Письмо японского генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки

П. А. Рудев

8 августа 1945 г., верный союзническим обязательствам, взятым на Ялтинской конференции с США и Великобританией, Советский Союз вступил в войну с Японией.

Одна из легендарных страниц в финальной стадии Второй мировой войны связана с освобождением Курильских островов. О десантной операции на о. Шумшу написаны книги и статьи, сохранились воспоминания участников десанта. Несомненный интерес специалистов и людей, увлекающихся историей, вызовут не доступные ранее первоисточники, приоткрывающие новые факты той далёкой войны.

В фондах Музея боевой славы хранится конверт с письмом от «Командующего Японскими Войсками северной части Тисима генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки», адресованное «Его превосходительству генерал-майору Дьякову», принявшему капитуляцию японских войск на острове.

Известно, что 23 августа командующий японскими войсками на северных Курильских островах генерал-лейтенант Цуцуми Фусаки принял условия капитуляции, отвёл войска в сборные пункты для сдачи в плен и сдался сам.

На Шумшу было пленено: 1 генерал, 525 офицеров, 11 700 солдат.

5 сентября 1945 г. на допросе генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки начальником разведотдела штаба Камчатского оборонительного района майором Кукуриным в опросном листе было записано: «Японец, 53 года, родился на о. Хонсю город Кофу. Лейтенант Цуцуми кончил академию в 1922 г. Принимал участие в Маньчжурских событиях в должности начальника штаба 10 ПД в 1931 г., прибыл в Цзямусы (городской округ в провинции Хэйлунцзян (КНР), после чего вскоре убыл в Метрополию командовать пехотной группой. В октябре 1943 г. прибыл командовать Первым Курильским гарнизоном. В апреле 1944 г. сформировал дивизию».

18 сентября 1945 г. японский генерал-лейтенант в письменной форме высказал свои пожелания относительно судьбы пленных японцев.

Первый лист письма-обращения (требования) Цуцуми Фусаки размещён в Музее боевой славы на стенде 3-го зала «Великая Отечественная война и Курильская десантная операция».

Письмо хранится в фондах музея, написано на трёх листах папиросной бумаги, 33 х 24,5 см от руки на классическом японском языке.

По просьбе Музея боевой славы в январе 2012 г. письмо было переведено на русский язык, стало достоянием широкой общественности и публикуется впервые.

«Уважаемый Командир Советской Армии,
Генерал-майор, Ваше Превосходительство Дьяков П. И.

Мы имеем честь от всей души выразить Вам глубокую благодарность за то, что благодаря любезности ваших войск, нам всем – офицерам и солдатам японской армии и местным жителям гарантированы безопасность жизни и сохранность имущества, и мы все счастливо выживаем.

И ещё можно предположить, что, как только будет приказ начальника ваших войск, должно быть, нам – офицерам и солдатам японской армии и местным жителям позволят скоро возвратиться (репатриироваться) собственно в Японию, и нам прикажут демобилизацию и возвращение к прежнему состоянию. И, что касается собственно Японии, то, Ваше Превосходительство, как Вы знаете, из-за того, что она долгое время попадает под воздушную бомбардировку американской армией, каждый город сгорел дотла, недостаёт материальных ресурсов, а также большинство семей офицеров и солдат дивизии тоже пострадало от бедствий, и не только они находятся в таком создавшемся положении, что после возвращения собственно в Японию, они будут нуждаться в одежде, пище и жилище (в средствах к существованию), но и для демобилизации требуется довольно много времени, ввиду чего после Вашего понимания действительного положения вещей я требую от Вас, я хочу, чтобы Вы приказали, в особенности для того, чтобы было возможно осуществить нижеупомянутые разные дела.

1. При репатриации (отсылке назад) собственно в Японию наших офицеров и солдат японской армии и местных жителей я хочу места высадки на берег, как указано ниже. Дивизия – о. Хоккайдо, порт Отару или порт Хакодатэ. А в случае о. Хонсю, порт Йокогама. Военно-морской флот – о. Хонсю, Ооминато или Аомори. Народ Японии и России, а также местные резиденты – о. Хоккайдо, порт Хакодатэ.

2. При возвращении собственно в Японию офицеров и солдат японской армии и местных жителей я хочу, чтобы Вы позволили нам взять с собой съестные припасы, топливо, гигиенические материалы, канцелярские и другие потребительские товары и т. п. по крайней мере на 1 месяц, кроме необходимого количества в течение мореплавания.

3. Я хочу, чтобы Вы позволили взять с собой нашему дивизионному штабу 10 комплектов восьмигранных конусообразных палаток, нашим 73-му и 74-му бригадным штабам каждому по 5 комплектов таких же палаток, нашим госпиталям сухопутной армии 30 комплектов таких же палаток, а также необходимые для лечения примерно 800 теперешних стационарных больных гигиенические материалы, съестные припасы комплектов для каждого больного примерно на 2 месяца.

4. Что касается собственных вещей наших офицеров, то я хочу, чтобы Вы разрешили нашим офицерам взять с собой их все полностью, как прежде. А что касается наших унтер-офицеров и солдат, то я хочу, чтобы Вы позволили им взять с собой установленные японской армией обмундирование, снаряжение, постельные принадлежности (шерстяное одеяло) и другие предметы (документация уже представлена). А также что касается работников японско-русской фирмы «Нитиро» и других местных жителей, то относительно их тоже я хочу, чтобы Вы определились таким же образом применительно к вышеупомянутому.

5. По обстоятельствам ведения демобилизационных дел, что касается каждого батальона, то я хочу, чтобы Вы разрешили каждому батальону или перед посадкой на судно возвратиться к прежнему свойственному ему составу, или во время посадки на судно присоединить личный состав штаба каждого батальона к первоначально подведомственным войскам.

6. Что касается фотоаппаратов, биноклей и других предметов, являющихся собственными вещами наших офицеров, которые конфисковали в ваших войсках, то я хочу, чтобы перед посадкой на судно Вы возвратили их в дивизионный штаб японской армии.

7. По отношению к унтер-офицерам и солдатам я хочу, чтобы Вы разрешили им носить мечи (штыки) на основании Соглашения о временном взаимном прекращении наступательных действий, которое заключено между Главнокомандующим Дальневосточного округа Советской Армии и начальником штаба Квантунской армии. Для этого я хочу, чтобы во время посадки на судно Вы выдали японской армии мечи (штыки) в соответствии с личным составом настоящего времени.

Что касается момента разрешения носить мечи (штыки), то я хочу этот момент после посадки на судно или после высадки на берег собственно Японии, посредством способа хранения их в каждом офицерском батальоне до того момента и других способов мы будем строго надзирать за этим, чтобы не вызывать событий.

8. Для подготовки к демобилизации я хочу позволить необходимому личному составу (офицеров – 15, унтер-офицеров и солдат – 30) из нашего дивизионного штаба и наших госпиталей сухопутной армии ехать вперёд собственно в Японию, для этого я хочу, чтобы Вы разрешили мне позволить вышеуказанному личному составу сесть на судно 1-й флотилии.

9. Кроме этого, что касается деталей, то я хочу позволить начальнику штаба и нижестоящим начальникам каждых заинтересованных отделов совещаться с каждыми начальниками каждых заинтересованных отделов ваших войск.

10. По причине существующих обстоятельств подготовки, что касается момента репатриации собственно в Японию, то я хочу, чтобы Вы объявили об этом неофициально по крайней мере за одну неделю.

А также, что касается вышеуказанных требований, то я хочу, чтобы Вы ответили на них в письменной форме.

В случае, если Вы будете осуществлять наши вышеупомянутые требования, то японская армия от всей души будет выражать глубокую благодарность за любезность ваших войск, а также вместе с тем после возвращения собственно в Японию она (японская армия) будет докладывать подробно об этом Правительству Японии и будет освещать это внутри и за пределами Японии.

18-е число сентября 1945-го года
Командующий северной части
островов Тисима японской армии
Генерал-лейтенант Цуцуми Фусаки
Примечание переводчика: В СССР острова Тисима назвали Курильскими островами. То есть, для советского народа эти острова – Курильские острова, а для японцев – острова Тисима».

В переводе обращения генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки независимо друг от друга участвовали два японских специалиста – доцент кафедры переводоведения и восточных языков факультета иностранных языков КАМГУ им. В. Беринга Энамито Юкихико и вице-консул генерального консульства Японии во Владивостоке Накамура Кооити.

Поскольку перевод Энамито Юкихико более полный и точно передаёт содержание письма, его мы предлагаем для публикации.

Рудев П. А. Письмо японского генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки // "О Камчатке: её пределах и состоянии..." : материалы XXIX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 204-207.