А. С. Сесицкая

Прокопий Трифонович Новограбленов: непростая судьба камчатского учёного

Имя Прокопия Трифоновича Новограбленова широко известно не только на Камчатке, но и за ее пределами. Однако написано о нем не так много. В большинстве публикаций освещается, главным образом, его профессиональная и научная деятельность (1). Одной из наиболее удачных среди них является статья А. А. Харитановского «Выдающийся натуралист Камчатки», опублико- ванная в журнале «Вопросы географии Камчатки» в 1963 г. Статья написана на основании тщатель- но собранных автором материалов и иллюстрирована портретом. В ней справедливо подчеркивается большая роль и заслуга П. Т. Новограбленова в развитии культуры на Камчатке, в научном познании многих сторон ее природы, содержится ряд интересных деталей, характеризующих семью ученого, и событий, связанных с поступлением П. Т. Новограбленова в учительский институт, однако в ней присутствует ряд существенных неточностей, касающихся, в первую очередь, биографии ученого, которые мы попытались устранить, используя в качестве источника, в первую очередь, метрические книги, находящиеся на хранении в Государственном архиве Камчатского края, а также материалы, предоставленные Томским государственным педагогическим университетом и Государственным ар- хивом Томской области. 14 августа 1892 г. (по с. ст.) в семье петропавловского мещанина Трифона Иннокентьевича (Иннокентиевича) Новограбленова и его жены Феодосии (дочери камчадала Апачинского селения Прокопия Панова) родился сын, которого при крещении 16 августа 1982 г. (возможно, в честь деда с материнской стороны) назвали Прокопием. Восприемниками младенца стали священник Петро- павловского собора Павел Донской (он же совершал таинство крещения) и жена Петропавловского купца Эдмунда Сандалина – Ирина Васильевна Сандалина. Прокопий был третьим ребенком в се- мье Трифона Иннокентьевича и Феодосии Прокопьевны (Прокопиевны). Всего в этом браке роди- лось пятеро детей и все – мальчики: Иоанн, Иннокентий, Прокопий, Павел, Николай. Но Павел умер во младенчестве, а Иннокентий утонул в р. Аваче в возрасте четырнадцати лет. Когда маленькому Прокопию было всего три года, от воспаления легких, в возрасте двад- цати пяти лет, умерла их мать. Вероятно, Трифон Иннокентьевич понимал, что четырем малолет- ним детям, оставшимся у него на руках, необходимы женские забота и внимание. Поэтому вскоре – 14 января 1896 г., он женился на дочери отставного казака Василия Ивановича Крупенина – Калиссе Васильевне. Жениху на тот момент времени было 33 года, а невесте – 20 лет. Всего от обоих браков у Трифона Иннокентьевича родилось восемнадцать детей, однако, по данным метрических книг, пятеро из них умерли во младенчестве или не достигнув совершеннолетия. Необходимо отметить, что в метрических книгах Петропавловского собора, в которых со- хранились актовые записи практически обо всех членах этой большой семьи, встречается различное написание фамилии – Новограбленов или Новограбленный. В актовой записи о рождении Прокопия Трифоновича – Новограбленный (2). Такое написание фамилии в метриках является преимущест- венным до начала XX в. Впоследствии утвердилось написание фамилии как Новограбленов. Трифон Иннокентьевич, как и многие жители Петропавловска, занимался охотой и рыбной ловлей. Но почти все его дети получили образование (насколько это было возможно в Петропав- ловске). Прокопий Новограбленов пошел в школу в 1901 г. и после окончания Петропавловского городского училища в 1907 г. поступил на службу матросом парохода «Котик» Камчатского тор- гово-промышленного общества. Работая на пароходе «Котик», П. Т. Новограбленов смог дважды побывать за границей – в 1908 и 1909 гг. в японском городе Иокагама (3). Возможно, это помогло ему в изучении иностранных языков (Прокопий Трифонович владел английским, японским, немецким и латинским языками). Сам П. Т. Новограбленов писал, что «…плавал на пароходе “Котик”, готовясь для поступления в морское училище» (4). Но его планы изменило следующее событие – осенью 1911 г. при Петропавловском училище были открыты двухгодичные педагогические курсы для под- готовки учителей и учительниц в начальные училища (главным образом, из местных жителей), на которые он и поступил. Окончив педагогические курсы в Петропавловском училище в 1913 г. и получив свидетель- ство на звание учителя начального училища, Прокопий Трифонович Новограбленов и его однокурс- ник Никита Павлович Яковлев (также из коренных жителей Камчатки) вместе уехали поступать в Томский учительский институт, который окончили одновременно в 1916 г., о чем свидетельствует документ, содержащий сведения о выпускниках института, сохранившийся в фондах Государствен- ного архива Томской области: « <…> Новограбленов, Прокопий Трифонович – аттестат об окончании полнаго курса Том- скаго Учительскаго Института от 31-го мая за № 684 <…> Яковлев, Никита Павлович – аттестат об окончании полнаго курса Томскаго Учитель- скаго Института от 31-го мая 1916 года за № 686» (5). Нам точно не известно, чем были наполнены годы, проведенные Прокопием Трифоновичем в Томске, но можно предположить, что большую часть времени он отдавал обучению и самообра- зованию. В характеристике, данной ему при выпуске из института, отмечалось: «При весьма хо- роших умственных способностях выделялся любознательностью, усердием к своему делу, полной добросовестностью и вдумчивым отношением к научным вопросам; много работал, читал и помимо обычных школьных занятий; между прочим, вне программы изучал английский язык. В отноше- нии поведения своего и настроенности Новограбленов – юноша, заслуживающий полной похва- лы. К пробным урокам готовился весьма старательно и представлял обстоятельно разработанные конспекты; дал свои уроки по всем предметам весьма хорошо» (6). Кроме того, именно в Томске произошло важное событие в его личной жизни – в 1915 г. он женился. Символично, что брак был заключен в Петропавловской церкви при спичечной фабрике «Сибирь». Женой Прокопия Трифо- новича стала двадцатилетняя дочь священника Антонина Аркадьевна (Аркадиевна) Коронтова (7). После окончания Томского учительского института Прокопий Трифонович вместе с женой с 1917 по 1918 г. учительствовал на Сахалине, в г. Александровске. Занимал должность председате- ля Педагогического совета Александровского высшего начального училища. В 1918 г. вернулся на Камчатку и в октябре 1918 г. был назначен преподавателем общеобразовательных предметов, а его жена – учительницей рукоделия в Петропавловское высшее начальное училище (8). На Камчатке 10 мая 1920 г. родился их сын Игорь. Прокопий Трифонович в это время уже занимал должность Инспектора Петропавловского высшего начального училища (9). Можно допустить, что семейная жизнь Прокопия Трифоновича складывалась не слишком удачно, так как 19 июля 1923 г. брак между Прокопием Трифоновичем и Антониной Аркадьевной был официально расторгнут. Сын Игорь остался с матерью (10). Судя по всему, после развода с му- жем Антонина Аркадьевна выехала с Камчатки. По крайней мере, в списке преподавателей Петро- павловской советской школы II ступени на 1923/1924 учебный год ее имя отсутствует (11), а после ареста в 1932 г. Прокопий Трифонович указал в анкете, что сын Игорь учится в г. Никольск-Уссу- рийске (12). Второй женой Прокопия Трифоновича стала Феоктиста Петровна Иванова (брак был заклю- чен 20 августа 1923 г.), которая родилась 18 сентября 1901 г. в семье петропавловского мещанина Петра Яковлевича Иванова (13). В 1921 г. окончила курс высшего начального училища. Возможно то, что П. Т. Новограбленов был одним из ее учителей, способствовало складыванию их отношений. 15 июня 1922 г. в их семье родился сын Константин (в гражданском браке) (14), а 13 апреля 1926 г. – дочь Валерия. В 1918 г. П. Т. Новограбленов познакомился с Владимиром Клавдиевичем Арсеньевым – известным исследователем Дальнего Востока, этнографом, писателем, который руководил отрядом экспедиции Переселенческого управления, обследовавшего Камчатку с целью определения возмож- ностей и направлений последующей колонизации. Арсеньев выступил в Петропавловске на специ- альном заседании, председателем которого был П. Т. Новограбленов, с докладом по инородческому вопросу (15). Повторно В. К. Арсеньев посетил Петропавловск в июле 1923 г. Под его руководством и совместно с П. Т. Новограбленовым была произведена «археологическая разведка» на северо-за- падном берегу Култучного озера, в результате которой были обнаружены развалины «древней кам- чадальской деревни» (16). Вместе с Новограбленовым Арсеньев в начале августа совершил восхо- ждение на Авачинский вулкан – один из самых активных вулканов полуострова, которое подробно описал в отчете «Восхождение на Авачинский вулкан» (17). А. А. Харитановский в своей статье отмечает, что «это было первое исследование кратера Авачи и повторено оно лишь через тридцать три года группой камчатских альпинистов, а еще несколько позже – вулканологами во главе с моло- дым ученым Генрихом Штейнбергом» (18). В этом же, 1923, году П. Т. Новограбленов был впервые осужден. 16 января 1923 г. ГПУ по Охотско-Камчатскому краю предъявило ему обвинение в том, что «он <…> являясь гласным, при- нимал участие в решении вопросов политического характера, способствовал осуществлению наме- рениям Думы путем агитации, распространением провокационных воззваний – свергнуть власть Ра- боче-крестьянского правительства с использованием вооруженной силы» (19). Новограбленов был признан виновным в совершении преступления и подвергнут наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет условно с конфискацией 1/4 части имущества и поражением в правах на 5 лет. Даже находясь в тюрьме, Прокопий Трифонович пишет статьи в газету «Полярная звезда» – «Февраль- ское землетрясение» и «Наши вулканы», которые были помещены в апрельском и майском номерах газеты. Впоследствии мера наказания была уменьшена наполовину в связи с 5-летней годовщиной Ок- тябрьской революции. По данному делу П. Т. Новограбленов был реабилитирован только в 1992 г. (20). Второй брак П. Т. Новограбленова не был долгим, так как Феоктиста Петровна рано ушла из жизни – в возрасте всего лишь тридцати лет, 27 декабря 1931 г. Вскоре после ее смерти Проко- пию Трифоновичу пришлось пережить еще одно испытание – 26 февраля 1932 г. он был вторично арестован. Ему предъявили обвинение в агитации, направленной к подрыву Советской власти (21). Следствие по этому делу продлилось до мая 1932 г. 11 апреля 1932 г. меру пресечения – содержание под стражей – изменили на подписку о невыезде, 9 мая 1932 г. следственное дело было прекращено, а подписка о невыезде отменена. Безусловно, Прокопий Трифонович Новограбленов был человеком деятельным. Еще в 1920 г., 9 мая, в Петропавловске было основано Общество изучения Камчатской области, при- нявшее устав Русского географического общества, а председателем Общества избрали П. Т. Ново- грабленова (22). Впоследствии он принимал активное участие в работе кружка изучения Камчатки, организованного в 1925 г. (с 1926 г. – Камчатское краеведческое общество, с 1931 г. – Камчатское бюро краеведения). В Камчатском краеведческом обществе занимал должность заместителя пред- седателя и заведующего «музейной частью» (23). В результате работы кружка образовались обшир- ные коллекции по зоологии, ботанике и этнографии Камчатки, послужившие в дальнейшем основой краеведческого музея. Также Прокопий Трифонович участвовал в работе общества «Просвещение», организован- ного в 1918 г. Работа общества заключалась, в основном, в постановке спектаклей, показе кинема- тографических картин, организации научно-популярных лекций. Одним из наиболее важных ме- роприятий в работе общества явилась организация бесплатных общеобразовательных курсов для взрослых в январе 1920 г. С соответствующим предложением (об участии в организации и работе курсов) правление общества обратилось в Педагогический совет высшего начального училища. П. Т. Новограбленов, в числе других учителей, сразу же откликнулся на это предложение. На курсах он преподавал одновременно несколько предметов: минералогию, ботанику, зоологию и биологию (24). Работа курсов продолжалась до мая 1920 г. Необходимо отметить, что Прокопий Трифонович еще ранее – в 1918 г., организовал в Петро- павловском высшем начальном училище естественно-исторический кабинет, а при нем и музей, ко- торый при содействии учеников стал быстро развиваться. В 1927 г. «музей при школе-девятилетке по существу был единым целым с музеем Камчатского краеведческого общества» (25), поэтому экс- понаты и коллекции краеведческого общества влились в коллекцию пришкольного музея. За время работы общества Прокопий Трифонович организовывал экскурсии на вулканы (к подножию Клю- чевской сопки, на Авачинский вулкан), на горные ключи (в Налычевскую долину), в бух. Тарью (для осмотра стойбищ ительменов). Почти все экскурсии Прокопий Трифонович делал за свой счет. При этом с 1926 по 1930 г. П. Т. Новограбленов совмещал преподавательскую работу и работу в долж- ности заведующего музеем. В 1927 г. П. Т. Новограбленов организовал при музее музейный кружок для учеников Петропавловской школы-девятилетки (26). Прокопий Трифонович поддерживал переписку со многими крупными научными организа- циями нашей страны и за рубежом – Зоологическим музеем Академии наук СССР, Владивостокским отделением Географического общества, Государственным институтом опытной агрономии (отделе- нием прикладной энтомологии), вулканической обсерваторией на Гавайских островах, обществом вулканологов о. Ява. Оказывал помощь организаторам комплексной Шведской камчатской экспеди- ции в 1920–1922 гг. Незадолго до второго ареста – в октябре 1931 г. П. Т. Новограбленов отправил письмо во Всесоюзную Академию наук в г. Ленинград с просьбой профинансировать поездку с це- лью исследования центральной части полуострова между долиной р. Камчатки и Охотским морем продолжительностью 4 месяца и с последующей передачей всех собранных коллекций в Ленинград. К письму прилагался план научно-исследовательской работы во время путешествия. К сожалению, из-за последующих событий ему не удалось исполнить задуманное. Научные работы П. Т. Новограбленова, его статьи и сообщения касаются самых разных об- ластей науки – ботаники, геологии, зоологии, археологии. Одними из наиболее значимых работ Но- вограбленова стали «Каталог вулканов Камчатки» и «Горячие ключи Камчатки». Вулканы привле- кали особенное внимание П. Т. Новограбленова. Им посвящена почти половина его статей. Помимо Авачинской сопки, он совершил восхождения на Вилючинский и Корякский вулканы, вулкан Ана- нун, расположенный в Срединном хребте, обследовал Жупановский, описал вулканы Ааг и Арик. В 1923 г., помимо статьи «Февральское землетрясение», Новограбленов публикует статью «Деятельность наших вулканов», в которой анализирует состояние действующих вулканов Камчат- ки. В 1926 г. в работе «Извержение Авачинского вулкана в 1926 г.» детально, в яркой форме опи- сывает это событие. Интересен тот факт, что в 1948 г., то есть задолго до реабилитации Прокопия Трифоновича, эта его работа была положена в основу одной из глав учебного пособия для учителей «Хрестоматия по физической географии» под названием «Извержение Авачинской сопки». В июле 1927 г. П. Т. Новограбленов прибыл в с. Ключи с целью совершить путешествие вокруг Ключевской сопки, являющейся центром Ключевской группы вулканов – Камень, Плоская, Большой Толбачик, Безымянный и др. Свое путешествие Новограбленов описал в работе «Среди ги- гантов». В 1932 г. он обследовал паразитные кратеры Ключевской сопки Пацан и Фаина, результатом стала статья «Извержение Пацана и Фаины на Камчатке». Статьи «Среди гигантов» и «Извержение Пацана и Фаины» были опубликованы в «Известиях Русского географического общества». В 1933 г. Русское географическое общество издало «Каталог вулканов Камчатки». В нем П. Т. Новограбленов дает обширный обзор Камчатской вулканической дуги, сообщает расположение, высоту, строение, даты извержений и название каждого из описываемых им вулканов. В «Каталоге» Новограбленов указал считавшийся потухшим Ичинский вулкан в числе действующих, предвосхитив открытие по- том фумарол на Ичинском вулкане. «Каталог вулканов Камчатки» – серьезная работа, ставшая осно- вой для последующего изучения деятельности камчатских вулканов. Начиная с 1920 г. П. Т. Новограбленов систематически публикует материалы о горячих ключах полуострова. В первую очередь он следил за режимом Паратунских источников. Несколько групп горячих источников были открыты им в его экспедициях по Камчатке. Работа «Горячие ключи Камчатки» была опубликована в 1931 г. и является первым специальным трудом по минеральным источникам полуострова. В ней дан список и краткие сведения о горячих ключах Камчатки. Интересовался Прокопий Трифонович и растительным миром Камчатки. В своих поездках он собрал большой фонд гербарного материала, хранившегося в Камчатском краеведческом му- зее и переданного впоследствии музею землеведения Московского государственного университе- та им. М. В. Ломоносова (27). Состоял в переписке с известным ученым Владимиром Леонтьеви- чем Комаровым, автором трудов «Флора полуострова Камчатки» и «Путешествие по Камчатке». В 1925 г. вышла работа П. Т. Новограбленова «Ганальская ботаническая экспедиция», в которой исследуется растительность высокогорного района Ганальского хребта. Вскоре после выхода этой работы его принимают в члены Русского ботанического общества. Большой научный очерк Ново- грабленова о флоре Камчатки «Путешествие к вулкану Анаун в Срединном хребте» был опублико- ван в «Трудах Тихоокеанского комитета». Среди зоологических работ П. Т. Новограбленова в первую очередь необходимо назвать не- большую работу «Саранная рыба», изданную в типографии Камчатского губревкома в конце 1923 г. Отдельные ее части публиковались в газете «Полярная звезда» на протяжении 1923 г. В ней под- робно описывается болезнь лососевых пород рыб, вызываемая паразитами. Другая работа – статья «Белка на полуострове Камчатка» анализирует необычный факт появления на полуострове ранее не наблюдавшегося здесь пушного зверька. В третий раз П. Т. Новограбленов был арестован 12 марта 1933 г. по необоснованному об- винению в участии в контрреволюционной повстанческой организации «Автономная Камчатка» и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. 4 января 1934 г. приговор был приведен в испол- нение (28). По процессу «Автономная Камчатка» были арестованы и братья Прокопия Трифонови- ча – Иван Трифонович, Иннокентий Трифонович (от второго брака отца) и Василий Трифонович. Они также были расстреляны. Другой брат – Павел Трифонович был осужден по этому же делу в 1937 г. к 10 годам лишения свободы. Впоследствии он работал бухгалтером в г. Чкалове (29). Определением военного трибунала Дальневосточного военного округа от 24 апреля 1957 г. все, про- ходившие по делу «Автономная Камчатка», были реабилитированы (30). П. Т. Новограбленов – практически первый свой, «камчатский», ученый. Не имея научных званий и степеней, но обладая научным складом ума, он постоянно занимался самообразованием и изучением окружающего его мира. Одна из основных его заслуг в том, что в своих трудах он заложил основу для последующего изучения Камчатки. Результаты научной деятельности Новогра- бленова были востребованы, несмотря на его аресты и обвинения в контрреволюционной и антисо- ветской деятельности. 12 октября 1965 г. Камчатский отдел Географического общества СССР при АН СССР для поощрения работ по географии и краеведению учредил премию им. П. Т. Новограбленова. В 1995 г. премия им. П. Т. Новограбленова была учреждена постановлением градоначальника для работников учреждений образования г. Петропавловска-Камчатского (31). Его именем названы сопка на Кара- гинском острове и потухший вулкан в Северном вулканическом районе Срединного хребта. Хочется надеяться, что имя Прокопия Трифоновича Новограбленова – человека, без сомнения, любившего Камчатку, стремившегося к ее всестороннему изучению и немало сделавшего для этого, не будет забыто его земляками. 1. Харитановский А. А. Выдающийся натуралист Камчатки // Вопросы географии Камчатки. Вып. 1. Петропавловск-Камчатский, 1963. С. 41–58; Пустовит В. П. Подозрительный ученый // Краеведческие запи- ски. Вып. 13. Петропавловск-Камчатский, 2011. С. 66–71; Он же. Думское дело // Вопросы истории Камчатки. Вып. 3. 2007. С. 329–354; Володарская Е. Е. Возникновение и становление Камчатского областного краеведче- ского музея (1911–1934) // Краеведческие записки. Вып. 12. Петропавловск-Камчатский, 2022. С. 17–33. 2. ГАКК. Ф. Р-220. Оп. 1. Д. 17. Л. 7. 3. Там же. Ф. П-1199. Оп. 1. Д. 178. Л. 4. 4. Там же. Л. 21. 5. ГАТО. Ф. 126. Оп. 2. Д. 2759. Л. 334об. –335. 6. Там же. Л. 335–336об. 7. Там же. Ф. 527. Оп. 1. Д. 904. Л. 35. 8. ГАКК. Ф. Р-79. Оп. 1. Д. 1. Л. 41. 9. Там же. Ф. Р-220. Оп. 1. Д. 99. Л. 9. 10. Там же. Д. 104. Л. 41. 11. Новограбленов П. Т. Школьная летопись. История школы // Камчатский летописец. Вып. 2. Петро- павловск-Камчатский : Камчатпресс, 2012. С. 559. 12. ГАКК. Ф. П-1199. Оп. 1. Д. 178. Л. 4. 13. Там же. Ф. Р-220. Оп. 1. Д. 33. Л. 174. 14. Там же. Д. 103. Л. 52. 15. Харитановский А. А. Указ. соч. С. 46. 16. Полярная звезда. 1923. № 82. 29 июля. 17. ГАКК. Ф. Р-555. Оп. 3. Д. 69. 18. Харитановский А. А. Указ. соч. С. 47. 19. Пустовит В. П. Думское дело... С. 329–354. 20. ГАКК. Ф. П-1199. Оп. 1. Д. 178. Л. 26а. 21. Там же. Л. 5. 22. Известия Камчатского Областного Народно-Революционного Комитета. 1921. № 15, 27 марта. 23. ГАКК. Ф. Р-45. Оп. 1. Д. 2. Л. 13, 20. 24. Там же. Ф. Р-110. Оп. 1. Д. 1. Л. 43. 25. Володарская Е. Е. Указ. соч. С. 28. 26. Там же. С. 29. 27. Харитановский А. А. Указ. соч. С. 61. 28. ГАКК. Ф. П-1199. Оп. 1. Д. 178. Л. 26а. 29. Там же. Д. 2106. Л. 13. 30. Пустовит В. П. Подозрительный ученый... С. 66–71. 31. ГАКК. Ф. Р-843. Оп. 1. Д. 270. Л. 231.

Сесицкая А. С. Прокопий Трифонович Новограбленов: непростая судьба камчатского учёного // «В путь за непознанным...» : материалы XXXIII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2016. - С. 227-231.