Т. А. Князькина

Документы Государственного архива Камчатского края о развитии здравоохранения на Камчатке в годы советской власти

Тема становления и развития социального института здравоохранения на Камчатке в совет- ское время (с 1917 г. по 1991 г.) находилась в поле зрения исследователей (1). Но несмотря на разно- образие затронутых вопросов она изучена фрагментарно и нуждается в целостном осмыслении на более широкой источниковой базе. Данное обстоятельство определяет архивные материалы в каче- стве основных источников информации. Корпус документальных источников о развитии здравоох- ранения Камчатки, хранящихся в ГАКК, не был предметом изучения.

В этой статье попытаемся продемонстрировать источниковые возможности документов ГАКК для раскрытия состояния советского здравоохранения на Камчатке.

Заметим, что территориально понятие «Камчатка» охватывает северо-восточную террито- рию Дальнего Востока, административное деление которой менялось несколько раз в соответствии с директивными документами. 10 декабря 1930 г. образованы национальные округа: Корякский и Чукотский. Округа вышли из состава Камчатского округа, а 22 июня 1934 г. были включены в состав Камчатской области (с 20 октября 1934 г.) с областным центром в г. Петропавловске-Камчатском. 18 мая 1951 г. Чукотский национальный округ выделен из состава Камчатской области. В 1977 г. Корякский национальный округ (КНО) был переименован в Корякский автономный округ (КАО).

Архивные источники по избранной теме можно условно разделить на две группы. Первую группу образуют документы организационно-распорядительного характера партийных фондов и фондов исполнительных органов власти, как верхнего эшелона власти, устанавливающие общие тенденции и задачи развития медицины, так и регионального уровня, раскрывающие непосредст- венную реализацию государственных установок на местах.

Немногочисленность архивных материалов, свидетельствующих о первых шагах организа- ции здравоохранения на Камчатке, подтверждает их ценность. К таким относятся сведения о работе отрядов Российского Общества Красного Креста и врачебных экспедиций, благодаря которым меди- цинская помощь стала возможной для большинства жителей полуострова (2, л. 30).

Документы первой группы дают основной материал к изучению истории медицины в 20–40-е гг. ХХ в. Несмотря на встречающийся в документах «угасающий текст», неполноту информации, про- извольную форму редких отчетов, они отразили атмосферу тяжелейших условий труда (отсутствие руководящего состава на местах, недостаток медицинских кадров, медицинского оборудования, ле- карств, помещений под медицинские пункты и др. и высокую потребность в организации медицин- ского дела). Так, уже на 1-м Петропавловском уездном съезде Советов (1920 г.) было принято поста- новление об образовании Комиссариата народного здравия и ветеринарии. Документы сообщают о сложных отношениях между комиссариатом и медицинским персоналом. Несмотря на различия во взглядах в деле организации медицинской помощи, медицинские работники и советская власть пришли к соглашению, «полагая, что только при дружной и совместной работе специалистов и влас- ти, чего до сих пор на Камчатке не было ни при царизме, ни после него, медицинское дело в области будет поставлено на должную высоту» (3, л. 6).

Не менее интересны сведения о закупке медикаментов на рынках Японии, об оказании по- мощи населению японскими врачами; об участии в становлении медицинского дела на Камчатке учителей, сотрудников милиции.

Непосредственно медицинской тематике посвящены документы второй группы из фондов: «Отдел здравоохранения Камчатского окрревкома», «Врачебный инспектор Камчатской области», «Отдел здравоохранения Камчатского облисполкома» и др. Разножанровость данных источников, широта охвата ими медицинских вопросов, избранная фактографичность отчетов в совокупности с документами первой группы позволяют выявить, проследить в течение десятилетий (особенно по- слевоенных) проблемы в деле здравоохранения, попытки их решения и перспективные шаги в ста- новлении и развитии здравоохранения.

Особо выделим группу документов, содержащую количественные показатели развития здравоохранения, свидетельствующие о результативности работы как руководящего состава отде- лов здравоохранения, так и рядового медицинского персонала.

При оценке состояния статистической отчетности следует учитывать человеческий фактор. Именно степень компетентности руководителей на местах решающим образом повлияла на наличие и качество отчетности.

Документы ГАКК освещают постепенное развитие советской системы здравоохранения. В первые десятилетия советской власти в области была создана разветвленная сеть медицинских учреждений. Уже на начало 1959 г. каждое национальное село имело медицинское учреждение (4, л. 51-53). Медицинская помощь стала доступной для большинства населения. Получила развитие специализированная медицинская помощь.

В архивных материалах 50–60-х гг. отражено противоречивое развитие специализирован- ной медицинской помощи. Воспользоваться ею могли не все. Консультация специалиста была до- ступна населению, но получить лечение в областных учреждениях сельским жителям оказалось затруднительно. Больничные койки в областных учреждениях были заняты на 85-90 % городскими жителями (5, л. 47). Выход был найден – лечение за пределами края и увеличение числа коек в об- ластных учреждениях.

В отчетах Областного отдела здравоохранения (Облздрав) о развитии здравоохранения на Камчатке указывалось, что медицинская помощь оказывалась преимущественно в приспособлен- ных под медицинские пункты помещениях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям. Увеличение коечного фонда за счет строительства являлось одним из самых неотложных меропри- ятий в области здравоохранения, на что нередко указывали решения партийных органов власти. Темпы больничного строительства продолжительное время оставались низкими. Причинами такого положения являлись: сезонное пребывание строительных кадров, низкое качество проектных ра- бот, «отсутствие достаточной требовательности и настойчивости в получении средств со стороны руководителей лечебных учреждений, необеспеченность строительными материалами, несвоевре- менное и плохое финансирование» (6, л. 42). В то же самое время освоение выделяемых средств на строительство объектов здравоохранения было неудовлетворительным. Положение со строи- тельством учреждений здравоохранения начало улучшаться с середины 50-х гг. С 1959 по 1965 г. в КНО было построено 17 больниц (7, л. 6). К середине 60-х гг. Камчатская область занимала 1-е место в РСФСР по выполнению планов по строительству объектов здравоохранения и 5-6-е место в РСФСР по освоению средств на строительство объектов здравоохранения (8, л. 6). Однако строи- тельство осуществлялось по проектам, которые устаревали (9, л. 60). К 1974 г. в области не было ни одного действующего медицинского учреждения, которое бы соответствовало проектным нормати- вам (10, л. 51). Развитие сети медицинских учреждений Камчатской области не успевало за темпом экономического освоения полуострова и ростом населения.

В районных документах обнаруживается еще одно серьезное препятствие для оказания ме- дицинской помощи на многие годы – переуплотненность. Площади помещений, предназначенных для медицинских пунктов аптек были малы (11, л. 60). Затруднено консультирование больных. Так, прием детей в кабинете одновременно вели 2-3 специалиста (12, л. 87). Мощность функционирую- щих амбулаторно-поликлинических учреждений не удовлетворяла потребность населения в качест- венной медицинской помощи. Перегруженность поликлиник и аптек превышало норму в 1-3 раза, а по отдельным учреждениям в 5-6 раз (13, л.16).

Хроническая недостаточность коечного фонда, особенно в городской местности, приводи- ла к отказу в госпитализации либо размещению больных в условиях, не отвечающих санитарным нормам. В одиннадцатой пятилетке более двух третей коечного фонда больниц было размещено со значительным переуплотнением (14, с. 32).

Перспективное планирование прироста коек, реализовываясь, не удовлетворяло потребности населения, преимущественно городского. Так, на 1956 г. г. Петропавловск-Камчатский имел в наличии 40 % к норме коек в больничных учреждениях на 1 000 человек городского населения (15, л. 11-16). В 1967 г. недостаток коек по г. Петропавловску-Камчатскому составлял 60 % к норме. Среднее пребы- вание больного на койке в 1978 г. было ниже среднесоюзных нормативов. К 1980 г. площадь на 1 койку уменьшилась и составила от 2 до 3 м2 (16, л. 59). Ряд категорий больных лечился на дому.

В 1985 г. советскими и партийными органами планировалось привести существующую сеть учреждений здравоохранения области по площадям к нормативам к 2005 г. (1, л. 58). Несмотря на декларируемые намерения внимание государственных властей к вопросам охраны здоровья насе- ления уменьшилось. Сокращалась доля бюджетных расходов на здравоохранение. В то же время по обеспеченности населения больничными койками Камчатская область опережала Приморский край, Хабаровский край (18, с. 347). В Корякском автономном округе в 1989 г. этот показатель был самым высоким по стране - 287,3 на 10 тыс. населения (19, л. 96).

Постоянная скученность и хроническая перегрузка пациентами учреждений здравоохране- ния отрицательно сказывались на результатах лечения.

Эффективность здравоохранения во многом определяется состоянием материально-техни- ческой базы. Анализ архивных материалов позволил проследить организацию снабжения медицин- ским имуществом, которая осуществлялась путем предоставления заявок аптеками и лечебными учреждениями в Главное аптечное управление. Как отмечают источники, нередкими были факты, когда жители некоторых населенных пунктов оставались без лекарственной помощи. Причинами данного положения были: отсутствие информации о фактической потребности в медикаментах от- дельных медицинских пунктов, о выпущенных новых лекарственных препаратах, недопоставка препаратов требуемого объема и содержания (20, л. 59-62; л. 16), неудовлетворительная доставка медицинских грузов.

Документы архива военного периода (1941–1945 гг.) углубляют представления об аптечном деле. По-прежнему ощущался острый недостаток в предметах ухода за больными, медикаментах, та- ких как стрихнин, очищеный вазелин, хлористый кальций в ампулах, глюкоза в ампулах, уротропин в ампулах, пенициллин, скарлатинная и дифтерийная сыворотка (вообще вся сыворотка) - крайне необходимые лечебные средства в больницах и аптеках КНО не имелись (21, л. 47). Из 21 больниц округа в 14 из-за отсутствия хирургического инструментария не могли провести даже простую опе- рацию (22, л. 6). В ряде районных больниц отсутствовали клинико-диагностические лаборатории, физиоаппаратура и рентгеноаппаратура. Однако именно в эти годы приобрели значение медикамен- ты, выработанные из растительного лекарственного сырья. Документы Ф. 419 хранят свидетельства эффективного использования дикорастущих лекарственных растений в медицинской практике.

Значимым в послевоенное время в деле охраны здоровья населения Севера было постанов- ление Совета Министров СССР от 15 декабря 1949 г. (23, л.74), которое обязывало организовать в КНО аптечные пункты с бесплатным отпуском лекарств для коренного населения.

Многочисленные документы архива раскрывают динамику снабжения области медицин- ским имуществом. В отчетах Областного аптекоуправления сообщается, что с 50-х гг. возросли поставки антибиотиков, новых лекарственных препаратов, в том числе мицерина, колимицина, би- циллина, гормональных, сердечно-сосудистых препаратов, лекарственных средств для лечения зло- качественных опухолей. Увеличился завоз импортных медицинских товаров из социалистических и капиталистических стран. В 1960–1967 гг. на 60 % увеличивается завоз медикаментов (24, л. 111). В 70–80-е гг. выполнение требований Камчатской области по медикаментам Главным аптечным управлением было полным (25, л. 57).

С целью улучшения медикаментозного обеспечения населения приказами руководящих ор- ганов власти с 1971–1979 гг. в лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) Камчатки создан неснижаемый запас медикаментов (26, л. 91).

Интересны сведения из архивных источников о различных формах обслуживания населения медицинским имуществом: доставка лекарственных форм в процедурные кабинеты ЛПУ, прием ре- цептов аптечными киосками поликлиник, доставка на дом медикаментов престарелым и одиноким людям и др. К 1975 г. эту работу осуществляли все аптеки области.

В начале 90-х гг. в виду социальных, экономических изменений в стране, повлекших за собой разрыв устоявшихся экономических связей с западными, южными территориями страны, об- становка с обеспечением Камчатки медицинским имуществом осложнилась. Анализ состояния и перспектив снабжения на 1991 г. показывал низкую обеспеченность простейшими лекарственны- ми препаратами повседневного спроса. Удовлетворение заявки области на лекарственные средства в 1991 г. составило 28 % (27, л. 138).

Не менее важным составляющим элементом здравоохранения являются медицинские ка- дры. Проблема комплектования ЛПУ медицинским персоналом на протяжении рассматриваемого периода решалась сложно. В первые десятилетия становления советского здравоохранения стоя- ла задача привлечения медицинского персонала, а в дальнейшем его эффективного использования. Первоначально привлекался работавший на Камчатке медицинский персонал, затем трудовые со- глашения заключались с медицинскими работниками, приехавшими на Камчатку в основном по направлениям управлений здравоохранения, многие из которых – выпускники учебных заведений Дальнего Востока. Уклонение молодых специалистов от работы, неприбытие к месту работы влекло за собой уголовную ответственность (28, л. 16). В 60-е гг. уже 48,7 % приглашенных на работу ме- дицинских сестер, фельдшеров составляли выпускники Петропавловск-Камчатского медицинского училища (29, л. 160).

Архивные документы свидетельствуют, что проблема нехватки кадров в годы войны (1941–1945 гг.) решалась путем использования на врачебных должностях фельдшеров и фельдше- ров-акушеров при условии обеспечения контроля над их работой со стороны врачей. Распростране- но было совместительство врачей, которое после войны заметно сократилось (30, л. 6).

После войны на Камчатке число работавших врачей постепенно увеличивалось. Медпункты сельской местности пополнялись кадрами за счет направления молодых специалистов в качестве участковых врачей-терапевтов в села. Ежегодно для работы в сельские районы Министерством здра- воохранения СССР направлялось от 5 до 7 молодых врачей (31, л. 48). С 1983 г. началась подготовка молодых специалистов непосредственно в сельской местности, в КНО. Врачи-интерны сразу попа- дали в условия, в которых им предстояло работать в дальнейшем.

В области в течение десятилетий ощущался большой недостаток опытных врачей. Так, в об- ласти в 1948 г. – 45 % врачей – это врачи со стажем до трех лет (32, л. 6). Постепенно процент меди- цинских работников с небольшим стажем уменьшался. На 1972 г. в области 10 % от общего числа медицинского персонала составляли молодые специалисты (стаж до 3 лет) (33, л. 6).

Документы фондов указывают на существование хронической проблемы в кадровой поли- тике здравоохранения области – текучести кадров. Так, в 1961 г. она составляла 60 % к прибывшим медицинским работникам, 1969 г. – 73 %. Продолжительное время основные силы органов управ- ления были направлены на поиск и реализацию решений по закреплению сотрудников здравоохра- нения на местах. Архивные источники сообщают: медицинские работники, проработав в сельской местности три года, переводились в городские медучреждения, отправлялись на учебу в клиниче- скую ординатуру (34, л. 56). В 70-е гг. была организована подготовка медицинских работников по специальностям, которые допускали их взаимозаменяемость (35, л. 20). Уже к 1971 г. текучесть кадров уменьшилась и составила 19,4 % (36, л. 38–40), В 80-е гг. она составила 8 % от прибывших работников (37, л. 5). Текучесть медицинских кадров из сельских мест к середине 1980-х гг. практи- чески не имела места. Такие позитивные изменения объясняются выбором верной политики в сфере закрепления кадров. В этой политике были и жесткие меры, например: одно из решений Облиспол- кома в 1970 г. не допускало увольнения врачей, особенно в отдаленных селах без соответствующей замены (38, л. 6, 215).

С увеличением численности медицинских работников (уже в начале 60-х гг. укомплектован- ность врачами выросла до 89 %, средними медицинскими кадрами осталась стабильной 87 %), с от- крытием медицинских пунктов удалось охватить медицинской помощью большую часть населения (39, л. 5). Перестали быть массовыми такие инфекционные заболевания, как дифтерия, полиомие- лит, трахома и во много раз снижена заболеваемость туберкулезом, венерическими заболеваниями.

Таким образом, ценность сведений, которые содержит корпус архивных источников ГАКК по истории здравоохранения советского периода, подчеркивает необходимость широкого их исполь- зования в исследовании состояния здравоохранения региона и в целом социальной истории Даль- него Востока.

1. Ахметова А. В. Развитие системы здравоохранения и санитарно-гигиенического обслуживания тра- диционных этносов Дальнего Востока в 1950-е – первой половине 1960-х. // Социальные и гуманитарные на- уки на Дальнем Востоке. 2011. № 4. С. 122–127; Бубнис Г. К. Социалистические преобразования в Корякском автономном округе. М., 1981; Вегрова И. В. Первые шаги в борьбе за охрану здоровья народов Крайнего Севера // Советское здравоохранение. 1973. № 2. С. 70-73; Дьяченко Д. П. Первый комиссар народного здравия Камчатки // Советское здравоохранение. 1965. № 4. С. 43-48; Он же. Вклад средних медицинских работников в развитие и оказание медицинской помощи населению Камчатки, 1920-1980-е гг. // Советское здравоохра- нение. 1987. № 8. С. 59–83; Исаков А. В. Развитие здравоохранения Дальнего Востока. Благовещенск, 1976; Ткачева Г. А. Медицинское обслуживание населения Дальнего Востока в 1941-1945 гг. // Вглядываясь в про- шлое: дальневосточное общество в конце 1917-50-е годы XX века : сб. науч. ст. Владивосток, 2004. Кн. 2. С. 150-171; Широков А. И. Государственная политика на Севере-Востоке России в 1920–1950-х гг.: опыт и уроки истории. Томск, 2009; Щупак Б. Н. Из истории здравоохранения в Камчатской области // Советское здравоохранение. 1962. № 5. С. 71–73; Чикин С. Я. Здравоохранение в Сибири и на Дальнем Востоке. М., 1979.
2. ГАКК. Ф. Р-30. Оп. 1. Д. 9.
3. Там же. Ф. Р-44. Оп. 1. Д. 4.
4. Там же. Ф. П-2 . Оп. 46. Д. 4.
5. Там же. Ф. Р-419. Оп. 1. Д. 311.
6. Там же. Д. 75.
7. Там же. Д. 230.
8. Там же. Д. 229.
9.Там же. Д. 627.
10. Там же. Д. 503.
11. Там же. Ф. Р-88. Оп. 4. Д. 664.
12. Там же. Ф. Р-419. Оп. 1. Д. 251.
13. Там же. Ф. Р-88. Оп. 4. Д. 1104. Л. 16.
14. Власов С. А. Уровень и тенденции развития благосостояния трудящихся Дальнего Востока России в 70–80-е гг. Владивосток, 1992.
15. ГАКК. Ф. Р-419. Оп. 1. Д. 78.
16. Там же. Оп. 4. Д. 2145.
17. Там же. Оп. 1. Д. 900.
18. Народное хозяйство РСФСР в 1989 г. : стат. ежегодник. М., 1990.
19. ГАКК. Ф. Р-419. Оп. 1. Д. 1384.
20. Там же. Ф. Р-683. Оп. 1. Д. 207; Там же, Д. 145. Л. 12; Там же, Д. 280.
21. Там же. Ф. Р-419. Оп. 1. Д. 4б.
22. Там же. Ф. Р-67. Оп. 1. Д. 30.
23. ГАХК. Ф. Р-683. Оп. 2. Д. 473.
24. Там же. Д. 279а.
25. Там же. Д. 1384.
26. ГАКК Ф. Р-553. Оп. 1. Д. 141.
27. Там же. Ф. Р-419. Оп. 1. Д. 291.
28. Там же. Ф. Р-164. Оп. 1. Д. 13.
29. Там же. Ф. Р- 419. Оп. 1. Д. 279а.
30. Там же. Д. 75.
31. Там же. Д. 1140.
32. Там же. Д. 75.
33. Там же. Д. 461.
34. Там же. Д. 1278.
35. Там же. Д. 320.
36. ГАКК. Ф. Р-419. Оп.1. Д. 455.
37. Там же. Ф. Р-419. Оп. 1. Д. 1081.
38. Там же. Ф. Р-88. Оп. 4. Д. 138.
39. Там же. Ф. Р-164. Оп. 1. Д. 72.

Князькина Т. А. Документы Государственного архива Камчатского края о развитии здравоохранения на Камчатке в годы советской власти // "Всеобщее богатство человеческих познаний" : материалы XXX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2013. - С. 153-157.