Предпосылки введения в регионе ювенальной юстиции

Предпосылками введения на Камчатке элементов ювенальной юстиции стали крайне неблагоприятная ситуация с преступностью несовершеннолетних, а также осознание необходимости ее устранения совместными действиями всех ветвей власти.

А. Саченко, старший помощник прокурора Камчатской области

Проведенные прокуратурой области исследования убедительно показывают, что по ряду показателей преступность среди несовершеннолетних в Камчатской области существенно отличается от других регионов России более высоким уровнем и коэффициентами. Она характеризуется негативными тенденциями и высокими темпами роста как числа совершенных преступлений, так и лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте.

Сложная криминогенная ситуация определяет высокий уровень осужденных подростков, в том числе и тех, кто осужден к лишению свободы на определенный срок и условно. В то же время область продолжает оставаться аутсайдером по применению принудительных мер воспитательного воздействия, удельный вес которых (1,3 %) в пять раз ниже общероссийского уровня (7 %).

Практически каждый третий осужденный в Камчатской области ранее судим - показатель рецидива несовершеннолетних в 2005 г. зарегистрирован на небывало высоком уровне - 29,7 % (в России - 21,4 %). В то же время эти цифры существенно ниже уровня скрытого рецидива. Изучение уголовных дел в отношении 233 несовершеннолетних позволило установить, что более 40 % из них до привлечения к уголовной ответственности успевали приобрести устойчивый криминальный опыт: 51,9 % лиц, дела которых рассмотрены судом, состояли на учете в ПДН, КДН в связи с нарушением закона; 10,7 % освобождались от уголовной ответственности в связи с недостижением возраста; 24 % - имели непогашенную судимость; 6,9 % - освобождались от ответственности по нереабилитирующим основаниям.

Период 2003 - 2005 гг. отмечен гуманизацией уголовной ответственности несовершеннолетних в результате изменений, внесенных Законом от 8 декабря 2003 г. В то же время Камчатская область демонстрирует последовательное, почти двукратное увеличение удельного веса наказаний в виде лишения свободы - с 16,7 до 31,5 %. Исчерпав возможности неоднократного применения условного осуждения и наказаний, не связанных с лишением свободы, суды вынужденно изолируют несовершеннолетнего от общества: преимущественно на длительные (от 3 до 5) и особо длительные (от 5 до 10 лет) сроки лишения свободы - 32,6 % и 26,5 % соответственно. Для сравнения, общероссийские показатели распространенности длительных и особо длительных сроков существенно ниже и составили 30,4 % и 17,6 %. Высокие показатели назначения несовершеннолетним лишения свободы определяют не столько осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления против жизни и здоровья, сколько осужденные за совершение преступлений против собственности (78 %). Из них осуждено за угон транспортных средств - 22,1 % (эта цифра многократно превышает аналогичный общероссийский (0,4 %) и дальневосточный (9,2%) показатели); за кражи - 37,2 % и грабежи - 14 %.

Чрезвычайно широкое применение условного осуждения в условиях дисфункции социальных институтов, дистанциро-ванность суда от органов и учреждений профилактики приводят к тому, что данная мера не обеспечивает исправления и ресоциализации подростков. Случаи повторного совершения условно осужденными преступлений получают все большее распространение: теперь закон позволяет применять условное осуждение неоднократно. Это способствует формированию у подростков мифа о безнаказанности.

Рассматриваемая ситуация имеет и другую сторону - участившееся назначение наказания в виде лишения свободы уже давно не исключение из правил. Наличие нескольких судимостей при неоднократном совершении преступлений не оставляет у суда возможности выбора иной меры.

Многолетний отечественный и международный опыт свидетельствует о том, что ужесточение уголовной ответственности несовершеннолетних не только негуманно, но и малоэффективно. Признание специфических особенностей несовершеннолетних (особенностей подросткового организма, психики и образа жизни) и основанных на них принципах воспитуемости" и "прощения, оправданного несовершеннолетием" заключается в отказе от кары и возмездия в пользу специальных ювенальных мер воспитания и защиты, а также социальных мер предупреждения преступности несовершеннолетних. Эти постулаты лежат в основе общепризнанных норм международного права, содержащих рекомендации по применению специальных, преимущественно некарательных мер борьбы с преступностью несовершеннолетних в рамках института ювенапьной юстиции, закрепленных в Конвенции ООН о правах ребенка, Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Экономия уголовной репрессии не означает безнаказанности. Ювенальная юстиция восполняет карательный потенциал лишения свободы воспитательным режимом "надзираемой" свободы, соединенной с мерами контроля, профилактики и реабилитации.

Возможность выделения "специального" судопроизводства по делам несовершеннолетних из "общего" уголовного судопроизводства определяется наличием в отечественном праве "специальных" норм и процедур, касающихся особенностей уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, процедуры их применения и исполнения. Они содержатся в разделе V УК РФ "Уголовная ответственность несовершеннолетних" и главе 50 УПК РФ "Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних", Федеральном законе от 24 июня 1999 г. "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".

Ювенальных судов, как самостоятельной системы ювенальной юстиции, в России нет, однако отдельные элементы ювенапьной юстиции, приближенные к мировым стандартам, введены в Ростовской, Нижегородской и Саратовской областях, а также в Москве и Санкт-Петербурге. Внедрение ювенальных идей может приносить и проносит реальную пользу - это подтверждают результаты деятельности специализированных (ювенальных) судей, занимающихся исключительно рассмотрением дел о преступлениях и правонарушениях несовершеннолетних, введение которых в ряде регионов России стало возможным благодаря усилиям энтузиастов. В таком суде акценты в работе с несовершеннолетними правонарушителями переносятся с карательного и репрессивного на воспитательный и реабилитационный. При этом приоритет воспитательных и реабилитационных мер обеспечивается судом во взаимодействии с социальными службами.

Данные о деятельности специализированных судей г. Таганрога Ростовской области не могут не удивлять высокой эффективностью уголовно-правовых мер. Уровень рецидива среди подростков, осужденных ювенальным судом, составляет 3-4 %. В то же время удельный вес лиц, осужденных к лишению свободы, крайне незначителен и составляет 7,8 % от общего числа лиц, дела которых рассмотрены судом (это в два раза меньше общероссийского показателя и почти в четыре раза - аналогичного показателя Камчатской области). Одновременно имеет место широкое применение специализированными судьями принудительных мер воспитательного воздействия (20,5 %), в каждом третьем случае подросток направляется в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа (это в 3 раза больше, чем в целом по России, ив 15 (!) раз превышает аналогичные показатели Камчатской области).

Эффективность ювенапьного правоприменения достигается путем специализации и оптимизации деятельности на всех стадиях уголовного судопроизводства, а также назначения и исполнения уголовно-правовых и "сопровождающих" их профилактических мер, помещения в его центр специализированного суда. В результате уголовно-правовые меры дополняет профилактическое воздействие на социальную среду правонарушителя. Осуществляется разработка и реализация программы реабилитации подростка-девианта и обеспечивается контроль ее исполнения. Главное в этом процессе, считает судья Ростовского областного суда Е. Воронова, - "сломать узковедомственную философию в работе с несовершеннолетним", отойти от оценки работы ведомств по "количественным результатам", а оценивать - по уровню межведомственного взаимодействия в решении различных проблем конкретного ребенка"1.

Пропаганде на полуострове Камчатка ювенальных идей, осознанию их важности и практической ценности способствовало региональное исследование преступности и наказуемости несовершеннолетних, осуществленное прокуратурой области и охватывающее девятилетний период с момента введения в действие УК РФ. Полученные данные позволили не только определить основные "криминогенные детерминанты", но и разработать адресные предложения о принятии комплексных законодательных, организационных и иных мер по оптимизации профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и обеспечения эффективного взаимодействия суда, прокуратуры и всех органов и учреждений профилактики в рамках ювенальной юстиции.

Прежде всего, это меры по обеспечению специализации судей, прокуроров, а также следователей, инспекторов уголовно-исполнительной системы и даже адвокатов.

Следует отметить, что в органах прокуратуры есть необходимые предпосылки для положительного решения вопроса специализации. Приказ Генерального прокурора РФ от 22 июня 2001 г. "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи" ориентирует прокуроров субъектов Федерации на комплексное решение задач по защите прав и законных интересов несовершеннолетних и молодежи, указывая на необходимость сосредоточения надзорной деятельности в отраслевых подразделениях прокуратур субъектов Федерации. На активное участие в процессе становления специального правосудия по делам несовершеннолетних настраивает прокуроров информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 20 июля 2005 г. "О создании элементов ювенальной юстиции".

В прокуратуре Камчатской области надзор за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи обеспечивается старшим помощником прокурора области, на уровне горрайпрокуратур этот участок надзора выделен путем закрепления обязанностей за конкретными оперативными сотрудниками.

Введение элементов ювенальной юстиции и специализация судей на рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних будет способствовать налаживанию более тесного взаимодействия прокуратуры с судом, для чего, безусловно, необходимо обеспечение участия "специального" прокурора в рассмотрении уголовных и гражданских дел, как в первой, так и в кассационной и надзорной инстанциях Камчатского областного суда. Это потребует расширения штатной численности сотрудников, обеспечивающих надзор за исполнением законов о несовершеннолетних, и создания в прокуратуре области отдела (группы) по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних.

Также мы предлагаем ввести в специализированных составах судов социальных работников и психологов, обеспечивающих профилактическое сопровождение (индивидуальный социальный патронат несовершеннолетних). Эти предложения не случайны. Профилактическое "сопровождение" уголовно-правовых мер, а равно их эффективность обеспечиваются именно благодаря взаимодействию суда с органами и учреждениями системы профилактики, осуществляемому через специального помощника судьи - социального работника, привлечения их к участию в деле и судебном разбирательстве, исполнению назначенной уголовно-правовой меры.

В ходе разбирательства суд должен принять необходимые меры к выявлению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, установлению условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, особенностей его личности, влияния старших по возрасту. В специализированном суде исполнение этих требований закона осуществляется судом при содействии социального работника. Он составляет специальную карту социально-психологического сопровождения несовершеннолетнего и предварительный план реабилитации на основе тщательного изучения всех фактов, касающихся его личности и окружения. Эти документы учитываются при выборе меры уголовно-правового воздействия. Тем самым обеспечивается индивидуализация уголовной ответственности. При вынесении решения о применении меры уголовно-правового воздействия суд также утверждает программу социальной реабилитации в виде возложения на несовершеннолетнего определенных обязанностей либо вынесения частного постановления в адрес специальных органов системы профилактики.

При назначении наказания в соответствии с ч. 7 ст. 88 УК суд дает указания органу, осуществляющему его исполнение, направляя карту социально-психологического сопровождения. При применении иных уголовно-правовых мер суд направляет частное определение в комиссию по делам несовершеннолетних, другие органы профилактики.

Формы контроля специализированного ювенального суда весьма многообразны. Они заключаются в планировании индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетним на основе полученных данных и специальной социальной карты, составленной социальным работником в процессе судебного разбирательства для принятия решения по делу; в проведении бесед с несовершеннолетними осужденными и т.д.

В Камчатской области функционирует достаточно развитая инфраструктура органов и учреждений профилактики социальной направленности. Действует система социальных приютов, Центр социальной помощи семье и детям, Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции, открыт подростковый кабинет наркологического диспансера. С подростками работают специалисты Центра занятости населения по программам трудоустройства, временной занятости и профессионального обучения; функционирует военно-спортивный детский лагерь "Кадет" для подростков с девиантным поведением.

Однако деятельность этих учреждений разобщена и прямо не ориентирована на реабилитацию подростков, находящихся в конфликте с законом. Необходимо обеспечить работу всех органов и учреждений профилактики с несовершеннолетним, совершившим преступление, как на досудебной стадии, так и в период судебного разбирательства и после вынесения судебного решения.

Реализация в области ювенальных идей невозможна без разработки нормативно-правовой базы, способствующей реализации положений УК и УПК об обеспечении приоритетного применения к подросткам воспитательного подхода и нацеленной на единый результат - обеспечение их благополучия.

Региональная модель юстиции предусматривает разработку и принятие законодательства области по вопросам профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, в том числе: внесение изменений в закон Камчатской области "О комиссиях по делам несовершеннолетних", принятие комплексной программы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в области; региональных законов: "О региональном банке данных детей (семей), находящихся в социально опасном положении"; "О гарантиях прав ребенка"; "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Камчатской области"; "О социальном патронате".

Кроме того, мы полагаем необходимым создание в области института Уполномоченного по правам ребенка и принятие закона "Об Уполномоченном по правам ребенка в Камчатской области".

Благодаря разъяснительной работе прокуратуры области в 2006 г. до сведения общественности и населения полуострова доведены основные ювенальные идеи, разъяснена их важность и практическая ценность. В июне 2006 г. на заседании комитета Совета народных депутатов Камчатской области создан Координационный совет, куда вошли представители прокуратуры области.

В октябре члены рабочей группы (среди которых находился автор статьи) посетили Ростовскую область, где ознакомились с деятельностью специализированного состава Таганрогского городского суда, а также с работой органов и учреждений профилактики, методической и нормативно-правовой базой, региональным законодательством. Это позволило разработать и сформулировать адресные предложения о принятии в Камчатской области законодательных, организационных и иных мер по введению с 1 января 2007 г. элементов ювенальной юстиции с целью обеспечения эффективного взаимодействия суда, прокуратуры, органов и учреждений в профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Прокуратура области и в дальнейшем намерена принимать самое активное участие в формировании региональной системы ювенальной юстиции, координируя деятельность органов и учреждений профилактики и активно взаимодействуя с судом. Надеемся, что настойчивость и последовательность всех участников Координационного совета позволят воплотить ювенальные идеи и создать в области режим максимального обеспечения благополучия подростков, заключающийся в экономии уголовной репрессии, расширении "веера" некарательных методов воздействия за счет эффективного применения разнообразных воспитательных, реабилитационных и восстановительных мер.


1 Воронова Е.Л. Разработка и реализация региональной модели ювенальной юстиции (опыт Ростовской области). - Тезисы выступления на межрегиональном научно-практическом семинаре по проблемам ювенальной юстиции, 5-6 июня 2001 г. в СПб.