А. В. Пташинский

Эйдзи Накаяма – исследователь древней истории Камчатки

Древняя история Камчатки давно привлекает внимание не только отечественных, но и за- рубежных исследователей. Взгляды иностранных специалистов на археологию полуострова и их результаты редко учитывались учеными, работавшими на территории Северо-Востока в силу идео- логических установок, незнания языков, нежелания знать историю предшествующих исследований, стремления преувеличить свои собственные достижения. Одним из таких незаслуженно забытых специалистов является японский антрополог Эйдзи Накаяма (Eiji Nakayama). Надо признать, что и у себя на родине его научные достижения сейчас практически не известны (1). Дополнительным стимулом для поиска информации послужила работа М. М. Прокофьева (2). Надеюсь, данное сооб- щение в некоторой степени восполнит имеющийся пробел.

Э. Накаяма родился 24 декабря 1904 г. в небольшой дер. Фукусима на о. Хоккайдо. Его отец был врачом, мать рано умерла. Во время обучения в Токийской медицинской академии Эйджи увлекся антропологией и археологией, познакомившись с работами К. Кэндзи и других авторов об исследованиях древнего населения Японии. Киено Кэндзи стал его наставником на всю жизнь. По- сле получения диплома в 1929 г. Э. Накаяма работает врачом, одновременно приступив к самостоя- тельным антропологическим исследованиям.

В апреле 1932 г. он поступает в аспирантуру Императорского университета Киото и стано- вится сотрудником лаборатории антропологии К. Кэндзи. К этому времени он был женат и имел двух маленьких сыновей. Содержание семьи требовало определенных расходов, поэтому Накаяма, по примеру многих аспирантов, устраивается врачом в компанию «Ничиро Гио Гио Кабусики Кай- ся», у которой были концессионные рыболовные участки и консервные заводы на значительных участках побережья в границах Камчатской области того времени. Это позволило молодому врачу зарабатывать необходимые средства и собирать собственные антропологические материалы. Резуль- татом его напряженной исследовательской работы стала ученая степень доктора медицинских наук, присужденная Императорским университетом (Киото) в 1939 г.

Во время Второй мировой войны Эйдзи Накаяма был призван в армию и два года служил на о. Борнео. С января 1945 г. он вернулся к преподавательской работе, сначала в Университете Киото, затем в женской медицинской школе в г. Коти. С мая 1949 г. до конца жизни ученый проводил актив- ные исследования, совмещая их с лекциями в Университете Нандзан (г. Нагоя). 12 октября 1957 г. он скоропостижно скончался и был похоронен на монастырском кладбище.

Во время путины 1932 г., находясь в Усть-Камчатске с мая по сентябрь, Э. Накаяма закар- тировал две стоянки ниже Нижне-Камчатска и семь на южном и северном берегах оз. Нерпичьего. На этих стоянках было подсчитано количество западин, зафиксированы их размеры, отмечена ори- ентировка выходов, описана стратиграфия шурфов и собрана археологическая коллекция. В районе современного поселка Крутоберегово было отмечено 60 жилищных западин. Накаяма организовал и провел раскопки двадцати западин. Здесь, кроме археологических находок, были сделаны и антро- пологические.

На следующий год Э. Накаяма работал на западном берегу Камчатки. Он провел небольшие раскопки и собрал археологические коллекции в Палане, Иче, Сопочном, Опале, Озерной. Резуль- таты этих работ были быстро введены в научный оборот и опубликованы в двух статьях (3). В них даны рисунки и фотографии всех находок, характеристика каменных орудий по материалу и при- влекается сравнительный материал с сопредельных территорий, результаты исследований и выводы В. И. Иохельсона, Рюдзо Тории и Осаму Баба и других. Особое внимание уделяется анализу кера- мики. Возможно, работы его соотечественников не только на японских островах, но и на Сахалине и Курилах являлись хорошим примером и образцом для начинающего ученого. Анализ антропо- логического материала, этническая характеристика археологических коллекций, этногенетические реконструкции, планы расположения стоянок, фотографии и рисунки находок являлись обязатель- ным условием большинства публикаций того времени. Надо признать, что методы исследований и содержание статей соответствовали общеевропейскому и мировому уровням в целом. В сборе мате- риалов, их предварительной обработке и публикации ему помогали коллеги-врачи Китими Нобуо, Цунео Иосими и Ямада Сигекура.

Археологические коллекции, собранные Э. Накаямой, хранятся в фондах музея универси- тета Тенри (префектура Нара). В январе 2013 г. я лично ознакомился с этими материалами. Как и все другие – «старые», «довоенные», – они содержат наиболее выразительные, как правило, целые орудия труда из камня, рога и кости, крупные фрагменты керамики. Обломков мало, нет отщепов, единичны кости животных и раковины моллюсков. Все предметы промаркированы, упакованы в па- кетики и коробки. Вместе с ними лежат этикетки собирателя, рабочие материалы к статьям – пе- ресъемка коллекции и карточки с отметками кураторов музея. Не удалось осмотреть только при- шлифованную обсидиановую лабретку, частично обломанную. К настоящему времени место ее находки – Усть-Камчатск, судя по публикации, является самым северным из известных.

Глядя на идеальные условия хранения коллекции Э. Накаяма, ясно понимаешь, что остатки гораздо более многочисленных сборов П. Т. Новограбленова конца 20 – начала 30-х гг. в фондах Камчатского краевого музея уже никогда не будут атрибутированы, их научное значение утеряно.

В отечественных работах, посвященных истории археологического изучения Камчатки, краткие упоминания и ссылки на статьи Э. Накаямы есть только у С. И. Руденко (4), Н. Н. Дикова и Т. М. Диковой. В соответствии с идеологическими установками советского времени результаты его работ в монографиях характеризуются пренебрежительно: «Плохо документированные коллекции были увезены за границу…», «…материал незначителен, описание его поверхностно, ничего суще- ственного науке… не дали» (5). Прошло время, и сейчас нельзя согласиться с этими утверждениями. Кроме этого, возникает вопрос о приоритете обнаружения археологических памятников. При их паспортизации и проведении современных работ необходимо учитывать открытия Э. Накаяма.

Кроме трех археологических, Э. Накаяма опубликовал, по крайней мере, 26 статей, посвященных основным результатам своих антропологических работ. Они охватывают очень широкий диапазон – как тематически и территориально, так и по выборке. Еще до поступления в аспирантуру он произвел измерения 740 мужчин и женщин из префектур Аомори, Акита и Иватэ. В 1935 г. он провел исследования в районе Охотска, а до этого, – в Усть-Камчатске, изучал антропологические характеристики жительницы о. Беринга – алеутки Екатерины. Эти находки и результаты измерений хранятся в исследовательском центре Киено. Трудности перевода на русский язык сохраняют ряд вопросов, которые необходимо прояснить в будущем.

Несмотря на то, что главным делом в жизни Э. Накаяма были антропологические иссле- дования, его вклад в археологическое изучение Камчатки – не только историографический, но и источниковедческий – бесспорен. Совершенно справедливо Сугиура Сигэнобу назвал его первым японцем, изучавшим археологию Камчатки.

Несомненно, зарубежные архивы и музеи хранят много важных и интересных документов и артефактов, связанных с историей полуострова.

Выражаю искреннюю благодарность Кацунори Такасе (Университет Саппоро, Хоккайдо) за организацию работы с коллекцией Э. Накаяма; хранителю музея Икуе Фудзивара (Университет Тен- ри), создавшей наилучшие условия для осмотра и изучения камчатских артефактов. Исключительно большую консультативную помощь в сборе информации, биографических данных и фотографий оказали Сугиура Сигэнобу (музей г. Фурано), напомнивший соотечественникам об Э. Накаяма, и Такаси Номура (Исторический музей Хоккайдо, Саппоро). Также особую признательность выражаю Хироси Усиро (Исторический музей Хоккайдо, Саппоро) за предоставленные материалы. Желаю удачи и успехов студентам группы ЯА-081, выполнившим перевод статьи Сугиура Сигэнобу под руководством А. В. Деркача, доцента кафедры переводоведения и восточных языков КамГУ им. Ви- туса Беринга. 1. Сугиура Сигэнобу. Передовой исследователь Камчатки в области археологии Накаяма Эйдзи // Музейные связи северных регионов. 2001. № 3. С. 33–36 (на яп. яз.).
2. Прокофьев М. М. Японские ученые – исследователи Южного Сахалина и Курильских островов (ко- нец XIX – первая половина XX вв.). Биобиблиографические очерки. Книга первая. Южно-Сахалинск, 2006. 144 с.
3. Nakayama E. Excavations at Ust-Kamchatsk, Eastern Coast of Kamchatka // The Journal of the Anthropological Society of Tokyo. 1933. 48–2, Р. 63–72; Artifacts of Stone Age from the Western Coast of Kamchatka // The Journal of the Anthropological Society of Tokyo. 1934. 49–10, Р. 1–14 (на яп. яз.).
4. Руденко С. И. Культура доисторического населения Камчатки // Советская этнография. 1948. № 1. С. 155.
5. Диков Н. Н. Археологические памятники Камчатки, Чукотки и Верхней Колымы. М., 1977. С. 16. ; Дикова Т. М. Археология южной Камчатки в связи с проблемой расселения айнов. М., 1983. С. 12.

Пташинский А. В. Эйдзи Накаяма – исследователь древней истории Камчатки // "Всеобщее богатство человеческих познаний" : материалы XXX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2013. - С. 236-237.