Артур Ковалев: Мне не стыдно продавать свои картины. Халтуру я делать не умею

Беседовала Яна Щеголихина

Сегодня гость нашего "Экспресс-интервью" камчатский художник Артур Ковалев. В 1999 году он закончил Российскую Академию живописи, ваяния и зодчества в Москве. Вернулся на Камчатку, сейчас работает в своей мастерской, пишет картины, которые, кстати, очень ценят иностранцы, выкладывая до 5 тысяч долларов за некоторые полотна. Мы встретились с Артуром в его студии и расспросили его о проблемах и радостях современного художника.
- Артур, с чего начался твой творческий путь!
- С 80-го по 88-ой год я с родителями жил в Ростовской области. Моя семья дружила с семьей очень талантливого художника Ходокова Александра Григорьевича. Он заметил мои способности и стал моим первым учителем. Я брал у него частные уроки в течение 8 лет. - Ты не учился в художественной школе!! - Нет, я не учился ни в художественной школе, ни в училище. Мой учитель подготовил меня сразу к Академии. Дело в том, что Александру Григорьевичу было запрещено работать в государственных учебных заведениях. У него очень трагическая судьба. Во время Великой Отечественной воины немцы угнали его "в рабство" в Германию. Но потом отпустили. Немцы поняли, что грех - использовать такой художественный талант на каторжных работах. Но, вернувшись в Союз, он тут же попал в советские лагеря (после войны был голод, карточная система, и Александр Григорьевич очень умело подделывал талоны на хлеб, кто-то "настучал" и его послали на лесоповал). А после освобождения на нем поставили клеймо. И ни о каком преподавании, ни о каких выставках не могло быть и речи. Но это не мешало ему писать картины. Я просто горжусь, что учился у такого гениального живописца. Это, безусловно, помогло мне потом в Академии.
- К какому стилю ты относишь свое творчество
- Русский классический реализм.
- Тебе посчастливилось учиться в самом престижном художественном учебном заведении...
- Да. Обучение в Академии живописи бесплатное, поэтому не любой может туда поступить. Мне повезло. Учиться у таких корифеев... Ректором у нас был Илья Глазунов.
- Наверняка, много интересных случаев происходило во время обучения в Академии!
- Интересного много было. Ну, вот, например, один случай. Но скорее, не интересный, а жуткий. Мы работали в музее, делапи копии работ всемирно-известных художников. Ушли на обед, оставили краски, кисти. Возвращаемся, в музее переполох. Оказывается, одна посетительница музея взяла наши кисти и краски и пририсовала на оригиналах усы, бороды, очки. Приехала милиция, скорая, обезвредили девушку-вандала.
- Как относишься к современному искусству! К авангарду, например!
- Авангард - это не искусство, это сумасбродство мысли, путь зла. Это, скорее, психология, чем творчество. Был у меня один знакомый авангардист, к нему в мастерскую постоянно приходили позировать такие красивые девушки. Позировали-то ему девушки, а на картинах выходили одни роботы - это у него видение мира такое.
- Современные художники, и так тобою не любимые авангардисты, не гнушаются наркотиками. Говорят, художник без этого не может, якобы горизонты сознания расширяются...
- Да, возможно, сознание расширяется. На полчаса, или чуть больше. А на сколько оно потом сужается?! Я не хочу говорить банальностей, наподобие - "наркотики - это ужасно, это плохо". Просто на примере своих знакомых я убедился, какое это зло. На моих глазах одна знакомая девушка, работающая на московском радио, превратилась из красавицы и умницы а нечто деградирующее. У нее было все - любимая работа, известность и слава. Она все это потеряла из-за наркотиков.
- Артур, в основном, ты пишешь свои работы на заказ, не мешает ли это творчеству!
- Нет, не мешает. Во все времена живописец жил на заказы. Чтобы существовать, нужны деньги. А куда от этого денешься? Я, наоборот, благодарен веем своим заказчикам за то, что думают не только о том, как бы брюхо набить, но и о высоком. Тем самым помогают мне существовать.
- Ну вот, например, у тебя в мастерской висит картина, очень красивый пейзаж, и так некстати вдалеке, среди всей этой красоты какие-то вышки, железные емкости...
- Да, это издержки работы на заказ. Этот пейзаж будет висеть в офисе одного перерабатывающего предприятия в Ямало-Ненецком округе. Этих вышек и емкостей там не быть просто не может.
- А что заказывают наши "новые русские"!
- Портреты, конечно. Нужно же запечатлеть себя для потомков.
- Но, в основном, твои работы покупают иностранцы...
- Да, 98% всех картин приобретают иностранцы. Они, как правило, покупают русские пейзажи и заказывают копии с известных картин. Я делал копию "Портрета Неизвестной" кисти Крамского. Сейчас заказали сделать копию работы Ренуара. Эти работы ценятся очень дорого, но иностранцы меряют не деньгами, а уровнем, мастерством.
- И какие мысли посещают, когда копируешь работы Великих!
- Всякие-разные, но в основном, думаешь не о великом, а о технических аспектах. Думаешь, как добиться такого же цвета, такого же оттенка.
- Не хотелось бы тебе написать портрет кого-нибудь из наших политиков или звезд шоу-бизнеса!
- Нет, пока такого желания не возникало. Сейчас мало выразительных лиц на нашей эстраде, да и в политике красивых лиц не замечал. Вот кого-нибудь из старых наших актеров с удовольствием запечатлел бы.
- Есть ли у нас в России меценаты, тебе лично кто-нибудь помогает!
- Меценатов мало, мне лично помогает потомок Атласова, Евгений Иванович. Он бизнесмен, живет и работает в Сибири. Приезжает часто на Камчатку. Увидел мои работы, пригласил сотрудничать. Именно благодаря ему я еще не уехал за границу. Он поддерживает меня и говорит, что не стоит уезжать из России. Я уверен, что через некоторое время он откроет галерею, подобно Третьякову. Он помогает - не только мне, а еще многим молодым художникам.
- Кроме того, что ты живописец, ты еще и реставратор. В этой области какие-то работы делал!
- Да, приходилось на материке. И реставрировал иконы, и сам рисовал. Здесь пообещал отцу Ярославу написать несколько икон, надеюсь, этим планам ничто не сможет помешать.
- Не было мысли бросить творчество, и заняться чем-то другим!
- Мне часто говорили, мол, "вы люди творческие, очень расслабленные, вы не трудитесь, а так, - что-то там малюете". Я думал, ну, может быть, правда - рисовать намного легче, чем трудиться физически? Ничего подобного. Я попробовал себя в нескольких далеко нетворческих профессиях, даже простым матросом был. И что? Я понял насколько легче заниматься физическим трудом. Никаких тебе творческих мучений, никаких творческих кризисов.
- Артур, ты много путешествовал. где удалось побывать!
- Я объездил вею Камчатку, кроме, пожалуй, западного побережья. Сибирь, Приморье, центр, юг России - много где был. Но путешествовал не просто так, рисовал, фотографировал много. Некоторые мои работы были опубликованы в журналах, таких как "Вокруг света' и других цен-. тральных изданиях.
- Наверняка, во время путешествий с тобой происходили какие-нибудь забавные ситуации...
- Да, ситуаций полно было - и страшных, и забавных. Ну вот, например. Есть такая русская примета, если птица на тебя нагадит, это к деньгам. Так, вот как я лишний раз убедился в своей невезучести. Полезли мы с моим другом-орнитологом на скалы птиц окольцовывать... Тогда я впервые увидел дождь из птичьего помета. Мой друг после этого "дождика" весь был в птичьих экскрементах! И хоть бы одна гадина попала на меня! Ну, видать, не судьба мне разбогатеть.
- Артур, ты и дальше собираешься на Камчатке работать или...
- Я приезжаю на Камчатку набираться энергии, ну и работаю тоже, у меня здесь мастерская. Также работаю в Сибири. Если бы здесь, на Камчатке, у меня была реальная возможность работать (в плане финансовой поддержки), я бы никуда не уезжал вообще. Очень хочется надеяться, что в России и у нас на полуострове, в частности, появятся люди, которые будут думать не только о личных финансовых интересах, но и о духовном расцвете нашей Родины.

Экспресс-анкета: Артур Ковалев
ВОЗРАСТ: 28 лет
ЗНАК ЗОДИАКА: Дева
ОБРАЗОВАНИЕ: Высшее художественное. В свободное время путешествую, но уже устал от экстремальных путешествий: по скалам лазить, по рекам сплавляться Хочется, чтобы на вертолете привезли, я спокойно порисовал, потом также на вертолете забрали Еще в свободное время люблю компьютерную музыку делать, компьютерной графикой занимаюсь, фотографией. Что еще? По кабакам почти не хожу, неинтересно, да еще такое ощущение что в грязи вывалялся.
НЕДОСТАТКИ И ДОСТОИНСТВА: О достоинствах говорить не буду, недостатки - лень, излишняя доверчивость.
ЖИЗНЕННОЕ КРЕДО: стараться жить, исполняя библейские заповеди.
ТV: 3 года почти не смотрю, только новости. Мечтаю купить спутниковую антенну и смотреть то, что действительно интересно: познавательные документальные фильмы, программы, а не рекламу и гяупые сериалы. Тем более, я сам работал на телевидении (ТВ 6, Москва), знаю всю теле-кухню изнутри, вижу всю эту наигранность.
МУЗЫКА: Кто то из древних сказал: "Песни появляются тогда, когда эмоции невозможнс выразить музыкой". Слова меня в песнях не интересуют. Современную эстраду не люблю, люблю компьютерную музыку. О классике говорить не буду, это естественно. Когда бываю в Москве, обязательно посещаю консерваторию.
ЛИТЕРАТУРА: Времени читать мало. Раньше увлекался философией, почти всех перечитал, сейчас перерыв. Кажется, немного перегрузился я философией. Также люблю читать книги в оригинале (издания 18-19 веков), собираю свою коллекцию
ЖЕНЩИНЫ: Я еще не нашел своего идеала. В уме даже нарисовал точный портрет своей любимой, но, наверное, нет на земле такой женщины. А может. просто еще не встретил. (От редакции "ЭК": мы посоветовали Артуру написать портрет своего женского идеала и опубликовать в прессе, может быть, это поможет).