Правовое регулирование процесса освоения Русской Америки в середине - второй половине XVIII в.

И. В. Савельев

Во второй половине XVIII в. русскими промышленниками и мореходами были открыты и исследованы Алеутские острова, а в начале 60-х гг. был достигнут п-ов Аляска, и вскоре началось исследование и освоение северо-западного побережья Америки к югу и северу от этого полуострова.

Именно государство первоначально взяло в свои руки освоение Нового Света. Но так как казенные затраты на Первую и Вторую Камчатские экспедиции были непомерно велики, то правительство надолго потеряло интерес к новым походам на Тихоокеанском Севере, передав инициативу в этом деле частным лицам - купцам и промышленникам, которые активно приступили к освоению богатых пушниной Алеутских островов. Как и в других подобных случаях, государство оставляло частному капиталу те сферы экономики, где оно не могло или не желало заниматься управлением и регулированием, или в которых казенные издержки, по крайней мере на первых порах, были слишком велики.

Правительство поощряло деятельность купцов и промышленников. "Звериные промыслы" приносили казне большие доходы в виде пошлины, которая составляла 1/10 часть добытого. Кроме того, они расширяли территорию Российской империи, и у российского монарха "появлялись" новые подданные, поскольку пушной промысел сопровождался приведением в русское подданство жителей тех мест, где добывались меха. Ясак с новых россиян также поступал в казну.

Подобные обстоятельства побудили высшие органы власти Российской империи с самого начала четко регламентировать этот, на первый взгляд стихийный, процесс. Официальные акты государственных органов (указы и инструкции монарха, Сената, коллегий, сибирских генерал-губернатора и вице-губернатора, коменданта Охотского порта, Большерецкой и Нижнекамчатской канцелярий) регулировали:
- порядок создания купеческих компаний;
- предоставления отдельным купцам определенных преимуществ и льгот;
- порядок найма работных людей (как русских, так и коренных народностей Сибири и Дальнего Востока);
- взаимоотношения промышленников с аборигенным населением, порядок приведения последних в российское подданство и взимания с них ясака, а также приобщения алеутов к православной вере;
- утверждение алеутских тойонов (вождей) в их звании;
- поощрение наиболее предприимчивых купцов и т. д.
Правительство поощряло купцов организовывать промысловые экспедиции, видя в этом не только финансовые выгоды. Основной целью экспедиций должен быть "прииск новых земель и приведение в Российское подданство жителей оных". Для этой цели Камчатская или Охотская канцелярия в соответствии с указом Сената 1755 г. должна была назначить на каждое судно казака или сержанта из состава камчатского гарнизона (как представителя власти), основными задачами которого были:
- контроль за количеством добытой пушнины с целью предотвращения "утайки" части добытого от местной администрации;
- приведение жителей вновь открытых земель в российское подданство;
- взимание с новых россиян ясака в пользу казны (1).

Положил начало развитию пушного промысла на Алеутских островах сержант Охотского порта Емельян Басов, который получил 11 июля 1741 г. от командира Охотского порта Дивиера специальную инструкцию, регламентирующую его права и обязанности. Уже в ней прослеживаются основные принципы государственного регулирования процесса освоения новых территорий:
- наименьшее финансовое участие государства, сопряженное с получением наибольшей выгоды;
- стремление к приведению в российское подданство местных жителей и взимание с них ясака, а также строгая фиксация его размера и количества (с этой целью был введен такой документ, как шнурозапечатанная книга, бывшая основным документом, отражающим число новых подданных ее императорского величества, а также размер ясака, взимаемого с жителей островов);
- создание среди племенной верхушки островитян лояльной к российским властям прослойки;
- сведение к минимуму или полное исключение вооруженных конфликтов;
- стремление к приобретению новых территорий и по возможности сведение к минимуму контактов с другими европейскими державами.

В дальнейшем, по мере развития пушного промысла, государственные акты стали носить более конкретный характер в регулировании процесса освоения новых территорий. Каждое судно перед отплытием должно было получить разрешение на вояж у местной администрации.

Перед уходом судна на промысел передовщику компании вручался указ, "в силу которого" он получал разрешение на отправление на острова, в нем же главе команды давались некоторые наставления:
- "в силу контракта следовать к знаемым и незнаемым островам";
- "приводить народы в ясашный платеж", вносить сведения об уплаченном ясаке в шнурозапеча-танные книги, избирать место для ведения промысла, из которого выплачивать потом 1/10 часть;
- нарушителей порядка наказывать;
- на островах брать толмачей, в случае, если не будет безопасного промысла, то и аманатов и т. д. (2).

Неполные, отрывочные сведения об открытых в "Восточном море" островах не могли удовлетворить правительство. С целью упорядочения учета всех открытий местной (сибирской и камчатской) администрации были даны указания вменить в обязанность казака также выяснение всех достопримечательностей "вновь найденных" островов. Уже 28 июня 1749 г., когда в Петербурге стало известно об открытиях трех Ближних Алеутских островов, сибирскому губернатору был адресован указ с предписанием выяснить у привезенного с этих островов "иноземца" следующие вопросы: "Те острова в чьем подданстве, или каждый остров имеет своего владельца и какого именно, какую дань платят или властвуют обще собою без владельцев, и какого те народы праву и закону, и сколько который велик и многолюден, и какое оружие имеют, и каким изобилием пользуются, и с кем собственными землями и островами коммерцию и купечество имеют, и есть ли какие знатные и многочисленные минералы и звери и о прочем, что через него взять можно" (3).

Часто купцы при организации экспедиций сталкивались с противодействием местной администрации. Так, в 1762 г. в Сенат была направлена жалоба на действия камчатской канцелярии, которая, вопреки указаниям губернатора, не только не содействовала организации "вояжей", а, наоборот, создавала всякие препятствия: не отпускала продовольствия, не предоставляла командам судна зимних квартир, вымогала взятки (4). В ответ на жалобу Сенат потребовал от камчатских властей всемерной помощи всем промышленникам, отправляющимся в море за ценной пушниной, а "не токмо остановки и препятствия (как то прежде сего от тамошних командиров происходило) чинить", снабжать их казенными материалами, а деньги взыскивать по возвращении судна из плавания и по настоящим ценам без излишества (5).

Первые успехи в установлении учета "вояжей" "партикулярных" купеческих судов и упорядочении донесений об этих плаваниях были достигнуты лишь в начале 60-х гг. В 1759 г. сибирский генерал-губернатор Ф. И. Соймонов получил распоряжение Сената о составлении ведомости всех купеческих и других частных судов, которые с 1750 г. уходили с Камчатки на морской промысел (6). Он "наикрепчайше" приказал командиру Охотского порта капитану Ртищеву от возвратившихся с промысла "требовать известия…", потому что "кроме 1/10 промысла казне пользы нет, то упущена государственная выгода в известиях, а дабы того впредь происходить не могло" (7) требовать следующие сведения:
- имя хозяина судна;
- численность команды;
- время отправления;
- "куда ходили и что где видели";
- размер промысла;
- с кого взята "десятая" пошлина и на основании чьих указов;
- местонахождение судна в момент составления ведомости;
- сколько частных промысловых судов находится в порту, сколько в плавании и на основании каких указов они были отправлены на "звериный" промысел (8).

Кроме того, на каждое судно администрация определяла по одному штурманскому ученику, "чтобы примечал всего того, что на тех землях найдено будет" (9).

В это же время центральными властями был издан ряд указов, практически способствовавших развитию пушного промысла. В 1759 г. главной канцелярией артиллерии и фортификации был издан указ, разрешающий камчатской и охотской администрациям выдавать компаниям порох (10). Принятие такой нормы было необходимо, так как порох распределялся в централизованном порядке, и ни командиры камчатских острогов, ни начальник Охотского порта не имели права выдавать порох на строну без согласования с центральным военным ведомством.

Указ Сената от 3 сентября 1761 г. предписывал сибирским властям составить для мореходов "компанейских судов" карты и "наставления" относительно взаимоотношений с жителями островов и "разведывания" возможности "коммерции" с ними (11).

Принимая во внимание, что снаряжение судна на промысел требовало сразу больших единовременных вложений, а также отсутствие на Дальнем Востоке контор Купеческого заемного банка, правительство пошло на издание указа, в соответствии с которым ссуду для организации экспедиции предоставляла казна (12).

Стремясь содействовать развитию пушного промысла на Тихом океане, правительство даже пошло на отмену взимания "десятой" пошлины с "мягкой рухляди", сохранив только пошлину, взимавшуюся в пограничных таможнях, что было урегулировано указом Сената от 7 марта 1774 г. (13).

В отношении механизма создания купеческих компаний главенствовали обычаи делового оборота, сложившиеся в XVII-XVIII вв. на Русском Севере и в Сибири. Правительство же обязывало предпринима-телей в качестве работников набирать только людей, имеющих непросроченные паспорта. В соответствии с указом Сената от 13 августа 1768 г. (14) срок действия паспортов был установлен в 3 года, а указ от 29 мая 1762 г. (15) предписывал местной администрации отправлять на прежнее место жительства лиц с простроченными паспортами. Тем не менее, понимая значимость экспедиций, 17 июля 1773 г. Правительствующий Сенат издал новый указ (16), дающий американским промысловым компаниям серьезное преимущество. В нем говорилось, что местная администрация должна выдавать промышленным людям "аттестации", в которых указывалось, что причиной просрочки являлось участие их в экспедиции, на время которой срок действия паспорта продлевался.

Установленный порядок немного изменился в 1784 г. Указ Екатерины II от 26 марта закрепил новый срок действия паспортов "относительно работников на отправляющихся из Охотска в вояж для промыслу зверей купеческих судах… дабы не причинять никакого помешательства в промысле подкрепляющем Кяхтинскую торговлю, как они нередко без всякого известия на островах для промыслов пребывают без всяких способов брать на надлежащее время паспорты, а после необходимости давать им оные на семь лет" (17).

Начиная с середины 40-х гг. XVIII в., при распространении пушного промысла на Алеутские острова стали неизбежны контакты с аборигенным населением - алеутами, курильцами, эскимосами. Вплоть до середины 1750-х гг. царское правительство и местная администрация почти не вмешивались в стихийно складывающиеся отношения между русскими промышленниками и жителями островов, ограничиваясь, главным образом, письменными указаниями "ласково" обходиться с местными жителями. Казакам же предписывалось "призвать в подданство ласкою и приветом жителей вновь открытых островов и брать с них ясак, от чего могла быть казенная прибыль, записывать все достопримечательности, следить, чтобы промышленные люди не производили промысел на тех островах, жители которых уже являются российскими подданными" (18). Однако достаточно жестокое отношение работных людей к алеутам вынудило органы власти более последовательно контролировать и регулировать взаимоотношения промышленников с островитянами. В середине 1770-х гг. администрация была обеспокоена притеснением жителей Алеутских островов, и наставление, регламентирующее взаимоотношения с местными жителями, было издано уже не местной, а сибирской губернской администрацией. Санкции за нарушение предписаний были ужесточены до смертной казни (19), причем с работных людей в этом случае брали расписку (20).

Кроме указанных санкций, применялся и ряд других. Так, в 1763 г. несколько членов команды бота "Св. Гавриил" были привлечены к суду за "чинение над островитянами разных злодеяний". После долгих проволочек в 1774 г. 40 человек из команды были оставлены по решению суда на Камчатке для хлебопашества, а бот конфискован в казну (21).

Для официального закрепления территории островов за Российской империей издавались указы о даровании жителям островов российского подданства (22). С целью придания власти тойонов официального характера им выдавались указы об утверждении их в "тоенском звании и российском подданстве", которые подписывались, как правило, сибирским генерал-губернатором. Сверх того, каждому тойону вручалось "наставление как содержать своих родников" (т. е. родственников. - И. С.), что показывает попытку органов государственной власти Российской империи регламентировать внутриродовые отношения своих новых подданных (23).

Исходя из того, что население некоторых островов, особенно Курильских, было немного-численным, а ясак, получаемый с них, не покрывал расходы, связанные с его сбором, указом императ-рицы население Курильских островов, принявшее российское подданство, освобождалось от податей (24).

Таким образом, можно отметить, что к концу XVIII в. сложилась система государственного регулирования процесса освоения Русской Америки, что окончательно было закреплено в 1799 г. утверждением устава монопольной Российско-Американской компании.


1. РГАДА. Ф. 199. Оп. 2. Д. 539. Ч. 1. Тетр. 16. Л. 6.
2. АВПРИ. Ф. РАК. Оп. 888. Д. 22. Л. 37-37 об.
3. РГАДА. Ф. 199. Оп. 2. Д. 538. Ч. I. Л. 12.
4. Там же. Ч. I. Тетр. 15. Л. 56 об.
5. Там же. Тетр. 3. Л. 2.
6. Там же. Л. 3 об.
7. АВПРИ. Ф. РАК. Оп. 888. Д. 7. Л. 48.
8. Там же. Л. 50-50 об.
9. Там же. Л. 51.
10. РГАДА. Ф. 199. Оп. 2. Д. 539. Ч. I. Тетр. 16. Л. 5.
11. ПСЗ. Т. XVI.
12. РГАДА. Ф. 7. Д. 2349. Ч. I. Л. 350.
13. ПСЗ. Т. XIX. № 14129.
14. Там же. Т. XVII.
15. Там же. Т. XVI.
16. Там же. Т. XIX. № 14013.
17. РГИА. Ф. 13. Оп. 2. Д. 52. Л. 137.
18. АРГО. Ф. 60. Оп. 1. Д. 3. Л. 17.
19. Берх В. Н. Хронологическая история открытия Алеутских островов или подвиги российского купечества. С присовокуплением исторического известия о меховой торговле. СПб. : В типографии Н. Греча, 1823. С. 50-51.
20. АВПРИ. Ф. Рак. Оп. 888. Д. 26. Л. 177.
21. АРГО. Ф. 60. Оп. 1. Д. 3. Л. 57.
22. ПСЗ. Т. XVII. № 12589.
23. АРГО. Ф. 60. Оп. 1. Д. 3. Л. 52.
24. ПСЗ. Т. XX. № 14867.

Савельев И. В. Правовое регулирование процесса освоения Русской Америки в середине - второй половине XVIII в. // Пятые Международные исторические и Свято-Иннокентьевские чтения "К 270-летию выхода России к берегам Америки и начала освоения Тихого океана (1741-2011)" : материалы : 19-20 окт. 2011 г. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 184-187. - Библиогр. : с. 187.