Кто вы, "Хан Камчатки"? (к портрету Вашингтона Б. Вандерлипа)

Е. Н. Лисицына

О попытке в 20-е гг. ХХ в. американского бизнесмена В. Вандерлипа получить у Советского правительства во временное владение Камчатку с правом организации на ее территории концессий по разработке угля, нефти и других полезных ископаемых написано в последние годы немало. Исследователи подробно анализируют все перепитии несостоявшейся сделки - от явных и скрытых намерений сторон до причин и последствий ее разрыва (4; 5; 6; 12; 13).

Сведений о личности самого Вашингтона Вандерлипа совсем немного, и они достаточно однообразны. Ряд иностранных и российских источников, имеющихся в нашем распоряжении, позволяют расширить знания о человеке, деятельность которого в 20-е гг. прошлого столетия всколыхнула всю Америку, а также имела большой резонанс в России и Европе.

Вашингтон Бейкер Вандерлип-младший (полный тезка своего отца) родился 1 марта 1867 г. в г. Элкхарте штата Индиана. Он был 4-м и последним ребенком в семье Вашингтона Б. Вандерлипа и Шарлотты Хаммонд. Их 5-й ребенок - сын Марти - умер, когда ему не было еще и года (3, с. 102). Вандерлип вырос в семье, благосостояние которой росло постепенно, благодаря настойчивости и деловой хватке главы семейства. Его отец, Вашингтон Вандерлип-старший, организовал в Элкхарте собственный бизнес по продаже музыкальных инструментов. В итоге он стал владельцем целой торговой сети, в которую вошли 6 музыкальных магазинов. Состояние, заработанное собственным трудом, сделало Вандерлипа очень уважаемым и влиятельным человеком в городе (9). Своим детям он дал хорошее образование. Его младший сын - Вашингтон - стал горным инженером.

Карьеру Вашингтон Вандерлип-младший начал в качестве геолога и инженера сначала в юго-западной части Соединенных Штатов, затем продолжил в Австралии, Бирме, Сиаме и Корее (2, с. 17; 8, с. 318). Очень скоро, несмотря на молодой возраст, он приобрел довольно богатый практический опыт. Работая в штаб-квартире американской "Восточной объединенной горнодобывающей компании", занимающейся эксплуатацией золоторудных месторождений в Северной Корее, Вандерлип познакомился с известным американским миссионером, журналистом и историком Гомером Халбертом, состоявшим в то время советником при дворе корейского монарха. Дружеские контакты двух американцев продолжались и после отъезда Вандерлипа из Кореи.

Последнее десятилетие XIX в. внесло в жизнь молодого инженера существенные коррективы. В Америке наступило время "золотой лихорадки". Сенсационные сообщения в газетах указывали на большую вероятность того, что огромные богатства имелись не только на американской, но и на русской стороне Берингова пролива. Поскольку в XIX в. контроль за восточными территориями страны со стороны России был крайне слаб, на побережье Охотского моря без каких-либо серьезных ограничений из разных стран, главным образом Америки, потянулись как искатели приключений и быстрой наживы, так и частный капитал.

Не осталась в стороне и "Восточная объединенная горнодобывающая компания". В 1897 г. она отправила Вандерлипа на поиски месторождений золота на Камчатке и севере Сибири (2, с. 17). Добраться до места работы возможно было пароходом из Владивостока, с заходом на Сахалин, в порт Корсаков. Благодаря этому состоялось знакомство Вандерлипа с островом. С большими трудностями достигнув Петропавловска, Вандерлип приступил к геологоразведочной деятельности. Однако положительных результатов в поиске золота не было. Поэтому компания отказалась от первоначальных планов и свернула разведочную экспедицию. Вандерлип же не хотел сдаваться. Меняя хозяев - от американских компаний до частного русского капитала - он в течение четырех лет упорно продолжал поиски золотой жилы (6, с. 58). За это время он выучил русский язык и мог довольно хорошо на нем изъясняться.

Но все же, несмотря на все старания, в Сибири он не нашел ничего, кроме нескольких небольших месторождений руды, не представлявшей никакой экономической ценности. В 1900 г. российское правительство предоставило Камчатку в концессию для разработки горных богатств отставному гвардии полковнику В. М. Вонлярлярскому (1, с. 32 об.). На полуостров выехал отряд старателей, и Вандерлип был вынужден покинуть полуостров. Во время отъезда на корабле "Якут" он столкнулся с горным инженером К. И. Богдановичем, прибывшим на место как участник экспедиции, снаряженной Вонлярлярским. Между Вандерлипом и Богдановичем произошло столкновение. По воспоминаниям самого Вандерлипа, Богданович сначала принял его за капитана судна и разговаривал весьма любезно. Но как только он понял, по какому поводу американец находится на Камчатке, так рассердился, что пожелал, чтобы тот скорее оказался на морском дне. В конце ссоры Богданович развернулся и ушел, не посчитав нужным проявить элементарную учтивость и пригласить американца в каюту, поскольку шел дождь (2, с. 313).

О путешествии по Сахалину и Камчатке В. Вандерлип рассказал своему другу Г. Халберту, который облек воспоминания в художественную форму. В результате в 1903 г. в Нью-Йорке была опубликована книга "В поисках сибирского Клондайка. История, рассказанная Вашингтоном Б. Вандерлипом, непосредственным участником этих событий и описанная Гомером Халбертом" (2). Книга имела успех.

Когда Вандерлип переключился с поиска золота на поиск нефти, точно неизвестно. В книге об этом никаких сведений нет. Однако исследователи Н. В. Марьясова и В. Н. Косторниченко, ссылаясь на архивные материалы, указывают, что Вандерлип утверждал, "что вместо золота он обнаружил "нефтеносные поля и даже озера нефти", годные для разработки крупными нефтяными компаниями" (4, с. 80; 6, с. 59). Их указания находят подтверждение в работе американского исследователя А. Пэрри "Вашингтон Вандерлип, "хан Камчатки"", вышедшей в Нью-Йорке в 1948 г. В ней автор упоминает интересный эпизод о том, что еще в 1903 г. Вандерлип по секрету рассказал о сибирской нефти Рокфеллеру, расчитывая, очевидно, на финансирование очередной экспедиции. Однако никакого интереса к идеям Вандерлипа в то время нефтяной магнат не проявил, заметив, что "в мире и так уже много нефти" (8, с. 318).

Не найдя поддержки своим планам, Вандерлип на деньги американских концернов совершил путешествие на Филиппины, а затем, по предложению Британского правительства, в Нигерию (8, с. 318). В 1902 г. он женился на Норе Хогг, уроженке Индии. В 1903 г. в Лондоне у них родилась дочь - Нора Стюарт (к сожалению, умершая в возрасте 6 лет) (3, с. 102). В промежутках между поездками супруги жили в разных городах Калифорнии, том числе и Голливуде. В 1914 г., весьма заинтересовавшись добычей сурьмы, Вандерлип некоторое время работал на Аляске в городе Фэрбенксе (3, с. 102). Там он организовал синдикат по разведыванию естественных богатств Аляски, в котором занимал должность инженера. Однако предприятие успеха не имело. Вандерлип сначала вернулся в Лос-Анжелес, затем некоторое время работал в Аризоне (11, с. 48). За активную горноразведочную деятельность его приняли в члены Королевского географического общества, также он был членом Института горных инженеров (3, с. 102).

Очередной поворот в судьбе Вандерлипа произошел в первой половине 1920 г. В своей работе Пэрри упоминает посещение в этом году Калифорнии делегацией Дальневосточной Республики, члены которой предложили американским бизнесменам "надежное дело" - разработку в рамках концессии восточных сибирских природных ресурсов. Деятельность делегации и знакомство с литературой, которую она привезла с собой, по мнению Пэрри, вдохновили Вандерлипа на организацию предприятия. Сам же Вандерлип утверждал, что предприятие существовало уже в 1919 г. (8, с. 319). Это был синдикат, в который входили наиболее крупные бизнесмены Лос-Анжелеса. Разные источники указывают разное количество участников синдиката - от 25 до 12 человек (8, с. 312; 10, с. 56; 14, с. 124). Среди них: Гарри Чандлер, главный редактор газеты "Лос-Анжелес Таймс", топливный магнат Эдвард Л. Догени (8, с. 312), железнодорожный магнат Томас И. Гиббон (8, с. 319), Фишбери - председатель Национального Калифорнийского банка, Марко Хельман - член правления Торговой палаты в Лос-Анжелесе, Джозеф Сартори - директор отделения Федерального Резервного Банка в Лос-Анжелесе, Вильямс Стиворт - председатель "Юнион Ойл Кампани оф Калифорния". Все члены республиканской партии (10, с. 56). 28 января 1921 г. в офисе округа Лос-Анджелеса синдикатом было зарегистрировано свидетельство о праве ведения деятельности. Уставный капитал предприятия составил 100 тысяч долларов, сумма, по утверждению Перри, явно заниженная (8, с. 326). Вопрос о роли Вандерлипа в этом предприятии требует прояснения. В некоторых современных не только общественно-политических, но и научных публикациях, посвященных проблемам советско-американских отношений, Вандерлип представляется как владелец данного предприятия (7, с. 6; 14, с. 124). На наш взгляд, авторы этих работ пошли вслед за тем образом, какой пытался создать о себе сам Вандерлип, и который из пропагандистских целей поддерживала советская сторона. Вся предыдущая деятельность Вандерлипа свидетельствует о том, что он не мог быть соучредителем синдиката - не обладал необходимыми финансовыми ресурсами. Он был его представителем, доверенным лицом.

Синдикат на проходящих в Америке президентских выборах поддерживал кандидатуру республиканца У. Гардинга, имевшего хорошие шансы на победу. Успех Гардинга для членов синдиката означал возможность получения серьезных преференций в ведении бизнеса. Одной из них могла стать концессия на добычу полезных ископаемых на Камчатке, что, без сомнения, явилось бы очень выгодным вложением денег. Поэтому даже тогда, когда американской общественности стало известно о перего-ворах Вандерлипа с Лениным, олицетворявшим в ее глазах ужасный коммунистический режим, тогда, когда госсекретарь Гардинга Б. Колби потребовал от членов синдиката "дать оценку", то есть, по существу, осудить деятельность Вандерлипа в Москве, члены синдиката либо отмалчивались, либо давали пояснения в защиту позиции их представителя (8, с. 314).

Синдикат было решено ввести в действие в 1920 г., когда от бывшего офицера британского флота стало известно об идее создания аналогичного британского синдиката для разработки сибирской нефти. Это встревожило руководителей предприятия. "Становилось ясным, что британцы хотят влиться в концессионную политику Ленина". В течение суток было решено, что "нужно действовать оперативно и в своих интресах" (8, с. 319).

С августа 1920 г. Вандерлип начал переговорный процесс с представителями советского руководства, сначала в Копенгагене с М. М. Литвиновым и в Стокгольме с Л. Б. Красиным, затем в Москве с В. И. Лениным, Л. Д. Троцким и И. В. Сталиным (10, с. 56).

Ленину Вандерлип сообщил, что действует от имени и по поручению сенатора-республиканца, кандидата в президенты США Уоррена Гардинга. Заинтересовавшись сказанным, Ленин вступил в переговоры.

Ход переговоров и их итоги достаточно подробно отражены в современной научной литературе. Нам бы хотелось остановиться лишь на одном из аспектов их проведения, а именно: имел ли Ленин и его окружение истинное представление о Вандерлипе. В американских публикациях проводится мысль о том, что советское правительство искренне заблуждалось как насчет самого Вандерлипа, так и предпри-ятия, которое он представлял. Некоторые российские исследователи также считают, что В. И. Ленин ошибался, принимая Вашингтона Вандерлипа за его тезку - банкира Фрэнка Вандерлипа (12, с. 24). Мы же поддерживаем мнение В. Н. Косторниченко, который в своей статье "Проект концессии американского предпринимателя В. Вандерлипа и советская внешняя политика начала 20-х годов" эту точку зрения считает ошибочной и опровергает данное утверждение. Не только дипломатическая переписка, на которую ссылается В. Н. Косторниченко (4, с. 84), но и переписка Наркомата внешней торговли, документы Главконцесскома при СНК СССР свидетельствуют о том, что правительство Ленина достаточно быстро разобралось, с кем имеет дело (10; 11), однако переговоры продолжало. Они были нужны советскому правительству как средство давления на Японию и европейские страны для понуждения их к политическому и экономическому сотрудничеству и укрепления собственной позиции.

Итак, сделка между Вандерлипом и советским правительством не состоялась. После получения отказа "Стандарт Ойл", имевшая в синдикате 1/4 вложений, стала терять интерес к предприятию и вскоре вышла из его состава (10, с. 56). Синдикат распался. Сам Вандерлип уехал в Афганистан, где с 1923 по 1927 г. состоял на службе советником эмира (10, с. 56). По завершении службы, в начале 1927 г., он вернулся в Лос-Анжелес, в США и предпринял еще одну попытку, теперь уже самостоятельно, получить нефтяную концессию у Советского Союза. Однако после проведения Главконцесскомом тщательной проверки его финансового положения в продолжении переговоров Вандерлипу было отказано (4, с. 87). Дальнейшая его судьба, как и дата смерти, на сегодняшний день не известны.

1. АВПРИ. Ф. Тихоокеанский стол. Оп. 487. Д. 1460.
2. Вандерлип В. В поисках сибирского Клондайка. История, рассказанная Вашингтогом Б. Вандерлипом, непосредственным участником этих событий и описанная Гомером Халбертом. Нью-Йорк : КоВЕКА, 1903.
3. The Vanderlip, Van Derlip, Vander Lippe - Family in America/Complleted by Charlse Booth. Published Privately, New-York, 1914.
4. Косторниченко В. Н. Проект концессии американского предпринимателя В. Вандерлипа и советская внешняя политика начала 1920-х годов // Американа. Общественная мысль, экономика и политика в странах американского континента в новое и новейшее время. Волгоград : Изд-во ВГУ, 2000. Вып. 4.
5. Лекай Л. Л. Освоение био- и георесурсов и ведение переговоров о продаже Чукотки, Камчатки и Сахалина в XIX - начале XX веков // материалы V научной конференции. 22-24 ноября 2004 г. Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс, 2004.
6. Марьясова Н. В. Иностранный капитал на Дальнем Востоке России в 20-30-е годы. Владивосток : Изд-во ДВГУ, 2000.
7. Орнацкая Т. А., Ципкин Ю. Н. Концессионная политика Дальневосточной республики (1920-1922 гг.) // Россия и АТР. № 1. 2007.
8. Parry A. Washington B. Vanderlip, the "Khan Kamchatka" / Pacific historical review. Vol. XVII. 1948. № 3.
9. Pictorial and Biographical Memoirs of Elkhart and St. Joseph Counties, Indiana. Together with Biographies of Many Prominent Men of Northern Indiana and the Whole State, Both Living and Dead. "Goodspeed Brothers Publishers", Chicago, 1893. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www. debmurray.tripod.com/elkhart/elkbioref-15.htm.
10. РГАЭ. Ф. 8350. Оп. 1. Д. 750.
11. Там же. Д. 751.
12. Сироткин В. Зарубежные клондайки России. М. : Экспо, 2003.
13. Тихий К. Т. Проблемы формирования позитивного образа СССР в США в первой половине 1920-х гг. // Ойкумена. 2009. № 1.
14. Фролова Е. Советская концессионная дипломатия на Дальнем Востоке (1917-1922 гг.) // Власть. 2008. № 8.

Лисицына Е. Н. Кто вы, "хан Камчатки"? (к портрету Вашингтона Б. Вандерлипа) // "О Камчатке и странах, которые в соседстве с нею находятся..." : материалы XXVIII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2011. - С. 121-123.