Семья Стёллера в г. Виндсхейм


(перевод Т. Заочной)

Б. Ульманн

(Bernd Uhlmann. Zur Ehre Gottes und zum Wohl der Stadt. Idee, Geschichte und Еnde der Armenschule in der Freien Reichstadt Windsheim)

История семьи Стёллерa (другие написания фамилии: Стёлер, Стоелер, Стеллер) в г. Виндсхейме начинается с Иоганна Якобa Стёллера, принявшего осенью 1700 г. освободившуюся должность кантора. Первые переговоры уже велись летом, о чем было занесено в протокол от 23 июня: "... о чем с г-ном Стёлером, знаменитым музыкантом настоящего времени из г. Рюденгаузен, велись переговоры". В Рюденгаузене Стёллер занимал должности кантора хора, органиста, школьного учителя и секретаря суда. Церковь в этом городе после тридцатилетней войны была настолько рузрушена, что ее невозможно было восстановить. Возможно, это обстоятельство побудило Стёллера поменять место жительства. ...Городской совет Виндсхейма предлагал ему "ежегодно 100 фл (2), кроме того 2 мальта (мера сыпучих тел) спельты (родственницы пшеницы, раннее широко распространенной), 2 мальта другого сорта муки и 2 мальта овса, а также бесплатную квартиру", при условии, что он "если не на всю жизнь, то по крайней мере на определенное время возьмет на себя обязанность...". При желании он может получить еще 2 мальта пшеницы, а также несколько сажень дров. За все это он должен был "содержать в хорошем состоянии орган". Соглашение было подписано 25 июня 1700 г.

Но с обещанной бесплатной квартирой у Совета возникла проблема: Йодокус Шпейер, предшественник Стёллера, продолжал жить в предназначенном для кантора доме, относящемся к собственности города. В качестве альтернативы Стёллеру был предложен пустующий, несколько обветшалый дом органиста, который был также собственностью города. (Cогласно архивным данным, этот дом был снесен в 1860–1861 гг., находился на месте современной ул. Стеллергассе, 3.) До вселения семьи Стёллерa дом был отремонтирован. Стёллер оборудовал в этом строении также мастерскую для своего побочного занятия – он был мастером по органам и клавесинам. Соседом кантора Стёллера был высший судья города Кегет.

Отец Иоганн Якоб Стёллер родился в 1664 г. в г. Нюрнберге в семье проволочных дел мастера по серебру Сигмунда Стёллера. Около 1690 г. он, получив должность кантора, поселился в Рюден-гаузене (Кастель), где женился на Анне Регине, умершей в 1701 г. в Виндсхейме.

В Рюденгаузене у них родились четверо детей, из которых трое умерли до переезда в Виндсхейм. И лишь сын Максимилиан Филипп Якоб (1693 г. р.) переехал вместе с родителями в новый город.

Естественно, что мужчине, приехавшему со стороны в общество, жившее своей замкнутой городской жизнью, в начале было нелегко. Должности в церкви и школе, как правило, пополнялись выпускниками городского пансиона, так называемой "школы для бедных" при Латинской школе. В пан-сион принимались музыкально талантливые дети из семей бедных горожан, где их обеспечивали бесплатными квартирой, пропитанием и обучением. Цель же преследовалась следующая: по окончании школы их вербовали на городские и церковные должности. Стёллеру надлежало добиться признания в обществe, коллеги которого были тесно связаны друг с другом. Похоже, он был достаточно уверенным в себе, чтобы достичь своих целей; недостатком боевого духа он, очевидно, также не страдал.

Первое столкновение произошло с его предшественником Йодокусом Шпейером, все еще претендовавшим на музыкальные услуги при венчаниях и похоронах, желавшего таким образом улучшить свою пенсию дополнительными доходами. Стёллер подал бургомистру жалобу на старого Шпейера. Городской Совет постановил, что все доходы принадлежат по праву Стёллеру, а Шпейер должен смириться и уйти с поста.

Другая неприятная ситуация сложилась в апреле 1701 г.: Стёллер с несколькими другими музыкантами пел серенаду для попечителя госпиталя, при этом в поющих бросили камнем. Под подозрение попали городской музыкант Миссель и его люди, возможно почувствовавшие себя исключенными, или воспитанники пансиона. Случившееся взволновало умы, было вынесено на городской совет, и лишь 3 августа враждебные стороны полюбовно разошлись.

В начале января 1702 г., согласно городской записи горожан, Стёллер получил права гражданина города, и таким образом его жизнь в Виндсхейме была окончательно устроена.

В доме органиста, где он продолжал оставаться, были вновь проведены ремонтные работы, вероятно потому, что Стёллер собирался жениться. 20 июня 1702 г. он обвенчался с Сузанной Лойзей Бауманн, дочерью управляющего Крайльсхеймской общины в Морштейне.

Из 10 детей (7 сыновей и 3 дочерей) Стёллера трое умерли в раннем детстве.

Филипп Якоб Максимилиан, сын от первого брака, в 1702 г. поступил в 3 класс Латинской школы, а в 1705 г. был принят в пансион. До октября 1710 г. на воспитанника не поступило ни одной жалобы. Но тут он нарушает запрет на ночной выход, когда остался на ночь в Кюльсхейме. Боясь гнева со стороны отца и школы, он убегает в Нюрнберг. Но по дороге его настигает "божья кара" – он попадает под колесо телеги и ломает себе ногу. Из-за этого проступка его исключают из пансиона. Год спустя, в 1711 г., кантор Cтёллер вновь просит принять сына в пансион и одновременно просит субсидию по уходу за больным. Обе просьбы были удовлетворены. В 1712 г., когда освободилось место, Филиппа Якоба Максимилиана вновь приняли в пансион. Но уже в 1713 г. он покидает школу и уезжает в Нюрн-берг. По его просьбе при отбытии ему выдают из школьного бюджета сюртук и 6 талеров (3) на дорожные расходы. О его дальнейшей жизни больше ничего не известно, лишь в записи о смерти отца в 1743 г. отмечено, что все дети от первого брака умерли.

В марте 1703 г. уже от второго брака родился Иоганн Августин. 3 марта в записи о крещении его крестным отцом называется Августин Кегет, сын обербургомистра и высшего судьи. Уже в 1706 (!) году он поступает в 5 класс Латинской школы и с 1716–1722 гг. посещает пансион, сначала как "сверхкомплектный". Для учебы в Галле ему была выдана стипендия. После полугода учебы, в 1723 г., он без разрешения городского совета уезжает в Бюдинген, чтобы продолжить медицинское образование у практикующего врача. Совет прекращает выплату стипендии, так как тот действовал "вопреки предписаниям учредителя". В апреле 1725 г. Иоганн Августин в письменной форме сообщает Совету о намерении продолжить учебу в Галле и просит возобновить выплату стипендии. Приложенный диспут (4), посвященный Совету, смягчил его членов, и Иоганн Августин получил стипендию. Кроме того, ему передали 6 гульденов за диспут. Позднее, за следующий диспут, присланный им из Галле, он получил от Совета 9 талеров. В 1726 г. он заканчивает медицинское образование с присуждением ему ученой степени доктора. Он становится придворным врачом герцогства Саксонии-Барби. Летом того же года он женится на Барбаре Софии Бертольд, дочери тогдашнего суперинтенданта Саксонии. Венчание состоялось в Виндсхейме. Его брат Георг Вильгельм посвящает паре по случаю венчания "от преданного братского сердца" стихотворение, текст которого вместе с кантатой было опубликован в г. Галле:

Господин брат, я хочу твое сердце затронуть,

Из дома твоего отца ты уходишь с опорой,

Но благословением Исаака будешь ты вернее ведом,

Больше, чем высоким званием и состоянием.

Ты знаешь слово Отца, ведь ты хочешь от нас уйти:

Пусть правит Бог твоим делом, и будь с Ним един.

...! Ты должен признаться,

Что Бог делает лучше, чем человек думает (5).
 

Тесная связь между братьями продолжала оставаться и в последующие годы. Есть предположение, что в 1747 г. Иоганн Августин по просьбе еще живых сестер и братьев (Маргареты Элизабеты, Марии Лойзы, Анны Поликсены, Михаила Вильгельма и Георга Густава) нанял в Петербурге уполномоченного, который должен был заниматься наследством умершего брата Георга Вильгельма. Об Иоганне Августине также известно, что он был придворным врачом и лейбмедиком в Aйзенахском герцогстве, умер он в 1780 г.

Второй сын, Георг Вильгельм, чьим крестным отцом был бургомистр Георг Вильгельм Кегет, родился в 1704 г., но уже в 1708 г. умер.

Третий сын, Иоганн Фридрих, крещенный 13 декабря 1706 г., умер в 1711 г.

Знаменитый сын семьи Стёллера Георг Вильгельм родился 10 марта 1709 г. Без вмешательства своей тети он не выжил бы. Вот что написал Георг Вильгельм, когда покидал Латинскую школу в 1729 г.:

Мой первый миг узрел уже конец,

Мне колыбель хотела гробом стать.

Надо мною плакивали, ломали руки за меня,

Тело же мое лежало неживым на гробовой доске.

Надежда для меня, глаз и рта моих была закрыта:

Но, Бог, единственный, кто охранял меня:

Лишь одна подруга (тетя)...

Благодаря ее порыву нежности я здесь стою (6).
  

Георг Вильгельм так описывает свое рождение: его тетя, жена диакона Вальтера, была, очевидно, единственной, кто не хотел верить, что ребенок мертв, хотя уже полчаса он лежал на гробовой доске. Акушерка, чтобы быть полностью уверенной в том, что он уже мертв, держала перед его носом дымящуюся серу до тех пор, "пока одна из подруг из чувства любви не начинает делать все возможное, что в глазах других казалось бесполезным. Она началa согревать простыни, чтобы в них укутывать его, и повторялa это несколько раз: и через несколько часов ребенок, казавшийся уже мертвым, на удивление присутствующих издал громкий крик, затем полностью пришел в себя". Бургомистр Георг Вильгельм Кегет, позднее ставший крестным отцом ребенка, и соседи были свидетелями этого чуда.

В 5 лет Георг Вильгельм Стёллер поступил в гимназию (так в то время уже называлась Латинская школа). Ученики оставались в одном классе до тех пор, пока они не достигали необходимого уровня знаний, a после экзамена переходили в следующий. В 1714 г., в момент поступления Георга Вильгельма в гимназию, она состояла из 5 классов. Самым низшим классом, насчитывающим от 50 до 60 учеников, руководил учитель Себастиан Вильгельм Рот, бывший монах из монастыря Роттенбург недалеко от г. Аугсбурга, работавший с 1697 г. в Виндсхейме.

Согласно учебному плану дети в этом классе разделялись на четыре группы: "самые маленькие мальчики учились различать буквы по азбуке или на доске, также выговаривать их, чтобы читать молитву Отче наш". Следующая группа училась составлять слова из букв, кроме того, учить утреннюю и вечернюю молитву (благословение) Лютера. Следующая группа училась "правильно произносить и выговаривать целые слова", дополнительно училa застольные молитвы. "Четвертые и высшие классы" должны были прекрасно читать, кроме того, учить наизусть маленький катехизис Лютера и короткие цитаты из Библии.

Маленький Стёллер три года оставался в низшем классе. Вначале из 55 учеников он был записан под номером 53, а при переходе в 4 класс он шел уже под номером 4 (из 52). В 4 классе учились примерно 30 детей, его Стёллер посещал 2 года. Также и в этом классе изучаются в основном религия (8 час.) и латынь (9 час.). Школьный материал согласно правилам должен был заучиваться наизусть. Кроме того, ученики ежедневно получали какую-нибудь тему, "чтобы они упражнялись в правописании и наставлялись".

В 1719 г. Стёллер переходит в 3 класс, в котором обучаются около 20 учеников, который посещает 2 года. И в этом классе преобладает преподавание религии и латинского языка (6 час. и 8 час.). К этому добавляются преподаваниe музыки (3), введение в греческий язык (1) и после обеда новый предмет – арифметика (1). К тому же, уделяется много времени контролю над домашним заданием.

В 1721–1723 гг. Георг Вильгельм посещает 2 класс. В классе учатся в среднем 15 мальчиков. Георг Вильгельм заканчивает его как самый лучший ученик. В учебном плане стоят интенсивное изучение Библии и богословия, латынь по-прежнему является основным предметом, целый день посвящается греческому, к этому добавляется преподавание музыки (2) и подробная корректура домашних заданий.

В 1724 г. отец Стёллер подает заявление на принятие сына в пансион, "приложив аттестат господина ректора М. Дёдерлейна". Городской совет удовлетворяет просьбу.

В этом же году Георг Вильгельм несмотря на свои 14 лет переходит в высший класс, который он после шести лет обучения покидает как лучший ученик.

Учебный план охватывает прочные знания латыни и греческого, религии, музыки, основы церковной и светской истории, логики и естествознания (физики). И как новое к этому: "Каждую субботу господин ректор должен проверять, что каждый ученик прочитал за неделю о... и записал в своем дневнике".

Состав певцов в пансионе в то время был делом счастливой случайности. Как правило, это были высокоталантливые и хорошо закончившие гимназию ученики. Во время посещения школы они зарекомендовали себя только с положительной стороны, а потому в городских протоколах о них нет записей, в которых обычно фиксировались только отрицательные случаи. Вместе со Стёллером еще 7 молодых людей из Виндсхейма, получив стипендии... уехали в Галле, Альтдорф и Виттенберг, чтобы изучать богословие или право. Трое из них посвятили себя музыке. Только один из них, Георг Вильгельм Дитц, вернулся в Виндсхейм и достойно зарекомендовал себя как ректор пансиона.

Но вернемся к Георгу Вильгельму Стёллеру: в 1729 г. он просит у Совета об увольнении из пансиона, приложив аттестат ректора Зейбота, и о стипендии для дальнейшей учебы. Обе просьбы были удовлетворены. Он покидает гимназию заключительной открытой лекцией "О громе как свидетеле и вершителе божественной силы".

Коротко о других детях Иоганна Якоба Стёллера

Маргарета Элизабета родилась 14 апреля 1711 г. Она оставалась незамужней до конца жизни. Похоже, она была смелой женщиной, выступала в качестве посредницы по семейным вопросам в городском совете. После смерти родителей она обращается в Совет, чтобы ей выдали наследство по материнской линии без дополнительных расходов. Ее просьбa была удовлетворена. ...Во время трудных расследований o наследствe ее умершего брата Георга Вильгельма она была вновь активной. Умерла она в 1760 г.

Вторая дочь, Анна Поликсена, крещенная 24 августа 1713 г., доставила семье немало хлопот. В 1738 г. она вышла замуж за учителя Конрада Сталя. Вскоре тот умирает. В 1740 г. из-за внебрачной беременности ее сажают в башенную тюрьму на 11 дней. Сестра Маргарета Элизабета дoбивается в Совете ее освобождения. Это делают с условием, что она на следующий же день покинет город, в котором в течение двух лет не должна будет показываться. ...В 1743 г., когда отец находился при смерти, ей разрешили всего лишь несколько дней провести в родительском доме. После этого она окончательно исчезает. Неизвестно также, что стало с ее ребенком.

Третья дочь, Мария Лойза, крещенная 19 декабря 1715 г., после выхода замуж за овдовевшего кантора Иогана Генриха Венцеля вместе с ним переезжает в г. Маркт Эрлбах. У них было трое детей. Умерла она в 1775 г.

В 1718 г. родился пятый сын, Иоганн Якоб (крещен 24 мая), который умирает 21 мая 1719 г.

В 1720 г. родился шестой сын, Михаэль Вильгельм (крещен 22 июля). С 1725 по 1732 г. он посещает Латинскую школу (закончил 2 классa). Просьбa отца о принятии его в пансион была отклонена. С этого времени о нем нет сведений ни в гимназии, ни в Виндсхейме.

В 1723 г. родился сын Георг Густав (крещен 24 октября). В 1730 г. он поступает в гимназию. Два раза он делает попытку поступить в пансион, но не выдерживает экзамена по пению. В 1737 г. был наконец принят. С этого времени известно, сколько бесплатных уроков музыки он брал: два года вокала, три года игры на скрипке, один год игры на флейте и один год обучения счету. После разного рода сложностей с городским советом он получает ежегодно 12 талеров стипендии, обучается богословию в г. Виттенберге. С 1745 г. о нем нет никаких сведений.

Если просмотреть список крестных родителей детей Стёллера, то бросается в глаза, что все они были знатными персонами города: бургомистр, юристы, городские доктора, жены городских чиновников и сенаторов или дети из высокопоставленных семей. Это означает, что кантор Стёллер хорошо обосновался в этом небольшом, свободном имперском городе.

Об Иоганне Якобе Стёллере в Виндсхейме

В городских протоколах, являющихся источником раскрытия истории семьи Стёллера, конечно, нет ни слова о его нормальной, будничной жизни. Из записей о детях можно сделать заключение, что в них документировались только особые происшествия. Также и жизнь отца, Иоганна Якоба, освещается в городских протоколах большей частью с отрицательной стороны. То, что он вступался за своих детей, попадавших в трудности, особенно за свою дочь Поликсену, говорит о том, что он был внимательным отцом, стоял выше господствующих в то время представлений о морали. Двери отцовского дома всегда были открыты для детей.

В протоколах можно также найти записи о длительном и ожесточенном споре между родственниками его жены за наследство, в котором Иоганн Якоб принимал активное участие. Дело не обходилось без интриг и эмоциональных всплесков. Похоже, что Стёллер проявил себя в этом споре грубо, что послужило поводом для серьезной критики со стороны Городского совета, вплоть до угрозы увольнения с должности кантора. Городской совет критиковал кантора, но все же был на его стороне. В июне 1710 г. Стёллер извинился перед Советом и обещал в будущем вести себя лучше.

В протоколах можно прочесть, что Стёллер был трудным человеком, он то и дело вступал в споры со своими коллегами. Во время сдачи экзаменов уполномоченные Совета проверяли не только знания и успехи учеников, но также следили за педагогическими способностями и поведением учителей. Все возражения и недостатки выносились на обсуждение Совета. Из записей в протоколах: в 1715 г. Стёллер "...дерзко обошелся с органистом", уполномоченные Совета "рекомендуют кантора подвергнуть серьезной критике"; в 1717 г. "кантора подвергнуть критике по поводу плохо подобранной церковной музыки... чтобы впредь прилагал больше старания..."; в последующие полтора года ситуация, конечно, не улучшается, и в 1718 г. в Cовете обсуждается, "как в будущем помочь улучшить ситуацию с музыкой". Совет беспомощен и заключает следующее: "обещанное кантором улучшение ситуации с музыкой подождать до Пасхи...". Возможно, Стёллер следил за развитием музыки своего времени, и вместо привычных мотет (7) использовал более сложные формы кантат. А это требовало приобретение двух гобоев и ремонта имеющихся музыкальных инструментов. Вероятно, музыкальное сопровождение воскресных служб было плохо подготовлено, что послужило поводом для критики со стороны Совета.

Когда Стёллер неожиданно расширяет музыкальный диапазон во время службы, между ним и священником разгорается ссора. Возможно, спор между ними был резким и оскорбительным, так как в 1720 г. во время экзамена от Стёллера требуют, чтобы тот извинился перед священником. Сверх того он подвергается критике не только со стороны уполномоченных Совета, "но должен подвегнуться настоятельной критике и со стороны бургомистра". Со временем, похоже, споры улеглись, так как позднее в протоколах нет никаких записей.

О совершенно другой стороне жизни Иоганна Якоба Стёллера – его деятельности как органных и клавесинных дел мастера – из протоколов узнать ничего нельзя. Где он этому ремеслу научился, можно только предполагать. Возможно, в г. Нюрнберге, где в то время работал городской мастер по органам Кристоф Раппольд (1633–1696). Сколько инструментов было сделано Стёллером за его жизнь в Виндсхейме, к сожалению, также неизвестно...

О его деятельности как кантора церковного хора и руководителя пансиона известно мало. В самом начале, когда он приступил к должности, отмечена покупка нот, позднее такого рода записей уже не найти. Есть запись о покупке двух гобоев, похоже, что и здесь он остался довольным. Во время пожара в 1730 г. в церкви св. Килиан сгорели музыкальные инструменты и ноты. О приобретении новых кантором Стёллером ничего не говорится.

В 1736 г. к нему в качестве адъюнкта был приставлен Самюэль Штольценберг. Он берет на себя пение во время Рождества, что уже 72-летнему Стёллеру стоит большого труда преподавание пения. Штольценберг хотел бы внести новые идеи. Но Стёллер все еще остается ответственным за музыку во время церковной службы, а потому Штольценберг отказывается от включения своих собственных кантат и опубликования текстов до тех пор, пока старый кантор не умрет. Иоганн Якоб Стёллер умер в 1743 г., а 29 августа его похоронили.

Его вдова, Сузанна Лойза, просит о разрешении бесплатно проживать в доме еще один год. Одновременно она просит Совет об "особой милости", из чего следует, что от приданного, привнесенного ею в брак, ничего не осталось. Совет снисходителен, "как всегда". Она получает 20 гульденов милостыни. В ноябре 1744 г. ее просьба о пособии, а также о зерне и дровах Советом отклоняется, что означает, что она должна переселиться в дом по улице Зеегассе. ...Госпожа Стёллер умирает 25 сентября 1745 г., 1 октября ее хоронят.

Со смертью Сузанны Лойзы заканчивается история семьи Стёллера в г. Виндсхейме. В церковных записях нет никаких указаний на то, что кто-то из детей остался жить в городе.

1. Bernd Uhlmann Zur Ehre Gottes und zum Wohl der Stadt. Idee, Geschichte und Еnde der Armenschule in der Freien Reichstadt Windsheim // Georg-Wilhelm-Steller-Gymansium, Bad Windsheim, Jahresbericht 2007/2008 (2008/2009).

Ульман Б. Семья Стёллера в г. Виндсхейм (перевод Т. Заочной) (Bernd Uhlmann. Zur Ehre Gottes und zum Wohl der Stadt. Idee, Geschichte und Еnde der Armenschule in der Freien Reichstadt Windsheim) // Люди великого долга : материалы междунар. ист. XXVI Крашенинник. чтений. - Петропавловск-Камчатский, 2009. - С. 255-261.