В. А. Снытко, О. С. Романова

Географ и геоботаник Виктор Борисович Сочава как исследователь Дальнего Востока

В научном наследии выдающегося советского ученого академика В. Б. Сочавы (1905–1978) особое место занимают исследования природы Дальнего Востока (1–3). Они были основаны на экс- педиционных работах, проводившихся в 1930–1950-е гг., и касаются многих разделов ботаники, геоботаники, физической географии. Начало работ В. Б. Сочавы в этом регионе положили исследования тундровой зоны в Ана- дырском крае и в бассейне р. Пенжины в 1929–1930-х гг. (4, 5). Экспедиции совершались по по- ручению Академии наук СССР, Акционерного Камчатского общества и Народного комиссариата земледелия в целях изучения растительного покрова как кормовой базы оленеводства. В 1931–1938 гг. В. Б. Сочава в качестве начальника полевых партий и руководителя сектора геоботаники и кормов Института оленеводства проводил работы по оценке тундровых пастбищ. В 1932 г. он начал заниматься изучением тундры в районе бассейна р. Анабары и потом опублико- вал ряд статей, посвященных природным условиям, растительности и оценке пастбищных олень- их угодий изученных территорий, а также вопросам и тундроведения (6–15). В. Б. Сочава первым употребил в научной литературе термин «тундроведение» и дал анализ основных понятий в этой области знаний, дал определение тундры и первым отметил, что «тундровые ассоциации являются лишь преобладающими в тундровой зоне, но не исключительно составляющими ее» (8, с. 131), то есть считал необходимым разграничивать собственно тундровую растительность от встречающихся нетундровых формаций. Работы В. Б. Сочавы внесли вклад в решение многих теоретических и методических про- блем тундроведения: в разработку и уточнение его основных понятий (7, 8), изучение четвертичной истории и динамики тундровых ландшафтов, происхождение их флоры (10), выяснение причин без- лесия тундр (9); генезиса пятнистых тундр (6), в разработку классификации тундровой растительно- сти и построение фитоценотических рядов, сопряженных с действующими факторами среды обита- ния (15), а также в решение задач геоботанического и комплексного природного районирования (11). Работа В. Б. Сочавы о растительности Анабарской тундры (14) оценена Б. Н. Городковым как «исторический очерк развития проблемы классификации тундровой и горнотундровой расти- тельности со времени Миддендорфа до наших дней» (15, с. 149). В. Б. Сочава полагал, что дробная геоботаническая классификация должна основываться на признаках местообитания и свойствах ра- стительного покрова, что вытекало из его теоретических воззрений на растительную ассоциацию. Он был одним из первых геоботаников, осуществивших наиболее удачную разработку региональ- ной классификации тундровой растительности до уровня ассоциаций. Ассоциации равнинных про- странств Анабарской тундры он объединял по преобладанию соответствующей жизненной формы в восемь групп: арктокустарничковую, лишайниковую, мохово-мезофитную, сфагновую, травяно- гидрофитную, травяно-мезофитную, травяно-кочкарную, кустарниковую (15). Исследования В. Б. Сочавой тундровых зон в совокупности с трудами коллектива геобота- ников-тундроведов Института оленеводства и Всесоюзного арктического института дали богатый материал по состоянию оленьих пастбищ и рациональному их использованию (13, 14). На несколько лет эти учреждения стали центром научно-практических ботанических исследований в Арктике. По инициативе и непосредственном участии В. Б. Сочавы в качестве редактора с 1933 по 1938 год было издано 11 номеров серии сборников статей «Советское оленеводство». Статьи этой серии спо- собствовали научному обоснованию и организации тундрового оленеводства как отрасли хозяйства в северных районах страны. Личные результаты научных и прикладных исследований в тундровых зонах, а также актив- ная организационная деятельность выдвинули В. Б. Сочаву в число ведущих тундроведов страны. Впоследствии он в соавторстве со своим учителем Б. Н. Городковым опубликовал крупную обобща- ющую работу по этому направлению научных исследований (17). В период с 1931 по 1934 г. в составе экспедиции СОПС АН СССР В. Б. Сочава изучал мало- известные тогда районы Приамурья и Приморья – Буреинский и Баджальский хребты и северный Сихотэ-Алинь, бассейны р. Амгуни, Горина и Урми. Результатом этих работ явились публикации В. Б. Сочавы (18–23). В них освещены особенности природных условий высокогорий и межгорных котловин региона. Ученым детально раскрыта специфика сформировавшейся здесь флоры и расти- тельности, установлены причины безлесия гольцов, охарактеризованы типология и динамика таеж- ной и высокогорной растительности, взаимоотношение сообществ, показана связь растительного покрова с атмосферной циркуляцией, определяющей, наряду с другими факторами, пространствен- ную дифференциацию растительности. Материалы дальневосточных исследований легли в основу докторской диссертации «Геогра- фия и ценология растительного покрова Приамурья и Приморья». В 1943 г. после успешной защиты В. Б. Сочава получил ученую степень доктора биологических наук, в 1944 г. он стал профессором Ленинградского государственного университета. В докторской диссертации и статьях В. Б. Сочавы обосновано введение новой таксономической единицы – фратрии формаций – в разработанную им генетическую классификацию растительности. В 1950-х гг. В. Б. Сочава продолжал экспедиционные исследования в сибирских и дальнево- сточных регионах. Летом 1956 г. по командировке Ботанического института АН СССР он совершил непродолжительную поездку на Оленекско-Вилюйское плато и совместно с А. Н. Лукичевой провел исследования в Далдынском алмазоносном районе у Полярного круга, в верхней части бассейна р. Мархи – левого притока Вилюя. С участием Лаборатории аэрометодов АН СССР здесь проводи- лись комплексные работы, связанные с поиском месторождений алмазов. Результаты исследований опубликованы в статье В. Б. Сочавы (24), рассматривающей общие ботанико-географические и па- леоботанические вопросы, возникшие при изучении господствующей на северо-востоке Среднеси- бирского плоскогорья северотаежной растительности. В 1957–1960 гг. Сочава участвовал в работах Амурской комплексной экспедиции СОПС АН СССР, организованной для разработки плана использования природных ресурсов бассейна р. Амур (в границах СССР и на территории Китая) в связи с перспективами строительства гидроэлекстро- станций в этом регионе. Наиболее подробно изучались территории Амуро-Зейского междуречья и северо-западной части Хейлунцзянской провинции Китая. В. Б. Сочава объединил усилия ботани- ков, зоологов, почвоведов, геоморфологов, климатологов для изучения сложных биокомплексов – биомов амурской тайги. Перед геоботаниками экспедиции он поставил задачи учета растительных ресурсов, выявления типологии и закономерности географии растительного покрова, проведения геоботанического картографирования и районирования территории. В ходе исследований в бассейне р. Амур выявлены северные пределы распространения флоры маньчжурского типа, соотношение в лесных формациях подзоны широколиственно-хвойных лесов (подтайге) забайкальских, амуро-уссурийских и таежных видов. Установлен отчетливо выра- женный на плато и равнинах широтный ряд зональности растительного покрова – от верхней части бассейна р. Зеи на севере до Цицикарской равнины – на юге. Представления В. Б. Сочавы о ботанико-географических соотношениях в бассейне р. Амур изложены в коллективной монографии «Амурская тайга (комплексные ботанические исследова- ния)» (25). Исследования таежных пространств, в том числе дальневосточных, позволили В. Б. Сочаве сделать обобщение о тайге как типе природной среды (26). Фактический материал полевых исследо- ваний, проведенных в 1930–1950-е гг. на Дальнем Востоке, идеи, возникшие в ходе этих исследова- ний, легли в основу многих трудов В. Б. Сочавы, изданных в этот период: география растительности, географические аспекты освоения тайги, теория геоботаники и ландшафтоведения, принципы клас- сификации растительности, геоботаническое и ландшафтное картографирование и районирование. В. Б. Сочава подчеркивает, что тайга занимает 10 % площади суши Земли, она может из- учаться в разных аспектах (ландшафтном, ботанико-географическом, климатологическом, лесо- промышленном и др.). Дает глубокий анализ понятий и термина «тайга» с конца XIX в. Начало научному обоснованию содержания слова «тайга» было положено Н. А. Северцовым в 1877 г. Рас- смотрены представления о таежных пространствах В. В. Докучаева, А. Н. Бекетова, Г. И. Танфи- льева, П. Н. Крылова, Л. С. Берга, А. Е. Ферсмана. Особое внимание В. Б. Сочава уделил вопросу происхождения тайги как детища антропогена. Тайга им рассматривается как иерархия взаимосвя- занных геосистем различных рангов и порядков. Он писал (26, с. 9): «Элементарной таежной гео- системой является фация, а также ее выделы и модификации, относящиеся к геомерам. Присущая фации структура (связи между компонентами, природные режимы, материальный и энергетический обмены, динамические тенденции и пр.) представляет первичную структуру геомеров. Таежные фа- ции путем генерализации особенностей первичной структуры объединяются (систематизируются) в геомеры более высокого ранга: в группы фаций, а последние – в классы фаций и затем в геомы». Подчеркнуто, что типология и хорология таежных геосистем имеют три аспекта: планетарный, ре- гиональный и топологический, которые должны изучаться во взаимной связи; своеобразны струк- турные особенности таежных ландшафтов, а также их спонтанная и антропогенная динамика. Осво- ение тайги возможно при наличии достаточной географической информации и при обоснованных географических прогнозах. Это предполагало необходимость комплексных физико-географических исследований на стационарах, что было осуществлено под руководством В. Б. Сочавы в Азиатской России. Для этого им был разработан метод комплексной ординации (МКО) (27). Сущность этого метода состоит в том, что природные режимы синхронно и синтопно исследуются на полигонах- трансектах. МКО обеспечивает выявление особенностей природных сочетаний как систем, изме- няющихся в пространстве. Геосистемы по трансекту изучаются поэлементно, с учетом того, что каждый элемент биогеоценоза от местоположения к местоположению переходит из одной системы связей в другую. Синхронные, несколько раз в год повторяемые наблюдения на всех постах трансек- та дают обширную информацию, позволяющую довольно полно описать географическую ситуацию в целом. О тайге, предмете внимания В. Б. Сочавы в течение полувека, им написано и сказано нема- ло, но представление о тайге как явлении географическом нашло наиболее полное выражение в его фундаментальном труде «Географические аспекты сибирской тайги» (28). В книге приведены разли- чия тайги по физико-географическим областям, ее особенности в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке. Дан географический анализ таежных высокогорий на территории Азиатской Рос- сии. На основе углубленных исследований В. Б. Сочавы в дальневосточных районах страны в книге описана специфика природных рубежей тихоокеанского влияния на сибирскую тайгу. Выявление и оценку этих рубежей он рассматривает как необходимое условие познания процессов формирования экономических районов. В. Б. Сочава и в 1960–1970-е гг. проявлял интерес к Дальнему Востоку, о чем свидетельст- вует организация и проведение им во Владивостоке в 1962 и 1973 гг. научных совещаний географов Сибири и Дальнего Востока. 1. Виктор Борисович Сочава (жизненный путь, научное творчество). Новосибирск, 2001. 194 с. 2. Воробьев В. В., Снытко В. А. Виктор Борисович Сочава (1905–1978) // Творцы отечественной науки. Географы. М., 1996. С. 538–548. 3. Сочава В. Б. Проблемы физической географии и геоботаники. Избр. тр. Новосибирск, 1986. 345 с. 4. Сочава В. Б. О некоторых интересных растениях Анадырского края // Журнал Русского ботаниче- ского общества. 1930. Т. 15. № 4. С. 305–311. 5. Сочава В. Б. Гора Стадухина на крайнем северо-востоке Азии // Природа. 1930. № 11–12. С. 1172–1174. 6. Сочава В. Б. О пятнистых тундрах Анадырского края // Труды Полярной комиссии АН СССР. 1930. № 2. С. 51–68. 7. Сочава В. Б. Тундроведение и ягелеводство // Советский Север. 1931. № 1. С. 78–84. 8. Сочава В. Б. Некоторые основные понятия и термины тундроведения // Журнал Русского ботаниче- ского общества. 1931. Т. 16. № 1. С. 125–135. 9. Сочава В. Б. По тундрам бассейна Пенжинской губы // Известия Всесоюзного географического об- щества. 1932. Т. 64. Вып. 4–5. С. 1–24. 10. Сочава В. Б. К истории флоры южной части азиатской Берингии // Ботанический журнал СССР. 1933. Т. 18. № 4. С. 278–286. 11. Сочава В. Б. Геоботаические работы в тундрах СССР в 1932 г. // Ботан. журн. СССР. 1933в. Т. 18, № 3. С. 215–216. 12. Сочава В. Б. Тундры бассейна реки Анабары // Известия Всесоюзного географического общества. 1933. Т. 65. Вып. 4. С. 340–364. 13. Сочава В. Б. Естественные кормовые угодья тундровой зоны Якутии // Советское оленеводство. 1933. № 2. С. 47–118. 14. Сочава В. Б. Кормовое значение растений Крайнего Севера // Советская ботаника. 1933. № 3–4. С. 257–266. 15. Сочава В. Б. Растительные ассоциации Анабарской тундры // Ботанический журнал СССР. 1934. Т. 19. № 3. С. 264–304. 16. Городков Б. Н. Изучение растительности Советской Арктики за последние 20 лет // Советская бо- таника. 1938. № 1. С. 143–159. 17. Сочава В. Б., Городков Б. Н. Арктические пустыни и тундры // Растительный покров СССР. Т. 1. М. ; Л., 1956. С. 61–138. 18. Сочава В. Б. Высокогорная флора Дуссэ-Алиня // Ботанический журнал СССР. 1932. Т. 17. № 2. С. 185–202. 19. Сочава В. Б. Тундровые формы микрорельефа в Приамурье // Природа. 1944. № 5–6. С. 107–109. 20. Сочава В. Б. Элементы растительного покрова северного Сихотэ-алиня и их взаимоотношения // Советская ботаника. 1945. Т. 13. № 1. С. 14–32. 21. Сочава В. Б. Инверсии растительных ассоциаций в Приамурье и Приморье // Рефераты работ учре- ждений Отделения биологических наук АН СССР за 1941–1943 гг. М. ; Л., 1945. С. 34–35. 22. Сочава В. Б. Причины безлесья гольцов Восточной Сибири и в Приамурье // Природа. 1944. Т. 76. Вып. 4. С. 169–177. 23. Сочава В. Б. Экологические типы реликтов маньчжурской флоры в связи с некоторыми палеогео- графическими реконструкциями // Доклады АН СССР. 1945. Т. 48. № 9. С. 702–705. 24. Сочава В. Б. Тайга на северо-востоке Средне-Сибирского плоскогорья // Ботанический журнал. 1957. Т. 42. № 9. С. 1408–1415. 25. Амурская тайга (комплексные ботанические исследования). Л., 1969. 198 с. 26. Сочава В. Б. Тайга как тип природной среды // Южная тайга Приангарья. Л., 1969. С. 4–32. 27. Сочава В. Б. Введение в учение о геосистемах. Новосибирск, 1978. 319 с. 28. Сочава В. Б. Географические аспекты сибирской тайги. Новосибирск, 1980. 256 с.

Снытко В. А., Романова О. С. Географ и геоботаник Виктор Борисович Сочава как исследователь Дальнего Востока // «Отчизны верные сыны» : материалы XXXII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2015. - С. 277-280.