Как казаки в Сибири ясак собирали

Александр Алексеев, историк

Лет 40 назад известный бард Юлий Ким написал песенку, где были такие слова: Капитан Беринг Открыл наш дикий берег. Что за чудо-капитан! И в этот берег дикий Стучит волною Тихий, Ужасно тихий океан... Ну и так далее. Вообще-то говорить про землю, где тысячи лет до того жили люди, что её «открыли», не совсем верно. Надо бы добавить, кто, что и для кого «открыл». Так вот, тот «дикий берег», а точнее — северо-восточную часть Азии, открыл вовсе не Беринг.

Посмотрите на глобус. Видите Тихий океан? В северной его части на одном берегу — Россия, на другом — Канада и Соединённые Штаты Америки.

В США сейчас живут 305 миллионов человек, в Сибири - около 24 миллионов, в Канаде - почти 22 миллиона. А четыреста лет назад на этих гигантских просторах обитали около трёх миллионов человек (несколько больше, чем ныне живёт в Новосибирске, но значительно меньше, чем в Петербурге). На американской стороне жили ирокезы,

С XVII века на восточный (атлантический) берег Северной Америки прибывает всё больше переселенцев из Европы (см. «Наука и жизнь» №4, 2009 г ., с. 86). Постепенно, шаг за шагом они продвигаются на запад, в сторону тихоокеанского побережья. А из России люди устремляются на восток — через Сибирь к тому же Тихому океану. Рано или поздно им суждено было встретиться.

Из Сибири в Россию везли «рыбий зуб», то есть моржовые клыки, бивни мамонтов, называемые «заморной костью» , и другие редкости, но главное — «мягкую рухлядь», то есть меха. Для царской казны в XVII веке сибирские меха значили то же, что для нынешней России сибирские нефть и газ. Еже годно из Сибири в казну поступали де сятки тысяч чернобурых лисиц, сотни тысяч соболей и белок на сумму около 600 тысяч рублей — более четверти всего государственного дохода.

Если европейские купцы в Северной Америке скупали звериные шкуры за топоры, бусы, ружья и виски, то в Сибири царские служилые люди меха брали как дань: это называлось брать ясак. За ясаком в Сибирь шли главным образом казаки.

Именитые люди Строгановы, получив от царя права на всё хозяйство за Уралом, позвали в Сибирь для борьбы с ханом Кучумом большую казачью дружину. В войнах с Кучумом погибли атаманы Ермак Тимофеев, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан. Оставшиеся в живых казаки закрепились в Обском городке в устье Иртыша. В дальнейшем сибирских казаков стали именовать по городам, в которых они служили, - тюменские, томские, сургутские, якутские.

Ради добычи казаки готовы были терпеть тяготы и опасности военной жизни, частый голод, лютые морозы зимой и страшного гнуса летом. За какие-то двадцать лет они прошли всю Сибирь, строя по пути городки и остроги — небольшие укреплённые поселения.

В 1639 году, при царе Михаиле Фёдоровиче, казака Ивана Юрьева Москвитина (Юрьев — отчество, а не фамилия; с окончанием «вич» в те времена и ещё долго после писали отчество только у знатных людей) с отрядом послали из Томска «на море-окиян». В августе 1639 года отряд вышел к морю, которое назвали Охотским по реке Охоте (от якутского акат — река). Оказалось, что места здесь «собольные, зверя всякого много, и рыбные, а рыба большая, в Сибири такой нет — только невод запустить и с рыбою никак не выволочь».

В начале 1640-х годов Михаил Васильев Стадухин и Семён Иванов Деникин собирая ясак с якутов на реке Индигирке, вышли к Ледовитому океану и в 1643 году морем достигли реки Колымы. А в 1648 году, уже при новом царе Алексее Михайловиче, Дежнёв с холмогорцем Федотом Алексеевым Поповым на семи кочах отправились из устья Колымы по Ледовитому океану на восток. (Коча, коч, кочмара — приспособленное к плаванию во льдах парусно-гребное судно поменьше ладьи, с палубой, с одной или двумя мачтами.) В начале сентября они вошли в пролив между Азией и Америкой (потом его назовут Беринговым в честь капитана-командора Витуса Беринга, который прошёл им спустя 80 лет, в 1728 году). Позже Дежнёв писал якутскому воеводе Ивану Акинфову, что берега «матёрой земли» (материка) нигде не соединяются с «Новой Землёй» (Аляской).

В проливе (а может быть, и на подходе к нему) суда растеряли друг друга, и коча Дежнёва осталась в одиночестве. «Носило меня, — пишет Дежнёв, после Покрова Богородицы всюду неволею и выбросило на берег за Анадырреку, а было нас на коче всех двадцать пять человек, а пошли мы все в гору, сами пути себе не знаем, холодны и голодны, наги и босы, и шёл я, бедный Семейка, с товарищи до Анадыра-реки ровно десять недель».

Кое-как перезимовав, весной 1649 года дежнёвцы построили новые лодки и на них поднялись по реке Анадырь до поселений, расположенных в среднем течении. Собрав ясак, Дежнёв устроил зимовье, названное потом Анадырским острогом. Здесь он и его люди провели следующую зиму. Весной 1650 года сюда же сушей подошёл отряд Семёна Моторы, которого послал колымский начальник, боярский сын Власьев. («Боярский сын» не означает, что отец Власьева был боярин: так назывались боярские слуги, которых позже стали писать дворянами.)

Неподалёку промышлял Стадухин, который вернулся в Якутск с большой «соболиной казной». За двенадцать лет он прошёл свыше 13 тысяч километров - больше, чем любой другой землепроходец XVII века. На сделанных им чертежах есть острова в Ледовитом океане и в Беринговом проливе. За службу Стадухин был «повёрстан» в атаманы. В 1666 году якутские власти послали его в новый поход, но в пути он погиб в схватке с туземцами.

Дежнёва назначили начальником Анадырского острога. Он дважды возил в Москву собранные меха и моржовые клыки, получил там жалованье, которое казна ему задолжала за девятнадцать лет службы, и чин казачьего атамана. Умер Дежнёв в Москве в начале 1673 года. В его честь своё название получил мыс Дежнёва — самая восточная точка Азии на берегу Берингова пролива.

Прошло много лет. Открытия Дежнёва и Стадухина были прочно забыты. Умер царь Алексей Михайлович, умер и царствовавший вслед за ним старший сын его Фёдор Алексеевич. На московском престоле сидел теперь младший брат Фёдора - Пётр I. Новый царь стремился как можно быстрее превратить отсталую Россию в сильную державу: создать боеспособную армию и флот, завести европейское образование, распространить новые технологии, торговые и промышленные навыки...

Среди прочего Пётр настойчиво пытался выяснить, какие земли лежат к востоку от Сибири, как туда добраться и как с наибольшей выгодой их использовать. В выполнение царских планов были вовлечены самые разные люди. Один из них — казак Семён Ульянов Ремезов (родился в 1642-м, умер после 1720-го), служивший в Ишимском остроге. От отца он научился основам чертёжного дела (точнее, картографии). Будущему выдающемуся географу и историку Сибири Ремезову дали звание сына боярского и перевели в Тобольск, где в 1696 году поручили составить чертёж всей Сибирской земли. Его рукописная «Чертёжная книга Сибири» стала первым русским географическим атласом. На карте, составленной Ремезовым около 1700 года, впервые показаны Чукотский полуостров, Камчатка и Западная Аляска.