В. П. Пустовит

Когда окончилась война

1946-й. Год начался со столичной новости. Такое передавали друг дружке без эмоций, не выказывая своего отношения наружно. Президиум Верховного Совета СССР удовлетворил просьбу зампредседателя СНК тов. Берия Л. П. об освобождении от обязанностей наркома внутренних дел «ввиду перегруженности его другой центральной работой». Вскоре в ходе кампании по выборам Верховного Совета СССР в печати замелькала фото- графия кандидата в депутаты, бывшего подчинённого Берии, начальника «Дальстроя» Героя Соци- алистического труда т. Никишева И. Ф. Естественно, без пояснения, что этот самый «Дальстрой» – составная часть ГУЛАГа. Тем временем, в январе 1946-го камчатские траулеры брали хорошие уловы камбалы в Кро- ноцком заливе. Её мощные скопления наблюдались по западному побережью в районе Явино – м. Сивучий на глубине 100–150 м. Благодаря большой плотности залегания рыбы, улов траулера в час составлял по 50–60 ц. А на наиболее богатых участках этот результат достигался за 10–15 мин. Работа шла в русле соцсоревнования по достойной встрече 13 февраля – всенародных выборов в Верховный Совет. 8 января бюро Петропавловского ГК ВКП(б) обсудило итоги проверки противопожарного состояния предприятий, учреждений и колхозов горрайона. Обычный, не спровоцированный ни- каким свежим ЧП, вопрос. Протокол заседания ведётся в назидательно-предостерегающем тоне: «Организации и хозяйственные руководители не учитывают, что в зимнее время от усиленной топ- ки печей дымоходы быстро разрушаются и крайне ветхое электрооборудование». И вдруг запись суровеет: «Не исключена возможность в связи с выборами в Верховный Совет СССР действий вра- ждебных элементов, которые попытаются активизировать свою деятельность и этим помешать про- ведению выборов». О фактах деятельности данных элементов перед выборами или в день голосования не упо- минается ни в одном партийном документе, но реабилитационные материалы начала 1990-х свиде- тельствуют: 8 февраля 1946 г. в с. Дранка Карагинского района арестовали 35-летнего члена колхоза «Рыбак» Павла Мельникова, а 19 апреля – уже после выборов – матроса сейнера «Сатурн» Камчат- рыбтреста Якова Перегудова. Обоих посадили быстро, без проволочек, по наиболее применяемой тогда политической статье 58–10 (антисоветская пропаганда и агитация) УК РСФСР: одного на шесть лет 23 марта, другого на пять 21 мая. В ясные апрельские ночи усть-камчатцы наблюдали другое, не тревожное зарево – редкое в этих местах сильное северное сияние; в мае оно повторилось в Пенжинском и части Тигильского районов. При подведении результатов соревнования за зимний промысловый сезон шестеро охотни- ков получили по отрезу сукна (I премия), шестнадцать – шевиота (II). Селиванов из колхоза «Вторая пятилетка» упромышлил 9 соболей, росомаху, лисицу, 8 горностаев и 11 зайцев, за что получил 8 тыс. рублей, а также много продуктов. В марте случилось происшествие, о котором долго по- том говорили в тундре. Анадырский агитатор Красной яранги Рольтыненкеву, пробираясь на лыжах в стойбище оленеводов, сел отдохнуть и увидел, что по его следу идёт волк. Оружия у агитатора не было. Он нащупал под снегом небольшой камень и ударил бросившегося на него зверя промеж глаз. Тот рухнул замертво... Первой годовщине Победы в Отечественной войне было посвящено 5 из более чем 50 тра- диционных призывов ЦК ВКП(б) к празднику международной солидарности трудящихся. «Слава великому советскому народу, народу-победителю!» «Слава героической Красной Армии, отстояв- шей свободу и независимость нашей Родины и завоевавшей победу над врагом!» «Привет демоби- лизованным воинам Красной армии, возвратившимся к мирному созидательному труду!» «Забота об инвалидах Отечественной войны и семьях воинов Красной Армии является священной обязан- ностью всех советских патриотов. Обеспечим трудовое и бытовое устройство инвалидов Отечест- венной войны! Окружим всеобщим вниманием семьи бойцов и офицеров Красной Армии!» «Тру- дящиеся Советского Союза! Будем постоянно заботиться о семьях воинов, отдавших свою жизнь за свободу и счастье народа!» В феврале 1946 г. моряки парохода «Сучан» в очередной раз приобрели подарки и передали их в облисполком для распределения среди осиротевших на войне семей. Экипаж получил благодар- ственные письма от вдов, матерей и детей погибших воинов: Горбуновой, Ермакович, Севы, Гали и Юрика Кайдановых, Строкиной, Трещейкиной, Ашаевой… 75-летняя Мария Савельевна Ашаева в день выборов первой проголосовала в 6 утра в зда- нии Петропавловского педучилища со словами: «Мой сын и два внука дрались на фронтах Отечест- венной войны. Сын погиб смертью храбрых… Он боролся за то, чтобы Родина непоколебимо шла к своему лучшему будущему. Я всей душой стремилась к тому, чтобы Советский Союз был ещё более крепким, чтобы жилось нам ещё лучше под солнцем Сталинской конституции. Поэтому я от- даю свой голос за тех, кто привёл нас к победе… Я голосую за сталинских питомцев тт. Пуркаева и Юмашева». (Полководцы Второй мировой войны. В 1946-м генерал армии М. А. Пуркаев командо- вал Дальневосточным военным округом, адмирал И. С. Юмашев – Тихоокеанским флотом.) В первом квартале 1946 г. отдел гособеспечения Олюторского района выплатил семьям во- еннослужащих и инвалидам войны 55 тыс. рублей государственных и единовременных пособий и пенсий. На Марксовском рыбозаводе Карагинского района провели воскресник по наведению чи- стоты и порядка, средства перечислены в фонд помощи инвалидам Отечественной войны. К сожале- нию, некоторые инвалиды, как свидетельствует ряд архивных документов, доставляли окружающим много неприятностей: спекулировали спиртом, табачными изделиями, хулиганили. Это относилось, прежде всего, к инвалидам третьей группы, по городу 23 из них не работали по неуважительным причинам, ежедневно дебоширили, милиция не трогала их, хотя они неоднократно избивали горожан. Из докладной записки инструктора Петропавловского ГК ВКП(б) т. Ильина по обследо- ванию семей военнослужащих на базе Моховой от 29 марта 1946 г.: «…отдельные семьи живут в ужасно тяжёлых условиях. Например, семья военнослужащего тов. Щербакова, которая состоит из 6 человек, живёт в необорудованной квартире. Вместо стёкла в рамах торчат куски тряпок, печь железная дымит, в квартире всё покрылось копотью, темно. Нет ни одной табуретки, стол один и тот полуразвалился, на всю семью только одна кровать, и та ничем не застлана, половина ребят спит на полу, укрываться нечем, ходят ребята голышом, дров нет. Имеющаяся корова, из-за отсутствия кор- ма, вот уже полмесяца, как не поднимается, всё лежит, не исключена возможность, что может пасть. <…> Тяжёлое положение матери трёх фронтовиков Назаровой Прасковьи Ивановны, которая на производстве сломала ногу, в процессе лечения её парализовало и сейчас она лежит без движения. Со стороны месткома ей систематически оказывается помощь, выделена хорошая производственни- ца, которая за ней ухаживает, но дело в том, что от ухода за больной она отказывается, а подыскать другого человека очень тяжело, никто не идёт. Местком обращался и в обком рыбников с просьбой помочь решить вопрос с тов. Назаровой, но сдвигов пока никаких нет…» Опустим описание праздника международной солидарности трудящихся, тем более, что че- рез несколько дней предстояло отметить первую годовщину победы над Германией. Приведём лишь довольно странный случай: из 1 150 членов коллектива Петропавловского морпорта на демонстра- цию явилось всего 300 человек. Не пришёл и сам ответственный за явку предместкома, за что ему вкатили потом выговор по партийной линии. Газета «Камчатская правда» писала, что накануне Дня Победы Петропавловск приобрёл праздничный вид: портреты руководителей партии и правительства, лозунги, плакаты, транспаран- ты. Прочтём отчёт с торжеств, не сетуя на скупость чувств, холодноватую сдержанность слога, по- рой даже его казённость – иначе писать, наверное, не полагалось. «Наступило утро 9 мая. <…> Тёплый солнечный день. С самого раннего утра на улицах города дети, юноши, девушки, мужчины, женщины. Каждый поздравляет друг друга с праздником, с Днём Победы. На лицах у всех улыбки радости. В 8 часов утра раздался гудок одного из пароходов, за ним второй, третий. Всё слилось в один общий гул и разнеслось далеко за город. Площадь “Свободы” и улицы города переполнены жителями. Слышен звонкий, бодрый смех, песни, играют оркестры, радио передаёт советские песни и марши. В воздух поднимаются шары с плакатами, на которых большими буквами написано: “Да здравствует любимый Сталин!”, “Да здравствует наша великая Родина!”, “Да здравствует День Победы!” В 12 часов дня открылся митинг. С речами выступили: секретарь обкома партии тов. Скляренко, Герой Советского Союза тов. Гнечко, Байков, участник Отечественной войны тов. Еланцев. С большим воодушевлением участники митинга послали приветственную телеграмму вождю народов Генералиссимусу Сталину. Митинг окончен. На импровизированной сцене выступают танцоры, солисты, декламаторы, играет баян. Показывают своё искусство коллективы художественной самодеятельности. Всюду веселье, радость. До позднего вечера петропавловцы гуляли, пели, танцевали, весело и радостно отметив праздник Победы». Застолья 9 мая 1946 г. мы можем только представить. Да, была, конечно, радость, но за её спиной тенью стояло горе. Люди не догадывались, чем через десятилетия обернётся для нас Побе- да, доставшаяся такой страшной ценой. Чудовищно, но факт: известный бард начала 1960-х, сам, между прочим, участник войны, всё гитарил и гитарил со сцены и даже в кино, помните? «…А нам нужна одна на всех победа, одна на всех – мы за ценой не постоим…» Как будто на базаре. (Между прочим, 31 января 1946 г. Петропавловский горисполком принял решение о запрещении продажи спиртных напитков на рынках города и горрайона, пригрозив нарушителям штрафом до 100 руб. или месяцем принудительных работ.) Во вступлении к Книге Памяти камчатцев, погибших в годы Второй мировой войны, сказа- но: «СССР одолел врага ценой окончательного (Первая мировая, братоубийственная гражданская, коллективизация, политические репрессии) подрыва генофонда основного населения страны – рус- ского народа. Полегли на полях сражений те, кто мог дать физически и духовно здоровое потомство, кто определял бы в дальнейшем всё послевоенное развитие России, которое во многом могло быть иным. Эта зияющая пробоина с каждым новым поколением становится всё больше и больше, и нет пока такого пластыря, чтобы заделать её». …В конце февраля 1946-го правительство снизило цены на продукты, а в начале июня – на промтовары в коммерческой торговле. Подобно иным северным и восточным территориям, хлеб, крупы, макароны в Камчатской области подешевели в среднем наполовину, сахар и кондитерские изделия – на треть, кофе натуральный на 40, икра кетовая – на 37, водка и виноградное вино – до 25, а вот сыр и мясо – всего на 10–20 %. При этом не следует забывать: карточная система в стране сохранялась до середины декабря следующего года. Месяц спустя после Дня Победы в Петропавловском порту отдал швартовы пароход «Лу- начарский». На Камчатку прибыла первая партия демобилизованных воинов. «Никакой встречи организовано не было, автомашин для доставки демобилизованных воинов к месту жительства не оказалось. Ни одного члена комиссии (по встрече, размещению и трудоустройству под руководст- вом зампредседателя горисполкома), за исключением заввоенотделом горкома партии т. Блинова, не было. Общежитие для демобилизованных не организовано, ларьки для обслуживания не обору- дованы…» – информировал секретаря Петропавловского ГК ВКП(б) т. Гусакова уже знакомый нам инструктор т. Ильин. «Считаю, что так продолжаться не может». К сентябрю, согласно данным Гу- сакова, областной центр принял более 1 422 демобилизованных, трудоустроил 1 243, оказал помощь одеждой и обувью. В первом квартале 1946 г. Камчатка переживала продовольственный кризис. Её руководство докладывало в Хабаровск своему краевому начальству: «В наиболее тяжёлом положении находит- ся Петропавловский горрайон и Усть-Большерецкий район, где обеспеченность по хлебу и саха- ру составляет один-два месяца, т. е. включительно апрель месяц, а крупой рабочим и служащим карточки не отовариваются даже в марте. Отдельные рыбокомбинаты Усть-Большерецкого района (Митогинский, Ича) имеют в наличии муки до 1 апреля. Аналогичное положение в рыбокомбинатах Тигильского района, куда ввиду отсутствия продовольствия и транспорта в Петропавловске в пе- риод до октября 1945 г. завоз не производился, в последние месяцы завезти продовольствие было невозможно ввиду ледовой обстановки. В марте в Петропавловске по карточкам не выдаём крупу из-за отсутствия последней. Снабжение хлебом производим за счёт мельницы, которая даёт муку простого размола, и муки, взятой взаимообразно в воинских частях…» То же самое с сахаром: че- тырём городским рыбкоопам пришлось залезть в долги к военным. Несколько лучше обстояло дело «на периферии Петропавловского района», она могла продержаться ещё три-четыре месяца, что «до некоторой степени завуалирует общие показатели по горрайону в целом», но перебросить оттуда в об- ластной центр продукты питания нельзя, поскольку, подчёркивалось в докладе, город с большинством населённых пунктов транспортной связи не имеет, а расстояние до них приличное – до 300 км. «Отсутствие продовольствия на Петропавловских базах не только осложняет положение со снабжением населения города, но и лишает возможности чем-либо помочь районам Западного побережья Камчатки, где в начале апреля месяца уже начинается крабовая путина». В данной офи- циальной бумаге, режут глаза «общие показатели» и «крабовая путина». И не случайно. Для чинов- ников главными всегда являлись не живые люди, а мёртвые цифры и план как таковой – тем более, по крабу, ведь с его добычи особый спрос. Но кризис есть кризис, и подписавший документ первый секретарь обкома ВКП(б) И. Ф. Петров напоминает вышестоящим товарищам: «О завозе продоволь- ствия на Камчатку нами неоднократно ставился вопрос перед Крайисполкомом, Наркомторгом ре- спублики, Союзнаркомторгом, Центросоюзом, однако он остался никем не решённым по сей день». 22 февраля 1946 г. бюро Усть-Большерецкого райкома партии утвердило текст обращения Первой бассейновой производственно-технической конференции специалистов-добытчиков рыбо- комбинатов и рыболовецких колхозов западного побережья ко всем рыбакам Камчатки. Их призы- вали широко обеспечить безусловное выполнение плана из месяца в месяц, из квартала в квартал. Завершалось обращение здравицей в честь мудрого вождя и учителя, вдохновителя великих побед Сталина. А три месяца спустя то же самое бюро констатировало: ни одна из крупных краж гос- имущества в районе не раскрыта, работниками милиции производятся незаконные обыски и изъятия у граждан принадлежащего им имущества: у лейтенанта Красной армии т. Бойко забрали комби- незон, который потом потеряли, и начальнику милиции Райченко пришлось возместить ущерб из своего кармана; у работницы райгособеспечения т. Гольдварг изъяли часы, и тоже незаконно. Порою милиция превращает обыски в драки, вызывая насмешки и недовольство населения. Несмотря на то, что ещё в августе 1945 г. райком снял Райченко с работы, а Хабаровск с этим решением согласился, издав соответствующий приказ, областное управление милиции оставило его в прежней должности, и это «окончательно привело к развалу работы райотдела и дискредитации органов». Между тем, Петропавловский горотдел милиции рапортовал об улучшении общественного порядка в январе- марте 1946-го по сравнению с четвёртым кварталом предыдущего года. 33 уголовных проявления вместо 31. Заведено одно дело о спекуляции мукой военнослужащим ТОФ. Во время проверки со- стояния охраны и сохранности хлебных ресурсов на мельницах, складах и базах торговых организа- ций, проведённой в первом квартале 1946 г., в Опалинском рыбкоопе было обнаружено около семи тонн испорченной муки и крупы. 14 сентября 1946 г. собрание партактива Петропавловска одобрило мероприятия ЦК ВКП(б) и правительства «о некотором повышении пайковых цен на продовольствие при одновременном снижении коммерческих на продовольственные и промышленные товары». Это объяснялось забо- той о дальнейшем укреплении курса рубля, упрочении реальной зарплаты трудящихся и сохранении существующих норм продовольственного снабжения. «Без таких мер, – говорилось в постановле- нии актива, – невозможно ликвидировать тяжёлые последствия войны, обеспечить быстрое восста- новление народного хозяйства и этим самым улучшить в ближайшее время материальное благосо- стояние трудящихся». 1 октября 1946 г. рабочие СРВ, рыбного порта, хлебозавода и работники драмтеатра, свое- временно не обеспеченные хлебными карточками, не получили полагающуюся им норму хлеба, что «вызвало ряд отрицательных настроений в этих коллективах». Причина: небрежное составление «карточных» списков, путаница в них, а главное – завышение норм хлеба для отдельных групп рабо- чих и служащих. Каких? Может, тех 25 передовиков, что первыми отдохнули в открывшемся летом в Паратунке Доме отдыха СРВ? В середине ноября секретарь обкома партии т. Скляренко и председатель облисполкома т. Павлов направили райкомам и райисполкомам Камчатки шифровку с категорическим требовани- ем не поддаваться панике, вести разъяснительную работу, экономить хлеб и правильно расходовать ненормированные запасы, изыскивать на местах дополнительные ресурсы, в том числе за счёт де- централизованных заготовок. Адресатам запрещалось писать о продовольственных затруднениях в открытых телеграммах, разговаривать об этом по радиосвязи и телефону. Было спущено указание, чтобы ничего похожего не просочилось в средства массовой информации. Так отреагировали власти на засуху, поразившую многие зерновые районы страны. 14 ноября 1946 г., накануне шифровки, нарсуд 2-го участка Петропавловска приговорил двух торговых работников к семи и трём годам лишения свободы с конфискацией имущества и поражением в избирательных правах. Они «присво- или и растратили в целях личной наживы» 1 398 кг муки, 487 кг соли и 50 кг растительного масла. За хищение 874 кг муки был отстранён от работы заведующий Моховской пекарней. Его посадили в феврале 1947 г. В июне 1946 г. разоблачили начальника базы технического снабжения Главкамчатрыбпро- ма, который за счёт государства систематически проворачивал всевозможные незаконные операции. «Вместо пресечения злоупотреблений и воровства, имевших место на базе, при распределении аме- риканских подарков» он способствовал всему этому, а тех, кто сигнализировал о безобразиях в вы- шестоящие инстанции, попросту увольнял. Бюро обкома ВКП(б) отобрало у него членский билет и поручило облпрокурору привлечь бывшего товарища по партии к судебной ответственности. 12 декабря 1946 г. по территории Петропавловского морпорта проходили тамошний парторг т. Шильдяев и заведующий военным отделом горкома ВКП/б/ т. Блинов. К ним обратился с прось- бой о замене квартиры участковый механик Фёдор Шадрин, который второй год жил с семьёй (жена и четверо детей до четырёх лет) в ящике из-под кранов. Дальнейшее в описании Блинова выглядело следующим образом: «Тов. Шильдяев, не обращая внимания на тов. Шадрина, спокойным тоном сказал, что квартир нет и ничем помочь не может. После этого Шадрин настойчиво стал просить Шильдяева зайти к нему в квартиру для того, чтобы убедить его в тяжёлом положении семьи, Шиль- дяев и после этого попытался было отказаться от посещения, но я настоял зайти в квартиру Ша- дрина. В квартиру Шадрина пройти без длинных резиновых сапог было невозможно, т. к. вокруг её стояло болото глубиной 0,6 м воды, Шильдяев же был в кожаной обуви и пробраться не захотел. Я, преодолевая воду, вошёл в квартиру Шадрина, где передо мной развернулась картина стихийного положения этой семьи. В квартире также стояла вода на уровне 0,5 м, вода подошла под койку и детская койка стояла в воде, печь топилась, но тоже стояла в воде. Жена Шадрина сидела на койке, поджав под себя ноги, около неё двое близнецов и ребёнок двух лет. Мне показалось странным, по- чему никто не принял никаких мер к улучшению быта этой семьи. Тов. Шадрин обращался и к тов. Хачиян (начальник порта. – В. П.), и к тов. Майбороде, все ему ответили одно: нет квартир. Мною было предложено немедленно переселить семью в любое помещение, хотя бы служебное, но спасти детей от гибели. Тов. Шильдяев меня заверил, что примет срочные меры, и всё будет сделано, заве- рил и начальник стройучастка т. Майборода. Прошли сутки. Тов. Шадрин снова обратился ко мне и сообщает, что переселить его куда-либо начальник порта отказался, семья остаётся в том же положе- нии. Считаю отношение т. Хачиян и Шильдяева не только бездушным, но и бесчеловечным…» Всё это Блинов изложил в докладной записке секретарю ВКП(б) Гусакову. О «жилище» Шадрина и о подобных проблемах газета не писала. Как не писала и о детской безнадзорности и беспризорности. По официальным данным, таких ребят в г. Петропавловске на- считывалось 85 человек, и ГК ВЛКСМ сетовал, что «комсомольские организации проходят мимо таких фактов, когда подростки 11–12 лет в 10–12 ч. ночи находятся в клубах и др. местах общест- венного пользования, когда дети торгуют на рынке сигаретами, перепродают билеты в кинотеатр и драмтеатр»; с несовершеннолетними нарушителями порядка по сути заниматься некому: нет дет- ской комнаты милиции, специального работника тоже нет. Печатный орган обкома и горкома партии выдавал, в основном, позитивную информацию. 17 июля появилось сообщение о завершении строительства сейсмостанции близ Ключевского вулка- на. К 29-годовщине Великой Октябрьской социалистической революции пришёл водопровод в виде четырёх колонок «во вновь выстроенный посёлок на Красной сопке». В 1946 г. был в основном со- ставлен русско-алеутский словарь. Работа над ним велась под руководством коренной жительницы о. Беринга Фёклы Снегирёвой. Накануне 7 ноября пастух-оленевод Анавгайского колхоза им. Мо- лотова Адуканов добыл редкий экземпляр выдры метровой длины. В декабре 1946-го врач Сергей Абаев провёл успешную операцию по восстановлению зрения молодой девушке Розе Хомяковой, страдавшей сильным косоглазием с четырёхлетнего возраста. Олюторский райпромкомбинат в первом послевоенном году освоил производство высокока- чественного хрома из оленьих кож. За десять месяцев он выделал около 18 тыс. дециметров хрома и пошил из него 64 пары сапог. Не в такой ли обувке шеголял 12 декабря 1946 г. парторг Петропавлов- ского морпорта, боявшийся невзначай промочить её? Если в такой, то он тревожился без особых на то оснований. Такие сапоги, по словам старожилов-северян, редко кого подводили...

При подготовке доклада использованы документы из фондов бывшего партархива Кам- чатского обкома КПСС, находящиеся на хранении в ГАКК.

Пустовит В. П. Когда окончилась война // «Отчизны верные сыны» : материалы XXXII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2015. - С. 124-128.