А. А. Михайлов

КОНТР-АДМИРАЛ А. П. АРБУЗОВ – УЧАСТНИК ОБОРОНЫ ПЕТРОПАВЛОВСКОГО ПОРТА 1854 г.

Оборона Петропавловска-Камчатского от англо-французской эскадры в 1854 г. по праву мо- жет считаться одним из наиболее ярких эпизодов военной истории России XIX в. Среди лиц, руко- водивших защитниками дальневосточного форпоста Империи, заметное место принадлежит контр- адмиралу Александру Павловичу Арбузову (1809–1878), человеку явно неординарному, в личности которого сочетались многие противоречивые черты. При этом А. П. Арбузов не только сыграл вид- ную роль в борьбе с неприятелем, но и написал об этом событии интереснейшие, богатые фактиче- ским материалом мемуары (1). Личность А. П. Арбузова неоднократно привлекала внимание исследователей (2). Тем не менее, далеко не все этапы его биографии исследованы достаточно подробно и до сих пор требу- ют уточнения. В значительной мере это объясняется тем, что материалы о жизни и деятельности А. П. Арбузова рассредоточены по различным (центральным и областным) архивам. Разумеется, документы о службе А. П. Арбузова имеются в Российском государственном архиве Военно-морского флота (РГА ВМФ). Это, прежде всего, послужной список в фонде 406 (Кол- лекция послужных и формулярных списков чинов Морского ведомства) (3), а также документы об обороне Петропавловска, архивные фонды отдельных кораблей и флотских частей. Очень интересны и при этом недостаточно исследованы документы, связанные с А. П. Ар- бузовым, которые хранятся в Государственном архиве Тверской области (ГАТО. Фонд Р-570. Оп. 2). Среди них такие ценные источники, как рукопись мемуаров А. П. Арбузова, его переписка с различ- ными лицами (в том числе письмо к А. П. Арбузову художника И. К. Айвазовского) (4) . О семейных связях Александра Павловича позволяют составить представление документы Департамента Герольдии Сената в Российском государственном архиве (Ф. 1343. Оп. 16) и Псков- ского губернского дворянского собрания в Государственном архиве Псковской области (Ф. 110. Оп. 1). Сведения о потомках Александра Павловича (в том числе, наших современниках) были со- браны краеведом из Петропавловска-Камчатского Натальей Сергеевной Киселевой и опубликованы в сборнике «На волне памяти» (2009) (5). Семейные связи традиционно играли в русском дворянском быту весьма значительную роль. Поэтому представляется небезынтересным предпослать рассказу о биографии А. П. Арбузова краткий генеалогический очерк. Род Арбузовых принадлежал к числу довольно старинных и очень разветвленных российских дворянских фамилий. Как видно из документов Департамента Героль- дии и Псковского дворянского собрания, его представители еще в конце XVI и в XVII вв. владели поместьями в Холмском, Торопецком, Великолукском уездах Псковской земли. Одному из них, Ива- ну Арбузову, по данным 1624–1631 гг., принадлежали земли в Данковской волости Торопецкого уезда: сельцо Асколкино (Внуково), деревни Остахновская, Фёдорово, Ягодницы и др. (6). Не позже 1663 г. земли эти были не «полюбовно» разделены между сыновьями Ивана Ар- бузова, Никитою и Василием (7). Первый из них (Никита Иванович) является предком Александра Павловича в пятом колене. Дед героя очерка, Петр Кондратьевич Арбузов, как видно из дела, сохранившегося в фонде Псковского дворянского собрания, с 1737 по 1764 г. (или 1762 г.) служил в ландмилиции на Украине и вышел в отставку в чине капитана по болезни. В документе сказано, что он страдал от шума в го- лове, глухоты и «цинготной болезни» (8). После отставки П. К. Арбузов обосновался в Холмском уезде, где имел поместье. У него было три сына – Алексей, Николай и Павел (9), из которых двое последних стали военными моря- ками. Младший сын, Павел Петрович Арбузов, в мае 1785 г. поступил в Морской корпус, в 1789 г. был произведен в гардемарины, в 1792 г. – в мичманы (10). Он служил на Балтийском флоте, участ- вовал в Русско-шведской войне 1788–1790 гг. В 1803–1805 гг. в качестве старшего офицера шлюпа «Нева» П. П. Арбузов принял участие в кругосветной экспедиции (его непосредственным начальни- ком в этом плавании был Ю. Ф. Лисянский), а в декабре 1807 г. – вышел в отставку в чине капитана 2-го ранга. П. П. Арбузов состоял в браке с дочерью холмского помещика Анной Алексеевной Калити- ной (11), принадлежавшей к старинному и очень разветвленному дворянскому роду (12). В 1810 г. у него родился первый сын Александр. Семья, однако, была многодетной: за Александром после- довали сыновья Алексей, Михаил, Петр и Никанор, кроме того, супруги имели дочерей: Марию, Александру, Екатерину. Все сыновья Павла Петровича Арбузова служили на флоте, дочери выходили замуж за мест- ных помещиков. Мария Павловна, например, стал женой Петра Васильевича Калитина. У супругов было шестеро сыновей и две дочери, один из сыновей, Павел Петрович Калитин (1846–1877), стал видным участником Русско-турецкой войны 1877–1878 гг., другой Петр Петрович (1853–1927) отли- чился в походах русской армии в Среднюю Азию, достиг чина генерал-лейтенанта. Александра Пав- ловна Арбузова вышла замуж за капитана Корпуса топографов Николая Емельяновича Куропаткина, их сын – видный государственный деятель, военный министр (в 1898–1904 гг.) Алексей Николаевич Куропаткин (1848–1925) (13). Завершая небольшой очерк родственных связей А. П. Арбузова, необходимо отметить, что потомки офицера ландмилиции Петра Кондратьевича Арбузова составляли лишь малую часть этого обширного рода. О своих родственных связях, даже очень отдаленных, Арбузовы хорошо знали. Так, в 1839 г. холмский помещик Василий Алексевич Арбузов, начав хлопоты о внесении в дворянскую родословную книгу сына Владимира, в качестве обоснования назвал решение о записи в нее Павла Петровича Арбузова, который «состоит ему (просителю – А. М.) в четвертом колене брат» (14). Судьба Александра Павловича определилась довольно рано. В июне 1823 г., 13 лет от роду, он был зачислен кадетом в Морской кадетский корпус, в мае 1825 г. – произведен в гардемарины (15). В апреле 1828 г., окончив учебный курс, Александр Арбузов получил чин мичмана и назначе- ние на Черноморский флот, в 40-й флотский экипаж. Во время Русско-турецкой войны молодой офицер служил на кораблях Дунайской флоти- лии. Сначала он находился на канонерской лодке № 20 лейтенанта Шипунова, затем сам командовал канонерской лодкой № 8 и (в 1829 г.) канонерской лодкой № 9. С этими судами Арбузов участвовал в осаде и штурме крепости Силистрия, «находился при дневных и ночных канонадах» (16) и заслу- жил орден Св. Анны IV ст. с надписью «за храбрость». В 1830 г., по окончании боевых действий, А. П. Арбузов продолжил службу на канонерских лодках, затем в 1831 г. находился на транспорте «Опыт» и бригантине «Елизавета», крейсировавших у берегов Абхазии. Русские моряки вели там ожесточенную борьбу с турецкими контрабандистами и непокорными горцами. Абхазское побережье представляло собой узкую полоску земли между морем и покрытыми густым лесом горами. Патрульные корабли не только преследовали вражеские фелюги на море, но часто принимали участие в десантах, плечом к плечу с солдатами штурмовали аулы. Летом 1831 г., во время одного из походов, капитан «Елизаветы» лейтенант Кузьмин умер, Арбузов принял командование и больше месяца (с 19 июля по 23 августа) выполнял обязанности командира (17). В 1832–1838 гг. А. П. Арбузов служил на различных кораблях Черноморского флота, друг друга сменяли: шлюп «Диана», катер «Соловей», линейный корабль «Варшава», корвет «Мессем- врия», фрегат «Агатополь» и др. Судьба не раз сводила А. Арбузова с видными военными моряками, яркими и незаурядными людьми. Например, капитаном «Агатополя» в 1837 г., когда на нем находил- ся Арбузов, был капитан-лейтенант Е. В. Путятин (видный мореплаватель и дипломат), в составе же экипажа находился юный гардемарин И. А. Шестаков – в будущем морской министр России. В 1838 г. за «содействие к спасению загоревшегося в Буюкдере (селение на берегу Босфо- ра. – А. М.) турецкого корвета» А. П. Арбузов был награжден орденом Св. Станислава IV ст. (18). В июне 1840 г. – получил в командование транспортное судно, на котором доставлял припасы и ору- жие русским гарнизонам прибрежных укрепленных пунктов. В 1841 г. за 18 «компаний» (походов) его наградили орденом Cв. Георгия IV-й ст. В 1841–1844 гг. А. П. Арбузов командовал брандвахтенным тендером (судном, предназна- ченным для борьбы с контрабандой) в порту Бердянска, вновь участвовал в патрулировании берегов Абхазии, затем, в сентябре 1844 г., получил в командование брандвахтенную шхуну «Вестовой», которая базировалась в Феодосии. 1845 г. ознаменовался в жизни А. П. Арбузова сразу двумя важными событиями: в авгу- сте он вступил в брак с Александрой Егоровной Мамонтовой (урожденной Курковской), в сентя- бре – получил чин капитан-лейтенанта. В июне 1846 г. у супругов родилась дочь Елена, в сентябре 1847 г. – вторая, Мария. Позже, в январе 1851 г., появился на свет сын Евгений. 1 января 1848 г. Александра Павловича назначили командиром 12-пушечного брига «Не- арк», в январе 1850 г. – командиром шхуны «Гонец», команда которой входила в состав 30-го флот- ского экипажа, дислоцировавшегося в г. Николаеве. Здесь он прослужил до декабря 1852 г., причем некоторое время исполнял обязанности помощника капитана Николаевского порта. Видимо, именно ко времени пребывания в Николаеве относится знакомство А. П. Арбузова с выдающимся художником-маринистом И. К. Айвазовским. В ГАТО сохранилось письмо Айвазов- ского, адресованное А. П. Арбузову и датированное 7 сентября 1850 г. (19) Живописец выражает со- жаление, что не смог повидаться с Александром Павловичем, и упоминает общего знакомого Соков- нина, который, по его словам, Арбузова «очень любит». Это мимолетное упоминание представляет большой интерес. Речь явно идет о военном моряке Николае Михайловиче Соковнине (1811–1900), который был близким знакомым художника. В 1850–1852 гг. Соковнин командовал фрегатом «Си- зополь» на Черном море, впоследствии участвовал в обороне Севастополя от англо-французских войск, а в 1860–1880-е гг. активно занимался изучением воздухоплавания. Научные труды Соков- нина вызвали интерес и заслужили одобрение Д. И. Менделеева. Знакомство, тем более дружба А. П. Арбузова с таким незаурядным человеком – сами по себе примечательны. В декабре 1852 г. А. П. Арбузов был переведен на Балтийский флот, в состав 28-го флотского экипажа. Здесь, в сентябре 1853 г., он получил в командование шхуну «Дождь», затем был назначен командиром канонерских лодок, дислоцировавшихся в порту Або (Финляндия). Служба в Финляндии, однако, продолжалась недолго. 16 декабря 1853 г. Высочайшим при- казом по флоту за № 1271 А. П. Арбузов, получивший к тому времени чин капитана 2-го ранга, был назначен командиром 47-го флотского экипажа, помощником камчатского военного губернатора и капитаном над портом Петропавловск. Назначение Арбузова на Камчатку произошло в весьма сложное для страны время. В октя- бре 1853 г. началась война между Россией и Турцией, а в марте 1854 г. на стороне османов выступи- ли Англия и Франция. Хотя основные военные действия развернулись в Крыму, на Черном море и на Кавказе неприятельский флот угрожал морским владениям России и в других ее регионах, в том числе на Дальнем Востоке. Служба на Камчатке, в первую очередь оборона Петропавловска от англо-французской эска- дры в августе 1854 г., стала самым ярким эпизодом в биографии Александра Павловича, во многом определила всю его дальнейшую судьбу. Сам он описал произошедшие события в небольшой замет- ке, опубликованной в 1860 г. журналом «Морской сборник» (20), и мемуарах, которые в 1870 г. были опубликованы в журнале «Русская старина» (21). Почти столетием позже обе эти работы вошли в сборник документов о «Петропавловской обороне», опубликованный в Петропавловске-Камчат- ском (22). В ГАТО, как говорилось выше, сохранилась рукопись воспоминаний А. П. Арбузова, го- раздо более пространная, чем обе публикации (23). Знакомясь с мемуарами А. П. Арбузова, надо иметь в виду, что они носят полемический характер. На Камчатке он вступил в острый конфликт с губернатором В. С. Завойко, которого затем, не без оснований, подозревал в замалчивании своих заслуг. В первых строках опубликованных ме- муаров автор вполне определенно заявляет о причинах и цели их написания: «В декабрьском нумере “Морского Сборника” за 1854 г. напечатана статья “Нападение на Камчатку англо-французской эска- дры, в августе 1854 г.”, составленная на основании совершенно недостоверных сведений об отра- жении нападения на Петропавловский порт англо-французской эскадры. <…> Желание представить дело в полном и правдивом виде обязывает меня, как участника в нем, напечатать выдержки из записок, веденных мною в то время» (24). «Недостоверными сведениями» А. П. Арбузов именовал рапорт В. Завойко об обороне Петропавловска. В рукописном варианте та же мысль сформулирована резче: там речь идет о намерении автора «высказать правду», чтобы «не остаться виновным перед судом истории», а официальные донесения безапелляционно названы «ложью» (25). А. П. Арбузов прибыл в Петропавловск 24 июля 1854 г. во главе срочно собранного отряда из 500 солдат 12, 13 и 14-го сибирских батальонов. Переход, маршрут которого пролегал по рекам Шилка и Амур, суше, покрытой тайгой, Охотскому морю, оказался очень тяжелым. Александр Пав- лович вспоминал: «В течение 34-дневного плавания нашего (по Охотскому морю. – А. М.) продо- вольствие наших людей было весьма скудное, а под конец дошло до того, что питались сметками с сухарей и самым незначительным количеством дождевой воды, собираемой с тентов парусины, растянутой на верхней палубе» (26). Прибытие отряда в Петропавловск сразу увеличило гарнизон почти вдвое, став существен- ным фактором усиления его обороноспособности. Другим фактором явилось прибытие в порт, еще в июне, фрегата «Аврора» под командованием капитан-лейтенанта И. Н. Изыльметьева. Вступив в должность, Арбузов первым делом провел ревизию имущества и обнаружил большое количество неучтенного шинельного сукна (27). Однако военный губернатор В. С. Завойко вовсе не был доволен подобной энергией помощника, увидев в его действиях покушение на собст- венный авторитет. «Когда мною о встреченном было доложено Завойке, – вспоминал А. П. Арбу- зов, – то он, вместо исследования дела, посадил подведомственного мне контролера г. Руднева на гауптвахту» (28). Интересным дополнением к этому описанному в мемуарах эпизоду служит сохранившееся в ГАТО письмо Руднева к Арбузову, датированное 14-м августа 1854 г. (29). Контролер жалуется, что наказан безвинно («ни за какое-либо упущение по службе»). Он напоминает о наличии у него многочисленного семейства и обещает в частном порядке пожаловаться на Завойко вице-адмиралу графу Л. Л. Гейдену. Неизвестно, выполнил ли контролер свою угрозу, но сам факт хранения Ар- бузовым письма на протяжении длительного времени свидетельствует, что он придавал конфликту очень большое значение. Раздражение В. С. Завойко вызвало также стремление Арбузова вмешиваться в его распо- ряжения по подготовке города к обороне (о возможности нападения вражеской эскадры в Петро- павловске знали). 10 августа губернатор, желая избавиться от строптивого подчиненного, приказал Арбузову отправляться «за 800 верст для ознакомления со страною до селения Большерецк» (30). Арбузов всячески оттягивал исполнение приказа. 16 августа 1854 г. с дальних маяков был дан сигнал, что появились вражеские корабли, на следующий день глазам защитников Петропавлов- ска предстала вражеская эскадра. В этой ситуации А. П. Арбузов решительно заявил В. С. Завойко, что «в виду угрожающего противника» отказывается от порученной ему командировки (31). Гу- бернатор настаивал на приказе. В ответ Александр Павлович процитировал ему соответствующие положения уставов. Подобные поучения, конечно, пришлись не по нраву самолюбивому Завойко. А. П. Арбузов так описывал в мемуарах произошедшую перепалку: «Встретясь в порте с г. Завойко 18 августа, перед началом дела, я объяснил ему все эти обстоятельства в присутствии командира фрегата, капитан-лейтенанта Изылметьева; но в ответ на это получил от г. Завойко возражение, что он действует по особенным инструкциям. Тогда я сказал ему: «если ваша власть выше закона, за- куйте меня в кандалы и бросьте на гауптвахту!». На это г. Завойко повернул от меня и отрешил меня от всех занимаемых мною должностей, о чем того же числа был отдан приказ по управлению» (32). Утратив официальные полномочия, Арбузов обратился к капитану «Авроры» И. Н. Изылме- тьеву с просьбой принять его волонтером и отбыл на фрегат. Факт его прибытия на борт корабля подтверждается его «Журналом военных действий», хранящимся в РГАВМФ (33), но, согласно документу, произошло это не 18 августа, а еще 17-го. Может быть, А. П. Арбузов ошибся, а может, сознательно несколько «спрессовал» события, желая придать повествованию больше драматизма. Так или иначе, 18 августа он в составе экипажа «Авроры» вел артиллерийскую дуэль с вра- жеской эскадрой. Действия Завойко Арбузов по-прежнему подвергал критике, осудив, в частности, его приказ заклепать орудия отдельных батарей (34). Дальнейшие события побудили А. П. Арбузова пойти на временное примирение с Завой- ко. По собственному рассказу Александра Павловича, 20 августа, когда англо-французская эскадра предприняла неудачную попытку под прикрытием артиллерийского огня высадить десант, он напра- вил Завойко письмо с просьбой о разрешении вернуться к обязанностям командира 47-го экипажа и получил согласие. При этом в мемуарах Арбузов не преминул подчеркнуть, что решил «оставить в стороне оскорбленное чувство человека», лишь «убедившись, до какой степени плохо делаются распоряжения к обороне» (35). 22–23 августа вражеские орудия молчали, но было ясно, что это лишь затишье перед бурей. Арбузов рассказывал в опубликованных мемуарах, как он собрал матросов экипажа и призвал их «драться до последней капли крови!» (36). Затем он приказал отточить штыки и проверить кремни в ружьях. На рассвете 24 августа вражеские корабли вновь открыли огонь по батареям, после чего на штурм города двинулся многочисленный десант (около 700 британцев и французов). Одной из ос- новных пунктов атаки стала господствовавшая высота – сопка Никольская. Для ее обороны В. С. За- войко выделил отряд (около 60 чел.) под командованием местного полицмейстера М. Д. Губарева. Однако Губарев допустил ошибку: вместо того, чтобы обороняться на вершине, он приказал отряду спуститься и идти на выручку расположенной неподалеку батарее. Захват неприятелем господствующей высоты мог обернуться для защитников полным по- ражением. Участник событий мичман Н. А. Фесун вспоминал: «Момент был действительно крити- ческий! Красные мундиры английских морских солдат появляются над Перешеечной батареей, и штуцерные пули уже сыплются на “Аврору” градом. Потеряй мы секунду времени, успей союзники опомниться, собраться с силами – и все было бы кончено» (37). Схватка за Никольскую стала подлинно решающим моментом и описана практически во всех мемуарах, посвященных обороне, но описания эти во многом различаются. А. П. Арбузов в своих мемуарах рассказывает, что первоначально он находился на батарее № 6, но затем отправил- ся к В. С. Завойко с просьбой разрешить ему взять партию в 30 стрелков и принять участие в бою за Никольскую. После коротких препирательств (они, видимо, вошли у начальника и заместителя в обычай) Завойко дал согласие. А. П. Арбузов устремился со своими людьми к сопке. По пути он встретил маленький отряд во главе с мичманом Н. Фесуном. «Мичман, – с досадой вспоминал Арбузов, – не принял моего предложения присоединиться ко мне, он спешил к Завойке, своему дяде» (38). О самом столкновении с неприятелем довольно коротко: «После общего ура, ударив в шты- ки с фланга, мы опрокинули неприятеля и, быстро преследуя его, вскоре сошлись с 1 и 2-й стрелко- выми нашими партиями» (39). Под напором атаковавших неприятель стал отступать, а после очередного меткого залпа по- бежал (40). Особенно отличились в бою стрелки-камчадалы, которые вели исключительно меткий, подлинно убийственный огонь. «Бегущие неприятели, – писал в мемуарах Арбузов, – бросались почти с отвесной скалы и на берегу собрались у своих гребных судов. В это время подползли к нам из-за каменьев 16 камчадалов, обыкновенно убивающих бобра в голову, чтобы не портить шкурки; теперь они своими меткими выстрелами увеличили поражение неприятелей» (41). А. П. Арбузов считал, что именно атака его отряда решила исход дела. Однако в официаль- ном рапорте Завойко на имя главнокомандующего Российским флотом великого князя Константина Николаевича действиям Арбузова был посвящен лишь один абзац следующего содержания: «В то время из находившегося при мне резерва я отрядил человек 30 под командой капитана 2-го ранга Арбузова и послал в подкрепление отрядов. <…> Но мера, принятая мною оказалась излишней; малочисленные отряды наши, воодушевленные храбрыми командирами, дружно и безостановочно шли вперед» (42). Таким образом, по рапорту В. С. Завойко получалось, что отряд А. П. Арбузова особой роль не сыграл. Завойко также постарался удалить Арбузова из Петропавловска и уже 1 сентября 1854 г. приказал ему доставить груженный углем бот к прибывшей в то время в порт шхуне «Восток» и вме- сте с ней отправиться в Большерецк. В силу различных обстоятельств Арбузов приказ не выполнил, но 15 сентября ему все же пришлось отправиться в порт Аян. В июне 1855 г. А. П. Арбузов вовсе покинул Камчатку. Он был зачислен в 15-й флотский экипаж и возвратился на Балтийский флот. При этом он не только не получил за оборону Петропав- ловска какого-либо ордена, но, как не выслуживший на Камчатке необходимого для ускоренного чи- нопроизводства срока, не был утвержден в чине капитана 1-го ранга и остался капитаном 2-го ранга. Это были нешуточные, обидные для самолюбия удары. В феврале 1856 г. Арбузова назначили ко- мандиром резервного экипажа 1-й бригады 3-й флотской дивизии (с зачислением в 19-й флотский экипаж), в январе 1857 г. – назначили в «кадр» (постоянный состав в резервных частях) при 2-й флот- ской дивизии. Оба назначения предполагали преимущественно береговую службу. Эта тенденция в карьере получила продолжение в августе 1858 г., когда А. П. Арбузов занял должность командира форта «Князь Меньшиков», входившего в систему укреплений Кронштадта. Впрочем, данный пост считался достаточно почетным. Вскоре после назначения, 26 сентября 1858 г., А. П. Арбузову был, наконец, присвоен чин капитана 1-го ранга. Прослужив на Балтике еще около пяти лет, в ноябре 1863 г. Александр Павлович вышел в отставку с чином контр-адмирала. В апреле 1865 г. А. П. Арбузов поступил на гражданскую службу и был направлен уездным исправником в Шадринский уезд Пермской губернии, в августе – перешел на такую же должность в Верхотурск. Впрочем, в начале 1870-х гг. он уже находился в отставке и проживал в г. Осташкове Тверской губернии. Со своей супругой он к тому времени расстался: в послужном списке, состав- ленном не ранее 1863 г., имеется запись: «Жена не находится при муже по случаю процесса» (види- мо, бракоразводного) (43). В 1860–1870-е гг. А. П. Арбузов активно занимался литературной деятельностью, толчком для которой, как говорилось выше, стали обида и раздражение на действия В. С. Завойко. В 1860 г. в октябрьском номере журнала «Морской сборник» им были опубликованы замечания на воспоми- нания об обороне Петропавловска мичмана Н. А. Фесуна (44) (сами воспоминания появились в ян- варском номере того же журнала) (45). Н. А. Фесун ни одного раза не упомянул фамилию Арбузова и проигнорировал все его действия в августе 1854 г., промолчав также о некоторых ошибках В. За- войко. А. Арбузов указал на допущенные автором искажения действительности и недвусмысленно заметил: «Неточность рассказа о Петропавловском деле происходит от нежелания высказать всю правду; в противном случае нельзя было бы не выставить ошибок и темных мест» (46). Мемуары Фесуна, между тем, находились в русле официальной версии событий, восходя- щей к рапорту В. С. Завойко. Стремление следовать официозу в данном случае подкреплялось се- мейной сплоченностью. Н. А. Фесун, которого Арбузов называл племянником Завойко, приходился губернатору зятем, был женат на его старшей дочери Прасковье (47). Нежелание бывшего мичмана с «Авроры» описывать заслуги человека, недоброжелательно относившегося к его тестю, понятно. Столь же логично и решение А. П. Арбузова опубликовать собственные воспоминания. Отдавая должность отваге и героизму многих своих сослуживцев, А. П. Арбузов создал крайне непривлекательный образ В. Завойко, которого изобразил жестоким самодуром. «Досталось» и многим лицам, близким к губернатору, особенно полицмейстеру Губареву. Арбузов описывает его как глупого, склонного к заискиванию перед вышестоящими персонами карьериста. Между тем, из мемуаров сына В. С. Завойко, Степана, видно, что Губарев был в семье Завойко, что называется, своим человеком (48). К борьбе со своими противниками и оппонентами А. П. Арбузов подходил очень серьезно и, видимо, стремился найти единомышленников. В частности, как видно из документов ГАТО, он поддерживал переписку с декабристом Д. И. Завалишиным, от которого получил рукопись статьи для «Морского сборника» («Иркутская газета перед судом гласности») с разоблачениями злоупотреб- лений администрации Забайкалья и Приморья. Исследователь Б. П. Полевой при публикации воспоминаний А. П. Арбузова отметил: «В ка- кой-то мере он (А. П. Арбузов. – А. М.) был прав, что В. С. Завойко был необъективным в оценке роли в обороне отдельных ее участников, например И. Н. Изылметьева, К. И. Мровинского и са- мого А. П. Арбузова. Но читатель должен помнить, что сам А. П. Арбузов освещал события тоже необъективно, и в его записках имеется немало неточностей» (49). Оспаривать эту точку зрения не приходится. Однако стоит добавить, что мемуары свидетельствуют также о наблюдательности автора, и о его талантах полемиста. Действительно, в своих суждениях Арбузов небеспристрастен, часто – очень эмоционален, но также внимателен к деталям, последователен в аргументации фактов. Впрочем, восстановление исторической справедливости составляло не единственный пред- мет интереса А. П. Арбузова после его отставки. В ГАТО сохранилось его письмо на имя Г. И. Не- вельского, датированное 1872 г. и посвященное сокращению срока рекрутского набора (50). В стра- не в то время активно шли военные реформы, и отставной моряк явно не хотел оставаться в стороне. Он активно выражал свое сочувствие происходившим преобразованиям, подчеркивая: на умень- шение сроков набора народ ответит благодарностью и «влечением послужить царю за оказанные благодеяния» (51). Интересно в этом письме и то, что А. П. Арбузов благодарит Г. И. Невельского за «участие» и защиту его репутации. Здесь стоит упомянуть, что в качестве эпиграфа к мемуарам Арбузов также использовал высказывание Невельского (52), в котором явно видел своего защитника (53). В 1878 г. вышла в свет книга Г. И. Невельского в которой, среди прочего, содержалась и высокая оценка деятельности защитников Петропавловска-Камчатского. А. П. Арбузов скончался в 1878 г. в г. Осташкове и был погребен на кладбище местного мужского Житенного монастыря. В годы советской власти монастырь закрыли и на его территории устроили маслозавод. Могила А. П. Арбузова затерялась, и лишь в 1996 г., благодаря усилиям мест- ных краеведов, захоронение контр-адмирала отметили памятным знаком. 1. Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта в 1854 г. против англо-французской эскадры. Из записок очевидца и участника // Русская старина. 1870. Т. 1. № 4. С. 298–313. 2. Васильев А. Забытый герой обороны Петропавловска в 1854 г. // Войны и воины России. Осташков, 2000. С. 17–22. 3. Михайлов А. А. Герой обороны Петропавловска-Камчатского Арбузов Александр Павлович // Во славу России: Псковичи в истории Российского флота. Псков, 2003. С. 85–94. 4. Михайлов А. А. Командир флотского экипажа // На волне памяти. О Петропавловской обороне 1854 г.: Сборник воспоминаний, статей, писем и официальных документов / Киселева Н. С.. Петропавловск- Камчатский, 2009. С. 154–174. 5. Киселева Н. С. На волне памяти... С. 174–180. 6. ГАПО. Ф. 110. Оп. 1. Д. 30. Л. 62. 7. РГИА. Ф. 1343. Оп. 16. Д. 2531. Л. 3–4; ГАПО. Ф. 110. Оп. 1. Д. 30. Л. 62. 8. ГАПО. Ф. 110. Оп. 1. Д. 29. Л. 133. 9. Там же. Л. 247. 10. РГИА. Ф. 1343. Оп. 16. Д. 2540. Л. 4. 11. Там же. Л. 5. 12. Маркова М. Т. Псковская ветвь дворянского рода Калитиных // Псков. 2002. № 16. С. 83–87. 13. Коломыцева Н. Военный министр // Псковская земля. История в лицах. «Дворяне все родня друг другу…». М., 2006. С. 265. 14. РГИА. Ф. 1343. Оп. 16. Д. 2531. Л. 4. 15. РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 3. Д. 444. Л. 497–500; ГАТО. Ф. 8-570. Оп. 2. Д. 67. Л. 3–25; Общий морской список. Ч. IX. «А-Г». СПб., 1897. С. 102–104. 16. ГАТО. Ф. Р-570. Оп. 2. Д. 67. Л. 16. 17. Там же. 18. Общий морской список. Ч. IX. «А-Г». СПб., 1897. С. 102. 19. ГАТО. Ф. 8-570. Оп. 2. Д. 69. Л. 6–7. 20. [Арбузов А. П.] Замечания на статью г. Фесуна: О Петропавловском деле. Капитана 1 ранга Арбузова // Морской сборник. 1860. Т. XLIX. № 10. Ч. IV. С. 4–10. 21. Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта в 1854 году… С. 298–313. 22. Защитники Отечества. Героическая оборона Петропавловска-Камчатского в 1854 году. Сборник официальных документов, воспоминаний, статей и писем. Петропавловск-Камчатский, 1989. С. 61–84, 166–169. 23. ГАТО. Ф. Р-570. Оп. 2. Д. 70. Л. 1–10. 24. Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта в 1854 году… С. 299. 25. ГАТО. Ф. Р-570. Оп. 2. Д. 70. Л. 1–10. 26. Арбузов А. П. Оборона Петропавловска в 1854 году… С. 301. 27. Там же. С. 302. 28. Там же. 29. ГАТО. Ф. Р-570. Оп. 2. Д. 69. Л. 3–4. 30. Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта… С. 302. 31. Там же. С. 304. 32. Там же. 33. РГА ВМФ. Ф. 283. Оп. 2. Д. 3003. Л. 44. 34. Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта… С. 305. 35. Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта… С. 308. 36. Там же. 37. Фесун Н. Из записок офицера, служившего на фрегате «Аврора» // Морской сборник. 1860. Т. 45. № 1. С. 40. 38. Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта в 1854 г… С. 311. 39. Там же. 40. Там же. 41. Там же. 42. Защитники Отечества... С. 24. 43. ГАТО. Ф. Р-570. Оп. 2. Д. 69. Л. 28. 44. [Арбузов А. П.] Замечания на статью г. Фесуна: О Петропавловском деле. Капитана 1 ран- га Арбузова... 45. [Фесун Н. А.] Из записок офицера, служившего на фрегате «Аврора». Лейтенанта Фесу- на // Морской сборник. 1860. Т. XLV. № 1. Ч. III. C. 1–47. 46. [Арбузов А. П.] Замечания на статью г. Фесуна: О Петропавловском деле. Капитана 1 ран- га Арбузова... 47. Киселева Н. С. На волне памяти... С. 116, 249. 48. Там же. С. 56–110. 49. Защитники Отечества... С. 61. 50. ГАТО. Ф. Р-570. Оп. 2. Д. 69. Л. 11–12. 51. Там же. 52. Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта в 1854 г… С. 303. 53. Невельской Г. И. Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России 1849–55. СПб., 1878.

Михайлов А. А. Контр-адмирал А. П. Арбузов – участник обороны Петропавловского порта 1854 г. // «Отчизны верные сыны» : материалы XXXII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2015. - С. 109-116.