- Борис Александрович, вас здесь все знали как успешного предпринимателя, человека влиятельного и небедного. Что подтолкнуло оставить бизнес и пойти во власть, на самый низовой ее уровень, один на один с проблемами и бедами земляков?

- Десять лет назад я вышел на пенсию после службы офицером в органах внутренних дел. Времена для Камчатки были тяжелые, на глазах разваливалась главная рыбная отрасль. Крупнейший в нашем районе рыболовецкий колхоз "Путь Ленина" и рыбозавод № 66 в ходе приватизации реорганизовались в фирму "Истен-Стар-Кам" - Восточная звезда Камчатки. Фирму выставили на торги. Мы победили на этих торгах. Выкупали не завод и не колхоз, от них к тому времени уже ничего не осталось, все растащили в ходе акционирования, покупали фактически лимиты. Все пришлось восстанавливать с нуля. За три года сделали хорошее предприятие и стали работать с прибылью. Но наши немалые налоги не шли на благо района и его населения. Поселки заморозили — люди жили в антисанитарных условиях. Было в поселке Усть-Камчатске 15 тысяч человек, а через две холодные зимы осталось пять. Десять тысяч разбежались кто куда. Тот самый цугундер, о котором Президент В. Путин говорил на Конгрессе муниципальных образований. Нас это не устраивало. На деньги предприятия купили бойлерные, а когда подошел срок выборов я принял решение идти на них и наводить порядок. Победил и вот уже навожу три года.

Принял район с 380 миллионами рублей долгов. Сейчас - ни копейки долга. Все коммунальные предприятия области — кроме Усть-Камчатского - формальные банкроты. Налоги не платят, а их не закрывают, чтобы не заморозить полуостров. А у нас все предприятия рентабельные.

- В чем секрет, Борис Александрович?

- Мы отказались от услуг сторонних организаций, всяческих посредников. Отказались от централизованного завоза топлива. Ведь как было? 25 декабря 1999 года, когда я впервые сел за свой рабочий стол в районной администрации, первый зам мне доложил: топлива у нас осталось на два-три дня. Купить нельзя - нам на это не дают денег, потому что централизованный северный завоз осуществляется через область. А там "не рассчитали, не довезли". Звоню в областную администрацию: буду у энергетиков занимать - иного выхода нет. Энергетики сами закупили топливо по 7 рублей 50 копеек, а мне стали отпускать по 8,50, потом по 9,50, по 10. Они задирают цену, а мне деваться некуда: плачу, чтобы поселки не заморозить. Дошло до того, что весной последние 380 тонн пришлось оплачивать по 13,50. Разница составила 27 миллионов рублей. На нашем районе, на его скудном бюджете энергетики "нагрелись" больше чем на миллион долларов. А нам дотаций всего дается сто миллионов рублей. На следующий год я отказался от "медвежьих" услуг. Сейчас закупаем топливо без посредников, платим те же деньги, а топлива имеем больше.

- То есть первым делом вы постарались, чтобы люди прожили зиму в теплых квартирах?

- Первым делом я закрыл все долги по зарплате бюджетникам. А уж потом серьезно занялся ЖКХ. Полностью отказался от системы организации жилищно-коммунальной сферы, сложившейся в районах области. Она досталась нам в наследство от времен социализма, когда деньги из одного государственного кармана безболезненно перекладывали в другой. При рынке эта система не работает. В нее входят разные тресты, например по вывозу мусора, водоканал, тепловики и так далее, расчетно-кассовый центр и администрация. Все они звенья одной цепи, и вместе с тем все сами по себе. В наше время, в отличие от прежних времен, при каждой операции между ними возникает НДС. И получается, что если вода стоит условно 5 рублей, то, когда водоканал ее тепловикам отпустил, возникла необходимость заплатить НДС. Тепловики эту воду греют, закладывают в ее стоимость свои затраты на топливо и зарплату плюс опять НДС. И так далее. В результате услуги населению удорожаются в три-четыре раза. Абсурд. Я собрал все эти разрозненные структуры в одни руки — единое предприятие по обслуживанию жилищного комплекса. Промежуточных затрат не стало. Весь НДС, что обидно, уходил в Москву, в федеральный бюджет. У нас дотационная область. Мне Москва дала дотации, а я должен был увеличить их в три-четыре раза и вернуть.

- Два года назад мэр города Малоярославца Калужской области Геннадий Крючков показал мне созданное точно по такой же схеме единое унитарное предприятие. Независимо друг от друга в разных уголках страны два мэра-хозяйственника пришли к одному и тому же решению — объединить звенья жилищно-коммунальной сферы.

- Иначе не выжить. У нас теперь нет потерь на НДС, единая централизованная бухгалтерия. Не стало лишних людей: было 988 человек в этой сфере, сейчас — 530. Специалисты получают хорошую зарплату и не сезонно, как у рыбников, а круглый год — и сюда уже очередь желающих работать. Нет такого, чтобы по вызову пришел пьяный сантехник. Он держится за место.

Когда бойлерные еще не купили, было у нас семь муниципальных котельных, сданных администрацией в аренду "Камчаткоммунэнерго", и тепловики на отопление двух рядышком стоящих поселков Усть-Камчатска и Погодного тратили 15-17 тысяч тонн топлива в год. Сейчас у меня уходит 5 тысяч тонн, но в домах теплее, жалоб нет.

- Экономить стало возможно после установки автономных бойлерных?

- Еще директором рыбозавода я пришел к мысли, что нужно отказаться от котельных. Во-первых, углем топить не выгодно, во-вторых, когда пурга, ветер и тридцатиградусный мороз, то уголь просто не возьмешь, он смерзшийся. Первые бойлерные купили в Корее. Заплатили большие таможенные пошлины. Следующие нашли уже в Москве. Теперь пошлины пришлось платить только за горелки — финские или итальянские. Обидно, что изобрели бойлерные в России, в 1932 году патент был продан в Германию, теперь они нашли применение по всему миру, а мы до сих пор не можем наладить их нормальный выпуск. Горелки закупаем за границей.

- Откуда у вас такие знания в жилищно-коммунальной сфере?

- Пришли в процессе работы. Я по образованию юрист, но вот что интересно: наблюдая за коллегами, вижу, что дальновидный хозяйственник без гуманитарного образования не получается. То, что называется системный ум, дает именно оно. Не дает утонуть в деталях, помогает приподняться над проблемой и увидеть ее комплексное решение. Я когда покупал завод, бывший губернатор спросил: ты куда? Ты не рыбак, не моряк. Да, я не рыбак. Но мое дело не самому рыбу ловить, а организовать производство. Специалистов я найду. И нашел. Создал условия для нормальной работы: люди пять лет не получали зарплату. А я стал платить деньги сразу, и завод расправил плечи. Предприятие - поселкообразующее, оно несет на себе львиную долю - до 70 процентов — социального бремени. Заработал завод, новые горизонты замаячили и перед поселком. Теперь многое зависело именно от местной власти, ее умения хозяйствовать.

Невзоров Б. Нас выбирают управлять, а не править:[Беседа с главой Усть-Камч. р-на Б. А. Невзоровым о глав. задачах мест. самоуправления, в частности создании достойных условий жизни в район. центре] / Вела Ю. Захватова. // Рос. Федерация сегодня. - 2004. - № 5. - С. 35-37