Герман Аляскинский и С. И. Яновский

С. А. Корсун

Преподобный Герман Аляскинский, причисленный к лику святых 27 июля/9 августа 1970 г. Автокефальной Православной Церковью в Америке, происходил из крестьян одной из деревень Шацкой провинции Воронежской губернии. Его мирское имя - Егор Иванович Попов (1751-1836). В возрасте двенадцати лет он совершил длительное паломничество в Саровский монастырь, где жил несколько месяцев в Саровском монастырском лесу в келье старца Варлаама (1689-1764), бывшего игумена Костромского Богородицко-Игрицкого монастыря. Старец Варлаам в 1752-1755 гг. был духовником трудника, а затем послушника Николая Кондратьева (прп. Назария Валаамского, 1733-1809) и поддерживал с ним переписку до конца своей жизни. Отец Назарий был родом из дер. Аносово, расположенной в 15 верстах от г. Кадома Шацкой провинции Воронежской губернии (8, с. 4).

В 1768 г. Е. И. Попов вытянул рекрутский жребий и должен был идти в солдаты на 25 лет. Чтобы избежать этой участи, он ушел в Саровский монастырь, откуда его и забрали в армию. Так как Е. И. Попов был грамотным, то его определили на должность "подканцеляриста" воеводства г. Кадома. В 1778 г. воеводства были упразднены, и их служителям, которые не желали продолжать военную службу, разрешили уйти в монастырь. В 1778 г., одновременно с Прохором Мошниным (прп. Серафимом Саровским, 1754/1759-1833), Е. И. Попов поступил послушником в Саровскую обитель. В 1782 г. составе свиты иеромонаха Назария он переехал в Санкт-Петербургскую епархию. В марте 1782 г. о. Назария назначили "строителем" Валаамского монастыря, здесь 22 октября 1782 г. он постриг послушника Е. И. Попова в монахи с именем Герман. В 1793 г. о. Герман выразил добровольное желание войти в состав Первой православной миссии, которая отправлялась на Аляску, где он постоянно находился с сентября 1794 г. до своей кончины 15 ноября 1836 г.

В период с 1791 г. правителем компании Г. И. Шелихова на Аляске был А. А. Баранов, в 1799 г., после образования Российско-Американской компании, его назначили главным правителем русских владений в Америке. На этом посту А. А. Баранов оставался до января 1818 г. Затем в течение нескольких месяцев должность главного правителя занимал Л. А. Гагемейстер.

В октябре 1818 г. новым главным правителем стал молодой морской офицер С. И. Яновский. Он к тому времени женился на дочери А. А. Баранова Ирине Александровне. Еще лично не зная старца, только вследствие одних доносов на него, С. И. Яновский писал в Санкт-Петербург о необходимости удаления о. Германа из Америки, объясняя это тем, что старец подговаривает кадьякских алеутов на выступление против местных властей. Узнав о назначении нового правителя, о. Герман сразу же отправил С. И. Яновскому письмо, в котором писал об Аляске и ее жителях:

"Любезному нашему отечеству Творец, как будто новорожденного младенца, дать изволил край сей, который еще не имеет ни сил к каким-либо познаниям, ни смысла, требует не только покровительства, но, по бессилию своему и слабого ради младенческого возраста - самого поддержания. Но и о том самом не имеет он еще способности к кому-либо сделать свою просьбу, а как зависимость сего народного блага Небесным Провидением неизвестно до какого-то времени отдана в руки находящемуся здесь Российскому начальству, которое теперь вручилось вашей власти, сего ради:

Я, нижайший слуга здешних народов и нянька, от лица тех, перед вами ставши, кровавыми слезами пишу вам мою просьбу. Будьте нам отец и покровитель, мы, всеконечно, красноречия не знаем, но с немотою младенческим языком говорим: "Отрите слезы беззащитных сирот; прохладите печали, тающие сердца; дайте разуметь, что значит отрада!"

Милостивейший Государь, в сем малом изображении вы тонкостью вашего разума и проницательным вниманием сами можете пространство и обширность народных горестей сыскать. Мы остаемся в ожидании, какое Творец изольет благоволение вашему сердцу на участь бедных…" (1, с. 151).

Это письмо, а также личная встреча совершенно изменили мнение С. И. Яновского о старце. Осенью 1819 г. С. И. Яновский совершил объезд русских колоний в Америке, в ноябре он прибыл на о. Кадьяк, где оставался больше месяца. Он писал: "Мне было 30-ть лет; воспитывался я в Морском корпусе; знал многие науки и много читал; но к сожалению, науку из наук, т. е. Закон Божий едва понимал поверхностно и то теоретически, не применяя к жизни и был только по названию христианин, в а душе и на деле вольнодумец, деист; как почти все воспитывающиеся в корпусах и в казенных заведениях…

Тем более я не признавал Божественности и святости нашей религии, что перечитал много безбожных сочинений Вольтера и других философов XVIII в.

Отец Герман тотчас это заметил и пожелал обратить меня. Но это не легко было! Меня нужно было убедить, доказать святость нашей религии; а потому много требовалось времени, знания и умения хорошо и убедительно говорить.

К великому моему удивлению, простой необразованный монах, о. Герман, вдохновляемый благодатью, так умно, сильно и убедительно говорил и доказывал, что никакая ученость и земная мудрость не могла устоять! Действительно, о. Герман имел великий природный ум, здравый смысл, много начитан духовных отеческих книг; а главное имел благодать Божию!

Мы беседовали с ним без умолку: о любви Божией, о вечности, о спасении души, о христианской жизни и проч. Сладкая речь неумолкаемым, увлекаемым потоком лилась из уст его!

Такими постоянными беседами и молитвами святого старца Господь совершенно обратил меня на путь истинный, и я сделался настоящим христианином. Всем этим я обязан отцу Герману, он мой истинный благодетель!" (10, с. 134-136).

Хотя о. Герман, будучи монахом, постоянно тяготился мирского общества и желал удалиться от людей, ему пришлось нести миссионерский крест в течение всего пребывания в Америке. С. И. Яновский отмечал: "Желание его, дабы удалиться от мира, но, видевши неспособность других братий своих, он подает душеспасительные наставления народу, дабы обратить их к благочестию и единственно исполняет сие только по недостатку исповедников" (6, с. 26).

Во время одной из встреч С. И. Яновский рассказал старцу о происшествии, которое случилось в испанской Калифорнии. В 1815 г. промысловая партия кадьякских алеутов под руководством Бориса Тарасова занималась промыслом морских животных у берегов Калифорнии. Ветром их байдарки прибило к берегу, где у м. Св. Петра их захватили испанские солдаты и отправили в миссию Сан-Педро.

"Однажды я рассказал ему, как испанцы в Калифорнии захватили в плен наших 14 алеутов и иезуиты замучили одного алеута, принуждая их всех принять католическую веру, на что алеуты никак не соглашались, отвечая: "Мы христиане, мы крещены" и показывали им кресты на шеях.

Но иезуиты возражали: "Нет, вы еретики, если не согласитесь принять католическую веру, то мы вас замучаем".

И оставили их по двое в темнице до вечера, на размышление. Вечером пришли с фонарем и с зажженными свечами и начали опять убеждать их к принятию католической веры. Но алеуты, проникнутые благодатью, твердо и решительно отвечали: "Мы христиане, не переменим своей веры".

Тогда эти фанатики приступили их мучить - сперва одного, другой был свидетелем. Они сперва отрезали по одному суставу у пальцев на ногах, потом по другому - тот все терпел, только и говорил: "Я христианин и не изменю своей веры". Потом на руках отрезали по одному суставу у каждого пальца, потом по другому, потом отрубили ступни ног, потом кисти рук - кровь лилась, но мученик до конца терпел; неизменно одно твердил с такою верою, от истечения крови скончался.

Они и на другой день хотели было мучить и других, но в эту же ночь было получено из Монтерея повеление: чтобы всех, взятых в плен русских алеутов немедленно прислать под конвоем в Монтерей, а потому они утром, все, кроме скончавшегося, были отправлены. Это рассказал мне самовидец алеут, товарищ замученного, впоследствии бежавший из плена. Об этом я тогда же донес в главное Правление в С.-Петербург.

Когда я окончил свой рассказ, то отец Герман спросил: "А как звали этого замученного алеута?" Я ответил: "Петр, а фамилии не припомню". Тогда он встал перед образом, благоговейно перекрестился и произнес эти слова: "Святой новомученик Петр, моли Бога о нас!" (10, с. 143-144). Очевидцем этого события был кадьякский алеут Иван Кыглай" (7, с. 318-320).

Осенью 1819 г. экипажем американского судна была занесена в Новоархангельск, а затем на о. Кадьяк эпидемия гриппа. От нее погиб в селении Павловская Гавань 51 человек. Эпидемия быстро распространялась по острову. Смертность была так велика, что кадьякские алеуты вымирали целыми семьями.

С. И. Яновский писал: "Во время пребывания моего на о-ве Кадьяк туда завезена была заразительная повальная смертная болезнь, или язва; которая начиналась жаром, сильным насморком, кашлем, удушьем, оканчивалась колотьем, в три дня человек умирал!

Ни доктора, ни лекарств там не было; болезнь быстро распространилась по всему селению (Павловская Гавань) и скоро перешла на все близлежащие (алеутские) селения. Ревностный старец о. Герман неутомимо, с великим самоотвержением посещал больных, не щадя себя, как духовный, увещал терпеть, молиться, приносить покаяние и приготовлял к смерти…

Зараза действовала на всех, даже и на грудных детей. Мое семейство: жена и грудное дитя - тоже были больны, как и я сам. Смертность была так велика, что три дня не было людей копать могилы, и тела валялись не зарытыми! Хорошо, что были морозы, то запаху не было.

Я не могу представить ничего печальнее и ужаснее того зрелища, которым я поражен был, посетивши алеутский кажим! Это большой сарай, или казарма с нарами, в котором живут алеуты со своими семьями. В нем помещалось всего до ста человек; я обошел всех, разговаривал, спрашивал, советовал, ободрял, утешал: некоторые лежали уже умершие, остывшие, подле живых; другие кончались: стон, вопль, раздирающий сердце.

Я видел матерей уже умерших, на охладевших грудях которых ползало голодное дитя, с воплем, стараясь найти себе пищу - но тщетно! Кровью обливалось мое сердце от жалости, видевши поражающую ужасом - эту печальную картину смерти. Нет кисти, достойной изобразить ее, для напоминания тем, которые бесконечно утопают в роскоши, забывая о смерти!" (10, с. 136-137).

Во время этой страшной эпидемии, продолжавшейся больше месяца, о. Герман неутомимо посещал больных. Оставшиеся в живых кадьякские алеуты еще больше полюбили о. Германа, который, рискуя жизнью, доказал им свою любовь во время постигшего их бедствия. Отцу Герману пришлось взять на воспитание двухлетнего сироту Герасима Зырянова. Можно с уверенностью сказать, что о. Герман приютил младенца, так как ему грозила смерть, и он был единственным человеком, который мог спасти ребенка.

При расставании в декабре 1819 г. о. Герман сказал С. И. Яновскому: "Вы собираетесь в Россию, в Петербург - не везите туда жену вашу, которая здесь родилась, не видела большого света, ни его пленительной роскоши, ни его соблазнов и пороков, а лучше оставьте ее у вашей матери, в Малороссии, пока сами по делам поедете в Петербург" (там же, с. 141). С. И. Яновский дал слово, но не сдержал его. Яновские прибыли в Санкт-Петербург в начале 1822 г., здесь они закружились в водовороте светской жизни, время летело незаметно, но через несколько месяцев Ирина стала утомляться от светского общества, от нескончаемой череды балов, приемов и званых обедов. Тогда С. И. Яновский вспомнил предостережение о. Германа, отвез жену к своей матери в деревню, но было поздно, Ирина таяла как свеча от неизвестной болезни и в начале 1824 г. тихо скончалась в возрасте двадцати двух лет.

С. И. Яновский вспоминал: "…Любезная, предчувствовала ли ты, что навсегда оставляешь свою родину… Многие из креолов были вывезены отсюда (более 12 человек) в Петербург для обучения разным наукам, особливо мореплаванию и кораблестроению. Их содержали прекрасно, они ни в чем не имели недостатка, но возвратились только двое, прочие все умерли от тоски и от климата получили чахотку.

Такой жребий ожидал и тебя, моя бесценная и любимая подруга жизни… Мог ли я вообразить, что столица России будет твоим гробом во цвете лет твоих! Если ли бы я это знал, то никогда, никогда не повез бы тебя в Россию, не разлучил бы с родиною, лучше сам остался в этих диких пустынных странах Америки" (9, с. 88).

В конце жизни С. И. Яновский принял монашество, получил имя Сергий и жил в Тихановой пустыни Калужской губернии, где скончался 19 января 1876 г. Дата его поступления в монастырь - 1864 г. - впервые приведена Р. А. Пирсом (11, с. 6; 12, с. 197) и повторена в ряде изданий (4, с. 217; 3, с. 88; 2, с. 634), но, вероятно, не верна. В письме к игумену Валаамского монастыря от 17 октября 1865 г. С. И. Яновский подписался: "Вашего высокопреподобия покорнейший слуга Семен Яновский. P. S. Извините, что я не знаю вашего имени. Адрес ко мне: в Калугу его высокородию Семену Ивановичу Яновскому" (5, с. 130). В такой форме церковнослужители письма друг к другу не подписывали. Это означает, что в октябре 1865 г. С. И. Яновский не был ни послушником, ни монахом. Интересно, что его биограф Ю. В. Холопов не указал дату поступления С. И. Яновского в монастырь (9).

1. [Герман] Списанная в Валаамском монастыре копия с письма отца Германа к Семену Ивановичу Яновскому, от 28 декабря 1818 года // Валаамские миссионеры в Америке (в конце XVIII столетия). СПб., 1900. С. 150-152.
2. Гринев А. В. Кто есть кто в истории Русской Америки. Энциклопедический словарь-справочник / под ред. Н. Н. Болховитинова. М., 2009.
3. Митрополит Климент (Капалин). Русская Православная церковь на Аляске до 1917 года. М., 2009.
4. Морской биографический справочник Дальнего Востока России и Русской Америки. XVII - начало XX вв. / сост. Б. И. Болгурцев. Владивосток, 1998.
5. Письмо С. И. Яновского к игумену Валаамского монастыря от 17 октября 1865 г. // Валаамские миссионеры в Америке (в конце XVIII столетия). СПб., 1900. С. 128-130.
6. Поберовский С. Очерк истории Православия в Америке (1794-1867 гг.) // Православная жизнь. 1994. № 7. С. 20-30.
7. Показания кадьякского партовщика Ивана Кыглая о захвате испанцами в 1815 г. промыслового отряда РАК в Калифорнии, об испанском плене, гибели кадьякца Чукагнака (Св. Петра Алеута) и своем бегстве на остров Ильмену. Росс, май 1819 г. // Россия в Калифорнии: русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях, 1803-1850: в 2 т. / сост. А. А. Истомин, Дж. Р. Гибсон, В. А. Тишков. М., 2005. Т. 1. С. 318-320.
8. Степашкин В. А. Преподобный Назарий Валаамский - подвижник Саровской пустыни. Саров, 2009.
9. Холопов Ю. В. Одиссея лейтенанта Яновского: Жизнь и необыкновенные приключения мореплавателя, главного правителя Русской Америки, калужского дворянина. Калуга, 1998.
10. [Яновской С. И.] Из письма Семена Ивановича Яновского Валаамскому игумену Дамаскину от 22-го ноября 1865 г. // Валаамские миссионеры в Америке (в конце XVIII столетия). СПб., 1900. С. 131-144.
11. Pierce R. A. Builderes of Alaska. The russiah Governors: 1818-1867. Kingston, 1986.
12. Pierce R. A. Russian America: A Biographical Dictionary. Kingston - Fairbanks, 1990.

Корсун С. А. Герман Аляскинский и С. И. Яновский // Пятые Международные исторические и Свято-Иннокентьевские чтения "К 270-летию выхода России к берегам Америки и начала освоения Тихого океана (1741-2011)" : материалы : 19-20 окт. 2011 г. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 50-53. - Библиогр. : с. 53.