Камчатка в опубликованной и рукописной версиях «журнала первого путешествия россиян вокруг земного шара» Ф. И. Шемелина

Ю. А. Стоянов

О жизни Фёдора Ивановича Шемелина нам известно мало. В отечественной историографии его имя фигурирует только в связи с первым кругосветным плаванием И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского. В описаниях и записках, оставленных его участниками, имя купца Шемелина упоминается нечасто. А некоторые из них пишут о нём с откровенным пренебрежением. Известно, что в период плавания случилось множество конфликтов, связанных в основном с именем главы посольства в Японию камергера Н. П. Резанова. Последний претендовал на руководство экспедицией, а офицеры «Надежды» и «Невы», преданные Крузенштерну, жёстко выступили против него (1). Шемелин же открыто поддерживал камергера, чем и снискал не самую лучшую репутацию в глазах путешественников. К тому же он не был ни моряком, ни учёным, а всего лишь купцом. А к таким людям на корабле, да ещё во время многолетнего плавания, когда на строгом учёте находятся провиант и пресная вода, не всегда бывает достойное отношение. Таким образом, Шемелин был второстепенным лицом на «Надежде», но он интересен нам тем, что оставил обширные и информативные записки о своём участии в первом русском кругосветном плавании.

Впервые имя Шемелина упоминается знаменитым основателем Русской Америки Г. И. Ше-лиховым в 1786 г. В то время Фёдор Иванович служил приказчиком Северо-Восточной компании и занимался тем, что торговал в Москве аляскинскими бобрами и сибирскими соболями. До смерти Шелихова в 1795 г. Шемелин служил под его началом, а после стал приказчиком в принятой под высочайшее покровительство в 1799 г. Российско-Американской компании.

Из документов архива Шелихова, найденного в Вологде в 1934 г., видно, что Шемелин был родом из Тобольска, что бывал он и на Тихом океане, и на границе с Китаем – в бойкой торговой Кяхте. К дальним странствиям он привык, и для него простым, обычным в те времена делом было путешествие из Охотска и Иркутска до Москвы (2, с. 57). Чем конкретно занимался Шемелин с 1786 по 1803 г., мы не знаем. Очевидно, он исправно служил Российско-Американской компании, и не более того. В «Журнале» самого Шемелина также нет никаких воспоминаний о его прежней жизни. С. Марков в качестве версии упоминал, что Шемелин доставлял в европейскую часть России в основном пушнину и китайские товары, а на Аляску привозил предметы культурного назначения, например, книги, навигационные приборы и прочее.

В 1816–1818 гг. были опубликованы два тома шемелинских записок, полное название которых автор представил как «Журнал первого путешествия россиян вокруг земного шара, сочинённый под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством Российско-Американской компании главным комиссионером московским купцом Фёдором Шемелиным». Сохранился также рукописный вариант этого журнала, который существенно отличается от печатного. Ввел эту рукопись в научный оборот и установил её оригинальность А. И. Андреев ещё в 1943 г. При подготовке труда Шемелина к изданию, отмечал он, рукопись подверглась изменениям, вызванным несомненным желанием скрыть от широких кругов русского общества некоторые подробности отношений между Резановым и офицерами корабля «Надежда» (3, с. 58).

Действительно, печатный вариант «Журнала» выдержан в более спокойном и академическом стиле. Он представляет собой вполне стройный рассказ о кругосветном плавании. Однако о виденном Шемелин писал, конечно, с точки зрения купца. Поэтому мы не найдём в его тексте научного описания Камчатки (как, впрочем, и других регионов), т. е. того, что мы можем встретить в текстах И. Ф. Крузенштерна, Г. И. Лангсдорфа, а также в известной мере М. И. Ратманова, Е. Е. Левенштерна и других участников плавания. Главное внимание Шемелин уделил описанию камчатской торговли. В изложении опытного купца, профессионала в своём деле, эта информация представляется достаточно убедительной. Считая, что земли за пределами России «не наши и поэтому более интерес представляют нашему взору» (4, с. 78), Шемелин описал посещённые «Надеждой» о-ва Тенерифе, Санта-Катарина (Бразилия), Нукухива, наконец, Японию. Между тем, последнюю он нередко сопоставлял с Камчаткой, и это представляет немалый интерес.

Стоит отметить, что, сочувствуя Резанову, Шемелин, как правило, одобрял то, что не нравилось офицерам «Надежды», и наоборот. К примеру, он писал о взяточничестве генерал-губернатора Камчатки П. И. Кошелева, поскольку последний вызвал неудовольствие камергера, выступив в качестве посредника-примирителя между ним и Крузенштерном вместо того, чтобы ходатайствовать перед царём о смещении капитана «Надежды». В глазах же офицеров Кошелев предстаёт честным, гуманным и справедливым человеком.

В первый раз «Надежда» пришла на Камчатку в июле 1804 г., второй раз – в июне 1805 г. Итак, попытаемся сравнить печатный текст «Журнала» и его рукописный вариант в части, касающейся Камчатки.

«По прибытии нашем, Надежда положила якоря в Камчатской Петропавловской гавани и мы нашли там величайшую скудость и недостатки во всех нужных товарах, не только в сём Порте, но и по всем местам Камчатской области, а притом и большую всему дороговизну. Господин Действительный Камергер Резанов, при первом взгляде на сии нужды сего края, первое внимание обратил на солдат Камчатского батальона быв во мнении, что оные претерпевают здесь недостатки всякого рода», – читаем мы в опубликованном варианте (5, с. 268). В рукописном тексте также указывается на «скудость» Камчатского края, но при это сообщается, что «беды камчадалов производятся от солдат и лихоимств комиссионера компании Г. Выходцова» (Купцу Выходцеву был дан подряд начальником Камчатки Петровским. Выходцев отличался крайней недобро-совестностью, за что был привлечён к ответственности генерал-губернатором Камчатки П. И. Ко-шелевым) (6, л. 4), а также от «начальника» Кошелева и других особ. По прибытии на Камчатку экспедиции началась бойкая торговля. «Дабы вся Камчатская область, от прихода корабля Надежда, ощутила удовольствие и снабдила себя нужными вещами, открыта продажа Компанейских товаров самыми умеренными ценами. Камчатка никогда ещё до того времени не видела такого изобилия товаров, и не запомнит дешевизны, по которой продавались оные по всей Камчатке» (5, с. 269). Это уже из печатного варианта. По мнению автора записок, упадок Камчатки был связан прежде всего с тем, что тогдашнее начальство не предоставило никаких выгод купечеству, не привлекало торговых людей. Чрезвычайно труднопроходимые места на полуострове усиливали бедственное положение не только камчадалов, но и русского населения. В рукописном варианте Шемелин ссылается не только на природные условия, но и на взяточничество властей. Прежде товары, приходившие на Камчатку с большой земли, до населения либо не доходили вовсе, либо продавались по завышенным ценам.

«В Камчатке наилучшая торговля, как то продажа и покупка пушных товаров, производится зимою, ибо в продолжении оной камчадалы упражняются в звериной ловле… но ныне до марта месяца ездить в уезды совсем запрещено, под предлогом, дабы, доколе не соберут с камчадалов ясаки (подати), которые обыкновенно собираются и платятся мягкою рухлядью», – сообщается в опубликованном «Журнале» (там же, с. 277). Ясак взимался, как правило, большой, так что камчадалы претерпевали жестокую нужду. Голод и болезни были не редкостью в тех краях. Тем не менее, Шемелин отмечал, что местные народы после охоты исправно платили подать, аккуратно принося пушнину в одно и то же место. Рукописный вариант в данной части «Журнала» не разнится в общих чертах с печатным, за исключением более обширного описания болезней и голода среди местного населения.

Основным видом транспорта жителей Камчатки были собачьи упряжки. По бездорожью только на них можно добраться в нужные места. В первом томе рукописного издания Шемелин описал, как, прибыв в Петропавловск, Крузенштерн с сопровождением отправился в Нижне-камчатск для представления Кошелеву: «Дорога была трудная и утомительная. Мы подвергались всяческим опасностям и неприятностям, кои в здешних местах не редки» (6, л. 180). В короткие летние месяцы собак использовали мало, но в остальное время года это был совершенно незаменимый вид передвижения. «Содержание собак стоит камчадалу неутомимых трудов и заготовления для них корму, который состоит из одной сушёной рыбы. Собак своих камчадалы употребляют во всех местах Камчатки на перевозку казённого провианта и купеческих товаров и за что получают хорошую плату», – писал Шемелин в опубликованном тексте (5, с. 278). К приходу же «Надежды» ситуация с извозом на собаках представлялась удручающей. Весь он был в руках солдат камчатского батальона, которые с позволения своих начальников занимались им для казённых нужд. «Камчадалу не остается ничего, как извоз по собственной нужде без дохода для себя. В сём есть большая беда для населения, ибо они заготавливают корм для собак даром, в убыток для себя и своего семейства», – отмечал Шемелин в рукописи (6, л. 6).

Помимо этого солдаты камчатского батальона продавали товары не по купеческим ценам, а по своим, завышенным, отчего камчадалы терпели всяческую нужду. В рукописном варианте есть подробные описания того, как солдаты, не стесняясь, торговали водкой. При этом Шемелин сообщал, что камчадалы, по натуре своей добрые, доверчивые и хлебосольные, предавались повальному пьянству. Воинское начальство установило такое правило: не пускать купцов в поездки по уездам, чтобы они не препятствовали сбору ясака, который производился с большими злоупотреблениями.

Одним словом, положение на Камчатке ко времени прибытия «Надежды» было крайне бедственным: непомерный ясак, бесчинства солдат и начальствующих особ, голод, болезни складывались в удручающую картину. У Шемелина такая ситуация отражена как в печатном, так и в рукописном варианте «Журнала». Второй вариант резче по тону и к тому же обнажает разногласия и ссоры в среде самой команды «Надежды». О бедственном положении Камчатки писал и Г. И. Лангсдорф. Пессимистическая оценка учёным управления полуостровом и быта его населения побудила его предложить провести реформу на Камчатке. Свои взгляды он изложил в своей известной записке «Изъяснении политического положения Камчатки и предложение для улучшения расстроенного состояния этого полуострова» (8).

Шемелин ничего подобного не предлагал. Когда читаешь его «Журнал», создаётся устойчивое впечатление, что перед нами простой купец, в основе мировоззрения которого лишь получение прибыли. Тексты Шемелина носят характер констатаций. В них не просматриваются попытки предложить какие-либо конкретные реформы, за исключением, пожалуй, рекомендаций в области торговли. Однако и констатации, и советы купца-профессионала имеют значение серьёзного исторического источника. «На Камчатке нет благоустроенной торговли, нет никаких условий, ни цен, устанавливающихся на товары, но вместо этого существуют одни насилия… Камчадалы столь глупы, что дозволяют купцам и солдатам всё отнимать у себя даром. …Камчадалы, будучи страстны к крепким напиткам, пропивают всё своё имение мгновенно», – утверждалось в опубликованном тексте (5, с. 283). Выход из создавшегося положения Шемелин видел в развитии коммерции, которая, по его мнению, могла бы преобразить жизнь как местного населения, так и русских жителей. В рукописном варианте он кратко упоминал, что все законы Российской империи на Камчатке совершенно не действуют. Власть и закон там представлял, по его выражению, только «начальник острова», что причиняло тяжкий вред этой дальней российской провинции. «Поелику коммерция, споспешествуя в перемене прежней дикой жизни камчадалов, много может спомоществовать к улучшению их нравов, и таковое же действие над ними производит, как произвела уже над народами целого света; ибо и в сих оказались страсти и желания отличать себя перед другими, они весьма давно уже узнали вкус к нарядам и украшениям себя по русскому манеру… Оба пола стараются подражать россиянам во всяческой мере», – читаем мы в опубликованном варианте (там же, с. 285). Иными словами, Шемелин предлагал параллельно с развитием коммерции «просвещать» камчадалов по русскому образцу. И в этом он видел залог процветания Камчатки. Далее в рукописном и печатном вариантах следуют подробные описания развития коммерции с расчётами и вычислениями, сколько и каких товаров смогут стать ходовыми в данном крае. Внедрение культуры и коммерции, по мнению Шемелина, способно родить «уважение как между собой, так и во вне». Автор выражал желание приучить камчадалов к «русскости», чтобы они использовали обычаи русского народа для своей пользы.

Опубликованный труд Ф. И. Шемелина отличается от его рукописи. Она содержит много фактов, не включённых в печатное издание по различным этическим и политическим сообра-жениям. Для изучения прошлого Камчатки будет крайне полезно предпринять сравнительный анализ обоих вариантов «Журнала» Ф. И. Шемелина и упомянутого «Изъяснения политического положения…» Г. И. Лангсдорфа.


1. Комиссаров Б. Н. Г. И. Лангсдорф и Русская Америка // Русское открытие Америки. Сборник статей, посвящённый 70-летию академика Николая Николаевича Болховитинова. М., 2002. С. 382; Болховитинов Н. Н. Н. П. Резанов и первое русское кругосветное плавание 1803–1806 гг. // Новая и новейшая история. 1997. № 3. С. 167–186; История Русской Америки. Т. II. Деятельность Российско-американской компании. 1799–1825. М., 1999. С. 84–114; Свердлов Л. М. Конфликт под парусами «Надежды» (Н. П. Резанов и И. Ф. Крузенштерн) // Изв. АН. Сер. географ. 2003. № 3. С. 82–95; Свердлов Л. М. «…Вам вверено главное руководство сей экспедицией» // Природа. 2003. № 10. С. 59–66; Свердлов Л. М. Крузенштерн и Резанов. М., 2006.
2. Марков С. От Тобольска до Полинезии. Скитания Фёдора Шемелина во время первого русского плавания вокруг света // Омская область. 1940. № 1.
3. Андреев А. И. Некоторые материалы о русских плаваниях и открытиях в Северном Ледовитом и Тихом океанах в 18–19 вв. // Известия РГО. 1943. Т. 75. Вып. 5. С. 58.
4. Шемелин Ф. И. Журнал первого путешествия россиян вокруг земного шара. T. 1 // Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. F. IV. 59/1. Л. 178.
5. Шемелин Ф. И. Журнал первого путешествия россиян вокруг земного шара. Т. 2. СПб., 1818. С. 268.
6. Шемелин Ф. И. Журнал… Т. 1 // Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. F. IV. 59/1. Л. 4.
7. Сгибнев А. Исторический очерк главнейших событий на Камчатке // Морской сборник. 1869. № 7. С. 66.
8. Комиссаров Б. Н., Шафрановская Т. К. Неизвестная рукопись академика Г. И. Лангсдорфа о Камчатке (К 200-летию со дня рождения учёного ) // Страны и народы Востока. Вып. XVII. М., 1975. С. 86–118; Комиссаров Б. Н. Роль Г. И. Лангсдорфа в становлении Петропавловска как столицы Камчатки. Петропавловск-Камчатский, 2000.

Стоянов Ю. А. Камчатка в опубликованной и рукописной версиях «журнала первого путешествия россиян вокруг земного шара» Ф. И. Шемелина // "О Камчатке: её пределах и состоянии..." : материалы XXIX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 230-233.