П. В. Рудев

История одного предмета с острова Матуа

7 августа 2014 г. завершилась 17-я Камчатско-Курильская экспедиция, одной из задач ко- торой было продолжение исследования японских укреплений и фортификаций, оставшихся после Второй мировой войны на о. Матуа. В результате этой экспедиции фонды Музея воинской славы пополнились новыми экспона- тами – фрагментами двух японских пушек. Вполне возможно, что из них велась стрельба в июне 1944 г. по американской субмарине 88-233 «Херринг», которая всплыла на несколько минут, чтобы атаковать в надводном положении японский корабль. 25 августа 1945 г., когда японцы сдались на о. Матуа советским воинам, на острове почти не оставалось артиллерии. До сих пор не известно, куда делись орудия японцев. Участниками экспедиции было исследовано два предполагаемых места, где могли быть орудия. В южной стороне острова, недалеко от аэродрома, на прибрежном склоне участниками экс- педиции был исследован хорошо сохранившийся железобетонный артиллерийский дот японской береговой батареи, размером 8 x 6 м, высотой 3 м. Толщина стен достигает полутора метров. Ору- дие этого дота защищало пролив в юго-западной части у небольшого о. Топорковый (Иваки). Здесь же ниже по склону на берегу сохранились разрушенные временем и прибоем останки японского причального сооружения – слипа, а также искусственного углубления в скале – «кельи», глубиной около 10 м. Это было место, откуда сгружались и развозились доставленные на остров грузы и во- оружение. В результате проведенных раскопок в доте был обнаружен фрагмент взорванного орудия калибра 160 мм. Ствол нарезной, двухслойный, рядом бронелист защиты, в центре дота круглый зубчатый диск станины пушки размером 150 см. Также ниже по склону от дота непосредственно на берегу были найдены затвор от этой пушки и фрагменты казенной части, которые были привезены и выставлены в музее: Затвор размером 34 x 31 см, вес – около 100 кг, на тыльной стороне – «№ 21». Два округлых металлических фрагмента от казенной части ствола: 36 x 24 см, толщина – 4,5 см, вес – около 30 кг и 32 x 35 см, толщина – 3 см, вес – около 15 кг. Ствол и другие фрагменты, обнаруженные непосредственно в доте, были оставлены на ме- сте раскопок. По расположению разорвавшихся частей пушки видно, что подрыв проводился японцами преднамеренно, как минимум двумя зарядами, которые были размещены в середине ствола пушки и у казенника. Перед закладкой взрывчатки ствол был повернут вправо от сектора обстрела. В ре- зультате ствол переломился, ударной волной щитовое прикрытие выбило и погнуло, затвор и другие относительно мелкие фрагменты вылетели из дота. Видно, что разрушить сам дот японцы не стремились. Сооружение практически не постра- дало, в результаты взрыва сверху была завалена вентиляционная шахта, по всей видимости, слу- жившая запасным выходом из дота, также в глубине дота обрушен широкий подземный тоннель, по которому предположительно было доставлено и смонтировано орудие и подавались боеприпасы. Сравнивая фрагменты раскопок с похожими моделями пушек, видишь, что это было мор- ское артиллерийское орудие, которые устанавливались на крейсерах и броненосцах. Предположительная длина ствола около 2 м, прицельная дальность до 6 км, вес около 2 000 кг. Амбразуру прикрывал расчет листом защиты, что делало дот неуязвимым от многочислен- ных налетов американской авиации. Более точно классифицировать орудие пока не удалось. Фрагмент еще одного 155 мм орудия был раскопан у подножия влк. Сарычева (Фуе) на не- большой террасе, густо поросшей ольхой. Рядом были обнаружены расколотые фрагменты станины, а также в десятке метров выше по склону изогнутое щитовое прикрытие. Гаубица была также подо- рвана преднамеренно путем закладки взрывчатки. Найденные фрагменты легче относительно основной массы орудия, а поскольку больше никаких крупных фрагментов от пушки поблизости обнаружить не удалось, можно предположить, что оборудованный орудийный расчет находился ваше по склону. А то, что удалось обнаружить, в момент подрыва пушки ударной волной разбросало по склону. На это указывает и то, что во время раскопок фрагмент ствола был повернут в противоположную сторону от направления стрельбы. Выставленный в зале музея фрагмент ствола составляет 94 см, в месте его подрыва имеет не- ровные, острые края излома. Калибр орудия 155 мм, вес – около 300 кг. Ствол нарезной, двухслойный. Из-за труднодоступности и ограниченности в средствах доставки прочие раскопанные фраг- менты оставлены на месте их обнаружения. Привезенный фрагмент позволил выяснить, что это японская 155-мм тяжелая гаубица «тип 96», расположенная на открытой огневой позиции. Такие орудия были приняты на вооружение в 1936 г., входили в состав береговой оборо- ны Японии (сухопутной довоенной), которая была распределена по береговым крепостям, ее еще называли крепостной пушкой. В состав полка тяжелой артиллерии японской армии входили два дивизиона по три батареи каждый. Батарея оснащалась восемью 155-мм гаубицами на тракторной или конной тяге. Именно с таких гаубиц «тип 96» велся огонь по советскому десанту, с боями высаживающе- муся на о. Шумшу, из таких гаубиц японцы вели ответный огонь по нашей батарее на м. Лопатка. На Курильских островах таких гаубиц было много. Среди фронтовых документов 1945 г. много фотографий советских воинов на фоне таких орудий. Например, известная фотография, где советские офицеры рассматривают захваченную японскую 155-мм крепостную пушку «тип 96» на о. Шумшу и др. Тактико-технические данные японской тяжелой гаубицы «тип 96»: калибр – 155 мм; вес в боевом положении – 4 135 кг; макс. дальность стрельбы – 11 850 м; вес снаряда – 31,2 кг; длина ствола – более 4 м. Обнаруженный экспедицией фрагмент составляет только пятую часть от ствола орудия. Это еще раз подтверждает, что расчет пушки должен был располагаться выше по склону горы. Таким образом, максимальная дальность выстрела гаубицы «тип 96» – почти 12 км с учетом того, что батарея располагалась практически в центре острова, на высоте около 500 м подножия влк. Сарычева (высотой 1 485 м), максимальная дальность увеличивалась до 5 км. Это позволяло вести стрельбу по возможным кораблям противника и поражать их за 10 и более километров до подхода к острову. Найденные фрагменты орудий подтверждают то, что возведение фортификационных соору- жений на острове началось в первой половине 1930-х гг. Планируя использовать остров как плац- дарм на случай войны с СССР, японцы превратили его в неприступную крепость. В годы Второй мировой войны о. Матуа являлся частью японской линии укрепления Ку- рильских островов. Здесь дислоцировался 41-й отдельный полк Императорской армии под коман- дованием полковника Уэдо. Если предположить, что на острове дислоцировалась как минимум ар- тиллерийская батарея как штатная единица, приданная общему командованию крепости, то таких гаубиц на острове должно быть 8 расчетов. С февраля 1945 г. Японией был принят план «Кэцу», согласно которому с островов вывозили все, что возможно, остальное уничтожалось. Можно предположить и следующее. От момента, когда японский император Хирохито 15 августа 1945 г. обратился с речью к японцам о принятии условий капитуляции, и до захвата острова советским десантом 27 августа 1945 г. у японцев было достаточно времени, чтобы скрыть и за- консервировать все наиболее важные и ценные островные объекты. На 3 811 сдавшихся японских солдат и офицеров оказалось в наличии всего 2 127 винтовок. При этом летчиков, моряков и артил- леристов не было, в плен попали только пехотинцы и вспомогательный персонал. Судя по описи захваченного на острове оружия и снаряжения, десантники не нашли на Матуа ни одного орудия. При этом остров был укреплен, изрыт рвами, окопами, траншеями, имелся аэродром, оборудован- ный дотами и огневыми позициями, обустроены бытовые условия, на нем могло дислоцироваться не менее 10 тыс. японских военных. Найденные взорванные орудия подтверждают: японцы уничтожали орудия, которые не мо- гли вывезти. Боевой задачей на о. Шумшу генерала Цуцумо Фусаки, принявшего бой 18 августа 1945 г., было задержать советские войска, чтобы в финальной стадии войны как можно больше военнослужащих оставили Курильские острова, а у оставшихся команд было время для вывода из строя инфраструктуры, затопления или уничтожения орудий, снарядов, бронетехники. Это была финальная часть стратегического плана японского командования, готовившегося к сдаче островов. И свою задачу оно выполнило.

Рудев П. В. История одного предмета с острова Матуа // «Отчизны верные сыны» : материалы XXXII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2015. - С. 70-77.