А. И. Руденко

Геометрический орнамент - знаковая система коренных народов Камчатки и Чукотки

Декоративно-прикладное искусство, аккумулирующее древние орнаменты и символы (10), представляет собой богатейший материал для изучения орнамента в различных аспектах. Предметы традиционного искусства содержат сведения о духовной культуре этноса, зашифрованные в орна- ментальных узорах/знаках. С помощью орнамента с древнейших времен человек отображал все, что его окружало и что имело для него большое значение. В данной статье предпринята попытка рассмотреть одну из проблем в истории и теории искусства: изучение геометрического орнамента коренных народов Камчатки и Чукотки как знаковой системы и выявления его роли как фундамен- тального информационного источника в культуре этноса. Известно, что «знаковая система – это совокупность знаков (чаще всего однотипных), обла- дающих внутренней структурой, явными (формализрованными) или неявными формами образова- ния, осмысления и употребления ее элементов, служащая для осуществления индивидуальных и коллективных коммуникативных и трансляционных процессов (т. е. процессов непосредственного общения и передачи информации на расстоянии). Помимо естественного языка (на котором мы говорим), в человеческом обществе есть ряд иных знаковых систем, или языков (6). Например, искусство (музыка, хореография, архитектура, гербовые знаки, церемонии и др.) относится к зна- ковой системе. Знаки могут быть вербальными, жестовыми, графическими, образными, символи- ческими и др. Ю. М. Лотман отметил, что во многом все знаковые коммуникативные системы, функци- онирующие в человеческом обществе, в том числе и структура выразительных средств искусства, организованы по типу естественных языков (11, с. 5–10). Культуролог указал, что «произведения искусства представляют собой чрезвычайно экономные, емкие, выгодно устроенные способы хра- нения и передачи информации» (там же). Ю. М. Лотман отметил социальную значимость искусства, его активную роль в жизни общества, поэтому очень важно изучение искусства как знаковой систе- мы. Он писал: «Знаки, применяемые художниками или писателями, обладают многими чрезвычайно ценными общественными свойствами. Изучение того, как искусство аккумулирует в себе общест- венно значимую информацию, представляет собой интересную задачу» (11, с. 5–10). Автор статьи «Письмо-орнамент кыргызов» Азат Абдысадыр уулу, исследуя знаковую функ- цию орнамента, сделал вывод о том, что «орнамент в декоративно-прикладном искусстве кочевни- ков имел также функцию знака» (1). Автор представил позиции применения орнамента в качестве знака, определил места смыслового орнамента на предметах: юрте, мужском и женском головных уборах. Для определения семантики орнамента применил сопоставительный анализ элементов ор- намента кыргызов и системы рунических графем, что позволило на основании системы элементов орнаментов представить опыт чтения письма кыргызов. В. П. Макагонова в своей книге «Русский традиционный орнамент как знаковая система» относит возникновение русского геометрического орнамента как системы к началу бронзового века. Исследователь указывает, что многие историки и этнографы русский геометрический орнамент рассматривали как текст. Текст – это связанная и последовательная система знаков (12). В XIX в. В. В. Стасов писал: «Орнаменты всех вообще новых народов идут из глубокой древности, а у на- родов древнего мира орнамент никогда не заключал ни единой праздной линии: каждая черточка тут имеет свое значение, является словом, фразой, выражением известных понятий, представлений. Ряды орнаментистики – это связанная речь. Последовательная мелодия, имеющая свою причину и не назначенная для одних только глаз, а также и для ума и чувства» (14). Автор доказывает, что русский геометрический орнамент представляет единую самодостаточную систему, описывает его составляющие элементы и способы их взаимодействия между собой (12). Следует подчеркнуть, что орнамент, являясь художественным средством выражения в де- коративно-прикладном искусстве коренных народов Камчатки и Чукотки, представляет собой так- же знаковою систему и может служить одним из информационных источников о происхождении этих народов, наряду с данными антропологии, этнографии, лингвистики, археологии, палеоази- атского мифологического эпоса. Известный российский исследователь орнамента народов Сибири С. В. Иванов отметил, что «народный орнамент представляет относительно устойчивый элемент художественной культуры, сохраняющейся на протяжении многих столетий и тысячелетий» (7, с. 6). Такое высказывание относится и к орнаменту палеоазиатов. Изучение орнамента коряков, ительме- нов, чукчей и азиатских эскимосов показало, что их орнаментальные композиции состоят из очень древних мотивов геометрического характера, возникших в древнеберингоморском периоде. Они сохраняются в орнаментальном искусстве этих этносов без существенных изменений более двух тысяч лет. Выяснено, что орнамент, выполненный в середине – конце XX в. на одежде коряков и итель- менов, по своим мотивам соотносится с орнаментом обских угров и нганасан на изделиях из твер- дых материалов, а также мягких: меха, замши, кожи. Общими элементами являются: 1. флажкообразный узор: коряки используют в виде аппликации на одежде, а обские угры – в вышивке, на деревянных предметах; 2. шахматный узор: ительмены, коряки – на одежде, ханты – орнаментация циновок; 3. узоры в виде параллельных полос, пересеченные вертикальными полосками, образующи- ми четырехугольники: ительмены – на одежде, обские угры – узоры на корневатиках (короб, корзи- на, плетённые из древесных корней); 4. Г-образный узор коряки используют для орнаментации на одежде, а обские угры – в вы- шивке, в орнаментах на изделиях из меха и бересты; 5. ромбическая сетка: коряки, ительмены – на одежде, обские угры – на бересте; 6. диагональный крест: ительмены – для орнаментации головных уборов, обские угры – в вышивке; 7. орнаментальные композиции из треугольников: коряки – на одежде, ительмены – на бере- сте, одежде, манси – на деревянных табакерках и на веслах; 8. шевроны: коряки, чукчи, эскимосы – на изделиях из мягких материалов, манси – в орна- ментации вязаных изделий; 9. узор, состоящий из пяти квадратиков, четыре из которых поставлены на уголок: коряки – для орнаментации одежды, манси – вышивка, ханты – орнаментация циновок; 10. узор в виде креста, концы которого завершаются хвостиками кита или рыбы: манси – в вышивке, азиатские эскимосы – как знак татуировки, чукчи – на вёслах и сидениях китобойных байдар. На основании сравнения орнамента на одежде ительменов и нганасан можно наблюдать, что в композиционном построении у них есть общие мотивы: ломаная линия, четырехугольник, ква- драт, треугольник. Узор, состоящий из сочетания треугольников с четырехугольниками в орнаменте нганасан называется «Малачу», характерен как для женской одежды, так и для мужской. Иллюстра- ции этих узоров представлены в альбоме, составленном В. А. Рандиным и посвященном орнаменту нганасан, долган и ненцев (13, с. 34–36). Узор в виде ромба, имеющий по боковым углам по одному шеврону, встречается в орнаменте нганасан и ненцев (9, с. 460), а также корякской и ительменской одежде. У нганасан в орнаменте используется узор «Чимелеракы» как для мужской одежды, так и для женской, представленный Г-образными фигурами, и у коряков в орнаменте на одежде исполь- зуется Г-образный узор. Что касается Г-образного узора, то С. В. Иванов, основываясь на исследо- вании Сальниковым Г-образного меандра, отмечает, что такой мотив встречается на керамике эпохи бронзы на Южном Урале (там же, с. 446). На основании сравнения орнаментальных композиций, хотя для сравнения использован немногочисленный материал, можно предположить, что коряки, ительмены и нганасаны могли иметь общих предков или же их предки могли иметь между собой культурные связи, что про- явилось в орнаменте и сохраняется до наших дней. Узоры в виде косых крестов (диагональных) используются в орнаменте ительменов. Мотивы косых крестов имеются в орнаменте тюрко- и монголоязычных народов Сибири. С. В. Иванов указывает, что орнамент из косых крестов появился в Сибири в эпоху бронзы и получил дальнейшее развитие в эпоху железа (9, c. 455). Мотив треугольника, из которого составле- на композиция в виде песочных часов, имеется в орнаменте коряков, обских угров, селькупов, каза- хов, киргизов, каракалпаков, горных таджиков. Восьмеркообразные узоры характерны для эвенков (там же, с. 288). С. В. Иванов не отметил в своей монографии, что узор встречается и в орнаменте коряков. Автором был зафиксирован в 2003 г. узор в виде восьмерки на одежде коряков. Восьмерко- образный орнамент исполнен на корякской ровдужной (замшевой) одежде вышивкой цветными нит- ками мастером из с. Анавгай Быстринского района Камчатского края, в котором компактно прожива- ют эвены. Подобный узор был замечен и на одежде коряков из северных районов Камчатки в 2015 г. Орнамент из кругов в различных вариантах и размерах использовался всеми северо-восточ- ными палеоазиатами (там же, с. 216). Кружковой орнамент северо-восточных палеоазиатов имеет общность и с эвенкийским кружковым орнаментом. С. В. Иванов предполагал такое явление су- ществованием длительных контактов тунгусов с палеоазиатами и вхождением в состав тунгусов значительных групп местного дотунгусского населения Севера и, в особенности, Северо-Востока. Учёный высказал предположение о том, что далекие предки тунгусов, расселявшиеся по далеким пространствам Сибири, могли сами принести на север древний кружковой узор и украшения из кружков, сделанных из костей и раковин (там же, с. 289). Основой для распространения кружкового орнамента является искусство бронзового века Прибайкалья или даже неолитического века (там же, с. 290). Количество дуг, кругов и концентриче- ских кругов в орнаменте эвенков постепенно возрастает с запада на восток, а к востоку от р. Лены еще более увеличивается (9, c. 296). Орнамент в виде кругов занимает в искусстве эвенов значитель- ное место (там же, c. 294). При внимательном исследовании узоров из кругов, дуг и полуовалов можно увидеть сход- ство в рисунках вышивок из бисера. Каждый из трех узоров состоит из одинаковых мотивов: круг с точкой, шеврон. Во всех трех орнаментальных композициях создан образ птиц с глазами и клюва- ми (там же, с. 296). На корякском коврике образ глаз животных или птиц создан схематично, абстрактно, с ис- пользованием геометрическим мотивов: круги, ромбы, в технике мозаики в виде парных фигур с точками в центрах, а образ птичьих глаз и клювов создан эвенами по-другому: в технике вышивки бисером, где каждая такая пара выделяется по-особому. Можно предположить, что у коряков узоры более древние, поскольку они проще по исполнению мотивов, но сложнее в понимании истоков их происхождения и значения. Мотив полуовала встречается в современном орнаменте коряков на обуви и на кайме оде- жды. С. В. Иванов обращал внимание на то, что полуовалы известны гренландским и аляскинским эскимосам, алеутам, а также азиатским эскимосам, чукчам, корякам и юкагирам. Исследователь предполагает, что шпора, язычок и полуовал представляют собой разновид- ности одного и того же узора, и свою точку зрения подтверждает таблицей, в которой представлены узоры эскимосов, алеутов и чукчей на изделиях из кости, и соответствующие им узоры, выполнен- ные вышивкой и в технике аппликации (9, с. 237). С мнением С. В. Иванова можно не согласиться, так как ученый предполагает, что шпора, язычок и полуовал являются разновидностями одного и того же узора, как и на изделиях из мягких материалов. Есть основание предполагать, что они не могут быть разновидностью одного и того же узора в связи с тем, что изображение на предметах из твердых материалов имеет другое назначе- ние, отличающееся от назначения изображений на предметах из мягких материалов. Если сравнить эскимосскую гравировку на кости в виде концентрических кругов, один из которых с шипами, и чукотскую вышивку в виде концентрических кругов с язычками, то эти изображения имеют общие элементы – концентрические круги (там же, c. 237). По свидетельству В. Г. Богораза, на чукотских вышивках концентрические круги означают ряд вселенных. Что же они могут означать на кости? По-видимому, изображение может означать какого-либо духа, представленного в виде точки, кото- рая находится в центре маленького кружка, выделенного черным цветом. Кружок с точкой располо- жен в центре другого кружка, окруженного двумя кольцами. Пространство между двумя кольцами пересекают поперечно парные штрихи. От внешнего кольца отходят шипы. Можно предположить, что таким простым художественным средством как орнамент, представленным в виде геометри- ческих мотивов – знаков, изображено невидимое существо-дух, а шипы, возможно, передают его движение в пространстве. Скорее всего, мотив кольца с точкой у народов Крайнего Севера происхо- дит из живой природы, например, икринка лососевых рыб: по форме круглая с точкой внутри. Зна- чит, если по представлениям чукчей на рисунке миры обозначаются концентрическими кольцами, то кольцо в орнаменте, можно полагать, символизирует мир духа. Возможно, кольцо/круг как знак символизирует мир/границу существования какого-либо объекта. Традиционное мировоззрение у коренных народов Камчатки и Чукотки связано с анимизмом. Например, коряки одушевляли весь мир: горы, камни, растения, небесные светила. Народам Севера нужно было каким-то образом выразить свои религиозные взгляды, и этим средством послужил орнамент геометрического стиля. Для подтверждения данной точки зрения можно привести факты, собранные исследователя- ми И. Т. Савенковым и Г. Майделем. С. В. Иванов, исследуя кружковой орнамент народов Крайнего Севера и Дальнего Восто- ка, отмечает, что И. Т. Савенков обратил внимание на представления минусинских татар о солнце. У них символом солнца был круг с ореолом, иногда с точкой внутри, которая считалась душой сол- нца. Алтайцы изображали знаки солнца на бубне в виде кружка с точкой в центре, и обские угры так же изображали солнце (9, с. 465). И. С. Вдовин указывает, что Г. Майдель обратил внимание на то, что чукчи «чтут… доброго духа, который, по их верованиям, живет на солнце. Чукчи решительно уверяли, что они молятся не самому солнцу, а поклоняются живущему на нем доброму духу, потому что от солнца исходит все хорошее – свет и тепло» (4, с. 126). Можно сделать вывод: орнамент как художественное средство выражения в декоративно- прикладном искусстве коренных народов Сибири, Камчатки и Чукотки, представляя собой знако- вую систему, служит своеобразным кодом, языком, передающим информацию из поколения в по- коление. Геометрический орнамент является одним из важных составляющих элементов в культуре этих этносов, что позволяет подчеркнуть особенность каждого народа, раскрыть его духовную сущ- ность, уникальность и историческую значимость в создании такого информационного источника, как орнамент. 1. Азат Абдысадыр уулу. Письмо-орнамент кыргызов. О знаковой функции орнамента [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://didacts.ru/dictionary/1019/word/znakovaja-sistema 2. Березкин Ю. Е. Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических моти- вов по ареалам. Аналитический каталог. [Электронный ресурс] / Ю. Е. Березкин. Режим доступа: http://www/ ruthenia.ru/folklor/berezkin (дата обращения: 31.10.2014). 3. Березкин Ю. Е. Неклассические мифологии (фольклорные мотивы и их ареальное распространение) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://old.eu/spb.ru/ethno/courses/et_p16.htm 4. Вдовин И. С. Религиозные культы чукчей / И. С. Вдовин // СМАЭ. Л., 1977. Т. XXXIII. С. 117–171. 5. Георги И. Г. Описание всех обитающих в Российской государстве народов и их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, верований и прочих достопримечательностей. СПб. : Императорская Академия Наук, 1799. Т. 3–4. С. 63–64. 6. Знаковая система Национальная энциклопедическая служба. [Электронный ресурс]. Режим досту- па: http://didacts.ru/dictionary/1019/word/znakovaja-sistema 7. Иванов С. В. Народный орнамент как исторический источник (К методике изучения) // Советская этнография. 1958. № 2. С. 3–23. 8. Иванов С. В. Орнамент // Историко-этнографический атлас Сибири. М. ; Л., 1961. С. 369–373. 9. Иванов С. В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. М. ; Л. : АН СССР, 1963. Т. 81. С. 500. 10. Кимеева Т. И. История народного искусства Сибири. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.studfiles.ru/preview/2912019/ 11. Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб. : Искусство-СПБ, 2000. С. 704. 12. Макагонова В. П. Русский традиционный орнамент как знаковая система [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://кладовая-путешественника.рф/index.php/stati/otryvok-iz-knigi-p-v-makagonova-russkijtraditsionnyj- ornament-kak-znakovaya-sistema 13. Рандин В. А. Орнаменты: долганы, нганасаны, ненцы : Альбом. СПб. : Просвещение, 1992. С. 56. 14. Стасов В. В. Русский народный орнаментъ. Вып. I. Шитье, ткани, кружева. СПб. : Издание обще- ства поощрения художников, 1871. С. XVI.

Руденко А. И. Исследования острова-вулкана Алаид (о. Атласова, Курильские острова) в 2015 г. // «В путь за непознанным...» : материалы XXXIII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2016. - С. 203-207.