Научные исследования Гергарда Людвиговича Майделя

А. А. Садовникова

История нашей страны имеет свои интересные страницы, одной из которых, бесспорно, являются различные аспекты пребывания немцев в Восточной Сибири, их деятельность в нашем суровом север-ном крае.

Особого внимания здесь заслуживают должностные лица, оставившие яркий след в истории края: якутские губернаторы Ю. Штубендорф, И. Крафт, Р. Витте, исправник Колымского и Вилюйского округов Г. Майдель. Имеются данные об исполнении служебных обязанностей областного начальника Б. Струве, коменданта В. Дрозмана, вице-губернатора В. Тизенгаузена, колымского исправника барона Дершау и многих других.

Немецкие исследователи внесли неоценимый вклад в научное изучение населения, культуры, ландшафта Якутии, в развитие экономики, здравоохранения, просвещения, в становление промышленности, торговли. Среди них известны имена таких ученых, как О. Бетлингк, Г. Миллер, И. Гмелин, П. Паллас, Н. Юргенс, А. Эйгнер, И. Георги, А. Миддендорф, И. Фишер, К. Мерк, А. Бунге, Э. Толль, Н. Норденшельд, Р. Маак, К. Нейман, Ф. Миллер и многие другие.

В сегодняшней статье коснемся научных исследований барона Гергарда Людвиговича Майделя - исправника Колымского и Вилюйского округов, руководителя Чукотской экспедиции 1868-1870 гг.

Успешно закончив в 1859 г. историко-филологический факультет Дерптского университета, Г. Л. Майдель становится чиновником по особым поручениям при иркутском губернаторе. В 1862-1870 гг. Г. Л. Майдель служил исправником Колымского и Вилюйского округов. Кроме своей работы он изучал уклад жизни аборигенного населения. В якутской историографии деятельность Г. Л. Майделя затронута в научных трудах: д. и. н. Д. А. Шириной, д. и. н. С. И. Бояковой.

С. И. Боякова в монографии "Освоение Арктики и народы Северо-Востока Азии", исследуя правительственную политику по отношению к народам Северо-Востока Азии в XIX-XX вв., описала деятельность барона Г. Л. Майделя в Чукотской экспедиции 1868-1870 гг. Автор пишет: "Потепление русско-чукотских отношений способствовало общему укреплению позиций России в Арктическом регионе, однако подданство чукчей все еще носило номинальный характер, а политические и эконо-мические основы их вхождения в состав России не были урегулированы" (1, с. 32). Для решения этих задач в 1865 г. из Якутска на Колыму был командирован Г. Л. Майдель. Успех его поездки во многом определялся усиливавшейся пророссийской ориентацией западных оленных чукчей, продвигавшихся в целях расширения своих пастбищ к Колыме и далее к Алазее и Индигирке и заинтересованных вследствие этого в установлении добрососедских отношений с русской администрацией. Другая группа чукчей (носовых) традиционно продолжала придерживаться сдержанной позиции по отношению к России, среди которых с 40-х гг. XIX в. усиливалось влияние американских китобоев и торговцев.

Г. Л. Майдель посетил чукотский суглан (общее собрание), который состоялся на Анюйской ярмарке. Здесь Майделем были налажены контакты с эремом Амвраургином, проверены исполнение торговых правил, которые установил Трескин. По окончании командировки Г. Л. Майдель представил якутскому губернатору подробные данные о численности, расселении, занятиях чукчей, их взаимоотношениях с соседями (чуванцами, юкагирами, коряками, эскимосами, эвенами). Им было предложено учредить институт помощников главного эрема Амвраургина, разделив чукчей по территориальному признаку, подобно якутским улусам, по пяти наслегам. Вместе с тем, Майдель нашел, что система одаривания за вносимый чукчами ясак себя изжила, и предложил изменить сложившуюся ясачную политику (2, с. 32-33).

О предложениях Г. Л. Майделя было сообщено в Иркутск и по заданию Восточно-Сибирского отделения Географического общества была подготовлена экспедиция, которая состоялась в 1868-1870 гг. под руководством самого Г. Л. Майделя, в Чукотский край для сбора более подробных сведений о численности чукотского народа и приведения их в полное подданство России с уплатой ясака. Вместе с ним протяженное путешествие по Якутии и Чукотке проделали астроном К. К. Нейман и топограф П. Афанасьев.

С. И. Боякова, затрагивая правительственную политику по отношению к народам Северо-Востока Азии в XIX - начале XX в., пишет: "Майделю удалось объясачить без всяких "отдарков" более 200 западных чукчей, организовать избрание родовых голов на 3 года, провести в жизнь предложение об единой системе ясачного обложения всех мужчин с 15 до 55 лет. В 1869 г. Майдель отменил "трескинские правила" торговли с чукчами. Однако "вольная торговля просуществовала недолго. В 1872 г. колымский исправник Иващенко составил и ввел в действие новые правила меновой торговли"" (3, с. 33).

Сложнее обстояло с "носовыми чукчами", которые не приняли ясачной реформы Майделя и требовали по-прежнему "отдарков", Амвроаургин и его родичи также ходатайствовали о сложении ясака с малолетних (до 18 лет). Требования первых и ходатайство вторых были удовлетворены. В 1871 г. Главное управление Восточной Сибири утвердило прежнюю систему ясачного обложения чукчей (4, с. 33).

Чукотская экспедиция собрала ценные сведения о географии и населении, исследовала Якутию, Чукотское побережье до м. Якан, рр. Малый Анюй и Омолон, посетила Медвежьи острова.

Г. Л. Майдель выделил хребты Тас-Хаях-тах, Алазейский, собрал обширные материалы о быте и условиях жизни северных народов, определил их численность, провел естественно-исторические наблюдения.

В своем исследовании Д. А. Ширина (5, с. 158) отмечает научную значимость чукотской экспедиции Г. Л. Майделя, результатами которой явились: "Путешествие Г. Л. Майделя по северо-восточной части Якутской области в 1868-1870 гг." и "Исторический обзор действий Чукотской экспедиции" К. К. Неймана, где представлены наблюдения историко-этнографического плана. В своей работе Майдель привел данные административного деления Якутской области (Якутский, Вилюйский, Олекминский, Верхоянский, Среднеколымский округа), численности и плотности населения, количество городов и других поселений. Касаясь вопроса численности населения и его расселения, Майдель подчеркнул исключительно слабую заселенность Колымского округа, путешественник определял общее число населения "приблизительно в 7 500 душ" (3 500 якутов, 1 500 эвенов, 1 000 русских, 800 юкагиров, 400 эвенков, 400 чуванцев). Сведения о количестве чукчей он находил еще менее точными, однако считал возможным заключить, "что общее число душ этого народа не превзойдет 3 500" (6, с. 158).

Фиксируя передвижение населения по территории Северо-Востока, путешественник назвал основные места расселения в 70-х гг. XIX в. Юкагиры, по его словам заселяли к этому времени главным образом область по течению Омолона; отдельные семьи можно было встретить по Большому и Малому Анюю, нижнему течению Колымы. Чуванцы к 1870-м гг. селились по течению Анадыря (местечко Марково) и на острове у впадения Маина в эту реку; отдельные их семьи встречались по Большому Анюю. "Эвены, - писал Майдель, - постоянно странствуют в области Верхней Колымы и Индигирки". Чукчи, по его наблюдению, расселились от Колымы до м. Пээк и от побережья Ледовитого океана до Анадыря. Якуты, поселившиеся здесь позднее юкагиров, чуванцев, эвенков, эвенов, чукчей, населяли оба берега Колымы, "преимущественно же левый между Верхне- и Среднеколымском, и в пределе этих широт распространяются до западной границы округа" (7, с. 159).

Г. Л. Майдель, наблюдая процессы этнического смешения на Северо-Востоке, отмечал уменьшение численности некоторых народов края (юкагиров, чуванцев). Причину сокращения численности Майдель видел в эпидемиях оспы и оскудении "оленьего промысла".

Изучая эти процессы, Майдель сообщал, что юкагиры, оставшиеся на Большом и Малом Анюе, "уже совершенно забыли свою родную речь и приняли как язык, так и образ жизни русских". То же происходило с юкагирами по нижнему течению Колымы и их колонией неподалеку от впадения в нее Омолона. Здесь, по его словам, можно встретить юкагирские семьи, "которых уже нельзя отличить от русских ни по внешнему виду, ни по обычаям" (8, с. 104). Сходное влияние испытали якуты, расселившиеся по нижнему течению Колымы и низовьям Большого и Малого Анюя, где, как писал Майдель, "обрусение так полно, что они едва знают свой родной язык, говорят же и одеваются по-русски" (9, с. 105).

Внимание путешественника привлек и вопрос о занятиях населения. По наблюдениям Майделя, значительную роль в хозяйстве юкагиров, чуванцев, эвенов, якутов, русских играли охота, рыбная ловля, скотоводство, хлебопашество, торговля. Важным представляется констатация факта о связи миграционного процесса с изменениями в хозяйственной деятельности народов.

Таким образом, Майдель собрал данные о расселении народов Северо-Востока, их числен-ности; отметил сходство и взаимовлияние между некоторыми из них; обращал внимание на занятия населения, общественную организацию, состояние отдельных населенных пунктов, жилье, одежду, внешний облик, средства передвижения, духовную культуру. Следует отметить разрозненный характер этих сведений, касающихся отдельных сторон истории и этнографии народов. Но несмотря на их фрагментарность, представляется возможным широкое использование материала при исследовании различных историко-этнографических и лингвистических проблем.

Чукотской экспедицией была составлена орнитологическая коллекция: чукотская (446 экспо-натов) и колымская (120 экспонатов). Члены этой же экспедиции проделали огромную работу по уточнению географии Северо-Востока, в том числе его арктической части. Г. Л. Майдель вместе с топографом Афанасьевым провел съемку пути по маршрутам: Среднеколымск - устье Колымы; Нижнеколымск - устье Анадыря - Марково - Нижнеколымск; Малый Анюй - по побережью Ледовитого океана - Якан; Среднеколымск - нижнее течение Алазеи и Индигирки (10, с. 106).

Влияние Г. Л. Майделя на последующие картографические работы было огромно, а некоторые важные его положения сохранили своё значение до сих пор. Результаты Чукотской экспедиции, состоявшейся под руководством Г. Л. Майделя, впервые познакомили научные круги с суровой природой, орографией и гидрографией Северной и Восточной Якутии.

1. Боякова С. И. Освоение Арктики и народы Северо-Востока Азии (XIX - 1917 г.). Новосибирск, 2001. С. 32.
2. Там же. С. 32-33 .
3. Там же. С. 33.
4. Там же.
5. Ширина Д. А. Петербургская Академия наук и Северо-Восток. 1725-1917 гг. Новосибирск, 1994. С. 158.
6. Там же.
7. Ширина Д. А. Указ. соч. С. 159.
8. Там же. С. 109.
9. Там же. С. 105.
10. Там же. С. 106.

Садовникова А. А. Научные исследования Гергарда Людвиговича Майделя // "О Камчатке и странах, которые в соседстве с нею находятся..." : материалы XXVIII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2011. - С. 175-178.