Тепло камчатской глубинки

Природа щедро одарила камчатскую реку Большую лососем. Усть-Большерецкий район, где в лучшие времена в год производилось 56 миллионов консервных банок красной рыбы и икры, называли "рыбным цехом страны". На ликвидацию последствий дичайшей из диких и начиная с отстрела предпринимателей вплоть до развала предприятий — приватизации рыбной отрасли понадобились годы. Реальные перемены в жизни рыбаков обозначились с приходом нового областного и местного руководства. Сегодня район мало-помалу врастает в рынок. Как? Об этом и рассказывает глава Усть-Большерецкого района Сергей ПРИДВОРЕВ.

Приватизация изменила саму суть рыбной отрасли — от стабильной и технически системной организации работы к сезонной деятельности. До 90-го года на территории нашего района было два рыболовецких колхоза-миллионера. На каждом по 2 тысячи человек, у каждого свой малый рыболовный флот. Работали заводы круглогодично: летом — на свежем сырье, зимой — на мороженом. После приватизации один завод — имени Октябрьской революции - развалился. Второй - "Красный труженик" - удалось сохранить. В 30-е годы прошлого века он был создан выходцами из Украины. Село так и называется - Запорожье. Когда приехали приватизаторы, колхозники хором заявили: ничего менять не надо, будем, как были, кооперативом. И оказались правы: живут неплохо, средний заработок "запорожцев" -250 тысяч рублей в год, колхоз оплачивает своим членам коммунальные услуги, люди живут в благоустроенных домах. Есть, конечно, трудности с ремонтом флота, сбытом продукции. Но главное — работают стабильно, уверенно. И мы, и администрация области такое предприятие, конечно, защищаем и поддерживаем.

Предприятия рыбной отрасли - градообразующие во всех прибрежных поселках района. Прежняя администрация "проморгала" их закрытие, и ничего другого население взамен не получипо. Люди сидели без работы и без денег. А рыбы было - немерено. И народ хлынул на реку. Рыбу вспарывали, брали икру и выбрасывали тушку на помойку.

- Кадры с горами брошенного лосося, показанные по телевидению, стоят перед глазами до сих пор. Было это всего три года назад. Во время этого рыбного беспредела у вас и вызрело желание пойти во власть?

- Опыт руководства территорией у меня был - работал первым секретарем Усть-Большерецкого райкома партии. Я был последним секретарем по экономике Камчатского обкома партии. Земляки обо мне вспомнили. Приехала из района делегация: "Сергей Григорьевич, помираем. Приезжай!" Я в то время жил в областном центре, работал в областной налоговой инспекции. Работа мне нравилась. Трое детей: старшие двое выросли практически без меня, на младшем душу отводил, пестовал. Четырехкомнатная благоустроенная квартира, налаженный быт. И что же, опять на разруху?

Раз, и другой, и третий приезжали из Большерецка. Просили, убеждали. И я согласился.

- Команду за собой подтянули?

- Там и так работали мои воспитанники, которых я когда-то взял в администрацию. Правда, пришлось двух заместителей убедить уйти. Своего предшественника я знал хорошо. Он в былые годы показал себя достаточно предприимчивым. В пору кооперативного движения сумел наладить в районе ремонт телевизоров. Не без моей помощи организовал передвижную ремонтную мастерскую. Люди в него поверили, выбрали. Но масштаб оказался не его. В результате неграмотного вялого управления район пришел в упадок. Когда я пришел, все было развалено. Не было тепла и отопления ни в одном из шести посел­ков района, в трех не работал водопровод.

- Сегодня все это есть?

- Есть. Привлекли частный капитал, использовав стимулирующий фактор. Компании работают по рыбе и за ту рыбу, которую мы им дали, помогают решать многие наши проблемы. Скажем, в безобразном состоянии пребывало дорожное строительство. Сельские поселковые дороги на 70 процентов фунтовые. Уже сегодня в бюджете заложено 5 млн рублей на их ремонт. Там, где возможно, мы положим асфальт. Там, где нужно отремонтировать гравийные, будем класть гравий. Во время капитальной реконструкции сетей приходится вскрывать дороги, под которыми проложены коммуникации. И реконструкцию дорог можно будет вести только после того, как мы поменяем сети, закончим все подземные работы. Но если, допустим, поселок Озерной задыхается от пыли - там улицы покрыты вулканической пемзой и после каждой машины густая пыль клубится в воздухе, выход один — постоянная поливка улиц. Завезли поливальную машину, отремонтировали. В селе Большерецке часть улиц покрыта асфальтом еще при советской власти, с тех пор до него руки не доходили - и он полностью пришел в негодность. Нужно менять.

К моменту моего прихода собственные доходы в бюджете района составляли 30,6 млн рублей, а сегодня - почти 70 млн. Откуда взялось это удвоение? Во-первых, нам удалось договориться с предприятиями. С помощью областной администрации добились, что вся рыба, выловленная в речках, шла на переработку на берег. Загрузили береговые предприятия и получаем от них и налоги, и реальную помощь. Последняя дала 70 процентов средств на ремонт коммунальных сетей. В бюджете 2002 года на эти цели было запланировано 34 млн рублей с учетом затрат на топливо (а это 80 процентов от всей суммы). Но мы сделали работ дополнительно на 58 млн рублей. Вот пример, когда находятся и используются внебюджетные источники. Именно из-за того, что мой предшественник недооценивал возможности этого источника, он привел район в его тогдашнее плачевное состояние. А ведь в то время условия, чтобы договориться с рыбниками и получить от них помощь, были идеальными. Область тогда сама полностью распоряжалась всей рыбой.

- Гладко у вас все получается. Где вы учились муниципальному менеджменту? Или это природные способности?

- Учился по ходу дела. При прежнем губернаторе, может быть, не сумел бы многого сделать. Машковцев притянул районные власти к распределению природных ресурсов, ввел глав местного самоуправления в конкурсные комиссии.

- По всей стране идет где скрытая, а где и явная война глав местного самоуправления с губернскими властями, а вы своего губернатора хвалите.

- У нас с губернатором, за исключением разве бывшего петропавловского мэра Юрия Голенищева, нет ни одного принципиального противоречия. Бывает, спорим и всегда имеем возможность доказать свою правоту. Проблема неуправляемости областного центра выросла из некомпетентности градоначальника, несоответствия его дел амбициям.

Если работать добросовестно, не будет проблем ни с губернскими властями, ни с местными промышленниками. Вначале у нас было 182 рыбопользователя. Из них нормально работающих только 12. Стояла задача отсечь всех фиктивных рыбопользователей. Но запретить их нельзя, нужно создать такие условия, чтобы однодневки сами погибли.

- Не боялись без охраны ходить в это время?

- Мы все делали по закону. Ввели общие правила для всех. Формально это выглядело так: мы не возражаем, Иван Иванович, чтобы ты работал, но вот тебе налоговые, санитарные, технологические, технические, ветеринарные требования. Выполнишь - хорошо. Нет - уходи. Не глава виноват, а ты сам, если не смог по закону работать. Требования обязательны для всех. Совместно с областным департаментом по рыболовству наладили жесткую паспортизацию предприятий.

Нужно было доказать рыбопромышленникам, что муниципальное образование имеет реальные рычаги влияния и что полученные нами деньги не уходят в песок. Крупные, серьезные, пришедшие на долгие годы промышленники увидели, что мы их ценим, понимаем их значение для жизни района, почувствовали себя не временщиками, а полноправными хозяевами на территории и стали давать деньги на решение социальных проблем. Это стало большой победой. Кроме всего прочего, у нас вдвое сократилась безработица. Если раньше предприятия работали месяц в году, то теперь мы поставили перед ними задачу обеспечить людей работой минимум на полгода. Сейчас уже 12 предприятий работают в таком режиме. На очереди - установление круглогодичного режима работы.

Как рассуждали на фирмах-однодневках? Лосось идет двадцать—двадцать пять дней, сделали быстрые деньги, а потом - гуляй весь год. Серьезные промышленники работают не только с лососем, но и с белорыбицей, камбалой, минтаем, навагой, мойвой, корюшкой. Для рыбаков - разница существенная. То они за один месяц получили немалые деньги, но быстро проели-пропили их и сидят остальное время голодные. Теперь имеют шестимесячную, пусть не такую высокую, но гарантированную зарплату. Местные власти контролируют, чтобы предприятия не только платили зарплату, но и оплачивали отпускные, проездные - все, что положено северянам по закону. Раньше никто этого не делал. Чтобы уйти от уплаты налогов, официально, по ведомости, платили рабочим 500 рублей. А под столом, в конвертике, -10 ООО. С них не начисляются ни пенсионные, ни социальная страховка. И нам плохо - муниципалитет получает 50 процентов подоходного налога. Вывели рыбные деньги из тени, с областной налоговой инспекцией проводили проверки. Обязали заключить договоры с четким определением зарплаты. На конкурс допускали только те предприятия, у которых все бумаги были в порядке.

Люди стали жить обеспеченнее, а промышленники, почувствовав реальную поддержку властей, стали давать деньги на решение социальных вопросов.

Мы полностью вывели район из катастрофического положения с ЖКХ. Прежняя администрация, пытаясь решить проблему, перевела поселки на электроотопление. Хорошо было на бумаге, да забыли про овраги. Все наши дома благоустроенные. В советское время район на 100 процентов выполнил программу переселения из бараков. Что такое электроотопление? Каждая комната нагревается отдельно. Подъезды и подвалы - нет. Какой прибор выдержит 365 дней в году бесперебойную работу? Стали гореть линии. Дома разморозились, полопались водопроводные трубы. Сразу восстановить былое теплоснабжение не удалось — "умные" головы уничтожили старые коммуникации, повыкидывали батареи и трубы. В 27 многоэтажных домах все пришлось прокладывать заново. Мобилизовали все резервы, за два года восстановили теплотрассы, водо- и теплоснабжение поселков. Третий год нет проблем с водой и теплом.

И, наконец, дошли руки до "социалки". Построили Дом культуры. Открыли два спортивных зала, завершаем ремонт клуба в селе Запорожье. Все школы и детсады у нас теплые. В Усть-Большерецке построили новый детский садик - в грудничковых группах полы с подогревом. А еще совсем недавно дети сидели в пальто около калориферов. Ни одна школа и ни один детский сад в районе не отвечали требованиям пожарной безопасности. Сейчас нашли денэги и проводим необходимые мероприятия.

По бесплатному питанию детей вопросов нет. У нас много бедных людей. Собираем сведения по этим семьям, оформляем положенные по закону дотации: ведь плата за жилищно-коммунальные услуги не должна превышать 22 процентов совокупного дохода семьи. И получаем федеральные дотации на компенсации.

- В декабре у вас выборы. Земляки спросят: а что сделано за четыре года? Удалось ли выполнить обещанное?

- Первый год был Годом ЖКХ. Второй ушел на создание условий для нормального проживания. В третий шли реконструкция и модернизация городского хозяйства. Мы это сделали. Прошлый год и этот — к тому же и Год жилья. Мы определили, что сегодня самое слабое место — крыши и панельные соединения. Решили уйти от плоских крыш - они эффективны там, где много солнца. Крыши поливаются смолой, и, когда наступает лето, смола растекается и укрепляет их. У нас же постоянно дождь, мороз, холод. Крыши лопаются. Смола не тает. Ожидаемого эффекта нет. Поэтому решили перейти к шатровым крышам. В поселке Озерный перекрыли все 33 крыши, каждая обошлась почти в миллион рублей. В ноябре были мощные штормы, пурга нас замордовала, а прочная, из металла, кровля выдержала, блестит на солнышке. Чтобы заделать потрескавшиеся швы в панельных стенах, приобрели машину с люлькой. Решили проблему почти на 90 процентов.

Конечно, не надо думать, что у нас все проблемы решены. Мы вывели ЖКХ района из аварийного состояния и обеспечили только минимальные условия проживания людей. Многое еще предстоит сделать, и в первую очередь в рыбной промышленности и сельском хозяйстве. И здесь мы напрямую зависели от политики центра. Благодаря личному вмешательству Президента В. Путина были отменены аукционы по продаже рыбы "в воде". Новая напасть — Роскомрыболовства создает такие правила распределения долей на вылов рыбы, которые ведут к свертыванию всей береговой переработки рыбы. Второго удара, сопоставимого с приватизацией начала 90-х годов, рыбная отрасль не выдержит.

...В поселке Октябрьском на песчаной косе стали разбивать лолисаднички. Кажется, мелочь. Но представьте, с одной стороны косы - холодное море. С другой — речка, дуют беспрестанно ветры. Любая зелень, любой цветочек — как подарок людям. Директор школы предложила создать там живой уголок. Мы ее поддержали, выделили средства, летом там работают дети. И, возможно, это станет первым шагом в Год красоты.

Беседу вела Юлия ЗАХВАТОВ А, "РФ сегодня"