Роль русских промышленников в исследовании Алеутских островов и побережья Аляски во второй половине XVIII в.

Н. В. Толкачева

По возвращении из Второй Камчатской экспедиции в рапорте в Адмиралтейств-коллегию от 18 июля 1746 г. А. И. Чириков определил главные направления дальнейших исследований в северной части Тихого океана (2, с. 29-30). Однако правительственные экспедиции, подготовка к которым велась в 1745, 1753, 1786 гг., по разным причинам не состоялись.

Начиная с 40-х гг. и до конца XVIII в. было организовано более ста частных промысловых экспедиций (1, с. 113). Мореходы, купцы и промышленники сыграли выдающуюся роль в дальнейших географических открытиях в северной части Тихого океана (2, с. 7).

Инициатива частных лиц в организации экспедиций сочеталась с поддержкой властей, которые были заинтересованы в открытии и закреплении за Россией новых земель, исследовании и освоении новых территорий, расширении торговли и промыслов, разведке и использовании естественных богатств. Немалый доход государству приносили сбор ясака, поступавшего с приведенных в русское подданство жителей Алеутских островов и Аляски, и десятая часть от всего количества добытых зверопро-мышленниками мехов, поступавшая в царскую казну.

Такие мероприятия русского правительства, как отмена в 1753-1757 гг. внутренних таможенных пошлин, в 1762 г. - правительственной монополии на торговлю с Китаем и в 1774 г. уплаты десятой части добытых мехов, благоприятно повлияли на развитие торговли и промысловой деятельности.

Деятельность промышленников, открытие и освоение Курильских, Алеутских островов и Аляски непосредственно связаны с историей Камчатки. Е. С. Басов, М. В. Неводчиков, С. Г. Глотов, С. Т. Пономарев, И. Студенцов, П. Башмаков, А. Толстых, А. Воробьев, Д. Панков начинали свои плавания с Камчатки, главным образом из Нижнекамчатского и Большерецкого острогов.

Первым толчком к началу промысловых экспедиций послужило открытие членами экипажей пакетботов "Св. Петр" и "Св. Павел" островов с ценной пушниной. Второй (более мощный) толчок к усилению движения на Алеуты дали удачные экспедиции сержанта команды Охотского порта Е. С. Басова, промышлявшего пушных зверей на о. Беринга в течение зимы 1743/1744 гг. и вернувшегося с богатой добычей, принесшей большие доходы. Во время второго плавания (1745-1746 гг.) им был открыт о. Медный. Дата начала плавания Е. С. Басова - 1 августа 1743 г. (по старому стилю) - считается началом хозяйственного освоения русскими людьми Алеутских островов и Аляски.

В справке Большерецкой канцелярии за 1746 г. есть данные об острове, на котором побывал Е. С. Басов, позже этот остров был назван именем Беринга: "…по земле свидетельствовал всеобширность острова, которого де явилось по свидетельству в длину, например, ста два или болея, а шириною неравномерно как дватцать на пять и на дватцать, и на петнатцать, а ино де и на петь верст. И на том острову лесу талочаго и ребиннова малое число и то невзрослой. Да на том же де острову имеется озеро длиною на 10, а шириною как на пять вест. И из оного озера истекают малыя речки по всем сторонам, а в тех речках рыбы разной всякой, называемой по-камчатски гольцом, кайка, красной - кижуча, весьма пребогато, також и травы сладкой, сараны, и ягод мурошка и шикши много число, а кругом того острова в море имеется зверей морских: бобров, кошлоков, котов, нерп, сивучей довольно и коров морских премножество, ежели де оных промышлять, то де уповательно множество народа прокормить можно" (2, с. 32-33). Справка также содержит, сведения о том, что: 1) "…обыскана ими пристань бывшаго Камчацкой экспедицыи капитана-командора Беринга, где пакетбот разбило" (там же, с. 33), 2) на острове членами экспедиции Е. Басова был поставлен крест, 3) промышленниками был открыт о. Медный.

Мореход М. В. Неводчиков во время плавания 1745-1747 гг. открыл ближайшие к Камчатке Алеутские о-ва - Атту, Агатту и Семичи и нанес их на карту. Как пишется в рапорте из Нижекамчатской приказной избы, М. В. Неводчиков с товарищами в 1745-1746 гг. на о. Атту "…зимовали и промышляли морских зверей бобров и кошлоков. И на оном острову имеется незнаемой народ, неясшныя люди, у которых людей разговору их толмач и никто не знает. Того ради для подлинного знания тамошних народов и землиц привезен от них один человек…" (7, с. 34). Привезенный мореходами подросток Темнак рассказал, что жители открытых островов называют себя алеутами. Его крестили в 1747 г. в церкви Успения Божьей Матери в Нижнекамчатске. Плавание М. В. Неводчикова положило начало приведению алеутов в русское подданство, а крещение Темнака - их христианизации.

Мореход П. И. Башмаков в 1756-1758 гг. открыл и нанес на карту 13 островов к востоку от Ближних Алеутских. Его экспедиция привезла в приказную избу Нижнекамчатска предметы охотничьего снаряжения алеутов (2, с. 51-52).

Казак И. Студенцов на судне "Св. Капитон" в 1757-1761 гг. ходил на Алеутские острова, открыл о. Кыска. На о. Авад промысловые люди зазимовали. Отношения их с местным населением были непростыми. Алеуты не раз нападали на них с оружием. Во время зимовки умерло 17 человек, остальные "…претерпевали несносный глад…" (там же, с. 57). В рапорте И. Студенцова Большерецкой канцелярии есть сведения по этнографии: "А оныя народы одежду на себе имеют из однех птиц, называемых урильих кож парки, а штанов и торбасов не носят" (там же, с. 56).

В 1758-1762 гг. состоялся "морской вояж на знаемые и незнаемые морские острова" яренского посадского человека С. Г. Глотова и казака С. Т. Пономарева на судне "Св. Иулиан", завершившийся открытием дальних о-вов Умнак и Уналашка, которые получили название Лисьих. В рапорте казака С. Т. Пономарева и передовщика С. Г. Глотова, написанного участниками похода собственноручно в Большерецкую канцелярию, сказано: "А в том сентября 1-м числе… прибыли на остров, лежащей к северовосточной стороне... А тот остров называется по названию тамошних народов Умнак... От того острова недалече, в разстоянии примером в верстах 15-ти, вышеявленной второй остров обширностию больше перваго, называемой Уналашки" (там же, с. 61).

Здесь же имеется рассказ о добровольном приведении алеутов о-вов Умнак и Уналашка в рос-сийское подданство, при этом "…дали добровольно в аманаты первого острова тойона Шашука племянника малолетнаго, парня именем Мушкаля, которого мы назвали Иваном, возрастом, например, около 12 или 13 лет" (там же, с. 63). Заложник (аманат) был привезен в Большерецк.

Члены экспедиции С. Г. Глотова - С. Т. Пономарева подробно описали животный мир 29 островов - на одних островах они побывали, а о других сведения дали алеуты.

В рапорте С. Г. Глотова имеются сведения этнографического характера, описано боевое оружие, жилища, одежда алеутов, приемы, орудия охотничьего и рыболовного промысла, способы обработки и заготовки рыбы (там же, с. 63.). Участник плавания И. Соловьев получил "…от тамошняго жителя краски цвету серебреного з блесками по весу 48 золотников, коею оные народы у себя лицо красят" (там же, с. 62-63), которая была привезена в Большерецкую канцелярию.

Участник экспедиции С. Г. Глотова тотемской купец Петр Шишкин известен как первый составитель итоговой (60-е гг. XVIII в.) карты островов Алеутской гряды, представленной Адмиралтейств-коллегии. Карта была высоко оценена М. В. Ломоносовым, о ней было доложено императрице Екатерине II.

В 1762 г. тотемский купец и мореход С. Я. Черепанов после возвращения из плавания 1759-1762 гг. на судне "Свв. Захарий и Елизавета" продиктовал сказку об о. Беринга и Ближних Алеутских островах (3, с. 113-120).

Во время плавания на боте "Св. Гавриил" квартирмейстера Г. Г. Пушкарева промышленные люди зазимовали в 1760-1761 гг. на о. Атха и в Большерецкую канцелярию привезли сведения о населении острова: "А те народы на острову, где имели они зимовку, имеют платье ношебное из птичьих кож, шитые в подобие шуб, а более того никакой носки платия не имеют, ростом весьма матерыя, вокруг губ вставливают в вырезанные дыры костяные зубья и протчия кости и истачивают из носов кровь на ладони и сосут, и убивают детей своих для кровотия. Жилища их, зделанные в подобие здешних камчатских земляных юрт, с отлазами в юрте земляными (яко б как мышьими норами). Когда на них бывает от их братей наступление ко убитию влезанием в юрту сверху, тогда теми пролазами имеют убеги и спасаются, и с наружности друг на друга воюют и между собою запасенный корм отбирают, а начальников над собою не имеют.

Оружие имеют луки со стрелами и спицы деревянные длиною в сажень и более, а на концах укрепленные костяные спицы, и те спицы бросают руками и так медко бьют, что и дватцать сажен птицу и зверя всякого зашибают. На оном острову имеются алени полевые, медведи, волки, собаки, у коих уши весьма велики, яко у меделянских, и весьма борзы, а лисиц красных, черных и черно-бурых так довольно, что десятками и по два бегают. Лес имеется всякой наносной и земных овощей сарана и протчия питательныя человеком в еству разные сладимые травы и ягоды разные, а коренья весьма горчайшия, птиц разных земных налетных и морских довольно…" (2, с. 66).

Экспедиция Г. Г. Пушкарева совершила первую зимовку на "матерой" американской земле. Ценная гидрографическая информация об удобных гаванях и якорных стоянках в проливе между о. Унимак и п-вом Аляска, собранная экспедицией Г. Г. Пушкарева, использовалась позднее другими мореходами.

Во время зимовки на о. Кыска А. Воробьев открыл о. Квасник, на котором команда судна "Св. Иоанн - устюжский чудотворец" в 1760-1763 гг. вела промысел (1, с. 66, 184).

Селенгинский купец А. Толстых, промышлявший в 1761 г. на о. Адаг, открыл еще пять островов, которые с того времени стали именоваться Андреяновскими (о-ва Канага (Танага), Четхина, Тагалак, Атха и Амля). В рапорте о плаваниях в 1760-1764 гг. на Алеутские острова А. Толстых приводит данные о жизни местных народов.

"Первое. На островах не именных местах имеют земляныя юрты, в которых всегда жительствуют, а для теплоты никогда зимою и летом не топят.

Второе. Носят на себе [парки] морских птиц ар и топорковых кож, которых они промышляют у берега морскаго сильями усовыми, да употребляют же камлеи морских зверей сиучей и нерп, а более того платья, ничего не употребляют.

Третие. Довольство имеют харчевыми припасами такими, что, выезжая на малых своих байдарках в море, удят морскую рыбу палтусину и треску, а по добыче вывозят на берег и в домах своих без варения едят сырую. Естли ж последуют в море волнения и оттого ему для промысла выехать бывает нельзя, а между тем за продолжением времяни долговременно, то последуется ему глад, з женами и детьми ко избежанию того пойдут на лайду, выбирают ко употреблению себе в пищу капусту и разныя ракушки, по приносе в домех довольствуются, да и то все сырыми…

Четвертое. Морскаго зверя промышляют в майе, в ыюне месяцах. А самыя тихия [дни], видя на море неволнения, выезжая они на море, где получить спящаго или неспящаго бобра, гоняют многими их малыми байдарками, догоня, носками колют, что тут зверь из рук никуда уйти не может. Теми ж меры и нерп промышляют.

Пятое. Не только в летнее, но и в зимнее, в самое студеное время, кроме вышеписанной птичей парки и камлеек кишошных (ничего другого. - Авт.)… не носят, и, выезжая зимою на тех малых своих байдарках на море для промыслу палтусины и трески, а согрев, что во возчюствие себе от стужи холодной, наклав травы и зазжет, впустит ис-под ног под парку малой жар и тем согревается…" (2, с. 92-93).

В том же рапорте привлекают внимание этнографов способы охоты и рыбной ловли алеутов: "…пропитание себе получают из упромышленных ими в малых байдарках, выезжая з берегу на море из морских рыб, называему палтусину… и другой, называемой трески, которых они, упромышливая в море поводками, костяными удами, выпущая из малых байдарок; зделанные те повотки из выкидной, с моря збираемой ими капусты… но, между тем, отчасти употребляя в пищу ис показанных морских зверей нерп, упромышливает носками, усматря ходящую ее в булуиках, выезжая в малых байдарках, колет, а заколя, у носка привезав пузырь, хотя и может заколотая нерпа в море потонуть, точие тот пузырь ко употоплению ей свободы не дает" (там же, с. 90).

В документе имеются известия о войнах между различными группами алеутов, а также о взаимоотношениях с русскими промышленниками (там же, с. 93-94).

На судне "Свв. Андреян и Наталия" в 1762-1766 гг. С. Г. Глотов открыл о. Кадьяк у северо-западного побережья Америки. Взаимоотношения с островитянами (эскимосами) складывались сложно, об этом писал С. Г. Глотов в рапорте Т. И. Шмалеву: "…на 1-е число октября [1763 г.] в ночи на разсвете, пришед оныя воровским образом так, что и стоящия в карауле при судне часовыя их приходу усмотреть не могли… начали на оных… из своих луков… стрельбу производить… те же народы вторично октября 4 дня приходили к судну" (2, с. 104-105; 1766 г. августа 22. - Из рапорта С. Г. Глотова Т. И. Шмалеву о плавании на судне "Свв. Андреян и Наталия" в 1762-1766 гг. на Алеутские острова и открытие о. Кадьяк). Новая попытка нападения произошла 26 октября: "А как же уже тогда наступил денный свет и оказалось онаго идущаго к нам народа по исчислению примером тысячи до полтары с приуготовлен-ными у них ко взятию нашего судна убивством нас немалыми щитами, зделанными из нетонкого лесу в ряд три лесины по примеру в толщину в поларшина, в ширину двух и свободнее сажен, в вышину сажен, коих щитов при них имелось до семи. А под каждым щитом шли под укрывательством человек по тритцати и по сороку с приуготовленными ж их костяными копьями. А которыя по одиначеству состояли не за щитами, то и те каждой человек ко обороне себя имели ис китовых костяных щок, а у протчих и деревянныя куяки, укрываясь оными". Русские дали отпор "кои в тех и угребли морем, а инныя и горою пешею ногою ушли" (2, с. 105-106).

Несмотря на сложные отношения с кадьякцами, С. Г. Глотов продолжил исследования, описал природу острова (там же, с. 107-108), а также характерные черты быта и культуры местных жителей: "На оном острову живут люди незнаемые, по их званию, канагыст, коих находится многолюдно, коих числом положить невозможно. Оной народ обычаем самоправен, неведущей никакого начальника, между собою почтения никакого не имеют. Платье на себя употребляют: парки из лисиц бурых, сиводушек и красных, бобровыя, из птиц, урильих, и из оленьих кож выпороточьи еврашичьи. А как оныя, где и в каких местах упромышливают и какими заводами, того разсмотреть было невозможно. На ногах в зимнее время употребляют из оленных кож и камысов шитыя долгия торбасы, штанов никаких не носят. На головах шапки разныя, по их обычаю зделанныя разными манирами, из разных вещей. И ис тех, получа от них на корольки для усмотрения здесь до пяти разных шапок, вывезены, кои и объявляю. Оружия их луки и стрелы, копия, топоры, и ножи имеют из оленных костей, а топоры - ис черного камня.

У нижнея губы у лица прорезывают, так же и у носу на конце прокалывают и вкладывают звериныя и птичьи кости, а лицо иногда красят красками; и протчия щиты у себя имеют, по их званию куяки, деревянныя. Оныя по морю ездят по одному и по два человека в байдарках. Питаются рыбой, которую, выезжая в байдарках в море, ловят костяными удами, решную рыбу - черючами, то есть из жильных ниток связанныя мешки. В пищу употребляют сырое. Звери имеются в море: бобры и нерпы, коты, сивучи, по рекам - выдры земляныя, лисицы бурые, сиводушки и красныя… медведи, еврашки, птицы: гуси, журавли, утки, чайки, куропатки, вороны, сороки. Овощи земляныя, брусница, шикша, клюква, черница, голубель и толокнянка, сарана. Сверх означенного есть лес: ольха и тальник небольшей" (там же, с. 108).

Стремясь добыть максимальное количество пушнины, моржового клыка, минералов и т. п., промысловые люди становились первыми исследователями вновь открытых территорий. Изучая новые земли, промышленники в первую очередь руководствовались прагматическими целями, они обращали внимание на особенности островного климата, течений, наличие удобных гаваней для стоянок и зимовок судов, леса для строительства или ремонта кораблей и отопления жилищ, возможность снабжения компанейщиков продовольствием - наличие рыб, птиц, животных - сухопутных и морских, пресной воды.

Сведения, добытые мореходами и промышленниками, подчас ценою невероятных трудностей, опасностей, напряжения и человеческих жизней, значительно расширили географические и гидрографические познания о землях и водах в северной части Тихого океана. В рапортах промышленников, отчетах Большерецкой канцелярии и Нижнекамчатской приказной избы приведены ценные сведения об аборигенных народах, проживавших на Алеутских островах, часто это самые первые этнографические описания.


1. Макарова Р. В. Русские на Тихом океане во второй половине XVIII в. М., 1968. 200 с.
2. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. : сб. док. М. : Наука. Главн. ред. восточн. лит-ры, 1989. 400 с.
3. Русские открытия в Тихом океане и северной Америке в XVIII в. М., 1948. 302 с.

Толкачева Н. В. Роль русских промышленников в исследовании Алеутских островов и побережья Аляски во второй половине XVIII в. // Пятые Международные исторические и Свято-Иннокентьевские чтения "К 270-летию выхода России к берегам Америки и начала освоения Тихого океана (1741-2011)" : материалы : 19-20 окт. 2011 г. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 199-202. - Библиогр. : с. 202.