О. В. Рябкова

Отчёт Северной гидрографической экспедиции Управления Речных путей Иртышского бассейна за 1941 г. как исторический источник

История развития естественнонаучных знаний насчитывает не один десяток лет, существует огромное количество фундаментальных исследований по физике, химии, географии и прочим есте- ственным наукам. Одной из особенностей подобного рода исследований является получение факто- логического материала, который ложится в основу ведомственных отчетов, зачастую засекреченных и не доступных широкому кругу читателей. Ученые историки часто обращаются к темам, посвящённым истории естественнонаучно- го знания, при этом в качестве исторических источников используются кино-фото-фонодокумен- ты, источники личного происхождения (мемуарная литература), различные постановления органов власти и, конечно, отчеты исследователей. Но нередко деятельность различных исследовательских экспедиций остается в тени в силу отсутствия подобного рода документов. Так произошло и с деятельностью Северной гидрографической экспедиции Управления Речных путей Иртышского бассейна в 1941 г. Участники экспедиции не оставили о своей деятель- ности ни мемуаров, ни фотографий, но сохранился Отчет экспедиции, благодаря которому мы мо- жем узнать о работе, проведенной в акваториях Обской и Тазовской губ. Научно-исследовательские отчеты относятся к делопроизводственным историческим источ- никам и входят в группу отчетных документов. Делопроизводственные документы являются объектом изучения целого ряда научных дис- циплин: документоведения, истории организации делопроизводства, архивоведения, археографии, источниковедения и других вспомогательных исторических дисциплин (1). Данный отчет является довольно информативным историческим источником, который по- зволяет точно проследить маршрут экспедиции в хронологическом порядке, цели и задачи экспеди- ции, узнать о личном составе, технологической оснащённости и о том, каких технических средств не хватало, с какими бытовыми трудностями столкнулись ее участники, какие работы проводились личным составом. Работа, проведенная Северной гидрографической экспедицией в акваториях Обской и Та- зовской губ, имела огромное значение в навигационном и гидрографическом плане, были собраны материалы для улучшения карт, лоций, а также пособий по кораблевождению. Кроме того, экспеди- ция проводила триангуляцию в Тазовской губе, которая являлась частью масштабного проекта по изучению территории России в топографическом отношении. Экспедиция отправилась из Омска 15 июня 1941 г. с опозданием от намеченной даты (1 июня) на 14 дней ввиду отсутствия угля в Омске для одного из ее судов. Целью экспедиции было обеспечение безопасного плавания судов в данном районе, протя- женность пути составила 2 713 км (2). Основными задачами экспедиции были следующие: 1) Изучение акватории Обской и Тазовской губы в навигационном и гидрографическом от- ношении. 2) Разработка, улучшение и обслуживание средств навигационных ограждений для безопас- ного плавания. 3) Сбор материалов для составления и поддержания на актуальном для 1941 г. уровне карт, локаций и других руководств и пособий по кораблевождению (2). Управление Речных путей Иртышского бассейна утвердило план работ для экспедиции, ко- торый представлен в источнике в табличном варианте (табл. 1). Вследствие ухода части инженерно-технического и рядового состава экспедиции по моби- лизации в РККА план работ был видоизменен с согласия начальника бассейнового управления пути т. Мясникова. Из плана работ были исключены следующее разделы: 1. Съемка бухт в Тазовской губе. VII. ГИДРОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ 1. Гидрологические разрезы 8 шт. 2. Суточные станции – 3 шт. В основном план работ на 1941 г. остался без изменений. Для выполнения производственного плана Северная гидрографическая экспедиция распо- лагала плавательными средствами, технические характеристики которых мы можем рассмотреть благодаря представленной в источнике таблице (таблица 2 является приложением к отчету). Источник позволяет определить техническое состояние предоставленного флота и цели его использования: «Весь имеющийся флот проработал безаварийно, суда содержались в образцовом состоянии, за что, по заключению бассейнового жюри, начальник БУП премировал месячным окла- дом команды судов “Штатив” и “Гидрограф”. Наличие флота вполне обеспечивало выполнение плана работ. С начала сентября месяца представилась возможность освободить паузок Т-7 и передать его для дальнейшей эксплуатации Тобольскому техническому участку. Использование флота в 1941 г. было следующее: 1. Л/с “Штатив” обслуживал ограждение в Тазовской губе и также производил гидрографи- ческие промерные работы. 2. Мотобот “Гидрограф” обслуживал ограждение в Обской и Северной части Тазовской губы. 3. Моторный катер № 16 обслуживал ограждение по р. Пур, Таз и производил промерные работы в южной части Тазовской губы. 4. Катер “Ким”-12 НК, арендованный в “Хальмер-Седе” (современное название поселка Тазовский, до 1949 г. назывался Хальмер-Седэ. – О. Р.) на срок с 27 мая по 24 августа, всего на 90 дней. Катер обслуживал обстановку по рекам Пур, Таз. 5. Катер “Норд-Ост” 25 НК, арендованный у колхоза “Красный Север” на срок с 29 июля по 5 августа, всего на 5 дней. 6. Лихтер и паузки являлись базами хранения топлива, продовольствия и лесоматериалов экспедиции» (3). Также источник позволяет проследить использование судами времени за навигацию 1941 г. и валовое время в часах по флоту северной экспедиции, представленные точными данными в часах в таблицах 3 и 4. Источник является носителем информации о состоянии флота после навигации: «Судоремонт в зиму 1940/41 гг. по качественным показателям прошли благополучно за исключением л/с “Гидрограф” , а именно: 1. Не установлена механическая лебедка, крайне необходимая при постановке и съемке буев. В данное время буи поднимаются на палубу ручной лебедкой, имеющей слабую конструкцию, плохую передачу, ручной тормоз работает плохо, стрела при подъеме буев прогибается (4). 2. Не оборудованы электрические кипятильники и баня, в результате чего на судне создают- ся антисанитарные условия, также на судне необходимо наладить отопление на м/б “Гидрограф”. 3. Так как в осеннее время экипаж судна вынужден спать в спальных мешках вследствие низкой температуры воздуха в каютах и кубрике. В экспедиционном кубрике воздух насыщен пара- ми нефти в продовольственном трюме, в результате чего продукты приобретают запах нефти. Для высадки на берег по обслуживанию огней и береговых партий необходимо м/б “Гидрограф” снаб- дить палубным катером, который также необходим для обеспечения горения огней на Ямальском баре. Бар часто имеет глубины меньше чем осадка моторного бота “Гидрограф” и л/с “Штатив”, эти суда без наличия катера вынуждены ожидать значительное время для зажигание огней на баре» (5). Делая вывод можно сказать, что информационное значение данного документа является до- статочно высоким, так как источник позволяет подробно проследить ход исследовательской работы в акватории Обской губы, позволяет рассмотреть, какой флот использовался экспедицией, какие нормы ставились перед личным составом, с какими техническими трудностями столкнулись участ- ники экспедиции. Как исторический источник данный документ, конечно, не дает полной информации о дея- тельности членов экспедиции и личностных характеристик ее участников, но он позволяет расши- рить взгляд на научно-исследовательскую деятельность на территории СССР. 1. Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика : Учебник / А. К. Со- колов, Ю. П. Бокарев, Л. B. Борисова и др. / под ред. А. К. Соколова. М. : Высшая школа, 2004. 2. ГАЯНАО. Ф. 85. Оп. 1. Д. 6. Л. 3. 3. Там же. Л. 9. 4. Там же. Л. 10. 5. Там же. Л. 11.

Рябкова О. В. Отчёт Северной гидрографической экспедиции Управления Речных путей Иртышского бассейна за 1941 г. как исторический источник // «В путь за непознанным...» : материалы XXXIII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2016. - С. 211-216.