Начальники АКО

80-летию АКО посвящается

В. А. Ильина

В этом году исполняется 80 лет Акционерному Камчатскому обществу, организации, которая сыграла важную роль в пионерном промышленном освоении Камчатки. В течение 18 лет с 1927 по 1945 г. АКО определяло экономическую, социальную и культурную жизнь огромной территории, включавшей Камчатку, Чукотку, Охотский и Ольский районы, острова, находящиеся в Охотском и Беринговом морях, остров Врангеля в Ледовитом океане. За период двух довоенных пятилеток АКО сумело создать государственную рыбную промышленность в регионе. С деятельностью АКО связаны научное изучение края, прокладка путей сообщения и связи, целенаправленный характер мероприятий по организации торговли и снабжения населения, плановое переселение из центральных районов России, Белоруссии, Украины, переустройство хозяйства и быта малочисленных народов Камчатки и Чукотки и др.

Большая ответственность за осуществление этих грандиозных промышленных программ лежала на руководителях АКО. За весь период деятельности в АКО сменилось четыре основных управляющих. О некоторых из них уже составлены первые очерки, даны комментарии (1). Продолжая работу своих коллег, хочу обратиться не только к первым лицам, но и к их заместителям, которым в период длительных командировок начальников приходилось брать на себя руководство и ответствен-ность за работу всего АКО, принимать самостоятельные решения.

Пока это только факты восстановленных биографий на основе большого количества изученных архивных материалов. Но пусть этот шаг по преодолению забвения ушедших имен позволит в будущем создать портреты в контексте эпохи.

Начальники, заместители, инженерно-технический состав, политотдельцы присылались Москвой, и для них Камчатка становилась очередным местом службы на 3-4 года. А там "то ли грудь в крестах, то ли голова в кустах"!

С новыми планами, энергией, желанием выполнить волю наркома и правительства в феврале 1934 г. собирался на Камчатку Иосиф Александрович Адамович. Заместителем Адамовича был назначен Григорий Демьянович Торопов, который в отличие от своего начальника имел опыт работы в рыбной отрасли. В 1931-1933 гг. он успешно руководит рыбными предприятиями на Северном Каспии. Что нам еще известно об этом человеке? Пока немногое. Родился в 1894 г., вступил в партию в 1920 г. Был женат, к моменту приезда на Камчатку имел двух дочерей.

В феврале 1934 г. в Москве, в кабинете А. И. Микояна И. А. Гольдберг "сдавал АКО" И. А. Адамовичу. В фондах РГАЭ сохранился приемо-сдаточный акт о том, что "…тов. Адамовичем в апреле 1934 г. принято, а товарищем Гольдбергом сдано "АКО" на ходу со всеми капиталами, товаро-материально-имущественными ценностями, договорами и обязательствами, предприятиями и конторами по состоянию согласно баланса на 1 января 1934 года" (2).

По итогам бесед с наркомом было принято решение о возвращении Гольдберга во Владивосток для окончательной передачи дел на месте. Бывший и новый начальник АКО отправляются во Владивосток. Там Адамович и Торопов обнаруживают несоответствие цифр, представленных в документах по деятельности АКО, отсутствие итогового баланса за 1933 г., профинплана на 1934 г., о чем информируют А. И. Микояна, и составляют акт, который Гольдберг отказывается подписать.

С документацией, которая пока несколько настораживала, в самом конце апреля 1934 г. Г. Д. Торопов и И. А. Адамович прибывают в Петропавловск.

Столица Камчатки поражала всех приезжавших с материка. "Мал и убог столичный город Камчатки - Петропавловск. Не похож он на центр страны в несколько сот тысяч квадратных километров" сообщал летчик И. Ландин (3). А для Василия Канторовича Петропавловск - сказочное место "…в изогнутой логовине между рядом мохнатых холмов раскинулся маленький городок, напоминающий курорт на Норвежском побережье…" (4). Таким или иным предстал город перед новыми начальниками АКО, сказать трудно. Но к их приезду в Петропавловске всю зиму были перебои с хлебом и другими продуктами, а районы жили впроголодь. Жильем Торопова и приехавших специалистов смогли обеспечить только к лету.

В течение первых месяцев И. А. Адамович, Г. Д. Торопов и уже подъехавший второй заместитель П. Н. Никитиных напряженно работают с документацией, составляя отчет по работе АКО за 1933 г., план на 1934 г. В этом им помогают специалисты прежнего состава В. А. Недвецкий, Н. Х. Бучель, Н. Н. Смирнов и др. Петр Николаевич Никитиных до Камчатки работал в Московской конторе АКО.

С целью ознакомления с предприятиями АКО начинаются поездки - командировки первых лиц по западному и восточному побережьям Камчатки. В докладных записках, письмах А. И. Микояну Адамович обрисовывает крайне тяжелую ситуацию, сложившуюся в системе АКО, что подтверждается актами проверок, ревизий, проведенными в 1934 г. В наследство Адамовичу достаются много-миллионные долги АКО, частичное освоение государственных средств, невыполненные планы прошлых лет. Однако новый начальник АКО не впадает в пессимизм, а намечает целую программу действий. Выработанный план включал в себя следующее: строительство порта, складов, баночной фабрики, электростанции в Петропавловске, расширение механических мастерских, Ключевского комбината. Для ликвидации постоянной зависимости промыслов, перевозок от судов Морфлота Адамович просит выделить для Камчатки 4 парохода и два гидросамолета. Третьим направлением работы нового руководства АКО стала борьба за кадры. Решение этой насущной для Камчатки проблемы виделось в создании нормальных жилищных условий для приезжающих рабочих и специалистов. На выполнение этой работы по выводу АКО из кризиса Адамович просит у Микояна два года.

Еще в самом начале своей работы Адамовичу удается установить деловые отношения с партийно-хозяйственным активом области. Постепенно знакомясь с АКО и его деятельностью, он еще более успешно использует этот административно-управленческий ресурс. Так, уже в августе 1934 г. появились совместные технические обоснования по строительству дорог Петропавловск - Мильково, Петропавловск - Большерецк, подписанные секретарем Камчатского обкома Орловым, начальником АКО Адамовичем, уполномоченным НКВД Львом. Общая ответственность за экономическое развитие вверенной территории способствовала поиску наиболее оптимальных решений в непростых камчатских условиях, сплачивала людей.

Выполняя решение ЦИК и СНК СССР "Об организации мероприятий в области советского и хозяйственного строительства" от 15.03.1934 г., с 1 июня 1934 г. была проведена реорганизация в системе АКО. Были упразднены Лесное, Сельскохозяйственное, Горное, Дорожно-строительное управления, научно-исследовательский сектор, а уже существующие предприятия были перегруп-пированы и подключены непосредственно главному аппарату АКО. Исключение было сделано только для Рыбного управления. Эти изменения рассматривались как необходимая мера по "…приближению оперативного руководства АКО к предприятиям, внедрению основ единоначалия…" (5). После этой реорганизации приоритетным направлением в деятельности АКО определялась рыбная промышленность. АКО начало трансформироваться в рыбный трест. Но этими же изменениями программировалось начало свертывания других направлений деятельности АКО. Впоследствии в 1937 г. это будет поставлено в вину "банде Адамовича".

Но до этого еще далеко. А пока началась сложнейшая работа по наведению порядка в управлении и на предприятиях АКО. Появились первые приказы о наказаниях управленческого состава за нарушение трудовой дисциплины. От директоров рыбокомбинатов потребовали своевременного выполнения распоряжений главного управления.

Командой Адамовича многое было сделано в АКО в 1935-1936 гг. впервые. Впервые была проведена техническая учеба для директоров всех комбинатов, которая затем будет проводиться постоянно. Впервые отчеты рыбокомбинатов начали сдаваться в срок. С 1935 г. впервые начал проводиться текущий и капитальный ремонт судов. Благодаря созданной базе активного опытного лова впервые суда вышли на круглогодичный лов рыбы.

Делается многое для того, чтобы рыбокомбинаты не знали продовольственных кризисов. Появляется новое управление Акорыбснаб. Существенно пополняется флот АКО. В 1937 г. в АКО впервые был выполнен план по добыче и выработке рыбопродукции.

Одним из способов разрешения камчатских проблем, продвижения тех или иных вопросов, затрагивающих интересы АКО, были командировки начальника и его замов в Москву, Хабаровск. Поездки были длительными, по 2-3 месяца. Чаще всего с ноября по февраль-март. Эти сроки определялись не только затишьем в работе рыбной промышленности Камчатки, но, пожалуй, тем, что во второй половине декабря текущего года правительством принимались финансовые планы по Наркоматам на будущий год. Поэтому личное присутствие начальника АКО при рассмотрении и утверждении финплана, своевременное представление необходимых документов, прием у А. И. Микояна, существенно влияли на сумму выделяемых Камчатке средств. За командировку решались кадровые вопросы. Определялись кандидатуры новых директоров рыбокомбинатов, проверялась работа Московской конторы АКО, выполнялись поручения сослуживцев. И. А. Адамович был в очередной командировке в Москве с декабря 1936 по март 1937 г. Находясь в столице, он продолжал работать с А. И. Микояном, согласовывая вопросы по закупкам судов в Японии и организации ремонта. Микоян поддержал камчатских товарищей с круглогодичным ловом рыбы. В июне 1937 г. решено было отметить 10-летие АКО. Для этой цели на Камчатку была направлена бригада фотокорреспондентов. Весь седьмой номер журнала "СССР на стройке" должен был быть посвящен строящейся социалистической Камчатке.

По случаю вручения правительственных наград в конце февраля в Москве собралась большая группа дальневосточников - управляющих крупнейшими предприятиями. После получения наград был устроен банкет в гостинице "Метрополь". Собравшихся поздравляли Микоян, Блюхер.

Но одновременно с этим Адамович становится свидетелем событий иного рода. 23 января 1937 г. открылся судебный процесс по "Московскому параллельному антисоветскому троцкистскому центру". На скамье подсудимых оказались Пятаков, Сокольников, Серебряков, Радек, а также ответственные работники транспорта, угольной промышленности. Февральский пленум ЦК ВКП(б) (25 февраля - 5 марта 1937 г.) подтвердил курс на разоблачение врагов народа, шпионов и вредителей, проникших "во все или почти во все наши организации как хозяйственные, так административные и партийные" (6). На Пленуме была принята резолюция об исключении из партии Бухарина и Рыкова, и о направлении их дел НКВД.

Невеселым было возвращение Иосифа Александровича с супругой на Камчатку.

А на местах доклад Сталина был воспринят как сигнал к действию. Поэтому не случайно, что именно в 1937 г. органами НКВД в рыбной промышленности Дальнего Востока была обнаружена "контрреволюционная эсеровская японо-террористическая организация, имевшая связь с ЦК партии социал-революционеров в Москве" (7). Считалось, что контрреволюционная организация состояла из групп, действовавших в основных управлениях и трестах дальневосточной рыбной промыш-ленности: Акционерном Камчатском обществе, Северо-Приморском госрыбтресте, управлении Главвостокрыбпрома, Дальгосрыбтресте и в др.

По мнению следствия, "деятельность" организации была направлена на замедление темпов освоения рыбных богатств Дальнего Востока, неправильное размещение капиталовложений и срыв капитального и жилищного строительства, вредительство при строительстве крупных предприятий отрасли, массовый завоз в край антисоветского и контрреволюционного элемента, организацию диверсионных групп для совершения террористических актов, передачу японской разведке материалов об обороне и хозяйственном строительстве в крае (8).

Волна арестов распространилась по всем рыбопромысловым районам Дальнего Востока.

В середине марта - начале апреле 1937 г. органы НКВД вскрыли "вредительство" в АКО. "Враги" были найдены в Акоснабторге, Петропавловском совхозе, на Крутогоровском рыбокомбинате. Были арестованы руководители этих предприятий Н. Н. Смирнов, М. М. Хонин, Б. Г. Разгонов. Так, с этих трех предприятий началась лавина репрессий 1937 г. в АКО.

Дополнительным катализатором в деле разоблачения врагов народа в рыбной промышленности Камчатки и в системе АКО стала 2-я городская партийная конференция, проходившая с 18 по 30 апреля 1937 г. Выступавший от имени крайкома ВКП(б) Никитин сообщил: "…крайком, имея материалы о том, что рыбная промышленность Камчатки засорена японо-немецкими, фашистскими и вредительскими элементами, командировал своих представителей помочь организации выявить все эти факты" (9).

На конференции впервые прозвучали открытые массовые обвинения в адрес всего началь-ствующего состава АКО. Предлагалось исключить Адамовича из партии за вредительство и связь с врагами народа. Не выдержав травли, 22 апреля вечером И. А. Адамович застрелился. А. Смышляев в своем документальном очерке "Смерть в день рождения Ленина" подробно рассказал о том, как цинично хоронили одного из виднейших начальников АКО (10).

Период с апреля 1937 по апрель 1939 г. был очень тяжелым временем для всей системы АКО. Его можно охарактеризовать как период затяжного кадрового кризиса. Были репрессированы начальники всех основных управлений АКО, в 1937 г. из 18 директоров рыбокомбинатов были арестованы 8 человек. За крупными фигурами шли директора рыбобаз, управленческий персонал предприятий. А в широком основании этой пирамиды были простые рабочие, грузчики, ловцы, мастера - кунгасники, бондари, сторожа. Засоренными вредителями оказались не только Центральный аппарат и рыбокомбинаты. К осени 1937 г. следователи обнаружили "врагов" на предприятиях АКО в Ключах и Козыревске.

По моим предварительным подсчетам, в 1937 г. в системе АКО было репрессировано около 200 человек, из них к высшей мере наказания были приговорены 99 человек (11).

Кто возглавлял АКО в этот период? В мае-июне 1937 г. ВРИД начальника АКО становится Г. Д. Торопов. В моменты его отъездов, в связи с начавшейся путиной его заменяет П. Н. Никитиных. Работать очень сложно. На партийных активах, собраниях Торопов подвергается критике за недостатки в работе по разоблачению вредительства в АКО, за непризнание Адамовича врагом народа. На втором пленуме Камчатского обкома ВКП(б), проходившем 17-18 июня 1937 г., Торопов еще присутствует в составе приглашенных, он делает доклад о ходе путины, но на него обрушивается масса обвинений: "…в АКО и центральном управлении нет соответствующего желания и понимания выполнять решения Облпартконференции и Торопов до сего времени не разоблачает себя и Адамовича, значит, солидаризируетесь с Адамовичем и его делами, почему вы на всех конференциях молчите, значит, нам надо вас разоблачать…" (12).

Это была уже не критика, а настоящая травля. Утешало, возможно, одно, супругу и двух дочерей успел отправить на материк.

Прибывшая в конце мая на Камчатку после самоубийства Адамовича "…для дальнейшего разоблачения вредительства" бригада под руководством самого начальника политуправления Наркомпищепрома СССР Ф. Д. Корнюшина в июне отстраняет Торопова от руководства АКО. Вскоре два заместителя Адамовича были арестованы.

С июня по октябрь 1937 г. ВРИД начальника АКО становится сам Корнюшин. Начинается очищение АКО от старого состава - "врагов-вредителей". Катастрофически не хватает кадров. Быстро найти замену десяткам арестованных не удается. На Камчатке каждый специалист был на счету. Управленцам приходилось работать, совмещая по три-четыре должности, при этом опасаясь ареста. Но выявление вредительства только началось, и Ф. Д. Корнюшин стремится в этом преуспеть. Сообщая Микояну в начале июля о ситуации в АКО, не забывает себя "…положение верхушкой АКО исключительно острое, работаю фактически один" (13).

В начале октября 1937 г. на собрании партийного актива г. Петропавловска собравшиеся коммунисты под руководством Корнюшина и Савина негодуют, что разоблачение врагов идет в области медленно, и партийные организации после апрельской конференции приостановили эту работу. Итогом этого застоя стало то, что "…Торопов, Никитиных и другие ушли с партбилетами в тюрьму" (14).

В октябре 1937 г. бригада Корнюшина возвращается в Москву. АКО передается Прокофию Николаевичу Притыко. О нем известно также немного. Родился в 1902 г. в городе Ейске Краснодарского края. Еще подростком он из-за мачехи ушел из семьи. В годы гражданской войны находился в Красной Армии. Здесь и был принят в 1920 г. в партию. После войны получил высшее политическое образование в Коммунистическом университете им. Я. М. Свердлова. До Камчатки работал в Политуправлении Наркомпищепрома СССР. Был награжден орденом "Знак Почета" ЦИК СССР. В июне 1937 г. после ареста А. Р. Орлинского он получил назначение на должность начальника политсектора АКО. Срочно выезжает на Камчатку. За ним отправляется семья - жена и двое детей. Представители Владивостокской конторы АКО встречают ее и помогают добраться до Петропавловска. По просьбе мужа она везет из Москвы радиоприемник с запасом батарей.

С октября 1937 г. П. Н. Притыко совмещает должности временно исполняющего должность (ВРИД) начальника АКО и начальника политсектора АКО. С марта по 6 декабря 1938 г. руководит АКО. Его супруга Анна Куцемилова, приехав в Петропавловск, стала возглавлять отдел партпропаганды и агитации обкома ВКП(б).

Прокофию Николаевичу достается обезглавленное огромное предприятие, усиливающиеся чемоданные настроения и страх среди оставшихся специалистов, "…люди буквально боялись один другого, за малую ошибку, оговорку сейчас же его обвиняли в связи с врагами, квалифицировали врагом" (15). Да и между АКО, обкомом и горкомом уже был не конфликт, а самая настоящая война.

Несмотря на то, что план 1937 г. по вылову рыбы был выполнен на 120 %, ситуация на рыбокомбинатах была очень тяжелой. Так, опальный Крутогоровский комбинатат план выполнял в труд-нейших условиях, "…имели всего 300 пар сапог на 1 430 человек рабочих, не считая домохозяек, которые нам помогали. Был буквально голод на почве недоедания, были вспышки тифа, правда об этом было нельзя писать или передавать по радио, была повальная цинга, вот в каких условиях приходилось работать. Если в 1934 г. зимовало 300 человек, то после сезона 1937 г. не вывезли 2 300 человек" (16).

К тому же новому начальнику АКО явно не хватало опыта хозяйственного руководства. Осложняли ситуацию продолжающиеся аресты. Поэтому назначение его заместителем Александра Степановича Власкина было не только помощью, но и самым настоящим спасением.

Начальник политсектора АКО Орлинский, подписывая характеристику Власкина в 1936 г., дописал: "Крепкий и выдержанный руководитель, сочетает в себе знание производства и политработы" (17). Заметил это и Корнюшин: "…Власкин политработник крепкий хозяйственным уклоном" (так в документе. - В. И.), порекомендовав его в заместители начальника АКО. Столь разные люди оказались едины во мнении. Да, действительно, в отличие от многих политотдельцев, приехавших на Камчатку летом 1934 г., Александр Степанович знал не понаслышке, что такое рыбное производство. Родился в 1904 г. в Астрахани. С 12 лет пошел учиться и трудиться в бригаду бондарей. Десять лет работал на промыслах в Астрахани, Дербенте, Махачкале. В 1926 г. комсомолец Власкин поехал учиться в Москву. Окончив Рабфак, в 1930 г. поступил в Московский рыбвтуз. Получив высшее образование, А. С. Власкин с 1932 по 1934 г. работал в Мосрыбтресте заведующим Озерно-речным сектором. Летом 1934 г. приехал на Камчатку и отправился на западное побережье начальником политотдела Кихчинского рыбокомбината. На совещании директоров рыбокомбинатов Камчатки в январе 1936 г. выступал основным докладчиком. В июле 1937 г. был избран секретарем Большерецкого райкома партии. Предшествующая деятельность, накопленный трехлетний опыт работы на Камчатке, образование, успешное продвижение по служебной лестнице, личностные качества, а также желание работать и оправдать оказанное партией доверие, вероятно, и определили изменения в карьере и судьбе вчерашнего политотдельца Власкина.

Вторым заместителем П. Н. Притыко стал Грахов. Летом 1938 г. на Камчатку прибыло несколько десятков специалистов, подобранных Москвой для поредевшего аппарата АКО. Среди них К. Н. Кула-женко, Е. А. Александрова, В. Р. Дедков, и др. Приехавший с этой группой Грахов получает назначение в сельскохозяйственный сектор АКО. Камчатка и разделяла и соединяла людей. Власкин, знакомясь с новыми специалистами, обнаруживает своего однокурсника по Московскому рыбвтузу. Не утверждаю, но предположу, что, возможно, это было одной из причин должностного повышения. В 1935-1936 гг. Грахов был парторгом на комбинате им. Микояна в Астрахани, по собственному заявлению ушел с этой работы с партвзысканием "о неразоблачении директора и других врагов народа, действовавших на комбинате" (18). Но несмотря на это, а учитывая, вероятно, деловые качества, уровень образования, кандидатуру Грахова утверждает нарком Микоян. Это пока все, что мне удалось узнать об этом человеке.

Остроту кадрового кризиса в АКО отчасти удалось преодолеть к началу лета 1938 г. Это давало надежду на успешное проведение путины, выполнение государственного плана. Вошедший в состав еще пока парового Акофлота дизельный танкер "Максим Горький" стал обеспечивать более своевременную доставку горючего на рыбокомбинаты побережий. Начиналась третья пятилетка. АКО должно было выйти на круглогодичный вылов рыбы, окончательно избавиться от завоза сезонной рабочей силы, построить жилье, успешнее решать транспортные проблемы, освоить значительные государственные средства, выделенные Камчатке в 1938 г. Да, работы было немало.

Но выполнить план не удалось. Сдерживающими обстоятельствами были восьмидневный ход рыбы, шторма, неготовность ряда береговых предприятий к работе. Но одной из главных причин, я считаю, были продолжающиеся аресты. В 1938 г. в системе АКО было выявлено еще около 190 "врагов народа". Однако для бюро обкома ВКП(б), собравшегося 21 ноября 1938 г. все было ясно, план провален "…не потому что было много объективных и субъективных причин, а потому что сидело много еще врагов, которые творили гнусные дела…" (так в документе. - В. И.) (19).

А. С. Власкин был арестован на следующий день. П. Н. Притыко арестовали 6 декабря 1938 г. (Постановлением от 28.07.1941 г. по ст. 204-б дело в отношении Власкина А. С., Притыко П. Н. было прекращено. Из-под стражи были освобождены). В тот же день было срочно созвано бюро Камчатского обкома ВКП(б), где был поставлен вопрос о жене арестованного управляющего АКО. "В связи с арестом Притыко, как врага народа, являющегося мужем Куцемиловой Анны Капитоновны, бюро считает невозможным оставление ее на работе в аппарате Областного комитета ВКП(б)… Бюро Обкома ВКП(б) - постановляет: Куцемилову А. К. снять с работы зав. Отделом партпропаганды и агитации Камчатского обкома ВКП(б)… Вопрос о партийности передать на рассмотрение первичной парторганизации" (20). Анна Капитоновна была исключена из партии. Но, не смирилась с этим и подала апелляцию. Заседавшие 22.12.38 г. члены бюро обкома ВКП(б), проявляя поистине иезуитскую изобретательность, отказывают ей. Женщину обвиняют в том, что она жила тринадцать лет с врагом народа, не видела его вражеской работы и не разоблачила. Ее осуждают за то, что на второй или третий день после ареста мужа, не выдержав плача детей, она звонила прокурору и справлялась о больном супруге.

В декабре 1938 г. ВРИД начальника АКО становится Грахов. И без того непростую ситуацию осложняют амбиции начальника политсектора АКО Никиты Ивановича Гребенюка, который прибыл на Камчатку в конце мая 1938 г. Новый начальник политсектора инициирует повторную чистку рядов АКО, считает Грахова замаскировавшимся врагом, прилагает все силы для его разоблачения. Из его сообщений в НКВД мне и удалось узнать некоторые факты из биографии Грахова. И о том, что на партийном собрании в ноябре 1938 г., когда "…разоблачались Власкин и Притыко, Грахов не только допустил пассивность в этом разоблачении, а наоборот… защищал их" и когда обсуждался вопрос об исключении Власкина из партии "голосовал против" (21).

В начале февраля 1939 г. Н. И. Гребенюк, заручившись поддержкой обкома, назначает себя… начальником АКО (22)! В АКО устанавливается двоевластие. С одной стороны, ВРИД начальника АКО, утвержденный Микояном - Грахов, с другой стороны, - самоназначенец Гребенюк. В конце концов выдвиженца Гребенюка отзывают в Москву. А АКО под руководством Грахова готовится к новой путине.

В феврале 1939 г. в кабинете наркома Микояна принимал АКО новый управляющий - Семен Павлович Емельянов. На Камчатку ехал хозяйственник, только что получивший орден Трудового Красного Знамени, дальневосточник. Ровесник бывших начальников АКО, в биографии которого было очень много общего с его предшественниками. Более того, я считаю, что с некоторыми из них он был знаком.

Семен Павлович родился в 1901 г. в Тульской области, в деревне Сергеевка. Многодетные Емельяновы были бедняками, своего хозяйства не было. Поэтому с малых лет Семен знал труд на чужом поле и нищенство. На момент революции батрачил у кулаков. Изменения в жизни С. Емельянова начались с прибытия в 1918 г. в Сергеевку первых продотрядов. За активность и классовую созна-тельность его зачислили в продотряд штатным работником, где он и оставался до марта 1920 г. В ноябре 1919 г. он вступил в партию. В марте 1920 г. был мобилизован в Красную Армию и направлен на Западный фронт рядовым в составе 2-го заградительного отряда 16-й армии. С сентября 1920 г. был командирован учиться в Красноармейский университет при той же армии в город Могилев-на-Дону. Но учиться почти не пришлось, т. к. курсанты университета постоянно привлекались к операциям по ликвидации бандформирований, участвовали в организации крестьянских комитетов взаимопомощи.

События, произошедшие в далеком Кронштадте в 1921 г., повлияли на судьбу красноармейца С. Емельянова. Участники Кронштадтского восстания и жители Кронштадта подверглись различным репрессиям: расстрелам, тюремному заключению, переводу в другие районы страны для прохождения службы, высылке. Потребовалось срочно укрепить Балтийский флот.

На пополнение Балтийского флота в январе 1922 г. были откомандированы многие курсанты Красноармейского университета, среди которых оказался С. Емельянов. Он становится слушателем военно-морского подготовительного училища им. Фрунзе. В мае 1924 г. был назначен политруком роты. Но в ноябре 1924 г. по болезни был демобилизован, не завершив образования.

Начало гражданской службы С. Емельянова было связано с работой в торговом порту Ленинграда в должности агента-экспедитора. С 1926 по 1929 г. в течение трех лет работал неосвобожденным секретарем коллектива ВКП(б) Ленинградских портовых холодильников. К этому времени в Ленинграде собралась вся большая семья Емельяновых - мать, четыре сестры и брат. Не было только старшей сестры Ольги. Она еще в 1917 г. вместе со своими хозяевами уехала в Англию, через три года вышла замуж за англичанина - моряка, там и проживала. С 1929 г. связь с ней семейством Емельяновых была утрачена.

Новое назначение пришло через пять лет. В 1929 г. С. М. Емельянов уезжает из Ленинграда в Астрахань руководить холодильником № 1 Второго консервного комбината им. А. Микояна. Без резких рывков он движется далее по служебной лестнице, и в марте 1932 г. становится заместителем директора консервного комбината им. Микояна в Астрахани. Работа шла достаточно успешно. Вот здесь могли пересечься пути Г. Д. Торопова и С. П. Емельянова. Далее они одновременно получили новое назначение на Дальний Восток. Торопов уезжает на Камчатку, а Емельянов во Владивосток, руководить комбинатом "Востокрыбхолод". Со своей женой и маленьким двухлетним сыном он обустраивается на новом месте. За успешное выполнение плана первого полугодия 1935 г. был награжден именными часами от А. Микояна. Через полтора года, в ноябре 1935-го, уже к этому времени известный управляющий С. П. Емельянов направляется на учебу во Всесоюзную Академию пищевой промышленности им. И. В. Сталина. Но и на этот раз ему не удалось завершить свое образование, он уходит с третьего курса рыбного отделения. В ноябре 1937 г. ему пришлось срочно возвращаться во Владивосток и принимать свой комбинат "Востокрыбхолод". К этому времени уже были арестованы его предшественник А. Л. Лузин, и большое количество управляющих дальне-восточной рыбной промышленностью. Возможно, чистый послужной список С. П. Емельянова, двухлетнее отсутствие во Владивостоке уберегли его от обвинений во вредительстве и репрессий 1937-1938 гг. С осени 1937 по февраль 1939 г. он работает в прежней должности управляющего холодильным комбинатом (23).

В апреле 1939 г. в Петропавловске встречали нового и последнего управляющего АКО…

  1. Смышляев А. А. Камчатка: от Адамовича до Бирюкова / А. А. Смышляев. Петропавловск-Камчатский : СЭТО-СТ, 1996; Пустовит В. П. Чистка членов; Пустовит В. П. Пройти сквозь стену (Гибель начальника АКО И. А. Адамовича по материалам НКВД) // Вопросы истории рыбной промышленности Камчатки : сб. трудов. Петропавловск-Камчатский : Изд-во Камчат ГТУ, 2003. Вып. 6.
  2. РГАЭФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 7. Л. 2.
  3. Ландин И. Самолет над Камчаткой // Наши достижения, 1931. № 3. С. 64.
  4. Канторович В. Советская Камчатка // Наши достижения, 1930. № 1. С. 15.
  5. ГАКО. Ф. 106. Оп. 1. Д. 365. Л. 66.
  6. Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года // Вопр. ист. 1995. № 3. С. 3.
  7. Мандрик А. Т. История рыбной промышленности российского Дальнего Востока (1927-1940 гг.) / А. Т. Мандрик. Владивосток, 2000. С. 111.
  8. Там же. С. 112.
  9. ЦДНИКО. Ф. 13. Оп. 6а. Д. 55. Л. 95.
  10. Смышляев А. А. Указ. соч.
  11. Количество репрессированных в 1937, 1938 гг. в АКО подсчитано по "Списку жертв политических репрессий на Камчатке в 1923 - 1964 гг.", хранящемуся в ГАКО.
  12. ЦДНИКО. Ф. 2. Оп. 2. Д. 158. Л. 201.
  13. ЦДНИКО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 149. Л. 34.
  14. Там же. Ф. 13. Оп. 6а. Д. 60. Л. 43.
  15. Там же. Ф. 2. Оп. 2. Д. 217. Л. 9.
  16. Там же. Л. 10-11.
  17. Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 30. Л. 52.
  18. Там же. Д. 362. Л. 4.
  19. Там же. Ф. 2. Оп. 2. Д. 227. Л. 112.
  20. Там же. Л. 201-202.
  21. Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 362. Л. 4.
  22. Там же. Ф. 2. Оп. 2. Д. 227. Л. 201.
  23. ГАКО. Ф. 88. Оп. 2. Д. 186.

Ильина В. А. Начальники АКО (80-летию АКО посвящается) // "Камчатка разными народами обитаема.": Материалы ХХIV Крашенинник. чтений: / Упр. Культуры Администрации Камч. обл., Камч. обл. науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский: Камч. обл. науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова, 2007. - С. 77 - 84.