 6 торпедных катеров. В августе 1944 г. на борту пароходов "Эмба", "Красногвардеец" доставлены из Америки 6 и 4 торпедных катеров. Сентябрь - на борту танкера "Майкоп" доставлены из США 4 торпедных катера. В октябре 1944 г. из США прибывают 6 торпедных катеров, 5 - ТК и 4 "МО-1". В то же время часть торпедных катеров отправляют на борту танкеров и пароходов во Владивосток. 18 сентября 1944 г. на пароходе "Пугачев" отправлены во Владивосток 9 торпедных катеров, 5 катеров типа "МО-1". Октябрь 1944 - отравлено во Владивосток 6 торпедных катеров, 6 катеров типа "МО-1" и т. д. В октябре 1944 г. был сформирован 28-й отряд торпедных катеров, куда включены все прибывающие катера из США, за исключением отправляемых во Владивосток.

Камчатка продолжала строить линию обороны. В мае 1943 г. сформирована 4-орудийная 180 мм башенная батарея с дислокацией на м. Первом. 21 июня 1944 г. вступила в строй 4-орудийная 130-мм батарея № 945 и 37-мм зенитная батарея на м. Лопатка. Из "Истории 945 отдельной артиллерийской батареи": "Для укрепления Дальневосточных границ Советского Союза и безопасности Советского Дальнего Востока… создается на м. Лопатка 945 отдельная артиллерийская батарея (ОАБ), на которую возлагалась задача - обезопасить проход наших кораблей по 10-му Курильскому проливу; защита побережья южной оконечности Камчатки на случай высадки десанта противника… Командиром 945 ОАБ был назначен капитан Шевченко" (Раздел "История части") (5).

В более поздних документах встречаются упоминания о батареях № 1564 - 4-орудийный 180-башенный артиллерийский батальон, № 161 - 4-орудийная 100-мм артиллерийская батарея, № 991 - 3-орудийная 130-береговая артиллерийская батарея, но без уточнения их расположения. В конце 1943 - начале 1944 гг. сформированы радиомаяки кругового действия на м. Лопатка, Сероглазка, Юшина (о. Беринга), в Большерецке, на м. Поворотном, Кроноцком, Шипунском, Африка; электромаяки - на м. Сопочном, р. Озерной, Большой.

Камчатка была подготовлена к обороне, но Камчатскому оборонительному району пришлось вести наступательную операцию в августе 1945 г. по освобождению Курильских островов. Главной военно-стратегической целью советских вооруженных сил в войне с Японией явля-лись разгром Квантунской группировки войск, освобождение от японских захватчиков Северо-Восточ-ного Китая (Маньчжурии) и Северной Кореи. Решение этих задач должно было оказать определяющее влияние на ускорение капитуляции Японии.

Перед Тихоокеанским флотом в соответствии со стратегическим замыслом ставились задачи: во взаимодействии с сухопутными войсками завершить окружение японских войск на Маньжурском направлении и в Северной Корее путем пересечения коммуникаций, связывающих их с Японией, и высадки морских десантов; оборонять Северный Сахалин и п-ов Камчатка, в последующем - очистить от японских войск Южный Сахалин и Курильские о-ва; не допустить действий флота противника против советского побережья; в случае необходимости совместно с сухопутными войсками и авиацией высадить десанты непосредственно на территории Японии (о. Хоккайдо).

В точном соответствии с обещанием, данным в Крыму, ровно через три месяца после капиту-ляции Германии правительство СССР 8 августа объявило Японии войну. В ночь с 9 на 10 августа началась наступательная операция советских войск.

В ночь на 15 августа главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Советского Союза А. М. Василевский по прямому проводу дал указание командующему флотом о немедленной подготовке операции по захвату о. Шумшу. Особенность этой операции заключалась в том, что подавляющее большинство десантных операций осуществлялось после разведки боем избранного для высадки района, операция ПВМБ на о. Шумшу не имела этого этапа, а строилась только на максимальной внезапности для противника.

Общее руководство операцией осуществлялось командующим Тихоокеанским флотом адмиралом Юмашевым с флагманского командного пункта во Владивостоке (БФКП - "Скала"). Непосредственное командование операцией было возложено на командующего КОРом генерал-майора Гнечко: он имел два командных пункта - на тральщике № 334 и береговой - на м. Лопатка. Командиром высадки являлся командир ПВМБ капитан 1 ранга Пономарев (11, с. 85).

Для операции привлекались части Камчатского оборонительного района и Петропавловской военно-морской базы:138-й, 373-й, 302-й стрелковые полки, 428-й гаубично-артиллерийский полк, 279-й артиллерийский полк, 119-й отдельный саперный батальон, 169-й отдельный истребительно-противотанковый батальон, части 128-й авиационной дивизии (888-й и 410-й истребительные полки, 903-й бомбардировочный авиационный полк), 2 отдельный морской пограничный авиаполк, 726-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион, подводные лодки Л-8, Щ-105, боевые корабли: минный заградитель "Охотск", сторожевые корабли "Киров", "Дзержинский", четыре тральщика и др.

Для овладения северными островами Курильской гряды выделялись два усиленных стрелковых полка и батальон морской пехоты, сформированный из береговых подразделений и 60-го морского пограничного отряда (всего 8 824 человека, 205 орудий и минометов, тяжелые и легкие пулеметы, запасы всего необходимого для ведения боевых действий), корабли и мобилизованные суда Петропавловской военно-морской базы (всего 64 единицы), 128-я авиадивизия и 2-й отдельный легкобомбардировочный полк морской авиации. С м. Лопатка высадку десанта на о. Шумшу должна была поддержать 945-я отдельная береговая артиллерийская батарея (четыре 130-мм орудия).

Корабельные силы формировались в четыре отряда - транспортов и высадочных средств, охранения, траления и огневой поддержки. Отряды имели следующий состав: отряд транспортов и высадочных средств - плавучая батарея "Север", гидрографические суда "Полярный" и "Лебедь", 14 транспортов, 15 десантных судов, 2 самоходные баржи, 4 высадочных судна типа "Кавасаки"; отряд охранения - 2-й и 3-й дивизионы сторожевых катеров типа МО-4 (восемь катеров); отряд траления - тральщики "Веха", № 155, 156, 525, катера-тральщики № 151 и 154; отряд огневой поддержки - сторожевые корабли "Дзержинский", "Киров" и минный заградитель "Охотск" (12, л. 26, 27).

По приказу штаба КОР от 15 августа 1945 г. командиром десанта был назначен командир 101-й СД генерал-майор Дьяков. Дьякову поручалось организовать две группы десанта. Из боевой дерективы № 2/ОП штаба КОР г. Петропавловск-Камчатский, от 15.08.45 г. за подписью командующего войсками Камчатского оборонительного района генерал-майора А. Гнечко и начальника штаба Камчатского оборонительного района подполковника Воронова: "Первая группа в составе: Первый бросок: батальон морской пехоты, рота пограничников, автоматная рота 302 СП, сапёрная рота ОСБ, миномётная рота 302 СП, взвод химиков 302 СП, взвод пеших разведчиков 302 СП. Средства связи - одна радиостанция В-100. Первый эшелон: 138 СП, 1/428 ГАП, 2/279 АП, 169 ОИПТД (без роты ПТР)" (11).

Выход кораблей с десантом от причалов назначался равно в 20.00 16 августа 1945 г. (в даль-нейшем это время было изменено) с расчетом высадки первого броска в 23.00 17 августа на участке м. Кокутан-Саки - Котомари-Саки с задачей овладеть побережьем, обеспечив при этом высадку первого эшелона главных сил десанта, который должен был наступать в направлении м. Кокутан-Саки и далее в направлении м. Мураками-Саки с задачей овладеть ВМБ Катаока и к исходу 18 августа овладеть о-вом Шумшу в целом; в последующем быть в готовности наступать на о. Парамушир.

Второй эшелон десанта в составе 2 СБ (две роты облегченных), 373 СП, рота морской пехоты, пульрота 373 СП, взвод минроты 82-миномётов должен был произвести высадку на участке о. Шумшу м. Котомари-Саки - безымянный ручей в 4 км южнее м. Котомари-Саки с задачей развитая успеха первого эшелона, одновременно быть в готовности на случай успеха первого эшелона произвести высадку на о. Парамушир в районе м. Хирота-Саки с задачей наступать по побережью, овладеть ВМБ Касивабара и о. Парамушир в целом.

Начальником десанта второго эшелона назначался заместитель командира 101-й СД полковник Артюшин.

128-я авиадивизия должна была прикрывать переход десанта морем и нанести в течение часа до начала высадки бомбардировочно-штурмовой удар на участке высадки первого и второго эшелонов. Одновременно должна была быть в готовности к вылету по заявкам командира десанта (11, с. 143).

Основное внимание обращалось на меры по достижению скрытности подготовки операции. Так, для обеспечения скрытности перехода и внезапного подхода к о. Шумшу решили никаких средств навигационного оборудования (огни, радиомаяки) не включать. С целью дезориентации противника сигналом посадки избрали один из сигналов, применявшихся при проводке кораблей в Первом Курильском проливе.

Так как места посадки с целью ускорения погрузки располагались в самом Петропавловском порту (порт Морфлота, м. Сигнальный) и в бухте Раковой (пирс), а войска находились на виду у города и поселка Индустриального в течение двух дней, командир ПВМБ на время подготовки и пере-хода десанта к месту высадки запретил радиопереговоры и выход рыболовецких и других судов в море.

К 18.00 часам 16 августа была закончена посадка на корабли передового отряда, первого и вто-рого эшелона главных сил десанта. К 21.00 часу все корабли десанта стояли на рейде Авачинской губы. Батарее № 945 командиром ПВМБ было дано приказание до начала высадки десанта уничтожить артиллерийские батареи противника на о. Шумшу "снести огнем остов потонувшего танкера "Мари-уполь", уничтожить японскую зенитную батарею на м. Котомари-Саки и другие выявленные точки и батареи противника" (10, с. 92). В 5.00 17 августа корабли десанта снялись с якоря.

Переход десанта морем должен был прикрываться силами 128-й авиационной дивизии. Противолодочную оборону на переходе до м. Поворотного несли самолеты МБР-2 (2-го отдельного легкобомбардировочного полка (Хроника, с. 86). Переход морем проходил в весьма трудных метеоусловиях: к 24.00 часам видимость снизилась порой до 0,5 кабельтов (1 кабельтов - 185,2 м), и корабли десанта сократили дистанцию между собой. Управление на переходе усложнялось тем, что корабли имели различные ходовые качества, и скорость движения не превышала 8 узлов.

В 4.22 18 августа десантные корабли № 1, 3, 8 и 9, имея на борту передовой отряд, подошли к месту высадки и начали высаживать десант. Из-за плохой видимости высадка произошла в одном месте между м. Котомари-Саки и м. Кокутан-Саки, а не как предусматривалось планом (11, с. 97). К тому же перегруженные десантные суда, имевшие большую осадку, останавливались в 100- 150 м от берега на глубинах до 2 м. Многие из десантников, прыгавшие за борг с тяжелой ношей за плечами, с трудом доплывали до берега. Отряд преждевременно открыл артиллерийский огонь по берегу, и японцы, ответившие вначале беспорядочным ружейно-пулеметным огнем, стали наращивать противодействие. Тогда командир высадки приказал кораблям отряда огневой поддержки подавить огнем корабельной артиллерии укрепленные огневые точки противника.

Корабли вели огонь без корректировки: корректировочные посты не сумели установить связь с кораблями, так как при высадке подмочили радиоаппаратуру. Из 22 радиостанций, доставленных на берег, могла работать только одна - радиостанция корректировочного поста сторожевого корабля "Дзержинский". К тому же наблюдать падение снарядов в условиях тумана оказалось невозможно.

К 5.00 высадка первого броска десанта была закончена. Десант потерял всего 3 человек ранеными. В это же время начал высаживаться первый эшелон главных сил нашего десанта. К 6.30 начался штурм высот 165 и 171. Японцы открыли мощный артиллерийский пулеметный и минометный огонь и перешли в контратаку при поддержке 20 танков (11, с. 99). Потеряв 15 танков, японцы отошли на исходные позиции.

Высадка передового отряда продолжалась в течение 40 минут и закончилась захватом плацдарма на берегу, а к 20.00 войска первого и второго эшелона десанта находились уже на берегу. Чтобы выгрузить артиллерию и технику под огнем противника, пришлось строить причалы из спасательных плотиков и бревен. Из-за неисправности радиостанций, выгруженных на берег, командующий операцией и командир высадки, находившиеся на "ТЩ-334", не смогли установить надежной связи с высаженными войсками. Не зная обстановки, в которой десанту пришлось вести боевые действия, они на некоторое время потеряли управление им на берегу (4, с. 408).

Однако штурмовые группы, действия которых проходили в условиях сильного артиллерийского, минометного и пулеметного огня, смогли выполнить задачу по уничтожению этих опорных пунктов только к утру 19 августа. Участь японских укреплений во многом предрешил правильный выбор способа действий - решительные ночные атаки, когда противник прицельный огонь вести не мог (3, с. 84-85, 87-90, 92-95).

К этому же времени в район боевых действий были доставлены самоходные баржи и кунгасы из ближайшего Озерновского рыболовецкого комбината, началась выгрузка тяжелой артиллерии, тракторов и автомашин. К 16.00 19 августа тяжелое вооружение и техника были в основном выгружены.

В итоге 19 августа на о. Шумшу складывалось уже новое соотношение воюющих сил. И хотя японцы располагали еще значительными резервами, в связи с объявлением о прекращении военных действий в Маньчжурии командующий войсками противника на Курильских островах командир 91-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Цуцуми Фусаки в 9.00 19 августа направил командиру десанта на о. Шумшу парламентера с предложением начать переговоры о капитуляции.

В результате последовавших за этим переговоров в 18.00 того же дня был подписан акт о безоговорочной капитуляции 91-й пехотной дивизии, оборонявшей о-ва Шумшу, Парамушир и Онекотан.

Воспоминания капитана Нагасима Ацуси: "В августе 1945 г. я служил в 91-й дивизии. Наша цель была защищать 13 Курильских островов. После полудня 18 августа командир дивизии решил послать парламентера и вести переговоры о прекращении огня. Он назначил меня парламентером. В 14 часов я отправился из штаба с подпоручиком Киносита, старшиной Нарусэ, ефрейтором Судзуки, переводчиком Уситани и двумя отрядами (20 человек). По дороге мы подвергались обстрелу и потеряли несколько солдат. Когда солнце садилось, нас было всего 9 человек… Примерно в 19.30 мы нашли, как несколько советских солдат собирались толпой. Мы кричали: "Мы хотим встретиться с советскими офицерами". Они сразу дали по нам залп. Мы ложились ничком и махали белым платком в знак капитуляции, но, тем не менее, они продолжали стрелять. Но почему-то пули не попадали нам. Через несколько минут, они, наконец-то, поняли, что мы непротивление. Они бросились на нас, отобрали наше военное обмундирование, часы, ремень и так далее, связали руки за спиной и отвезли в штаб… Потом они познакомили меня с полковником Арюфиным (Артюхиным. - Авт.). Я передал ему документы о переговорах о прекращении огня от нашего командира Цуцуми. Это было примерно в 6.30 утра… Советский парламентер сказал, что они хотят встретиться с японским парламентером высшего ранга в 15.00 и вести переговоры… Бригадир Сугино, которого назначили парламентером, начальник штаба Янагиока, полковник Судзуки, подполковник Касэя, я и другие отправились из штаба в 14.00 и приехали в назначенное место в 17.55. Там мы встретились с генерал-майором Гничеко (Гнечко), командиром дивизии Жаковым, капитаном 3 ранга Вороновым и другими. Советские офицеры настойчиво требовали "прекращения огня и разоружения". Чтобы избежать больше кровопролитное событие, мы согласились" (10).

Утром 20 августа продолжались переговоры в советском штабе, но т. к. японцами был обстрелян советский корабль в бухте Катаока, переговоры прекратились.

19-21 августа Курильские острова и м. Лопатка были закрыты плотным туманом.

Командующему Тихоокеанским фронтом было доложено, что решительное наступление на сильные опорные пункты японцев на острове, имеющие численное превосходство в силах, при невозможности по погодным условиям использовать нашу авиацию для поддержания пехоты может привести к большим потерям. В 9.15 был получен ответ: "Верховный Главнокомандующий разрешил приостановить на один-два дня наступление по очистке острова Шумшу и действия флота по овладению портом Катаока. Этот дополнительный срок должен быть использован для детальной подготовки к наступлению по очистке острова к утру 23 августа" (11, с. 115). В эти дни должны быть переброшены два стрелковых полка с Камчатки, и затем боевые действия КОРа поддерживаются огнем корабельной артиллерии.

22 августа штаб флота получил от главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке радиограмму: "Верховный Главнокомандующий приказал: …2. Уделить максимальное внимание серьезному усилению, как боевыми кораблями, так и авиацией флота района Камчатки с тем, чтобы быстрее очистить от японцев о. Шумшу, Парамушир и Араидо (Алаид. - Авт.) и в даль-нейшем закрепить их за собой, так как Курильские проливы возле Камчатки являются для нас основным выходом в океан" (11, с. 116).

22 августа возобновились переговоры: "…командир дивизии Цуцуми, майор Мидзуцу, капитан Нагасима, адъютант Такахаси и переводчик поехали на патрульный катер "Киров", который стоит на якоре в бухте Катаока. В столовой патрульного катера мы встретились с генерал-майором Гнечко, командиром дивизии Жаковым, капитаном 3 ранга Вороновым и другими и подписали капитуляцию. Таким образом, битва на Курильских островах закончилась… Через час советские офицеры сказали: "Сейчас мы поедем на Курильские острова (Харимкотан, Онекотан, Шаскотан) на советском военном корабле, чтобы разоружить японскую армию. Капитан Нагасима, вы сядьте с нами на корабль и проводите нас, и присутствуйте на разоружении". Я сделал так, как мне сказали, и 4 суток был в советском корабле. 25 августа я вернулся в штаб и сообщил об этом командиру. Через 2-3 дня после подписания капитуляции наш командир дивизии открыл последнее собрание. Он сказал: "Теперь начинается новая, но тяжелая эпоха. Найдите новую цель жизни и живите здорово"" (10).

23 августа в 14.00 командующий японскими войсками на северных островах Курильской гряды генерал-лейтенант Цуцуми Фусаки принял условия капитуляции и отвел свои войска с позиций для сдачи в плен.

23 августа в 15.30 десантные войска совместно с кораблями флота заняли о. Шумшу, а также японские военно-морские базы Катаока, Касивабара и северную часть о. Парамушир. Было разоружено около 14 тыс. японских солдат и офицеров, захвачены 45 танков, артиллерия и другое оружие.

За время боевых действий на о. Шумшу японцы потеряли 369 солдат и офицеров. Наши потери, только по морским частям, составили 290 человек убитыми и пропавшими без вести и 384 раненными. Из этого количества личный состав кораблей потерял 134 убитыми и пропавшими без вести и 213 ра-ненными. Остальные потери приходятся на личный состав батальона морской пехоты ПВМБ (11, с. 122).

24 августа командующий Курильской десантной операцией генерал-майор А. Р. Гнечко получил директиву Военного совета 2-го Дальневосточного фронта о незамедлительном разоружении, интер-нировании и эвакуации японских гарнизонов и гражданских лиц на островах к югу от Онекотана до Урупа включительно. Для выполнения этих задач выделялись все оставшиеся силы и средства КОР и ПВМБ.

При этом принципиально новым являлось то, что японские войска, находившиеся на островах южнее Онекотана, где, как и на Парамушире, пленение гарнизона не вызвало больших проблем, подчинялись не подписавшему акт о капитуляции генерал-лейтенанту Ц. Фусаки, а непосредственно командующему войсками 5-го фронта, штаб которого располагался на Хоккайдо. Кроме того, вспоминал впоследствии генерал А. Р. Гнечко, десантникам не было известно, какими силами и оборонительными сооружениями располагал противник на этих островах, они не имели точных карт побережий островов и не знали, где имелись удобные места для высадки. Весьма сложными были в районе Курил также гидрология моря и метеоусловия (1, с. 134).

Для проведения операции по оккупации северной и центральной частей Курильской гряды командование КОР и ПВМБ организовало из состава имевшихся в их распоряжении кораблей и воинских подразделений два разведывательных отряда и отряд с главными силами десанта, которые и осуществили последовательно прием капитуляции японских войск на указанных островах.

В состав 1-го разведывательного отряда входили тральщик № 525, десантные суда № 3 и 49, гидрографическое судно "Полярный", военный транспорт "Емельян Пугачев" и мелкие плавсредства. Отряду поставлена задача произвести минную разведку по курсу перехода нашего десанта, а также мест высадки на о-вах Ширинки, Макунруши, Онекотан, Харимкотан, Экарма, Шиашкотан и Циринкотан. При этом на о-вах Ширинка, Маканруши, Экарма и Циринкотан гарнизонов японских войск не оказалось, и высадка на них советских десантников не производилась. Авиацию невозможно было использовать из-за плохой погоды даже для разведки (11, с. 124).

2-й разведывательный отряд состоял из одного сторожевого корабля "Дзержинский", на борту которого находился представитель 91-й японской пехотной дивизии. "Дзержинский" должен был произвести разведку японской обороны на о-вах Мацува-то (Матуа. - Авт.), Кетой, Симушир и впоследствии - на о. Уруп. Сторожевой корабль вышел из бухты Катаока на разведку к о. Мацува-то 24 августа в 21.30 (Там же, с. 124).

В этот же день, 24 августа, 198-й стрелковый полк, вышедший из Усть-Большерецка, высадился в бухте Кадзиро-Ван и совместными усилиями с 7-м отдельным батальоном с м. Лопатка, не встретив сопротивления, овладел северо-западной и западной частями о. Парамушир (Там же, с. 125).

25 августа полностью капитулировал гарнизон на Южном Сахалине, продолжалось обследование о-вов Ширинки, Маканруши, высадка разведывательного отряда на остров Онекотан, из бухты Катаока для усиления наших разведывательных отрядов, эвакуации имущества и военно-пленных вышел транспорт "Емельян Пугачев" и десантное судно № 49.

В 14.00 сторожевой корабль "Дзержинский" подошел к о. Матуа и через японского представителя вручил начальнику гарнизона острова полковнику Уэда приказ о капитуляции, после чего начался прием пленных и вооружения японского гарнизона (Там же, с. 126-127).

В 21.00 закончилось обследование о. Шиашкотан, где был также вручен приказ о капитуляции и начался прием пленных и вооружения.

26 августа из бухты Катаока в 8.00 вышел отряд кораблей с главными силами наших десантных войск, предназначенных для оккупации о-вов Парамушир, Харимкотан, Экарма, Шиашкотан, Мацува-то, Расшуа, Кетой, Симушир. К 15.00 отряд подошел к юго-восточной части о. Парамушир, где транспорты "Урицкий", "Туркмен", базовый тральщик "Веха" и тральщик № 339 начали высадку двух батальонов 373-го стрелкового полка и 279-го артиллерийского полка (без двух дивизионов), которая продолжалась до рассвета 31 августа.

Транспорты "Менжинский", "Москальво", "Рефрижератор № 2", сторожевой корабль "Киров", тральщик № 334, десантное судно № 6, на которых находились части - 302-й СП, 198-й ОСП, 367-я ОАД с главными силами продолжили следование к о. Мацува-то. СК "Дзержинский", оставив на о. Мацува-то коменданта и охрану, вышел к о. Шумшу (10, с. 128-129). 27 августа в 8.00 все следующие к о. Мацува-то суда встали на якорь, и "Менжинский" приступил к высадке десанта на остров, которая закончилась к 20.00 30 августа. В этот же день высаживались разведывательные отряды на о-ва Шиашкотан, Симушир, Онекотан.

28 августа главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке был издан приказ "В целях объединения войск, действующих на Камчатке, Сахалине, Курильских островах, сосредоточить их в руках командующего 16-й армией, штаб которого разместить в южной части Сахалина. Части расположить: 252 СД - на полуострове Камчатка, 101 СД - на Северной группе Курильских островов; от 87 СК - одну СД и 113 СБР расположить в южной части Курильских островов, другие две СД разместить на Южном Сахалине" (11, с. 131).

30 августа на всех фронтах Дальнего Востока продолжался прием капитулировавших японских частей и соединений. В продолжении дня Тихоокеанский флот обеспечивал фронтовые перегрузки войск и грузов на острова Курильской гряды, в порты Южного Сахалина и Северной Кореи. На о. Симушир были высажены 5 и 6-я роты 302-го СП, на острове японских войск не было, уходя, японцы сожгли все жилые и служебные помещения. В 16.00 СК "Дзержинский" подошел к о. Мацува-то, СК "Киров был отправлен на о. Шумшу в бухту Катаока. На Матуа было принято от японского командования: пленных солдат и офицеров 3 795, винтовок 2 127, легких пулеметов 81, тяжелых пулеметов 464, гранатометов 98, оптических приборов 153, патронов 83 050" (11, с. 134). На о. Итуруп японский гарнизон около 10 тыс. чел. сложил оружие десанту с тральщиков № 589 и 590.

31 августа в 22.02 оккупация островов северной части Курильской гряды была окончена, в связи с этим командующий Камчатским оборонительным районом объявил, что боевые действия этого района и ПВМБ закончились, и приказал приступить к планомерному вывозу пленных и вооружения с оккупированных нами островов. В результате оккупации были разоружены следующие части: 91-я пехотная дивизия, 41-й отдельный пехотный полк и 129-я пехотная бригада; взято в плен: 4 генерала, 1 280 офицеров, 4 045 унтер-офицеров, 25 113 солдат; захвачены трофеи: винтовок - 20 108, легких пулеметов 429, тяжелых пулеметов 340, зенитных пулеметов 101, пушек всех калибров 165, гаубиц всех калибров 37, минометов 101, танков 60, автомашин 139, лошадей 77, самолетов 7. Части Камчатского оборонительного района к исходу 31 августа находились на о-вах Шумшу, Парамушир, Онекотан, Харимкотан, Шиашкотан, Мацува-то, Уруп (Там же, с. 135).

1 сентября по приказанию главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке военное положение на советской территории ДВ было отменено. В связи с этим отменена свето-маскировка на п-ве Камчатка и Курильских о-вах.

В этот же день капитулировали гарнизоны о-вов. Кунашир (1 250 чел.) и Шикотан (4 800 чел.).

Камчатский оборонительный район в силу обстоятельств стал плацдармом для последней боевой операции Второй мировой войны, хорошо нам известной как Курильский десант.

2 сентября, по случаю окончания войны с Японией, Сталин выступил с обращением к народу, в котором поздравил с победой и наступлением мира советский народ, дальневосточные войска и Тихоокеанский флот. 2 сентября в 10.30 по токийскому времени на борту американского линейного корабля "Миссури" был подписан Акт о капитуляции Японии. 3 сентября был объявлен Днем победы над милитаристской Японией и нерабочим праздничным днем.

1. Акшинский В. С. Курильский десант. Петропавловск-Камчатский, 1984. С. 134.
2. Александров А. А. Великая победа на Дальнем Востоке. Август 1945 года: от Забайкалья до Кореи. М. : Вече, 2004. 416 с. (Военные тайны XX века).
3. Багров В. Н. Победа на островах. Южно-Сахалинск : Дальневост. кн. изд-во, Сахалин. отд-е, 1985. 112 с.
4. Военно-Морской Флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Т. III. 408 с.
5. История 945 отдельной артиллерийской батареи. ВИМ-112.
6. История Второй мировой войны. 1939-1945. Т. 1. Зарождение войны. Борьба прогрессивных сил за сохранение мира. М. : Военное изд-во Мин. обороны СССР, 1973.
7. Камчатский заповедник Лопатка-Асача // Камчатский сборник. М. ; Л., 1940. 277 с.
8. Клавинг В. В. Япония в войне. М. : Транзиткнига, 2004. 477 с.
9. Кошкин А. Японский фронт маршала Сталина. Россия и Япония: тень Цусимы длиною в век. М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2004. 480 с.
10. Ацуси Н. О переговорах о прекращении огня на Курильских островах, (написаны в 1991 г. по просьбе своих "соратников" г-на Камагая и г-на Уэнояма и исправлены им 10.02.1997 г.). Из личного фонда.
11. Хроника боевых действий Тихоокеанского флота в войне с Японией. М. : Воениздат Министерства Вооруженных Сил СССР, 1949.
12. ЦАМО. Ф. 238. Оп. 1584. Д. 159.
13. Широкорад А. Б. Дальневосточный финал. М. : АСТ; Транзиткнига, 2005. 424 с. (Военно-историческая библиотека).
14. Японская пехота. 1941-1945. Лео Дж. Догерти III. М. : Астрель-Аст, 2005. 96 с.

Верещага Е. М., Витер И. В. Камчатский оборонительный район // Верные долгу и Отечеству : материалы XXVII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2010. - С. 11-29.>