Американское этнографическое собрание участников Второй Камчатской экспедиции

С. А. Корсун

Первые коллекции по народам Русской Америки поступили в Кунсткамеру – первый государственный музей России после открытия в 1741 г. Алеутских островов и Аляски участниками Второй Камчатской экспедиции. Экспедиция совершалась на двух судах, «Св. Петром» командовал Витус Йонассен Беринг (1681–1741), «Св. Павлом» – Алексей Иванович Чириков (1703–1748). Вскоре после выхода в море суда разошлись и в дальнейшем совершали плавание отдельно.

В составе экспедиции находился адъюнкт Императорской Академии наук (ИАН) Георг Вильгельм Стеллер (1709–1746), в его обязанности, в частности, входил сбор различных естественнонаучных коллекций для Кунсткамеры, которая являлась составной частью ИАН. В июле 1741 г. «Св. Пётр» достиг о. Каяк у побережья Аляски. Хотя встречи с местными жителями не произошло, Г. В. Стеллер обнаружил их лабаз для хранения пищи и место стоянки, а штурман Софрон Фёдорович Хитрово (?–1759) посетил жилище аборигенов на соседнем с Каяком о. Уингем.

Г. В. Стеллер собрал несколько корзин и несколько связок «верёвок» из морских водорослей – здесь говорится о маутах (линях), которые привязывали к гарпунам для охоты на морских животных. А также «несколько стрел, которые по размерам далеко превосходили камчатские и приближались к стрелам тунгусов и татар; они были окрашены в чёрный цвет и очень гладко выскоблены, так что можно было подумать, что у этих людей есть железные орудия и ножи» (11, с. 44), «огниво деревянное, по камчатскому обыкновению сделанное» (10, с. 272).

С. Ф. Хитрово доставил на судно «ящичек, сделанной из тополевого леса» (10, с. 272) – «деревянный сосуд, похожий на те, что в России изготовляют из липовой коры и используют вместо коробов» (11, с. 46), «пустотелый шарик из обожженной глины два дюйма в диаметре, заключающий в себе камень, гремящий при встряхивании, который я счёл игрушкой для малых детей...». Камень, который, вероятно, за отсутствием лучшего, служил точилом и на котором были видны полосы меди <...> (там же, с. 47). Другой камень «круглой с скважиной» (12, с. 347) и лопасть весла (11, с. 47).

В судовом журнале вместо лопасти весла упоминается деревянная лопата, вероятно, здесь речь идёт об одном и том же предмете (5, с. 237). Все вышеперечисленные вещи принадлежали эскимосам чугачам.

Г. А. Сарычев писал о встрече с чугачами в 1790 г.: «Мне пришло на мысль спросить их о командоре Беринге, не помнят ли его судна, которое самое первое должны они были видеть у сих берегов. <…> Один из американцев сказал мне, что он слышал от своего отца о сём судне и что оно приходило не к Цукли, но к острову Каяк, который от здешнего места лежит к востоку, на полтора дня езды, где американцы в летнее время обыкновенно промышляют бобров. Люди с сего судна сходили на берег и оставили в их шалашах некоторое число ножей и корольков» (9, с. 158).

Собранную коллекцию Г. В. Стеллер оставил у себя, а С. Ф. Хитрово всё, что он привёз, передал В. Й. Берингу. В ходе дальнейшего плавания экипаж «Св. Петра» сделал остановку вблизи одного из Шумагинских островов, вероятно, о. Нагай. Здесь 4 сентября 1741 г. (по судовому журналу пакетбота «Св. Пётр» и дневнику С. Вакселя встречи с алеутами произошли 5 и 6 сентября, по рапорту С. Вакселя, дневнику и рапорту Г. В. Стеллера – 4 и 5 сентября) произошла первая встреча русских с алеутами, от которых было получено два гарпуна. В вахтенном журнале «Св. Петра» о приобретении алеутских вещей сказано: «…он (алеут. – С. К.)… бросил на пакетбот 2 выструганные палки, к одной привязано с конца перья, оные перья признавали соколиными, а к другой – птичья нога» (5, с. 244).

Г. В. Стеллер по-другому описал передачу одного из гарпунов: «Потом он (алеут. – С. К.) взял еловую палку, лежащую позади него поверх кожаной лодки, разрисованную красным, в три аршина длиной наподобие бильярдного кия. На неё он насадил два соколиных крыла, крепко привязав их китовым усом, показал нам, а затем, смеясь, бросил в воду в направлении нашего судна» (11, с. 70).

Здесь говорится о магических действиях, направленных на защиту от чужеземцев. И. Е. Ве-ниаминов отмечал, что при первых встречах алеуты принимали русских за сверхъестественных существ, «…все произведения и действия русских, не понятные им, они считали сверхъес-тественными; и от того, в первое время, они русских называли духами…» (3, с. 18).

О жертвоприношениях у алеутов в виде перьев и других частей тел птиц И. Е. Вениаминов сообщает:

«Вторая жертва состояла из перьев урильего (бакланьего. – С. К.) хвоста и пёстрых перьев сыча, которые мог приносить всякий из мужчин и всегда когда хотел (но приносились более в пути). <...> Самый обряд жертвоприношения состоял в том, что приносящий, взяв известные перья и каждое из них обмакивая в какой-нибудь краске (но более зеленой или красной) кидал их порознь на все четыре стороны, и при каждом разе, когда надобно было кинуть перо, он именно высказывал свою просьбу к невидимым духам…» (там же, с. 122–123).

К. Г. Мерк, участник экспедиции И. И. Биллингса – Г. А Сарычева 1785–1794 гг., отметил особую роль сокола в поверьях алеутов:

«О перьях сокола они думают, что тот, у кого такие перья прикреплены снаружи каяка, значительно счастливее в охоте на каланов. Однако только редко кто имеет такие перья, потому что, согласно их обычаям, они боятся убивать сокола. Они утверждают даже, что каланы не только не боятся таких украшенных перьями каяков, но даже очень близко к ним приближаются» (8, с. 82).

То, что алеуты передали русским именно гарпуны, подтверждается записью в дневнике Г. В. Стеллера, он отметил: «Сзади (люка байдарки. – С. К.) лежат одна или более круглых (в диаметре. – С. К.), окрашенных в красный цвет палок, заострённых на концах и связанных вместе, все они изготовлены точно так же, как и та, что мы от них получили…» (11, с. 73). Выезжая в море, алеуты закрепляли гарпуны на наружной поверхности байдарки, подсовывая их под специальные крепёжные ремни, расположенные с двух сторон от люка байдарки.

На следующий день 5 сентября 1741 г., согласно дневнику С. Вакселя, русские получили жезл – «палку длиной приблизительно в пять футов, на тонком конце которой были укреплены перья птиц разных пород и небольшое резаное из кости изображение человека» (2, с. 67) и две деревянные шляпы-козырьки. В других документах об этих предметах сказано: «...на другой день к нам на маленьких их судах к судну пришли и две деревянные шапки и из алебастра сделанного идола нам в подарок принесли» (10, с. 273).

«От них напротив того дано нам в подарок же зделанные ис корок две шапки и на одной привязан был костеной статуй наподобие вида человеческого…» (там же, с. 265). «...От них дано в подарок две шапки, сделанные из деревянной корки, на одной привязан резной маленькой костяной мужичёк» (5, с. 244).

«На головах у этих людей были шляпы, изготовленные из древесной коры и украшенные красными и зелеными пятнами, напоминающие по форме козырьки для глаз, которые обычно надевают на голову: макушка оставалась непокрытой, и шляпы, казалось, были предназначены лишь для того, чтобы защищать глаза от солнца. <...> У некоторых (алеутов на шляпах. – С. К.) были воткнуты пестрые соколиные перья, а у других – тростинки (усы сивуча. – С. К.). <...> И здесь снова я нашёл чёткое указание, что американцы происходят из Азии, поскольку камчадалы и коряки носят такие же шляпы; я приобрёл несколько таких для Кунсткамеры.

Когда по нашим многочисленным знакам эти американцы поняли, что мы хотели бы получить одну из этих шляп, они дали нам даже две. На одной было прикреплено маленькое резное изображение сидячего идола из кости, у которого сзади было воткнуто перо, что без сомнения, должно было обозначать хвост» (11, с. 76).

Экипаж «Св. Павла» также встречался с алеутами во время стоянки у о. Адах (Адак). Судя по описанию А. И. Чирикова, алеуты уже встречались с экипажами каких-то судов. Они не подплывали близко к судну, т. к. опасались, что по ним будут стрелять из луков; за питьевую воду требовали громадную плату, понимая, что экипаж судна давно находится в плавании и имеет недостаток в пресной воде; знали употребление металла. В судовом журнале «Св. Павла» записано: «Токмо они скоро к судну подъехать не смели и руками разводили наподобие, как лук растягивают, из чего мы догадались, что они опасаются дабы от нас по них не было стреляно и того ради мы им <...> как возможно давали знать, что от нас никакой противности показано не будет. <...>

Притом увидели мы, что из них некоторые, принеся одну руку ко рту, другую (под…тили) (подносили. – С. К.) и вдруг ото рта руку отрывали, тогда мы узнали, что они спрашивают у нас ножей, понеже камчадалы и прочие здешние народы, как едят мясо или иное что, то ножами у рта отрезывают, и я велел им один (металлический. – С. К.) нож дать из подарочных вещей, которой они увидели и очень обрадовались и стали от нас ножей с великим прилежанием требовать» (6, с. 308–311).

От алеутов русские получили четыре гарпуна и одну шляпу-козырек (14, с. 228). В. А. Дивин, без указания источника, отметил, что древко одного из этих гарпунов было сделано из кипариса (4, с. 174). О головных уборах алеутов в судовом журнале «Св. Павла» записано: «На головах они у себя имеют вместо шляп сделанные из берёзовых тонких досок желупки, которые разными красками [писаны] и перьями натыканы, а у некоторых наверху привязаны костяные штатурки (статуэтки – С. К.), какой желубок для объявления получили мы от них…» (6, с. 313). Все вышеперечисленные предметы вошли в три коллекции – А. И. Чирикова, В. Й. Беринга и Г. В. Стеллера. К последней коллекции можно добавить сломанный деревянный капкан с зубцами из раковин денталиум, который Г. В. Стеллер нашёл на берегу о. Беринга. Он отмечал, что раковин денталиум на Камчатке нет, поэтому Г. В. Стеллер считал, что этот капкан был сделан жителями Америки и принесён к острову морским течением (11, с. 102).

Коллекция В. Й. Беринга была утрачена во время зимовки экипажа «Св. Петра» на острове, который впоследствии был назван в его честь. Лейтенант Свен Лаврентьевич Ваксель (1701–1762), возглавивший экспедицию после смерти В. Й. Беринга, в качестве подтверждения встречи с алеутами отправил в Адмиралтейств-коллегию только костяную фигурку, которая была прикреплена к одной из шляп – «костеной статуй на подобие вида человеческого». Что касается двух алеутских шляп-козырьков и двух гарпунов, то он отметил, что они были утрачены (2, с. 143). В 1981 г. во время археологических раскопок на о. Беринга были найдены остатки лукошка из древесной коры, которое, по мнению археологов, было приобретено С. Ф. Хитрово на о. Уингем (7, с. 72), а также несколько точильных камней. Возможно, что они также относятся к сборам С. Ф. Хитрово (там же, с. 53, 64). С большой натяжкой каменную лампу-жирник из темного сланца трапециевидной формы (там же, с. 54, 72) можно соотнести с предметом «другой камень круглой с скважиной» из сборов С. Ф. Хитрово на о. Каяк. Лампа-жирник чугачей из публикации К. Биркет-Смита действительно имеет круглую форму и больше подходит под это описание (15, с. 57).

Коллекцию А. И. Чирикова – четыре гарпуна и шляпу-козырёк – доставили в Санкт-Петербург. Первый рапорт о плавании к берегам Америки А. И. Чириков отправил в декабре 1741 г. с матросом С. Сплавщиковым. А. И. Чириков полагал, что С. Сплавщиков может погибнуть в пути, поэтому 15 мая 1742 г. он отправил ещё один рапорт с гардемарином Андреяном Моисеевичем Юрловым (?–1791), «с которым и полученные нами вещи от жителей… для предоставления в Государственную адмиралтейств-коллегию от меня посланы будут» (14, с. 231).

После возвращения из плавания Г. В. Стеллер оставался на Камчатке до августа 1744 г., когда он отправился в Санкт-Петербург. В пути Г. В. Стеллер продолжил вести научные наблюдения, в 1746 г. он провёл несколько месяцев в Соликамске у фабриканта Г. А. Демидова. В августе 1746 г. Г. В. Стеллер был арестован по ложному доносу и вынужден был возвратиться в Иркутск. После ареста он передал часть своих документов для доставки в Санкт-Петербург Иоганну Эбергарду Фишеру (1697–1771), а рисунки и большую часть коллекций художнику экспедиции Иоганну Христиану Беркгану (1709–1751). 30 сентября 1746 г. И. Х. Беркган прибыл в Москву, в Сибирский приказ. Он хотел здесь дождаться возвращения Г. В. Стеллера, но вскоре было получено известие о его смерти в Тюмени 12 ноября 1746 г. Тогда в Сибирском приказе приняли решение немедленно отправить багаж Г. В. Стеллера в Санкт-Петербург в сопровождении И. Х. Беркгана, «дабы тем вещам не учинилось какого повреждения или траты» (13, с. 9). 1 июня 1747 г. рисунки и коллекции Г. В. Стеллера доставили в Императорскую Академию наук.

В современной музейной документации вещи, полученные от участников Второй Камчатской экспедиции, не значатся, но они могут оказаться в коллекциях, которые на рубеже XIX–XX вв. были зарегистрированы как «старинные поступления музея». Исследователи неоднократно пытались выявить эти предметы. Л. Блэк предположила, что шляпа-козырёк № 2868-23 была получена участниками экипажа «Св. Петра» у алеутов Шумагинских островов (16, с. 41). Как отмечалось, эта коллекция была утрачена, поэтому данная шляпа может происходить только из более поздних сборов.

Возможно, что при обнаружении новых документов в архивах удастся атрибутировать некоторые алеутские предметы из сборов Г. В. Стеллера и А. И. Чирикова. В Санкт-Петербургском филиале архива Российской академии наук (СПбФА РАН) есть ранний рисунок алеутских гарпунов и других орудий морской охоты из собрания Кунсткамеры середины XVIII в. (СПбФА РАН. Разряд IX. Оп. 4), поэтому в ходе дальнейшей работы возможно соотнесение этих рисунков с конкретными предметами Музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) им. Петра Великого Российской академии наук.


1. Ваксель С. Вторая Камчатская экспедиция Витуса Беринга. М. ; Л. : Изд-во Главсевморпути, 1940. 175 с.
2. [Ваксель С.] В Государственную Адмиралтейств-Коллегию Всепокорнейший Репорт // Ваксель С. Вторая Камчатская экспедиция Витуса Беринга. Л. ; М., 1940а. С. 138–151.
3. Вениаминов И. Е. Записки об островах Уналашкинского отдела. СПб., 1840. Ч. I, II, III.
4. Дивин В. А. Великий русский мореплаватель А. И. Чириков. М. : Географгиз, 1953. 279 с.
5. Из вахтенного журнала пакетбота «Св. Пётр» о плавании к берегам Америки. 1741 г. мая 24 – декабря // Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в. М., 1984. С. 232–249.
6. Лебедев Д. М. Плавание А. И. Чирикова на пакетботе «Св. Павел» к побережьям Америки. М. : Изд-во АН СССР, 1951. 430 с.
7. Леньков В. Д., Силантьев Г. Л., Станюкович А. К. Командорский лагерь экспедиции Беринга. М. : Наука, 1988. 125 с.
8. [Мерк К.] Этнографические материалы из рукописи дневника К. Мерка, начатого 16 августа 1789 г. в Охотске // Этнографические материалы Северо-Восточной географической экспедиции: 1785–1795. Магадан, 1978. С. 59–97.
9. Сарычев Г. А. Путешествие по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану. М. : Изд-во географ. лит-ры, 1952. 320 с.
10. [Стеллер Г. В.] 1742 г. ноября 16. Из рапорта адъюнкта Академии наук Г. В. Стеллера Сенату об исследовании побережья Северной Америки, изучении жизни и быта населяющих её народов во время плавания на пакетботе «Св. Пётр» // Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в. М., 1984. 320 с.
11. Стеллер Г. В. Дневник плавания с Берингом к берегам Америки. 1741–1742. М., 1995.
12. [Хитрово С.] Выписки из судового журнала, ведённого на пакетботе «Св. Пётр» С. Хитрово // Экспедиция Беринга. М. : Главн. архивн. упр-е НКВД СССР, 1941. С. 339–360.
13. Черкашина А. Забытые рисовальщики Второй Камчатской экспедиции // Неизвестная Камчатка. 1998. № 1. С. 4–11.
14. [Чириков А. И.] 1741 г. декабря 7. Рапорт А. И. Чирикова в Адмиралтейств-коллегию о плавании к берегам Америки // Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в. М., 1984. С. 222–231.
15. Birket-Smith K. The Chugach Eskimo. Kуbehhavn, 1953.
16. Black L. T. Glory remembered. Wooden headgear of Alaska sea hunters. Juneau, 1991.

Корсун С. А. Американское этнографическое собрание участников Второй Камчатской экспедиции // "О Камчатке: её пределах и состоянии..." : материалы XXIX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 141-145.