Организация архивного дела на Камчатке и первые сотрудники областного архива

А. С. Сесицкая

1 июня 1918 г . был подписан декрет СНК «О реорганизации и централизации архивного дела», который положил начало организации Единого государственного архивного фонда как совокупности всех документальных материалов, находившихся на хранении в архивах правительственных учреждений, общественных организаций и частных предприятий дореволюционной России, а также образующихся в процессе деятельности советских учреждений. В течение последующих лет создавалась система специализированных архивохранилищ с соответствующим техническим оснащением, а также проводилась подготовка профессиональных кадров архивистов. Но если организации столичных архивов было уделено достаточно много внимания в первые же месяцы существования советской власти, то о местных – губернских и уездных архивах этого сказать нельзя. На Камчатке реализация декрета от 1 июня 1918 г . началась значительно позднее – уже после окончательного установления советской власти на полуострове. Документальные свидетельства о начальном этапе истории архивного дела в советское время представляют, несомненно, большой интерес, поскольку дают нам представление о том, как в труднейших условиях первых лет советской власти на Камчатке собирались разрозненные документальные богатства. В этот период на плечи сотрудников архива легла нелегкая задача – провести работу по концентрации дореволюционных материалов и начать прием документов советского периода. Поэтому будет нелишним вспомнить и о людях, в сложных условиях выполнявших свой профессиональный долг, имена которых, как правило, не слишком известны (а чаще неизвестны совершенно), но работу которых нельзя недооценивать.

Первый документ, свидетельствующий об организации архива, – это постановление Камчатского губернского революционного комитета от 31 декабря 1923 г ., в котором указывалось: «Для приведения архива в порядок, согласно заданиям Центра установить штат сотрудников архива в 3 человека: Заведывающего архивом по 14 категории и 2-х архивариусов по 9 категории, возбудив перед Центром ходатайство об отнесении содержания этого штата за счет государственных средств» (1). А в следующем, 1924 г ., 12 августа губревком издает обязательное постановление № 14 о концентрации документальных материалов, находящихся в распоряжении частных и должностных лиц, в губернский архив. На местах документы подлежали сдаче в уездные, волостные и сельские ревкомы в месячный срок после получения постановления губревкома, а в Петропавловске срок сдачи был установлен в две недели. Согласно указанному постановлению архивные материалы, обнаруженные при произведении обыска у лиц, взявших во временное пользование документальные материалы из губревкома, после истечения указанного срока подлежали изъятию и сдаче в губернский отдел управления, а виновные – к уголовной ответственности. Этим же постановлением не допускался вывоз архивных материалов за пределы области (2). Предыдущее постановление также указывало на необходимость отправки архивных материалов уездкомами, райревкомами, волревкомами в Петропавловск – «в распоряжение Отдела Управления Губревкома», однако не регламентировало данный процесс так детально. Таким образом, если первый документ положил начало организационному оформлению архива, то второй – начало формированию его фондов. После организации губархива были предприняты попытки осуществить работу по сбору документальных материалов из учреждений. Однако документы сдавались в архив с грубейшими нарушениями. В связи с этим 23 декабря 1925 г . Камчатский губревком издал циркулярное письмо, направленное во все отделы управления губревкома, уездным и волостным ревкомам, в котором значилось, что в процессе работы по приведению в порядок губернского архива обнаружилось, что отделы губревкома и учреждения дела в архив сдали в хаотическом состоянии, причем часть дел сдавалась ими совсем без обложек, вследствие чего было трудно определять фондовую принадлежность документальных материалов и наводить по ним справки. Было предложено сдавать в губернский архив все законченные дела и переписку после трехлетнего хранения на местах и запрещалось какое-либо уничтожение документов (3). Нам остаются неизвестными имена самых первых сотрудников архива, однако сохранился акт проверки окружного государственного архива окружной Рабочее-Крестьянской инспекцией от 31 июля 1926 г ., в котором говорилось, что окружной архив имеет в своем штате всего одного человека – архивариуса; самостоятельной сметы архив не имел и содержался за счеты сметы окрревкома. Архивариус, кроме своих прямых обязанностей, ведал хранением и выдачей отделам окрревкома канцелярских принадлежностей. На день проверки архив насчитывал 15 фондов с количеством 18 тыс. единиц хранения. В архиве были собраны ценные материалы, характеризующие политико-экономическое состояние Камчатки с первой половины XIX в.: ревизские сказки по переписи 1869 г ., статистические сведения по рыбной промышленности, пушному промыслу, сельскому хозяйству, отчетные доклады о Чукотке, материалы по исследованию побережий пролива Дежнева за 1899–1900 гг., отчеты по вопросам развития горного дела на Камчатке, материалы о землетрясениях на Камчатке и другие, не менее интересные документы, характеризующие развитие края. Помимо документальных материалов архив имел свою библиотеку, насчитывающую около 3 тыс. различных книг, брошюр, газет и прочей литературы (4).

Несмотря на наличие всего одного работника-архивариуса, в архиве в течение октября 1926 – апреля 1927 гг. были разобраны документальные материалы по фондам, на часть дел были составлены описи. Около 4 тыс. дел были приняты на хранение от окружных и городских организаций.

В августе 1927 г . на должность заведующего окружным архивом назначается В. Д. Кузьмин (образование – техническое училище и два курса технического института), но ввиду сокращения штатов, в мае 1928 г . он был уволен, и архив до сентября 1929 г . оставался без работника. Разумеется, это повлекло за собой прекращение работы по приведению в порядок и систематизации имеющихся архивных документов и прекращение обработки документов, поступающих в архив с мест. В 1929 г . в штатах окрисполкома была установлена одна должность архивариуса, который и занимался разбором и обработкой документов. Но еще до 1934 г . архив оставался без заведующего. Должность заведующего была выделена в 1934 г . На нее был назначен Федор Лукич Слободчиков, приступивший к своим обязанностям с 28 мая 1934 г . (5). Федор Лукич родился на Камчатке, в с. Коряки, в 1897 г ., окончил сельскую церковно-приходскую школу, Петропавловское высшее начальное училище (в 1916 г .) и двухгодичные педагогические курсы (в 1918 г .). Ф. Л. Слобочиков действительно работал в разное время учителем начальной школы в с. Коряки, но непосредственно до того, как стать заведующим областным архивом, занимал должность ответственного секретаря в Петропавловском горсовете (6). В первый же день своей работы он направляет в Краевое архивное управление при Дальневосточном краевом исполнительном комитете, находившееся в г. Хабаровске, письмо, в котором говорится: «Камчатский архив в течении ряда лет находился в запущенном состоянии: все разработанные фонды за 1930–1931 г. перемешались, архив несколько раз перевозился с места на место и в настоящее время все свалено в одну кучу в маленькой комнате, что совершенно не позволяет пользоваться каким-либо материалом из архива. Не было и работников в архиве в течении ряда лет» (7). Тем не менее, в соответствии с инструкциями и рекомендациями, полученными от Краевого архивного управления, Слободчиков постепенно начинает работу по организации архивного дела на Камчатке. В районные исполнительные комитеты, а также в отдельные организации и учреждения были направлены письма с указаниями о необходимости приступить к упорядочению документов, сдать материалы ранее 1922 г . в областной архив (так как срок хранения документов в архивах учреждений составлял не более 10 лет), организовать работу архивов в соответствии с «Правилами постановки архивной части в учреждениях Союза ССР, организациях и предприятиях общесоюзного значения» (изданных Центрархивом РСФСР в 1931 г .). «Правила» также были разосланы на места. Однако, забегая вперед, заметим, что сеть районных архивов начинает складываться в области лишь в 40-е гг. XX в. В то же время Слободчиков получает указание из Краевого архивного управления выявить материалы по истории Октябрьской революции и Гражданской войны для подготовки издания «История СССР» (8). 2 августа 1942 г . Слободчиков пишет в Краевое архивное управление: «Ваше письмо по вопросу подготовки материалов к изданию “Истории СССР” мною получено. Через Культпроп ОК ВКП(б) и Камчатский облисполком на места даны указания о концентрации архивов за 1917–1922 гг. и отправке их в Петропавловск и Облархив. Имеющийся материал в облархиве за период 1917–1922 гг. подлежит большой технической обработке и систематизации, так как до последнего времени работника не было и архив был свален в одну большую кучу, все дела и связки перемешались и поэтому пользование им[и] только возможно через некоторое время. В архиве в настоящее время работаю я один, технических работников нет, по бюджету предусмотрена была одна единица. Мои требования об увеличении штата на одну единицу ОИК не удовлетворяет из-за отсутствия средств. Это в сильной степени тормозит развертыванию какой- либо научной обработки архивных материалов и сбора их по Вашему заданию» (9). Заметим, что в августе 1934 г . Ф. Л. Слободчиков был назначен одновременно и на должность заведующего музеем (10). Несмотря на сложности, уже 14 ноября 1934 г . Ф. Л. Слободчиков сообщает Краевому архивному управлению о проделанной им работе: «За этот период мною сделано следующее: выделены архивные фонды за царский период, гражданской войны (1917–1922 гг.) и период советский власти. Выделена и сдана на уничтожение макулатура в количестве примерно до 3-х тонн, состоящая главным образом из различных изданий царского и советск[ого] периода, не относящаяся к хранению в архиве, значит[ельное] количество религиозной литературы и т. п. […] К технической обработке выделенных фондов не приступил да и не в состоянии был приступить т. к. технических работников в архиве нет, лично сам помимо работы в архиве работаю в Музее в качестве заведующего и истпартуполномо-ченного. <…> В начале ноября по распоряжению пред[седателя] ОИК архив переведен в др[угое] помещение, которое совершенно не пригодно для работы: маленькое, тесное и холодное. Архив снова свален в кучу, вся сделанная подготов[ительная] работа пропала и в дальнейшем без соответствующего помещения совершенно невозможно производить какую-либо работу» (11). Несмотря на все трудности Ф. Л. Слободчиков находил время и для научной работы: разработал хронику революционных событий на Камчатке, опубликовал в печати «небольшую сводку о рев[олюционной] борьбе за Советскую Камчатку», к выставке, посвященной Октябрьской революции, подобрал документы, фотографии и «разн[ые] реликвии». Выставка, как отмечает сам Слободчиков, «имела большой интерес у общественности» (12).

Учитывая грамотность, инициативность Ф. Л. Слободчикова, его неподдельный интерес к истории Камчатки (впоследствии он опубликовал немало очерков и статей, а также выступал с лекциями), его дальнейшая работа в должности заведующего архивом принесла бы немало пользы не только данному учреждению, но и развитию всего архивного дела на Камчатке. Однако в июне 1935 г . Ф. Л. Слободчиков был переведен на работу инструктором в ОК ВКП(б) (13). Вплоть за 1936 г . архивом никто не интересовался. Наконец 26 января 1936 г . Президиум Камчатского облисполкома принял постановление «О мероприятиях по упорядочению Архивного дела в области». Данным постановлением был утвержден новый заведующий областным архивом – К. В. Прусаков (по совместительству секретарь облисполкома), которого облисполком обязал «в месячный срок провести первоначальную разборку архива и приступить к систематической разработке материалов» (14). Также в постановлении отмечалась необходимость организации районных архивов, приведения в порядок архивов учреждений, обеспечение их необходимым оборудованием и помещениями для хранения документов. Но на деле реальных мер принято не было.

В 1938 г . советское правительство постановило передать управление архивами и сеть государственных архивов Народному комиссариату внутренних дел СССР. Центральное архивное управление (ЦАУ) СССР преобразовали в Главное архивное управление (ГАУ) НКВД СССР. Для непосредственного руководства архивным делом союзных и автономных республик, а также в краях и областях в 1939 г . организовали архивные отделы (отделения) в НКВД республик и УНКВД краев и областей. 21 ноября 1938 г . на должность заведующего областным архивом назначается Мария Ивановна Артамонова, направленная на Камчатку ГАУ НКВД СССР после окончания ею Московского государственного историко-архивного института (впоследствии М. И. Артамоновой пришлось совмещать эту должность с должностью начальника архивного отделения УНКВ по Камчатской области). 29 ноября 1939 г . был подписан «Акт приема–сдачи Камчатского Областного Архива», передавший архив в ведение областного управления НКВД (15).

С 1937 по 1939 г . областной архив размещался на чердаке здания облисполкома. К каким это привело последствиям, подробно описано в докладной записке от 29 марта 1940 г . Марии Ивановны Артамоновой начальнику краевого архивного отдела: «Недавно разбирая фонд Камчатского Губревкома я встретила переписку о Губархиве. В деле имеются сведения что Камчатский губархив в 1924–1925 гг. насчитывал 78 590 дел. Теперь архив насчитывает около 7 000 ед. хр. Такое положение объясняется исключительно недооценкой роли и значения архива со стороны местных властей. Иначе чем объяснить такое положение что архив долгие годы находился на чердаках, подвалах и т. д. Ведь только благодаря такому равнодушному отношению архив снова погорел в ноябре 1939 г ., только благодаря такому отношению архив насчитывает теперь около 7 000 ед. хр. Изменилось ли сейчас положение? Нет, не изменилось. Разница лишь та, что теперь архив находится не на чердаке, а в гнилом старом доме, не приспособленном для хранения архива. Но это является в условиях Камчатки достижением. За фанерной перегородкой живут люди, в городе нет электросвета <…> так квартиранты пользуются свечами, так где же гарантия от пожара? <…> Все фонды сосредоточены в одной комнате, через которую проходят люди не имеющие никакого отношения к архиву (в этом же доме помещается ОАГС /Областной отдел ЗАГСА/)» (16). В результате пожара 1939 г . были уничтожены ценнейшие документы по истории освоения русскими Камчатки, по обороне Петропавловска в 1854 г ., по развитию пушного и рыбного промыслов, материалы Русско-Американской компании 1877–1896 гг., Анадырской секретной экспедиции, Гижигинского уездного начальника, начальника о. Беринга, документы о борьбе на Камчатке с белогвардейцами, а также документы первых советских учреждений (17). Несмотря на обращения М. И. Артамоновой в обком партии и облисполком с просьбой решить вопрос о предоставлении архиву более пригодного помещения, в этом здании архив размещался вплоть до 1961 г.

М. И. Артамонова проработала в архиве всего до октября 1940 г ., однако ею была проделана очень важная работа по систематизации документальных материалов по фондам, в результате которой было обработано 75 фондов общим объемом 17 801 ед. хр., выделено на уничтожение 1,5 т архивных материалов, принято на хранение 700 дел от организаций и учреждений города, а также впервые были обследованы архивы организаций – правда, результаты обследования были весьма неутешительными – обработкой документов не занимались, масса документов незаконно уничтожалась, помещения для хранения архивных материалов были совершенно непригодными. Заметим, что в передаче ранее самостоятельного архивного ведомства в систему НКВД СССР были как положительные, так и резко отрицательные моменты. С одной стороны, в стране происходило увеличение материального обеспечения, строительство и ремонт архивохранилищ. Например, в 1939 г . впервые была утверждена смета расходов по содержанию областного архива (до этого архив содержался за счет общей сметы облисполкома), а в конце 1939 г . была введена должность архивно-технического работника – им стала Анна Михайловна Ляпина. С другой стороны, произошла ликвидация самостоятельности архивной отрасли, на руководящие посты назначались работники, зачастую не являющиеся специалистами, появились существенные ограничения на допуск исследователей к документам.

К сожалению, пришедшие на смену М. И. Артамоновой руководители архивного отделения и областного архива не смогли (или не захотели) продолжить начатую ею работу. В последующие годы вопросами фондирования, систематизации, описания и учета документов занимались очень слабо. Возможно, в этом сыграла свою роль начавшаяся Великая Отечественная война, и работа областного архива в этот период определялась необходимостью физического сохранения документов. Проблема обеспечения сохранности явилась первоочередной, и главная задача заключалась в своевременной эвакуации документов в глубь страны (с которой, надо заметить, сотрудники архива справились).

1. ГАКК. Ф. П-19. Оп. 1. Д. 46. Л . 15.
2. Там же. Ф. Р-25. Оп. 2. Д. 2. Л . 14, 15.
3. Там же. Ф. Р-29. Оп. 1. Д. 6. Л . 136, 137.
4. Там же. Ф. Р-219. Оп. 1. Д. 1. Л . 20, 25, 29, 32, 35, 36, 58.
5. Там же. Ф. Р-177. Оп. 1. Д. 1. Л . 1.
6. Там же. Л. 28 об.
7. Там же. Л. 1.
8. Там же. Л. 4.
9. Там же. Л. 309.
10. Там же. Ф. Р-613. Оп. 1. Д. 1. Л . 63.
11. Там же. Р-177. Оп. 1. Д. 1. Л . 69.
12. Там же.
13. Там же. Ф. Р-613. Оп. 1. Д. 1. Л . 7.
14. Там же. Ф. Р-177. Оп. 1. Д. 2. Л . 11.
15. Там же. Д. 3. Л . 1.
16. Там же. Д. 6. Л . 1, 1 об.
17. Там же. Д. 18. Л . 33.

Сесицкая А. С. Организация архивного дела на Камчатке и первые сотрудники областного архива // Люди великого долга : материалы междунар. ист. XXVI Крашенинник. чтений. - Петропавловск-Камчатский, 2009. - С. 224-228. - Библиогр.: с. 228.