Н. А. Троицкая

Федор Федорович Сомов: чиновник, востребованный властью

История Камчатской области, как и любой другой территории, складывается из маленьких историй реальных людей. Нередко в судьбе одного человека, естественно, незаурядной личности, отражаются большие общественные процессы. Деятельность чиновника Федора Федоровича Сомо- ва, чьи знания и опыт были востребованы властью для решения сложных задач управления север- ными уездами, является тому подтверждением. После Русско-японской войны российские власти были вынуждены обратить особое внима- ние на собственные тихоокеанские владения (1, 3). Была осуществлена реформа управления При- морской областью, частью которой стало выделение в 1909 г. самостоятельной Камчатской области под началом губернатора. Это было не кабинетное решение, а продуманный и обоснованный шаг, в реализации которого участвовали многие толковые люди. Среди них недавно появившийся на службе в Приморском областном правлении дворянин Ф. Ф. Сомов. Из его прошлого удалось вы- яснить, что он воспитывался в Константиновском межевом институте, но обучение не закончил. Поступил на гражданскую службу в 1880 г., с 1883 по 1885 г. находился на военной службе. С 1886 г. вернулся к гражданским делам, набирался опыта работы в канцеляриях акцизного ведомства, дво- рянского собрания, был помощником правителя канцелярии Нижегородского губернатора (2, с. 188). 30 апреля 1906 г. зачислен на службу в Приморское областное правление и. д. советника, но в условиях постоянного недостатка кадров ему пришлось время от времени исполнять обязанности старшего советника (4, л. 182, 199). Осенью этого же года Сомов получил опыт работы делопроиз- водителем в канцелярии Приамурского генерал-губернатора. Безусловно, ему было, у кого учиться, ведь старшим советником Приморского областного правления в это время был известный управле- нец Александр Васильевич Суханов. В условиях грядущих преобразований эти чиновники практически одновременно проводи- ли ревизию северных уездов Приморской области, в том числе «для выяснения действительного положения» дел: А. Суханов – в 1906 г., Ф. Сомов – в 1907 г. Инициатива проведения ревизий про- растала из застарелых сибирских болезней – произвола и мздоимства людей, даже в малой степени облеченных властью. Кроме того, изучение состояния финансовой сферы в северных уездах было продиктовано работой Временной ревизионной комиссии по поверке отчетности в военных расхо- дах (г. Санкт-Петербург) за годы Русско-японской войны. Об этом свидетельствует сохранившийся журнал присутствия Приморского областного правления от 22 и 24 мая 1907 г. (5, л. 59). В числе ре- визионных дел, рассматривавшихся присутствием, была финансовая деятельность в 1904 г. бывшего начальника Петропавловского уезда А. Сильницкого, что во многом определялось плохой сохран- ностью или полным отсутствием оправдательных документов по тратам казенных денег. Ревизии, проведенной А. В. Сухановым, оказалось недостаточно, и было принято решение о новой проверке. Стоит отметить, что для ревизора Федора Сомова была четко поставлена еще одна зада- ча: собрать максимально полную информацию о состоянии и нуждах населения Петропавловско- го, Гижигинского и Охотского уездов Приморской области. Власти были необходимы не только наблюдения, но и предложения нового сотрудника по изменению системы управления данными территориями. Для сбора информации был избран наиболее продуктивный способ – в традициях русской соборности и местных съездов сведущих людей – созыв в Петропавловске, Гижиге и Охотске сове- щаний из представителей всех классов населения до аборигенов включительно. В программу были включены вопросы: а) усиления русской колонизации и организации переселения; б) установления надзора за побережьем и защиты от иностранных промышленников; в) улучшения медицинского обслуживания и борьбы с проказой и сифилисом; г) сохранения соболя и установления правил охо- ты; д) ознакомления населения с усовершенствованными способами заготовки рыбы как основного продукта питания. Говоря современным языком, речь шла о комфортности проживания населения на данной территории. По сохранившимся материалам невозможно установить, кто был разработ- чиком этой программы, но, отмечая погруженность Ф. Сомова в проблемы Севера, смеем предполо- жить, что в какой-то мере это был его авторский труд. Летом 1907 г. Сомов отправился в командировку, которая продолжалась примерно 4 месяца. Всего за время ревизии было проведено 4 совещания: 29 и 30 июля в Петропавловске, 27 сентября в Гижиге и 18 октября в Охотске. У местных сведущих людей было время обдумать и обсудить поставленные вопросы. Участниками совещаний были: в Петропавловске – уездный на- чальник С. М. Лех; командир транспорта «Маньчжур» капитан 1-го ранга барон Ф. В. Раден, 17 лет плававший в северных водах; уездный врач В. Н. Тюшев (Тюшов) (автор книги «По западному бере- гу Камчатки»); священник Иоанн Гуляев, бывший городской староста П. Н. Косыгин, и. д. старосты М. П. Корякин, камчатские купцы В. Н. Косыгин, Н. В. Флетчер и доверенный «Камчатского торго- во-промышленного общества» Г. К. фон Вильдеман-Клопмен, ведущие пушной промысел крестья- нин Г. Т. Подпругин и казак П. В. Крупенин; в Гижиге – помощники уездного начальника В. Г. Осмо- ловский и И. С. Бяков, чиновник В. А. Введенский, управляющий Гижигинской казачьей командой С. Г. Падерин, пятидесятник И. Г. Падерин, мещане Н. И. Воробьев, П. М. Брагин, М. И. Брагин, ме- щанский староста И. И. Воробьев, крестьянин А. Д. Неустроев, коряки Николай Вилькин и Иочав; в Охотске – уездный начальник М. С. Попов, помощник его С. И. Сивков, управляющий командой урядник Бубякин, мещанский староста И. А. Бушуев, охотская купчиха А. А. Бушуева, представи- тель т. д. «Коковин и Басов» А. Г. Богданов, церковный староста мещанин В. А. Бушуев, крестьяне К. Томилин, Ф. Кобяков, якут Якутской области Ив. Сивцев-старший (6, л. 173–179). По итогам ревизии по каждому уезду Сомовым были подготовлены доклады в машино- писном виде. Они были представлены Приамурскому генерал-губернатору военным губернатором В. Е. Флугом 5 января 1908 г. с приложением журналов всех совещаний и списка по уездам рыбо- промысловых участков, сдаваемых в аренду на 1906 г. В дальнейшем доклады были отпечатаны типографским способом. В фондах РГИА ДВ они выявлены в количестве 5 экземпляров, из них 3 экземпляра по Петропавловскому уезду. В совокупности чиновником оставлены нам 93 страницы печатного текста, содержащего описание проблем и нужд северных территорий Дальнего Востока, а главное его предложения по их решению (7). Источники эти известны исследователям, с ними в разное время работали Л. А. Геготаулина, И. В. Витер, Я. В. Мороз (Назарова) и др. Но в данном случае они представляют интерес как отражение профессионализма и личных качеств российского чиновника начала XX в. Оказавшись впервые в необычной обстановке далекой северо-восточной окраины империи, Ф. Сомов сразу же оценил эту замечательную страну. Камчатка – «счастливый уголок земли, в кото- ром обыватель добывает все необходимое для безбедного существования при незначительной затра- те труда». Край богат, а имеющиеся проблемы в основном возникают из-за «феноменальной лени» населения. Наверно, не стоит понимать это буквально, просто деятельный человек нового времени наблюдал жизнь «иного» – традиционного общества. Общества, которое не знает жадности, во- ровства и всегда готово к взаимовыручке. Сомов был уверен, что здесь имеются все предпосылки для продуктивного развития, необходимо только этому разумно способствовать. Не случайно те- мой первых размышлений чиновника стала реформа образования. И чиновник, и его респонденты, в частности заведующий городским училищем г. Петропавловска Роберт, были убеждены, что насе- ление Севера должно быть грамотным, должно не только уметь писать и читать, но, прежде всего, овладеть практическими навыками и новейшими знаниями в ремеслах, промыслах, огородничестве, скотоводстве. К сожалению, деятельность не самых лучших представителей православной церкви, опоры российского просвещения среди аборигенного населения северных уездов, не вызвала у ревизора позитивных эмоций. Он отмечает малограмотность священников, манкирование обязанностями, нередко мздоимство. По мнению Сомова, нередко «священник является шаманом», а не пастырем: один раз в год приезжает на ярмарку, устраивает общую исповедь, ни одного слова которой абори- гены, за редким исключением, не понимают. Плату за все требы собирает мехами. При знакомстве с рассуждениями Ф. Ф. Сомова о развитии образования невольно возникают аналогии с просве- тительскими идеями XVIII в., справедливость которых трудно опровергнуть: государство сильно своим сознательным просвещенным народом! Одна из практических целей, поставленных правительством, – заселение северных терри- торий переселенцами из России. Естественно, что в природно-климатических условиях северного региона «южно-уссурийский» вариант переселения не годился. Но не поисками участков для заселе- ния заняты мысли Ф. Сомова. Главный для него вопрос – о праве собственности на землю, которое влечет за собой проявление усердия и желание ее обрабатывать. По его справедливому мнению, водворение переселенцев должно произойти не ранее решения вопросов о землевладении коренного населения, об обеспечении его угодьями для сохранения традиционного образа жизни. Но даже при этом государство перманентно должно помогать населению Севера в снабжении орудиями лова, охоты, семенами, продовольствием и т. п. Практичный ум чиновника видит и другую сторону вопроса. Постоянная надежда на по- мощь извне порождает иждивенческие настроения. Сомов предлагает «наиболее рациональный вид помощи» – скотоводство, в частности оленеводство. Вместо готового продукта предлагается про- дуктивный вид деятельности!!! Государство, по мнению чиновника, может пойти на одномомент- ные затраты по приобретению примерно 25 оленей на семью. Вторая, очень современная, проблема – сохранение природных богатств. Хищничество и бездумное истребление поставило на повестку дня вопрос о запасах соболя и других зверей. Прак- тик Сомов верен себе и в данном вопросе, он позитивно относится к идее проведения так называе- мых «запусков» соболя, или заповедных лет, в которые подрастает молодняк и охота запрещена. В то же время он прекрасно понимает, что для части коренного населения такие меры могут оказаться плачевными. Следовательно, нужно не бездумно запрещать, а опираться на практику, сложившуюся веками. Чиновник проявляет удивительно бережное отношение к кадрам и делает полезное заме- чание о необходимости вдумчивого отношения не только к проблемам территории, но и к людям, которые несут ответственность за их преодоление. Он проявляет заботу о жилищных и бытовых нуждах местных чинов. «Лиц, служащих на крайнем севере, необходимо обставить так, чтобы они, хотя бы в повседневной жизни, пользовались необходимыми для здоровья удобствами» (8, л. 6). Аналогичные размышления, аргументацию с помощью примеров, в которых проявилась в полной мере наблюдательность чиновника, находим в остальных частях докладов Сомова, посвященных перспективам развития в уездах торговли, транспорта, связи. В ходе проведения финансовой ревизии уездных управлений Сомов каких-то вопиющих неправильностей не выявил. Как и его предшественник, он отметил хаотичное состояние докумен- тации и касс, полный беспорядок в архивах. Естественно, что при таком состоянии дел трудно обо- сновывать правильность распределения средств. Быстро навести порядок в этом сложном хозяйстве при отсутствии соответствующих кадров было невозможно. В целом, поездка оставила неизгладимый след, стала хорошей школой управления и знания о подведомственной территории и людях, на ней живущих. По возвращении Сомов не только отчитался в исполнении задания, но и принял активное участие в реализации предложений. В 1908–1909 гг. он был занят в многочисленных совещаниях в Приморском областном правлении по вопросам обустройства администрации на Камчатке. Он готовил многочисленные материалы по строительным работам для нужд будущей администрации (9, л. 22–29, 31). Второе, не менее важное направление в деятельности чиновника в данный период времени – решение вопросов о поставке племенного скота, о внедрении новых отраслей и методов ведения хозяйства. С подачи Ф. Сомова уже в 1908 г. был возбужден вопрос о завозе племенного скота на Камчатку. Тогда же в северные поселки от Охотска до Командор были доставлены 20 голов породистых собак-производителей. Причем передачу сопровождала рекомендация, основанная на опыте профессора Дыбовского, – проводить скрещивание с волком (6, л. 262). Воспользовавшись знаниями приват-доцента Петербургского университета старшего консерватора Ботанического сада В. Л. Комарова, исследовавшего Камчатку в 1908–1909 г., Приморское областное правление обра- тилось с просьбой высказать заключение о возможности развития пчеловодства, о чем также раз- мышлял Ф. Сомов. И так по многим вопросам становления Камчатской области видим постоянный отклик на предложения чиновника Ф. Сомова. Дальнейшая судьба этого незаурядного человека отмечена карьерным ростом. 1 сентября 1909 г. Сомов был назначен делопроизводителем канцелярии Приамурского генерал-губернатора. Через два года, с 1 сентября 1911 г., коллежский асессор, потомственный дворянин Ф. Ф. Сомов был назначен правителем канцелярии Камчатского губернатора. Смеем предположить, что это на- значение состоялось не без участия вице-губернатора Приморской области, будущего Камчатского губернатора Н. В. Мономахова. На Камчатку Федор Федорович прибыл 10 ноября 1911 г., а первый сохранившийся приказ подписал 14 ноября за № 114 (10, л. 9об. –10). Чиновник сразу же включился в продолжение работы по строительству новой Камчатки. Необходимо было навести порядок в де- лопроизводственном процессе. Об объеме и состоянии учета свидетельствуют цифры, приведенные самим Сомовым. С 1910 г. количество входящих бумаг по канцелярии увеличилось с 3,9 до 10 тыс. в 1914 г., исходящих – с 3,7 тыс. до 9 тыс. При этом он часто исполнял обязанности вице-губернато- ра, т. к. в период смены руководителя вице-губернатору фон Бодунгену приходилось много времени проводить в разъездах. Осенью 1912 г. Ф. Сомов, как самое информированное лицо, стал корреспон- дентом Петербургского телеграфного агентства. Хотелось бы найти критерии оценки компетенций, знаний и опыта чиновников такого уровня! Естественно, что физические возможности человека не безграничны. 4 октября 1916 г. пра- витель канцелярии губернатора Камчатской области Ф. Ф. Сомов ушел в отставку. Среди его наград были ордена Святого Станислава II и III степени, Святой Анны II и III степени, медали Общества Красного Креста, в память 300-летия Дома Романовых. Семья его состояла из жены – дочери ка- питана Марии Александровны Новосильцевой и 3 дочерей: Марии, Маргариты и Киры (11). К со- жалению, документы о дальнейшей жизни Ф. Ф. Сомова пока не выявлены. По информации его правнучки В. П. Бонишко, известно, что после революции он был председателем рыболовецкого совхоза в Приморье. Умер в 1926 г.

1. Аров В. Н. Административно-территориальное управление Камчатским краем (1697–1917) // Вопро- сы истории Камчатки. Вып. 3. Петропавловск-Камчатский : Новая книга, 2007. С. 355–405. 2. Дальний Восток России: из истории системы управления. Документы и материалы. Владивосток, 1999. С. 188. 3. Коростелев Д. А. Из истории государственного финансового контроля на Камчатке в XVIII – начале XX вв. // Вопросы истории Камчатки. Вып. 4. Петропавловск-Камчатский : Новая книга, 2009. С. 299–357. 4. РГИА ДВ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 3368. 5. Там же. Ф. 1005. Оп. 1. Д. 50. 6. Там же. Ф. 702. Оп. 1. Д. 601. 7. Там же. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2212; Ф. 6. Оп. 1. Д. 297; Ф. 87. Оп. 1. Д. 102–104. 8. Там же. Ф. 87. Оп. 1. Д. 102. 9. Там же. Ф. 702. Оп. 1. Д. 625. 10. Там же. Д. 638. 11. Там же. Ф. 1005. Оп. 1. Д. 109.

Троицкая Н. А. Федор Федорович Сомов: чиновник, востребованный властью // «Отчизны верные сыны» : материалы XXXII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2015. - С. 141-144.