На краю земли российской.
Штрихи к портрету председателя

В. Вербицкий

Сергей Алексеевич Сотников родился 02.09.1959 г. в г. Калининграде. Трудовую деятельность начал в 17 лет слесарем-судоремонтником Петропавловского судореммехзавода. Воинскую службу проходил на Тихоокеанском флоте. В 1985 г. окончил Дальневосточный государственный университет по специальности «правоведение». В декабре 1985 г. после стажировки в Ленинском районном народном суде г. Петропавловска-Камчатского был избран народным судьей Алеутского районного народного суда Камчатской области. С июня 1987 по декабрь 1991 г. - председатель Усть-Камчатского районного народного суда Камчатской области. С декабря 1999 по август 2008 г. - председатель Камчатского областного суда. Стаж работы в должности судьи более 23 лет. Имеет высший квалификационный класс судьи. Член Совета судей Российской Федерации и Совета судей Камчатской области. С сентября 2005 г. - почетный работник судебной системы. Женат, двое детей.

«За время работы в судах Сотников С.А. зарекомендовал себя высококвалифицированным юристом, обладающим глубокими знаниями действующего законодательства и компетентным руководителем. Его всегда отличают преданность порученному делу, целеустремленность, высокая работоспособность, беспристрастность в принятии решений».
(Из характеристики на председателя Камчатского областного суда)

«Медвежье» дело

Однажды отвечая на вопрос журналиста «Сталкивались ли вы с давлением на суд?», Сергей Алексеевич ответил:

- С попытками давления на судей сталкиваются многие, и я не исключение. Попытки подчинить третью ветвь государственной власти были, есть и будут всегда, поскольку не всем нужен сильный и независимый суд, всегда найдутся заинтересованные в том, чтобы подмять судебную власть под себя.

Вспоминаю начало 90-х годов, когда от меня, судьи Усть-Камчатского районного суда, требовали «соблюдения партийной дисциплины» и даже отчитали на партийном собрании, поскольку я выносил решения не в пользу власти, в частности, тогдашней милиции. И когда уже был председателем районного суда, предпринимались со стороны партийных чиновников попытки давать мне «конкретные поручения». В ответ я предложил тогда приостановить членство в КПСС, чтобы не подчиняться требованиям отдельных партийных руководителей. За это меня с позором отчитали на партийно-хозяйственном активе области, что по тем временам означало, по сути, крест на карьере. Но в августе 91-го года произошла смена политического режима, а в ноябре того же года я стал судьей Камчатского областного суда, возможно еще и потому, что не поддался давлению.

Кстати, нужно всегда помнить, что и лесть в адрес судьи является скрытой формой давления - одним из способов наладить хорошие отношения с последующей выгодой. Поэтому к таким вещам нужно относиться осторожно и ни­коим образом нельзя поддаваться на подобные уловки...

А это уже факты из сегодняшней жизни, в которой судья Сотников остается самим собой, таким, каким он был два десятка лет назад.

На территории Южно-Камчатского государственного биосферного заповедника браконьеры цинично расстреляли медведицу и троих медвежат. Это дело стало самым громким из подобных «браконьерских» дел на полуострове за последние несколько лет. Оперативники задержали браконьеров сразу, после того как обнаружили мертвых медведей. От увиденного тогда государственные инспекторы заповедника испытали шок: с медведицы была содрана шкура, а в сотне метров от этого места лежали медвежата без лап и со вспоротыми животами. Следствие по делу длилось больше полугода, обвинение предоставило неоспоримые доказательства преступления. Решение суда - штраф по 100 тысяч рублей каждому браконьеру, конфискация оружия и возмещение 40 тысяч рублей по иску заповедника. Многим наказание показалось не соразмерным содеянному. На что председатель Камчатского областного суда ответил: «Санкция этой статьи крайне незначительная. Я бы на месте законодателя просто усилил бы, значительно усилил ответственность за совершение подобных преступлений».

А в Камчатском крае дело названо беспрецедентным, хотя бы по той причине, что его удалось довести до логического завершения, несмотря на то, что сделать это было не просто. Но позиция председателя областного суда была беспристрастной и основанной только на действующем законе.

Историю нужно знать и помнить ее уроки

Сергей Алексеевич с гордостью показал нам музей суда, куда удалось собрать и разместить уникальные документы и экспонаты истории правосудия на полуострове.

- Все началось с архивов, - рассказывает Сергей Алексеевич. - Мы решили направить в музей отдельные протоколы заседаний, ранее подготовленные поправки к законам, некоторые вещи, старые личные дела, раскрывающие малоизвестные и неизвестные страницы истории правосудия края. Мы преследовали следующую цель - чтобы люди, познакомившись с экспонатами, сами делали выводы из увиденного.

Вот, например, схема преступления на пожелтевшей от времени бумаге и с выцветшими чернилами. Курсанты мореходки отдыхали на скамейке аллеи, когда между ними завязалась пьяная ссора. Суд квалифицировал преступление как убийство из хулиганских побуждений. Приговор по тем временам самый суровый - расстрел, который вскоре был приведен в исполнение.

А вот эти тоненькие (всего из нескольких страниц) папки с надписью «Хранить постоянно», то есть вечно - расстрельные дела. Они сразу выделяются из общей массы. Одна из них свидетельство о том, как немногим больше полусотни лет назад колхозников расстреляли за пьянство на рабочем месте. На корочке было написано, что приговор приведен в исполнение буквально в течение нескольких часов. Таковы были нравы того времени, такова наша история. А вот еще несколько дел, в итоге которых было также лишение жизни людей.

— А это уже из повседневных записей судей того времени, которые также хранятся в музее, — продолжает Сотников. — Например, запись, что рабочий день судей, секретарей начинался с отлова крыс и мышей. И эта борьба с грызунами была не только санитарной мерой, они уничтожали архивы, поэтому их истребление входило в обязанности судьи.

Все документы музея, включая орудия преступления и вещдоки, находятся под стеклом. По правилам их положено хранить в сейфе, но Сергей Алексеевич убежден, что для молодых судей и работников аппарата суда такая экспозиция будет наглядным уроком истории камчатского правосудия. А для охраны реликвий хватит надежного замка, системы сигнализации и камер видеонаблюдения.

Вот уже больше 23 лет судьба судьи связывает Сергея Алексеевича Сотникова с Камчатским краем. Ему довелось пройти путь от стажера на должность районного судьи до председателя краевого суда. И было бы неверным не сказать о том, что Сергею Алексеевичу довелось в числе немногих (за всю историю, включая довоенную, двенадцатым) прослужить Фемиде в Алеутском районном суде Камчатской области, в юрисдикцию которого входят Командорские острова. И попал он туда молодым судьей в 1985 году в самый разгар антиалкогольной кампании, где и возглавил модное тогда общество борьбы за трезвость.

- То время незабываемо, - вспоминает Сергей Алексеевич. - Эти острова лежат в укромном уголке Берингова моря на границе с Аляской (США). На островах нет ни указателей, ни верстовых столбов. В единственном селе Никольском в форточку каждого дома, как щелчки хронометра, врывается шум прибоя, обрушивающегося на берег, и каждый житель в душе чувствует себя моряком. Нигде люди не радуются редкому солнцу (2-3 дня в году) так, как здесь. Зимой минус один, летом плюс один, весь год в резиновых сапогах. Теплоход только в период навигации летом. Все про всё знают - остров есть остров. И вот, представьте себе, в такой обстановке «тиши и благодати» приходилось вершить правосудие, поскольку и там, на краю земли российской, не все почитали законы. За два года работы судьей Алеутского районного суда мне довелось вынести не одно судебное решение, в результате которого люди, как я думаю, понесли заслуженное наказание. Каково же было мое удивление, когда в сентябре этого года мне передали письмо от жителей острова Беринга, которых я в свое время осудил. Письмо, конечно, с известной долей юмора, ведь для отбытия наказания с острова осужденных увозили на «большую землю», где, на­пример, некоторые впервые видели паровоз.

С разрешения председателя областного суда процитируем это письмо без купюр: «Уважаемый Сергей Алексевич! Пишут вам бесконечно благодарные алеуты о. Беринга. Мы уже давно отмотали сроки, которые вы нам определили. Спасибо вам за то, что вы дали нам возможность повидать Большую землю. С тех пор как вы покинули Командорские острова, мы больше никуда так и не выезжали. Возглавляемое вами в былые времена общество трезвости развалилось, а качество завозимой коммерсантами водки намного ухудшилось. Наши обращения к властям разного уровня ни к чему не привели. Одна надежда на вас.

Дорогой Сергей Алексеевич, приезжайте к нам еще хоть ненадолго, наши дети тоже хотят посмотреть материк и знают о вас только понаслышке. До встречи на Командорах! Ваши алеуты с о. Беринга, август 2008 г.».

Не каждому судье дано спустя два десятилетия получать подобные откровенные письма и приглашения, хотя и с оттенком известного юмора. Уже одно это говорит о том, что Сергей Алексеевич как судья, представитель Фемиды оставил добрый след на далекой русской земле и что он - личность незаурядная в российской судебной системе, которая надолго запоминается искренностью, правдивостью, порядочностью и бескомпромиссностью в отстаивании своих жизненных и гражданских позиций.

Не зря русская пословица говорит, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Жизненность этой пословицы подтвердила наша встреча и общение в далеком Камчатском крае с таким необычным человеком, каким является теперь уже председатель Камчатского краевого суда Сергей Алексеевич Сотников.