А. Н. Полежаев

К изучению разнообразия флоры и растительности севера Дальнего Востока России

Регион в совокупных границах административных образований: Камчатский край, Магаданская область, Чукотский автономный округ, принято именовать как Север Дальнего Восто- ка (1970). Сведения по флоре и растительности этого региона накапливались в течение пример- но 300 лет. Основной объем ботанической информации получен за последние 100 лет в результате осуществления целенаправленных научных и прикладных исследований. Эта информация содер- жится в многочисленных научных публикациях, ведомственных материалах лесоустройства, зем- леустройства оленьих пастбищ, охотустройства и др. Обобщение накопленных данных позволило выявить разнообразие и основные закономерности распределения элементов флоры и растительно- сти в границах отдельных административных образований и региона в целом. Закономерности ра- стительного покрова Севера Дальнего Востока отображены на мелкомасштабных обзорных картах растительности (2) и др., а также в схемах геоботанического районирования (3) и др. Разнообразие флоры отражено во флористических сводках «Сосудистые растения советского Дальнего Востока» в 8 томах (1985–1996) и др.

Специфика любой науки, в том числе и ботанической, заключается в постоянном пополне- нии знаний о предмете исследования и в корректировке на новой основе ранее установленных зако- номерностей. За последнее время появились обновленные сводки по флоре региона: «Каталог флоры Камчатки: (сосудистые растения)» (14), «Флора Командорских островов» (6), «Флора российского Дальнего Востока (13)», «Конспект флоры Чукотской тундры» (5), «Флора и растительность Мага- данской области» (12) и др. На наш взгляд, после публикации Конспекта флоры Азиатской России (4) возникла необходимость в подготовке региональной флористической сводки, представляющей разнообразие сосудистых растений с единых позиций – Конспекта флоры Севера Дальнего Востока. Важным элементом Конспекта станет уточненная схема флористического районирования региона. Для каждого вида будет указано его присутствие во флористических районах. Это даст возможность анализировать территориальное распределение флористического разнообразия, учесть присутствие редких, эндемичных, особо охраняемых и др. видов. Анализ местообитаний растений позволит выя- вить флористические комплексы, формирующиеся в различных экотопологических условиях. Таким образом, Конспект флоры Севера Дальнего Востока послужит научной основой для дальнейшего изучения растительного покрова региона и справочным руководством в прикладных исследованиях.

Термин растительный покров отражает более сложное природное явление по сравнению с термином флора, под которым обычно понимается совокупность популяций растений, представ- ленных множествами особей относительно однородных по фенотипическим признакам и генотипи- ческим показателям. В классификационных схемах (обычно составляемых по иерархическому прин- ципу), которые используются для упорядоченного отображения разнообразия во флористическом континууме, популяциям растений соответствуют таксономичесчкие единицы ранга вида, подвида и т. д. Растительный покров формируются путем комбинации особей растений на экотопическом фоне местности и представляет собой сложное континуальное образование. Закономерности формиро- вания и распределения в пространстве сообществ растений – предмет изучения фитоценологии. Для упорядоченного отображения разнообразия в фитоценотическом континууме используют со- ставляемые по иерархическому принципу классификационные схемы, в которых типам сообществ растений (фитоценозов) соответствует таксономическая единица ранга ассоциации. Региональная классификация растительности Севера Дальнего Востока требует дальнейшего совершенствова- ния. В этом направлении имеются определенные достижения – опубликованы монографии: «Ра- стительный покров северной части Корякского нагорья» (1), «Эколого-флористическая классифи- кация растительных сообществ верховий Колымы» (10), «Растительность полуострова Камчатка» (8). Проблема состоит в том, что при исследовании разнообразия сообществ растений используются разные методические и классификационные подходы, каждый из которых имеет свои преимущества и недостатки. Для выявления разнообразия фитоценозов и составления их полного регионального каталога требуется обобщение и анализ уже опубликованных геоботанических описаний и новые исследования на регулярной основе.

Составление каталога (продромуса) фитоценозов, основанного на региональном конспекте флоры, все же не решает всех проблем, связанных с установлением закономерностей в распределе- нии растительного покрова. Эти закономерности исследуются методами ботанической картографии и наглядно отображаются в картографических моделях. Проблема состоит в том, что элементарные единицы растительности – фитоценозы по отдельности не могут быть показаны на обобщенных крупномасштабных, средне- и мелкомасштабных геоботанических картах, поскольку занимаемые ими площади невелики. Для отображения растительности на карте используют территориальные (хорологические) единицы, т. е. площадные выделы (контуры, полигоны), которые включают вы- члененные из фитоценотического континуума относительно однородные по составу и структуре комплексы фитоценозов, т. е. образования надфитоценотического уровня. В классификационных схемах, которые составляются с учетом зональных и высотно-поясных закономерностей распреде- ления растительного покрова и служат основой для построения легенд карт растительности и схем геоботанического районирования, им соответствуют номенклатурные единицы ранга типа комплек- са растительности. Легенды геоботанических карт должны коррелировать с региональным катало- гом растительных сообществ.

Для постановки ботанических исследований и анализа полученных результатов перспек- тивно использование методов картографии и картометрии, основанных на технологии информа- ционных систем. Для Севера Дальнего Востока России впервые разработан проект региональной информационной системы в формате GIS ArcVeiw, включающий полигональное покрытие обзорной крупномасштабной цифровой карты растительности, связанное с тематическими базами данных (9). Цифровое покрытие проекта создано на основе макета карты растительности, который выполнен на 360 листах топографических карт М. 1 : 200 000, содержит 84,1 тыс. полигонов. В базы данных для каждого полигона внесены показатели состава, структуры растительности и ряд других. Легенда карты растительности структурирована с учетом зональных и высотных закономерностей в рас- пределении растительного покрова. В ней перечислены основные номенклатурные типы (варианты типов) мезокомбинаций растительности – всего 160. Кроме подразделений легенды на карте отдель- ными полигонами выделены крупные ледники, наледи, озера, внемасштабными знаками обозначе- ны места нахождения особо охраняемых видов растений и растительных сообществ.

Проект позволяет создавать разнообразные картографические модели, основанные на характеристиках флоры и растительности. Для отображения свойств растительности в картографи- ческих моделях использованы хорологические единицы надфитоценотического уровня разной размерности. Учетная комбинация – участок (выдел) растительного покрова, территориально со- пряженный с характерным элементом мезорельефа. Площадь такой хорологической единицы на местности в среднем 0,015–0,03 км2. На карте М. 1 : 200 000 ей соответствует контур площадью 0,4–0,8 мм2. Подобная детализация карты для целей проекта не требовалась, поэтому элементарные комбинации растительности не картировались, а использовались для характеристики более крупных хорологических подразделений растительного покрова – мезокомбинаций. В зависимости от осо- бенностей растительного покрова площадь мезокомбинаций на местности варьирует от 5 до 60 км2; в среднем – 10–15 км2. На макете геоботанической карты М. 1 : 200 000 площади, занятые мезоком- бинациями, графически изображены отдельными контурами, а в цифровом варианте этой карты – полигонами. Принципиальное различие учетной комбинации и мезокомбинации заключается в том, что первая характеризуется преобладанием одного сообщества растений, а в тундре и лесотундре обычно одного комплекса сообществ; вторая, рассматриваемая как природное объединение участков (выделов), занятых комбинациями растительности, характеризуется составом и долевым участием включенных в нее типов учетных комбинаций. Подобные природные объединения комбинаций ра- стительности приурочены к определенным формам рельефа, почвенно-грунтовым и гидрологиче- ским условиям. Мезокомбинации обычно характеризуются преобладанием одного типа комбинации растительности или сочетанием двух типов с большим или меньшим участием других типов ком- бинаций. В границах участка (выдела) мезокомбинации может присутствовать 5–8 и больше типов комбинаций растительности, представленных несколькими сотнями отдельных небольших участ- ков. Номенклатурным типом учетной комбинации является характеристика (описание) типичной со- пряженной совокупности общностей растений с указанием на ведущую (преобладающую, домини- рующую) общность и сопутствующую ей растительность. Номенклатурным типом мезокомбинации является усредненная характеристика ее состава и структуры, слагаемых типами комбинаций. По природе связи элементов и общим закономерностям их расположения различают: мезокомбинации с доминированием одного типа комбинации растительности, мезокомбинации с содоминировани- ем двух типов комбинаций растительности, мезокомбинации с примерно равным участием трех и более типов комбинаций растительности. Название типа мезокомбинации соответствует назва- нию преобладающего в ней типа (варианта типа) учетной комбинации. В случае содоминирования в мезокомбинации нескольких типов (вариантов типов) комбинаций тип мезокомбинации именуется как сочетание. В проекте информационной системы способами генерализации и масштабирования можно создавать мелкомасштабные картографические модели растительности. При генерализации соседние полигоны с мезокомбинациями объединяются, а их совокупная внешняя граница стано- вится границей более крупной хорологической единицы – макрокомбинации. Соответственно гене- рализуются атрибутивные показатели базы данных и подразделения легенды цифровой карты.

Схема геоботанического районирования Севера Дальнего Востока – важный итог изучения растительности. Она также создана и проанализирована в проекте информационной системы. При геоботаническом районировании участки комбинаций позиционируются как элементарные ком- плексы (морфотипы) растительности – условно вычленяемые в растительном покрове, относитель- но однородные выделы, отличающиеся по физиономическим характеристикам и флористическим критериям от соседних выделов. Территориально участки комбинаций сгруппированы в границах мезокомбинаций. При геоботаническом районировании выделы растительности в ранге мезоком- бинации позиционируются как микрорайоны. Объединенные при генерализации карты участки ме- зокомбинаций рассматриваются как укрупненные хорологические единицы – макрокомбинации и позиционируются как макрорайоны. На схеме геоботанического районирования Севера Дальнего Востока выделены 22 округа. В системе хорологических единиц геоботанический округ соответ- ствует рангу мегакомбинации. Все единицы геоботанического районирования выше элементарного комплекса растительности – микрорайоны, макрорайоны, геоботанические округа характеризуются составом и соотношением включенных в них типов комбинаций растительности.

Региональная информационно-аналитическая система представляет уникальные возможно- сти для дальнейшего изучения разнообразия флоры и растительности региона. Например, в проек- те цифровые основы листов геоботанических карт можно совмещать с листами топографических карт. Это дает возможность точно фиксировать места сбора растений и геоботанических описаний, вносить флористические списки и тексты описаний в базы данных. В результате можно на регу- лярной основе (т. е. по каждому листу геоботанической карты) зафиксировать уже имеющиеся и оперативно вносить вновь поступающие материалы по флоре и растительности. Эта информация позволит усовершенствовать исходную картографическую модель, уточнить карты ареалов видов растений и типов комплексов растительности. Создание региональных цифровых баз данных по флористическому и фитоценотическому разнообразию, увязанных с картографическими моделями, рассматривается как перспективное направление формирования научной основы для дальнейшего исследования разнообразия флоры и растительности Севера Дальнего Востока России.

1. Беликович А. В. Растительный покров Корякского нагорья. Владивосток, 2001. 420 с.
2. Геоботаническая карта СССР. М-б 1 : 4000000 / под ред. Е. М. Лавренко, В. Б. Сочавы. Л., 1954. 8 л.
3. Геоботаническое районирование СССР / под ред. Е. М. Лавренко. М. ; Л, 1947. 152 с.
4. Конспект флоры Азиатской России (сосудистые растения ) / под. ред. К. С. Байкова. Новосибирск, 2012. 640 с.
5. Конспект флоры Чукотской тундры / отв. ред. Б. А. Юрцев, Т. М. Королева. СПб., 2010. 628 с.
6. Мочалова О. А., Якубов В. В. Флора Командорских островов. Владивосток, 2004. 120 с.
7. Север Дальнего Востока. М., 1970. 488 с.
8. Нешатаева В. Ю. Растительность полуострова Камчатка. М., 2009. 537 с.
9. Полежаев А. Н. Цифровая карта растительности Севера Дальнего Востока России // Вестник ДВО РАН. 2010. № 4. С. 12–18.
10. Синельникова Н. В. Эколого-флористическая классификация растительных сообществ верховий Колымы. Магадан, 2009. 214 с.
11. Сосудистые растения советского Дальнего Востока / под. ред. С. С. Харкевича. Л., СПб., 1985– 1996. Т. 1–8.
12. Флора и растительность Магаданской области (конспект сосудистых растений и очерк раститель- ности) / отв. ред. А. Н. Беркутенко. Магадан, 2010. 365 с.
13. Флора российского Дальнего Востока. Дополнения и изменения к изданию «Сосудистые растения советского Дальнего Востока». Т. 1–8 (1985–1996) / отв. ред. А. Е. Кожевников, Н. С. Пробатова. Владивосток, 2006. 456 с.
14. Якубов В. В., Чернягина О. А. Каталог флоры Камчатки (сосудистые растения). Петропавловск- Камчатский, 2004. 166 с.

Полежаев А. Н. К изучению разнообразия флоры и растительности севера Дальнего Востока России // "Всеобщее богатство человеческих познаний" : материалы XXX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2013. - С. 233-235.