«План горячих ключей, которые текут в речку Бааню» С. П. Крашенинникова – предвестник гидрохимических карт

В. А. Широкова, О. С. Романова

Составление гидрохимических карт – важная задача, выполнение которой помогает решать многие вопросы гидрологии и гидрохимии. В 1870 г. врач С. П. Ловцов писал, что топографический анализ в химии и медицине, применительно к природным водам, должен «представить картину состояния природы и человеческого общества в данной местности, показать взаимодействие между ними, результаты разумного обращения человека с природою, ту пользу, которую он из неё может извлечь, и как он может предохранить себя от губительных её действий» (10, с. 13–14). Эти мысли, высказанные более столетия тому назад, вполне актуальны в контексте сегодняшних экологических концепций. Созданию гидрохимических карт предшествует длительный период накопления гидрохимической информации.

Первые сообщения о химии природных вод нашли своё отражение ещё на чертежах XVIII в., где в ряде случаев отмечено местоположение колодцев питьевой воды («студенцов») и минеральных источников («Петров чертеж», «КБЧ», Чертёжные книги Ремезовых и пр.). Зачастую в описаниях XVII и даже XVIII вв. приводится качественная оценка таких органолептических свойств природных вод, как цвет, вкус, запах, температура. Уже в первой половине XVIII в. в многочисленных экспедиционных отчётах сведения об этих свойствах изучаемых по ходу маршрутов водных объектов находят своё место не только в текстах, но и на сопровождающих эти тексты картах. Так, С. П. Кра-шенинников во время своего путешествия по Сибири и Камчатке описал органолептические свойства и составил карты-схемы («планы») с местоположением горячих «теплиц» Камчатки, горячих и солёных источников по Онону и Баргузину (Бурятия), Кемпендяйских солёных источников в верховьях р. Витим (8; 12).

В 1766 г. Э. Лаксманом во время поездки в Сибирь были описаны горячие источники близ Усть-Турки в районе оз. Байкал. В качестве отчёта им приводится карта местоположения минеральных источников с результатами химических исследований последних. В октябре 1766 г. Э. Лаксман писал А.-Л. Шлецеру в Петербург: «В архиве Академии вероятно найдётся описание теплиц (тёплых купален) у Байкала, недалеко от Усть-Турки. Я также был там, исследовал воду и отметил положение источников на карте, которую вместе с этим препровождаю вам» (9, с. 84). К сожалению, карту отыскать до сих пор так и не удалось. Быть может, она находится в архивах Финляндии или Швеции.

В 1768–1774 гг. Академией наук были организованы широкие экспедиционные исследования на территории Европейской России, Сибири, Кавказа, которые дали богатейшие материалы по географии, в том числе по химии вод рек, озёр и минеральных источников. Некоторые участники экспедиций составили гидрохимические карты (схемы). Такую карту сергиевских серных источников составил П. С. Паллас (11, с. 166). Под «серными источниками» он подразумевал воду, в которой находилась сера во взвешенном состоянии. С. Г. Гмелин составил карту астраханских соляных озёр (7, с. 257). В его описании к карте приводится не только химический состав рапы этих озёр, но и классификация самосадочных озёр по химическому составу. В материалах академических экспедиций существует ёще ряд подобных гидрохимических карт. И. А. Гильденштедт много внимания уделил кавказским солёным и минеральным водам (особенно нефтяным и различным минеральным тёплым источникам в северо-восточной части Кавказа), исследованных им в химическом и бальнеологическом отношении (6, 1809, 2002).

Правильные гидрохимические выводы могут быть сделаны лишь в том случае, если собранные данные будут тщательно систематизированы и графически обработаны. Систе-матизация гидрохимической информации определяется сопоставимостью методик химических анализов природных вод. Лишь с начала XX в. с применением более совершенных методов химического анализа и, следовательно, получением сравнимого количественного материала появилась возможность полноценного картографического обобщения гидрохимических данных.

Систематические, синхронные гидрохимические наблюдения на постах ГМС, начатые в 1930-х гг., дали огромный массив информации, позволяющий создавать гидрохимические карты, на которых графическими средствами показаны закономерности распространения поверхностных вод разного состава, всё более адекватно отражающих характер гидрохимических процессов.

С развитием гидрохимического картографирования ускоряется процесс оформления гидрохимии в качестве науки географического цикла, а конец 1930-х гг. фиксирует начало существенно нового периода её развития, в котором гидрохимические карты занимают важное место. Их создаётся множество. Все они требуют серьёзного специального историко-географи-ческого анализа. Ниже остановимся на некоторых важных для гидрохимии картографических произведениях.

В 1948 г. П. Ф. Мартыновым и Н. И. Микей по данным 1 189 пунктов наблюдения составлена «Карта общей жёсткости речной воды на территории СССР» и выделили 5 районов, отличающихся по величине жёсткости.

В 1941–1947 гг. в Государственном гидрологическом институте, на основании данных сети Гидрометслужбы о минерализации воды в летнюю межень в 523 реках, под руководством О. А. Але-кина была составлена «Гидрохимическая карта рек СССР», опубликованная в 1956 г. В ней показаны классы вод, степень их минерализации, районы, согласно ранее (1948 г.) разработанной гидрохимической классификации речных вод, по преобладанию в водах одного или трёх анионов: воды карбонатного класса – HCO3'; воды сульфатного класса – SO4''; воды хлоридного класса – Cl', которые, в свою очередь, подразделены по величине минерализации соответственно градациям: 200 мг/л; от 200 до 500 мг/л; от 500 до 1000 мг/л; свыше 1000 мг/л (1). Воды большинства рек СССР принадлежат гидрокарбонатному классу (79,5 %), площадь их бассейнов примерно равна 83,5 % от всей площади СССР. Реки с водой сульфатного класса сравнительно малочисленны (15,1 %), их бассейны занимают площадь, равную 3 % от всей площади страны. Реки, воды которых относятся к хлоридному классу, встречаются ещё более редко. Из 523 рек к этому классу принадлежат только 28 рек с площадью их бассейнов около 6 % от площади СССР.

Ещё более решительный шаг в гидрохимическом картографировании произошёл в 1960-х гг., когда стало возможным при наличии сведений по химическому составу воды и водному стоку, собранных сетью Гидрометслужбы СССР с 1936 по 1955 г., а также по некоторым литературным источникам, составить «Карту ионного стока рек для территории СССР» (4), которая даёт представление о распределении показателей ионного стока в зависимости от физико-географических условий, определяющих величины модулей стока и минерализации воды. Принятая составителями градация величин среднемноголетних показателей ионного стока: 0–10; 10–20; 20–30; 30–40; 40–50; больше 50 (т/км2 в год). За основу взята карта поверхностных вод Европейской территории СССР (ЕТС), разработанная в ГГИ в масштабе 1 : 10 000 000. Окончательные результаты сведены на карту поверхностных вод СССР в масштабе 1 : 20 000 000. При её составлении использована карта показателей ионного стока для территории Восточной Сибири (бассейны рр. Лены и Ангары) под руководством П. Ф. Бочкарёва (3). В 1964 г. О. А. Алекиным и Л. Б. Бражни-ковой, кроме карты ионного стока рек для территории СССР, составлены карты показателей отдельных видов ионов (2).

Накопленный и обработанный массив гидрохимической информации позволил в 1950–1960-х гг. подготовить ряд гидрохимических карт для отдельных регионов и, в частности, гидрохимическую карту Сибири и Дальнего Востока в масштабе 1 : 5 000 000, составленную И. К. Зайцевым, Е. Е. Бе-ляковой и М. С. Гуревичем и изданную в 1955 г.

Наиболее полная и современная сводка по минерализации речных вод, ионного стока, общей жёсткости, бихроматной и перманганатной окисляемости содержится в Гидрохимическом атласе СССР (1990) и даёт представление о природном качестве воды.

Таким образом, в историческом отношении процесс создания гидрохимических карт видоизменился от «чертежей», планов и карто-схем отдельных местностей до создания алекинской мелкомасштабной карты страны, которая позволила выяснить общие закономерности химизма поверхностных вод, до сезонных (декадных) карт изменчивости химического состава поверхностных вод, необходимых для определения экологически опасных регионов. И это – благодатные сюжеты для историков гидрохимии.


1. Алекин О. А. Гидрохимия. Л. : Гидрометеоиздат, 1952. 162 с.
2. Алекин О. А., Бражникова Л. В. Сток растворённых веществ с территории СССР. М. : Наука, 1964. 144 с.
3. Бочкарёв П. Ф. Гидрохимия рек Восточной Сибири. Иркутск : Иркут. Кн. изд-во, 1959. 155 с.
4. Бражникова Л. В. Карта ионного стока рек территории СССР // Гидрохимические материалы АН СССР. Т. 28. 1960.
5. Гильденштедт И. А. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа. СПб. : Имп. АН. 1809. 384 с.
6. Гильденштедт И. А. Путешествие по Кавказу в 1770–1773 гг. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2002. 505 с.
7. Гмелин С. Г. Путешествие по России для исследования трёх царств естества. Ч. 1. СПб., 1771. 272 с.; Ч. 2. СПб., 1777. 362 с.; Ч. 3 (половина 1 и 2). СПб., 1785. 376 с.
8. Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки (1751). СПб., 1755. Т. 1, 2 (Повторные издания: 1786, 1818, 1949, 1994).
9. Лаксман Э. Г. Письма, относящиеся до Сибирского края, от Линнея к Лаксману и от Лаксмана к Шлецеру и Бекману // Сибирский вестник. 1820. Ч. 9. С. 74–125.
10. Медико-топографический сборник. СПб., 1870. Т. 1.
11. Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи в 1768–1773 гг. СПб., 1773. Ч. 1. 657 с.
12. АРАН. Ф. 21. Оп. 5. № 131.

Широкова В. А., Романова О. С. «План горячих ключей, которые текут в речку Бааню» С. П. Крашенинникова – предвестник гидрохимических карт // "О Камчатке: её пределах и состоянии..." : материалы XXIX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 268-271.