Они были на Камчатке...
Судьбы офицеров Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (1910–1915 гг.)

В. Г. Смирнов

В 1910–1915 гг. в северной части Тихого и Северном Ледовитом океанах, на ледокольных судах «Таймыр» и «Вайгач», успешно действовала Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО), организованная Морским министерством императорской России. Одним из ее главных организаторов был исследователь Арктики, начальник Главного гидрографического управления (ГГУ) Морского министерства генерал Корпуса гидрографов (1913) Андрей Ипполитович Вилькицкий (1858–1913).

Главным пунктом базирования ГЭСЛО был Владивосток. В летние сезоны 1910–1914 гг. суда ГЭСЛО выполняли гидрографические работы в Беринговом и Охотском морях, после чего отправлялись в Арктику. Как правило, до и после арктического плавания «Таймыр» и «Вайгач» заходили в Петропавловск-Камчатский.

Экипаж каждого судна состоял из командира, 4 вахтенных начальников, инженер-механика, врача и более 30 матросов-добровольцев. С течением времени состав экспедиции менялся. Ее ветеранами были лейтенанты В. В. Нилендер и Н. А. Гельшерт, морские врачи Л. М. Старокадомский и Э. Е. Арнгольд. В 1909–1910 гг. «Вайгачом» командовал капитан 2-го ранга А. В. Колчак.

В 1910–1913 гг. начальником ГЭСЛО был полковник (генерал-майор) Корпуса флотских штурманов И. С. Сергеев. В начале кампании 1913 г. он тяжело заболел, и в обязанности начальника ГЭСЛО, по приказанию нового начальника ГГУ генерал-лейтенанта Корпуса гидрографов М. Е. Жданко, вступил капитан 2-го ранга Борис Андреевич Вилькицкий, сын А. И. Вилькицкого, после смерти отца назначенный командиром «Таймыра».

С именем Б. А. Вилькицкого и подчиненных ему офицеров связано выдающееся достижение ГЭСЛО: открытие в Северном Ледовитом океане 21 августа 1913 г. (все даты до 1918 г. указаны по старому стилю) ранее неизвестной обширной Земли (сначала названная именем императора Николая II, она с 1926 г. обозначается на картах как Северная Земля) и нескольких островов.

Именно из Петропавловска-Камчатского Б. А. Вилькицкий отправил в Петербург, начальнику ГГУ М. Е. Жданко, подробную телеграмму о результатах исторического плавания (14 октября 1913 г.) и секретную телеграмму с ходатайством о награждении офицеров «за выдающиеся отличия» (31 октября 1913 г.). Командир «Вайгача» старший лейтенант П. А. Новопашенный – передовой, образованный офицер, «главная научная сила экспедиции, заботливый командир» – был представлен к ордену Св. Владимира 4-й степени; старший офицер «Таймыра» старший лейтенант В. В. Нилендер, «правая рука» Вилькицкого по командованию судном, главный работник в морской съемке, «заведывающий гидрологией», и доктор Л. М. Старокадомский, «редкий врач, неутомимый собиратель коллекций, руководитель двух санных экспедиций на мыс Челюскин и остров Беннета» – к ордену Св. Станислава 2-й степени. Лейтенанту К. К. Неупокоеву, «очень опытному, заботливому штурману, главному работнику по морской съемке на “Вайгаче” предлагалось возвратить старшинство в чине по сравнению со сверстниками. Лейтенанта Н. А. Гельшерта Вилькицкий представил к ордену Св. Анны, лейтенанта Н. И. Евгенова – к ордену Св. Станислава 3-й степени. 5 ноября 1913 г. генерал М. Е. Жданко в докладе начальнику Главного морского штаба поддержал это ходатайство начальника ГЭСЛО.

8 января 1914 г. М. Е. Жданко направил в Главный морской штаб наградной лист капитана 2-го ранга Б. А. Вилькицкого (к ордену Св. Анны 2-й степени) и ходатайствовал о награждении других офицеров ГЭСЛО, как указал ее начальник: доктор Э. Е. Арнгольд был представлен к ордену Св. Анны 2-й степени, инженер-механик, старший лейтенант А. Г. Фирфаров и лейтенант А. М. Лавров – к ордену Св. Анны 3-й степени, лейтенант А. Н. Жохов – к производству в чин старшего лейтенанта «за отличие».

В январе 1914 г. император Николай II на докладе о плавании ГЭСЛО наложил резолюцию: «Весьма интересно», а также утвердил предложенные М. Е. Жданко и морским министром адмиралом И. К. Григоровичем названия открытых экспедицией географических объектов. Новооткрытая земля получила название «Земля Императора Николая II», более крупный остров к юго-востоку от нее – «Остров Цесаревича Алексея», другой остров в этом районе – остров Старокадомского, открытый Жоховым остров – «Остров генерала Вилькицкого». Эти названия были закреплены в приказе морского министра № 14 от 23 января 1914 г.

Б. А. Вилькицкий в марте 1914 г. получил высокое придворное звание – флигель-адъютант. В том же году он был удостоен высшей награды Императорского Русского географического общества – Константиновской медали «за его труд по открытию полярных земель к северу от Азии».

Кроме офицеров и врачей были награждены и многие нижние чины: некоторые унтер-офицеры получили ордена, а большинство матросов – медали.

Таков был финал экспедиции 1913 г., совершившей последнее выдающееся географическое открытие XX в.

Завершающим этапом в деятельности ГЭСЛО под руководством Б. А. Вилькицкого стало первое арктическое плавание из Владивостока в Архангельск с зимовкой в зал. Толля (у северо-западного берега п-ва Таймыр) в 1914–1915 гг.

Все участники плаваний 1913–1915 гг. были награждены специально изготовленными нагрудными знаками.

Несмотря на уже полыхавшую Первую мировую войну, царское правительство не оставило без внимания открытия, совершенные ГЭСЛО под командованием Б. А. Вилькицкого. Осенью 1916 г., по инициативе морского министра И. К. Григоровича и с разрешения императора Николая II, министр иностранных дел Б. В. Штюрмер оповестил все государства мира, с которыми поддерживались дипломатические отношения, о приращении открытых земель (а также о-вов Уединения, Беннетта, Жанетты, Генриетты и Геральда) к российской территории (с приложением карты). Таково было геополитическое значение трудов ГЭСЛО в 1910–1915 гг.

Первая мировая война, две революции 1917 г., сменившиеся новой войной – Гражданской не могли не затронуть героев последней северной экспедиции Российского императорского флота. Судьбы многих из них оказались трагическими.

Первым, еще в период зимовки, 16 февраля 1915 г. скончался от уремии лейтенант Алексей Николаевич Жохов, не дожив десяти дней до 30-летия.

Иван Семёнович Сергеев в 1914 г. был произведен в чин генерал-лейтенанта Корпуса гидрографов и уволен в отставку по болезни. Он скончался в 1919 г. в Петрограде.

Широко известен трагический финал военно-политической деятельности первого командира «Вайгача» Александра Васильевича Колчака (расстрелян в Иркутске в начале 1920 г.), поэтому мы не будем останавливаться на его судьбе подробно.

Ровесник А. Н. Жохова Виктор Вильгельмович Нилендер в 1915–1917 гг. воевал на Балтике в должности командира эсминца «Крепкий». В 1918 г. капитан 2-го ранга Нилендер участвовал в Ледовом походе кораблей Балтийского флота из Гельсингфорса в Кронштадт. В период Гражданской войны он служил в армии генерала Н. Н. Юденича, после чего эмигрировал. Работал инженеромстроителем в Бразилии и Боливии. Женился, имел 4 детей. В 1968 г. Виктор Вильгельмович умер в г. Сан-Паулу (Бразилия). Он был похоронен на кладбище, откуда в 1972 г. его прах был перенесен в собор Св. Николая. Портрет В. В. Нилендера в 2013 г. прислал автору статьи его 83-летний сын Патрик. (У В. В. Нилендера было четверо детей: Marianna Elisabeth Paulina Ribeiro (род. 6.01.1924 г., 6 детей), Charlotte Lina Alexandra Bento de Carvalho (род. 19.03. 1926 г., 3 детей), Ursula Emilia Oscaria Ribeiro (род. 22.12.1928 г., 7 детей) и хирург-ортопед Patrick Oscar Arnaldo de Nielander (род. 22.04.1930 г., 2 детей, 8 внуков и 8 правнуков). Контакты с Патриком Нилендером удалось установить благодаря усилиям капитана 2-го ранга запаса Ивана Владимировича Красного и его бразильского знакомого Евро Статистико, за что автор выражает им благодарность.)

Пётр Алексеевич Новопашенный в 1915–1916 гг. командовал эсминцами «Десна» и «Константин», в 1917 г. был сначала помощником, а затем начальником службы связи Балтийского флота. В 1918 г. его назначили начальником Управления по обеспечению безопасности кораблевождения Восточного (Тихого) океана, но из-за военной обстановки он не смог выехать к месту службы. В апреле 1919 г. Новопашенный стал редактором «Морского сборника», а летом… пропал. Позже в Петрограде стало известно, что капитан 1-го ранга Новопашенный служит в армии Юденича.

В 1920–1921 гг. бывший командир «Вайгача» работал астрономом-наблюдателем Гринвичской обсерватории в Англии, а с 1922 г. проживал в Германии. Там он сначала был швартовщиком туристических теплоходов, а затем занялся инкрустированием шкатулок перламутром, одновременно возглавляя кают-компанию русских морских офицеров в Берлине. С середины 1930-х гг. Новопашенный служил шифровальщиком в Главном штабе Вооруженных сил Германии (ОКВ), в 1942 г. принял германское подданство. 14 июня 1946 г. его арестовали советские контрразведчики. 19 августа того же года он был осужден военным трибуналом г. Берлина по ст. 58-2 на 10 лет лишения свободы в ИТЛ. В 1950 г. Новопашенный скончался в лагере под Оршей. 9 февраля 2001 г. он был реабилитирован (справка Генеральной прокуратуры РФ № 4-укс-172-2001 от 28 февраля 2011 г.). В Петербурге живут родственники П. А. Новопашенного (племянник – Вадим Николаевич и др.), которые 13 сентября 2013 г. захоронили прах его дочери Ирины (скончалась в Канаде 31 декабря 2012 г.) и ее мужа Кирилла Яукш-Орловского (скончался в 2006 г.) на Серафимовском кладбище, а 18 сентября 2013 г. установили надгробный памятник и освятили его.

После пятилетней службы в ГЭСЛО Николай Александрович Гельшерт был произведен в старшие лейтенанты и в ноябре 1915 г. переведен в 1-й Балтийский флотский экипаж. Весной 1918 г. он участвовал в Ледовом походе, затем был командиром эсминца «Победитель». В апреле 1919 г. Гельшерта зачислили в Морскую академию, а осенью арестовали и 25 ноября расстреляли. Возможная причина столь трагического финала заключалась в том, что гражданская жена Гельшерта Вера Седова (вдова погибшего в Арктике Георгия Седова) была племянницей «белого» генерала В. З. Май-Маевского.

Гидрограф судна «Вайгач» Константин Неупокоев не прожил и 40 лет. В 1916–1917 гг. он командовал «Таймыром», в период интервенции служил под началом Б. А. Вилькицкого. В 1920– 1921 гг. Неупокоев командовал Обь-Енисейским гидрографическим отрядом, с 1922 г. возглавлял Управление по безопасности кораблевождения в Карском море и устьях сибирских рек (Убекосибирь) с базированием в Омске. В январе 1924 г. Константин Константинович скончался во время операции аппендицита.

Николай Иванович Евгенов, еще один офицер «Вайгача», стал доктором географических наук и профессором. Но его жизненный путь также был тернист. В 1916–1917 гг. Евгенов служил на эсминцах «Орфей» и «Капитан Изыльметьев». В 1918 – начале 1919 г. он находился в Вашингтоне, где разбирал архив бывшего Морского министерства России. Затем Евгенов был вызван в Омск, где стал начальником геодезического отделения гидрографического отдела в Морском министерстве правительства А. В. Колчака. В конце 1919 – начале 1920 г. Евгенов находился под арестом у «красных». Впоследствии он занимался исследованиями в Северном Ледовитом океане, стал заместителем начальника Гидрографического управления Севморпути. В 1938 г. был арестован, в 1939 г. осужден на 8 лет.

В 1948–1950 гг. Николай Иванович заведовал кафедрой океанологии Гидрометеоинститута, затем – по 1961 г. – работал в ленинградском отделении Государственного океанографического На перекрестке континентов 327 института. Он умер в 1964 г. в Ленинграде и похоронен на Серафимовском кладбище. Именем «Николай Евгенов» было названо гидрографическое судно. В 2006 г. о его жизни и судьбе издана книга «Студеные вахты».

Редкой для офицера-дворянина оказалась судьба ревизора, гидрографа и вахтенного начальника «Таймыра» Алексея Лаврова. В 1915–1922 гг. он служил на эсминцах и руководящих должностях в Минной дивизии Балтийского флота, с 1922 г. – в картографическом отделе Гидрографического управления ВМФ. Лавров неоднократно участвовал в арктических экспедициях, за что был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, ценным подарком Реввоенсовета СССР. В 1940 г. Алексей Модестович стал инженер-контр-адмиралом, однако спустя два года, во время Отечественной войны, умер в Омске, где и был похоронен.

Врач «Таймыра» Л. М. Старокадомский (1875–1962), которому еще в 1903 г. ампутировали левую руку, стал, в конечном счете, доктором медицинских наук (1943 г.). В 1915–1929 гг. он продолжал службу на флоте, где занимал высокие административные должности. С 1930 г. работал в торговом флоте, участвовал в арктических экспедициях. Старокадомский стал своего рода летописцем ГЭСЛО. Он опубликовал воспоминания «Пять плаваний в Северном Ледовитом океане» (1910–1915) и «Экспедиция Северного Ледовитого океана 1910–1915 гг.» (1946 г.).

Леонид Михайлович скончался в 1962 г. и был похоронен на Введенском кладбище в Москве, рядом с сыном – органистом и композитором, лауреатом Сталинской премии, которого он пережил на 8 лет.

Другой врач ГЭСЛО – Эдуард Егорович Арнгольд – по некоторым данным был расстрелян «революционными элементами» в Крыму в ноябре 1920 г.

Бывший начальник ГЭСЛО Борис Андреевич Вилькицкий с ноября 1915 г. командовал эсминцем «Летун», который после удачной постановки мин 12 октября 1916 г. сам подорвался на мине. Корабль удалось притащить в порт и поставить в док. Командир был награжден Георгиевским оружием.

В 1918 г. Вилькицкого направили на север, где он руководил экспедицией, которая в связи с интервенцией работала на «белых». В этот период, осенью 1918 г., в Енисейском заливе затонул «Вайгач». В 1919 г. Борис Андреевич стал контр-адмиралом.

С 1920 г. Вилькицкий находился в эмиграции, в Англии. В 1923–1924 гг., работая по контракту, он возглавлял 3-ю и 4-ю советские Карские экспедиции. В последующие годы Борис Андреевич занимался гидрографическими исследованиями в Бельгийском Конго (Заир). Затем жил в Брюсселе, где работал бухгалтером и преподавателем русского языка. Он умер в 1961 г.

В 1996 г. прах Бориса Андреевича Вилькицкого был перевезен в Петербург на Смоленское кладбище и захоронен рядом с могилой отца. В Петербурге живет правнучатая племянница Б. А. Вилькицкого Ирина Семёновна Тихомирова, в ФРГ – его внук Петер Вилькицки.

20 декабря 2002 г., в Санкт-Петербурге, на доме 96 по каналу Грибоедова (Адмиралтейскому), по инициативе педагогического коллектива и учащихся средней школы № 43 Приморского района Санкт-Петербурга была открыта мемориальная доска в честь Андрея Ипполитовича и Бориса Андреевича Вилькицких. В этой школе, начиная с 2003 г., действует Историко-географический клуб имени Б. А. Вилькицкого (руководитель – Елена Андреевна Назаренко).

Летом 2013 г. в Петербурге были изданы две книги, содержанием которых стали подготовленные несколько десятилетий тому назад рукописи Н. И. Евгенова и В. Н. Купецкого. Одна из них – «Экспедиция века» – была издана Российским государственным музеем Арктики и Антарктики (директор – В. И. Боярский). Другая – «Полярная экспедиция на ледоколах “Таймыр” и “Вайгач” в 1910–1915 годах», снабженная великолепными фотографиями, – увидела свет при содействии Санкт-Петербургской Региональной общественной организации (РОО) «Полярный конвой» (президент – капитан 1 ранга в отставке Ю. Е. Александров).

Судьбы морских офицеров – участников ГЭСЛО – сложились по-разному, но величие совершенного ими научного подвига преуменьшить невозможно: он всегда будет путеводной звездой для граждан России, которая в начале XXI в. вновь «повернулась лицом» к Арктике.


1. Богданов К. А. Российские военные гидрографы – «Колумбы» XX века (к 85-летию открытия Северной Земли). СПб. : ЦКП ВМФ, 2000. 152 с.
2. Евгенов Н. И., Купецкий В. Н. Экспедиция века (Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана на судах «Таймыр» и «Вайгач» в 1910–1915 годах). СПб. : РГМАА, 2012. 352 с.
3. Евгенова Н. Н. Студеные вахты (воспоминания об исследователе Арктики). СПб. : Нестор-История, 2006. 188 с.
4. История Гидрографической службы Российского флота. Т. 4. Биографический справочник известных штурманов и гидрографов Российского флота. СПб. : ГУНиО МО РФ, 1997. 379 с.
5. РГА ВМФ. Ф. 404. Оп. 1. Д. 600.

Смирнов В. Г. Они были на Камчатке… // «На перекрестке континентов» : материалы XXXI Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2014. - С. 322-324.