И. В. Кисличенко

Бутылочная почта и ее значение для изучения течений Дальневосточных морей

Истоки бутылочной почты уходят в глубокую древность. Из бутылок, выловленных в море, люди узнавали о судьбах судов, их экипажей. Узнавали порою с большим опозданием. Так, 27 ав- густа 1851 г. капитан Д’Обервиль поднял на берегу моря предмет, принятый им сначала за обломок скалы. Однако после осмотра и тщательной очистки предмет оказался бочонком из кедрового дере- ва, вымазанным смолистым веществом, содержавшим кокосовый орех. Когда орех был вскрыт, то в нем нашли пергамент. Написанный текст на нем никто не мог понять. Лишь армянин-книготорго- вец за триста талеров прочитал древнюю испанскую рукопись.

«...Судам не выдержать другого дня бури; мы находимся между западными островами и Испанией, и для уведомления о себе написали и бросили в море два подобных документа в надежде, что если каравелла наша потонет, то какой-нибудь мореход, найдя тот или другой документ, доста- вит его по назначению...» (2, с. 93).

Эти строки были адресованы королеве Изабелле и принадлежат Христофору Колумбу, кото- рый оставил красочное описание бури, настигшей его на обратном пути во время первого плавания 12–17 февраля 1493 г. Бутылка была выловлена, но... через 359 лет.

История мореплавания знает сотни случаев, когда выловленные из воды или найденные на берегу бутылки приносили очень важные и порой единственные сведения о судьбе исчезнувше- го судна и его экипажа. В 16-м столетии в Англии даже существовала должность «откупорщика океанских бутылок», а предыстория ее учреждения была следующей. В 1560 г. английский моряк выловил сетью засмоленную бутылку. Удивленный столь необычным подарком моря, он разбил ее и за это поплатился своей жизнью. В разбитом сосуде содержался пергамент, адресованный королеве Елизавете I. Пергамент и осколки бутылки с рыбаком доставили под стражей в Лондон ко двору ее величества. В послании, которое оказалось доносом королевского шпиона, сообщалось, что гол- ландские купцы высадились на островах Новая Земля, принадлежавших России. Королева была немало озадачена. Еще бы! Ведь за 7 лет до этого ее посланник Ричард Ченслор 24 августа 1553 г. на корабле «Эдуард – Благое Предприятие» вошел в устье Северной Двины, после чего по пригла- шению Ивана Грозного прибыл в Москву, где получил большие торговые привилегии. И в то время, когда английская королева с нетерпением ожидала возвращения из Северного Ледовитого океана торговой экспедиции своего второго посланника – Стивена Барроу, какой-то рыбак раньше ее узнает о вторжении в русские земли ненавистных ей голландцев. Королева приказала повесить рыбака, а по всей стране объявить, что впредь такая же участь будет ждать каждого британца, который осмелится разбить выловленную в море или найденную на берегу запечатанную бутылку. Видимо, восхищен- ная способом, каким ее агент переправил послание, Елизавета I и учредила при дворе должность «откупорщика океанских бутылок», в обязанность которого вменила сбор выброшенных морем на берега королевства бутылок, откупорку их и доставку ко двору найденных в них писем.

Должность «откупорщика океанских бутылок» существовала при английском дворе два с половиной века. При этом оставался в силе и закон о смертной казни для тех, кто осмеливался из любопытства разбить «стеклянного почтальона». Лишь в самом конце XVIII в., во времена Георга III, парламент отменил этот нелепый закон и странную должность. Однако с тех пор, в силу тради- ций, англичане относятся к найденным морским бутылкам с большим вниманием и даже, можно сказать, с почтением. В Англии, которая, как известно, островное государство и в которой почти каждая семья имеет непосредственное отношение к морю и кораблям, «бутылочная почта» пользу- ется особой популярностью. Англичане верят и знают, что «почта Нептуна» не только атрибут опре- деленного литературного жанра, но и вполне реальная действительность. Этот дошедший до нас из глубины веков не совсем обычный способ почтового отправления широко применяется и в наши дни, имея немало приверженцев во многих морских странах мира (2, с. 94).

Иногда в выловленных бутылках содержались ценные, и порою единственные, сведения о пропавших экипажах судов и постигших их кораблекрушениях и катастрофах.

Многие сведения сохранившихся записок собраны Л. Скрягиным в его работе «Из истории бутылочной почты». Приведу некоторые из них для того, чтобы показать важное значение этого «вида связи», порою единственного в прошлом, и преимущества использования современных тех- нологий при обеспечении мореплавания кораблей (судов), проведении научных исследований.

В марте 1957 г. на северном берегу о. Ямайка нашли бутылку, из которой извлекли ветхую, потемневшую от времени старинную морскую карту с едва различимой надписью. Не без труда удалось разобрать текст на английском языке: «Июль 1750 года. “Бретрен оф Кост’’ горит в середине Атлантики. Напрасна надежда на спасение кого-либо из экипажа, кроме двенадцати, захвативших шлюпку. Моей матери Элизабет из Лондондери: не плачь обо мне. Моему духовному отцу Тома- су Драйдену: позаботьтесь о матери и о моих младших сестрах. Стыдно смотреть вокруг. Смелые оказались негодяями, и плач их, похожий на плач младенцев, наполняет воздух. Чудовища морских глубин ожидают тех из нас, кто осмелится спасаться вплавь. Мы в сотнях миль от берегов. Мой ка- питан безуспешно пытается поддержать порядок. Я ожидаю смерти молча. Всевышний да наградит нашедшего это письмо. Пожалуйста, передайте...» (5). Далее текст неразборчив.

12 марта 1841 г. парусно-колесный пароход «Президент», принадлежавший известной в свое время фирме «Бритиш энд Америкэн Стим Навигейшн компани», имея на борту 136 пассажиров и ко- манду, направился из Англии в Америку. В порт назначения «Президент» не пришел, и в течение 8 ме- сяцев о судне ничего не было известно. Но в конце года в океане подобрали плававшую бутылку. Содер- жащаяся в ней записка рассказала, что пароход «Президент», попав в сильный шторм, начал тонуть и что очень немногим удалось найти спасение в шлюпках. Вероятно, эта записка была написана одним из очевидцев катастрофы, находившихся в одной из шлюпок парохода, которая погибла позже (5).

В истории «бутылочной почты» нередко отмечались случаи, когда сообщение о гибели суд- на или о бедствии оказавшихся на необитаемом острове и доведенных до отчаяния людей находили спустя всего несколько недель и даже дней после катастрофы, во всяком случае раньше, чем уда- валось обнаружить какие-либо следы, но, в основном, капризный царь морей хотя и доставлял эти депеши довольно точно по адресу, но с опозданием на целые столетия. Вот один из таких трагиче- ских случаев.

В 1784 г. японское пиратское судно отправилось в поисках добычи в сторону Филиппин. Многие месяцы пираты грабили купеческие джонки и сампаны (общее название небольших малай- ских, китайских и японских парусно-гребных лодок). Но однажды тайфун выбросил их корабль на необитаемый коралловый остров. Лишенные воды, пираты оказались обреченными на мучительную смерть. Один из них, по имени Хуносу Матсуяма, на деревянных дощечках написал иероглифами призыв о помощи, вложил их в стеклянный сосуд, запечатал его и бросил в море. Прошло более по- лутора веков... И вот в 1935 г. в песке, на берегу острова Кюсю, этот сосуд нашли. По иронии судьбы волны выбросили послание Матсуямы неподалеку от поселка Хиратемура, где он когда-то жил (5).

Впервые в научных целях бутылочная почта была использована французским путешест- венником Лагэньером. Возвращаясь в Европу с Антильских островов (Атлантический океан), он выбросил в воду 14 бутылок. Одну из них, брошенную в 47° с. ш. и 28° з. д., вскоре нашли на берегу Бретани, во Франции (4, с. 387).

Затем в 1802 г. английское судно «Рэйнбоу» возобновило этот способ изучения течений, который постепенно и вошел в практику исследований. Леонардо да Винчи когда-то писал: «Изучая движение воды, не забудь из каждого обнаруженного явления сделать вывод для практики, чтобы твоя наука не осталась бесполезной».

Принц Альберт I (Монакский) в 1885–1888 гг. для изучения Гольфстрима выбросил 1675 бу- тылок, из них нашлось 226 (13,5 %). А во время Первой мировой войны использовал бутылки для того, чтобы изучить картины течений в тех районах океана, где были боевые действия. Это было сделано с целью определить пути дрейфа многочисленных плавающих морских мин, которые пред- ставляли и представляют и по сей день большую угрозу для судоходства.

Впоследствии по данным бутылочной разведки были построены карты течений и очерчены районы максимального риска (8). Впоследствии тысячи бутылок выбрасывались в море различными исследователями. В бу- тылку добавляли немного песка для балласта и вкладывали бланк с указанием координат места выброски и просьбой к нашедшему бутылку сообщать место и время ее обнаружения.

Успех рыбных промыслов в прибрежной зоне многих стран зависел от изученности поверх- ностных течений. Исследования по изучению течений, в основном с использованием поплавков, для обеспечения рыбного хозяйства производились в Соединенных Штатах, Англии, Швеции, Норве- гии, Германии и других странах.

В России бутылочная почта для изучения течений стала применяться только в начале XX в., хотя заинтересованность Гидрографического департамента в ее использовании проявилась намного раньше, с опубликованием в 1852 г. перевода инструкции британского контр-адмирала Ф. Бичи. Подготовка бутылки требовала определенных правил, а «запечатанные бутылки должны вмещать небольшое количество сухого песку, утвержденного на дне их, влитым воском или смолою, чтобы они стояли в воде прямо и не слишком бы легко плавали» (2, с. 100).

Циркуляр Главного гидрографического управления № 19 от 31 января 1889 г. гласил: «Глав- ное Гидрографическое Управление, в дополнение циркуляра от 24-го декабря 1885 года за № 218, объявляет по Морскому ведомству, что Французский посол в Санкт-Петербурге, г. Лабуле, сообщил нашему Министерству Иностранных Дел, что Наследный Принц Монакский, в видах исследова- ния направления океанских течений, предполагает снова спустить поплавки (Flotteurs); при этом г. Лабуле ходатайствует о сделании распоряжения, чтобы наши морские власти, в случае появления помянутых поплавков, доставляли заключающиеся в них бумаги в Париже, во Французское Мини- стерство Иностранных Дел, для передачи Принцу Монакскому» (2, с. 100).

Вследствие сего, Г. Управляющий Морским Министерством приказал, чтобы командиры на- ших плавающих военных судов, а также портовые Управления, начальники спасательных станций и смотрители маяков на наших берегах, найдя такие поплавки, доставляли заключающиеся в них бумаги в наше Морское Министерство, с обозначением дня и места их находки и вообще всех све- дений, относящихся до обстоятельств, в каких найден был поплавок, для пересылки этих бумаг по принадлежности через наше Министерство Иностранных Дел» (2, с. 100).

История бутылочной почты России неразрывно связана с именем Михаила Ефимовича Жданко и его гидрографическими работами в дальневосточных морях.

По инициативе М. Е. Жданко в 1907–1912 гг. с военных кораблей и судов торгового флота в Японском, Охотском морях и северной части Тихого океана было брошено около 10 000 бутылок. Анализ дрейфа бутылок позволил ему в 1912 г. построить карты «Вероятных путей бутылок, бро- шенных для изучения течений».

В 1913 г. М. Е. Жданко так вспоминал о «бутылочной эпопее»: «Шесть лет тому назад, после войны, приступая вновь к работам на поприще гидрографии, которые во время военных действий были совершенно прекращены, я обратился ко всем морякам, плавающим в водах Дальнего Восто- ка, с коротеньким воззванием, приглашая их приложить немного труда для изучения морских тече- ний с помощью бросания бутылок с записками. Многие откликнулись, иные отказались» (2, с. 101).

В 1913 г. наблюдения над течениями в северной части Охотского моря производились с транспорта «Охотск» вертушкой Экмана (на якорных стоянках) или «обыкновенным прибором из банки и ведра». На переходах с транспорта и военными судами было выброшено 1 258 бутылок с записками, в 1915 г. – 316.

Через 78 лет бутылку с транспорта «Охотск» ГЭВО, брошенную в точке с координатами 50°38´ с. ш. 140°56´ в. д., нашла М. И. Ярычина в пляжной зоне о. Сахалин 13 августа 1988 г.

Особый интерес к работе Гидрографической экспедиции Восточного океана проявляли японцы. С просьбой в установлении постоянных контактов обращались даже с рыболовных стан- ций: «Сэр, посылаем вам записку, вложенную в бутылку и выброшенную за борт крейсера “Ас- кольд”. Бутылка найдена на взморье деревни Хамамасу, Айслекари, Хоккайдо... Мы также выпол- няем гидрографические наблюдения и много тысяч бутылок с открытками выбрасывали с борта нашего парового дрифтера “Фанкай”» (2, с. 101).

Не исчез этот интерес и в последующие годы после назначения в 1913 г. на должность на- чальника экспедиции Б. В. Давыдова и создания во Владивостоке Морской обсерватории, вопрос об учреждении которой поднимался еще в конце XIX в. (3, с. 201).

В 1913 г. Главное гидрографическое управление издало «Руководство для ведения гидро- логических и метеорологических наблюдений на береговых станциях и плавучих маяках Морского ведомства», составленное Юрием Михайловичем Шокальским (3, с. 203).

Изучению морских течений с использованием бутылок посвящалась отдельная глава с кон- кретными указаниями по заполнению бланков и тщательному закупориванию бутылок. «Бутылку следует загрузить песком или мелким камнем с таким расчетом, чтобы, брошенная в море, она по- грузилась до горла. Без этой предосторожности бутылка ляжет на бок и, плавая на самой поверхно- сти, будет в большей степени зависеть от ветра, нежели течения». И далее в примечании: «Закупо- риванию и загружению бутылок следует уделять особое внимание, ибо плохо закупоренная бутылка за время долгого пребывания в море может наполниться водою и утонуть; с другой стороны, могут утонуть и те бутылки, которые, будучи слишком загружены песком, попадут в прибрежную опрес- ненную воду меньшего удельного веса, нежели имела вода в месте отправки бутылки» (2, с. 102).

В 1914 г. начальником Морской обсерватории ТОФ был назначен гидрограф-геодезист Н. П. Владимирский, отдавший много лет своей жизни исследованиям дальневосточных морей. Под его руководством в последующем обрабатывались материалы и строились карты «Вероятных пу- тей...» за 1915–1916, 1917–1918, 1919–1921 гг. (1, с. 78).

С возобновлением гидрографических работ в 1925 г. продолжилось изучение течений Япон- ского моря и залива Петра Великого. В 1997 г. при систематизации архивного материала 403 ГМЦ начальник Гидрометеорологической службы ТОФ Л. В. Кобылинский обнаружил рукописный эк- земпляр «Каталога бутылочной почты дальневосточных морей», составленный на 15 декабря 1947 г. в Морской обсерватории Тихоокеанского флота. Прошло 50 лет после его составления, прежде чем он был представлен широкой общественности. Как и брошенная в море бутылка для изучения тече- ний, «Каталог...» нашелся через 50 лет на «берегу», название которому... архив Гидрометеорологи- ческого центра ТОФ (3, с. 210).

Бланки бутылочной почты в основном собирались в Морской обсерватории Тихоокеанского флота. Благодаря инженеру-капитану В. Н. Попову они были сохранены, а в дальнейшем была про- ведена их обработка и систематизация. Все данные о координатах, датах, наименованиях мест нахо- ждения тщательно проверялись, на прилагаемых картах вычерчивались вероятные пути бутылок и вычислялись их вероятные скорости движения. Определение местонахождения бутылок на берегах иностранных государств, их транскрипция и снятие координат мест нахождения производились ква- лифицированными переводчиками штаба флота.

При составлении «Каталога бутылочной почты дальневосточных морей» использовались следующие источники:

1. Бланки бутылочной почты, извлеченные из бутылок.
2. Общий журнал бутылочной почты Гидрографического отдела ТОФ.
3. Ведомость бутылочной почты (машинопись) шхуны «Россинантэ» (преимущественно 1936 г.).
4. Телеграфные извещения.
5. Журнал бутылочной почты ГО ТОФ, начат в ноябре 1937 г.
6. Журнал для записи бутылочной почты 1938 г.
7. Ведомость бутылочной почты Японского моря (приложение к записке «Бутылочная почта в Японском море и заливе Петра Великого» – неизвестного автора).
8. Журнал бутылочной почты 1941 г. Г. Клевенского.
9. Журнал с записью выброшенных бутылок в 1939 г.
10. Ведомость (один лист) бутылочной почты по отчетам начальников уездного управления Командорских островов (копия без подписи) (3, с. 211).

Изучение течений с использованием бутылочной почты продолжалось и в послевоенный период, вплоть до 1955 г. Начальник Гидрометеорологической обсерватории (Советская Гавань) инженер-подполковник М. М. Оганов для изучения течений в Татарском проливе выбросил око- ло 1 000 бутылок с записками, из которых было найдено 202. Записки хранятся в архиве 403 ГМЦ ТОФ (2, с. 103).

В Японии в 1940–1941 гг. с целью изучения путей миграций лососевых рыб к берегам Кам- чатки было брошено в море около 2 000 бутылок. Чтобы ускорить нахождение бутылок, к ним стали прикреплять на веревке в полметра длиною железный якорек, который зацепится за сети, в большом количестве выставляемые на путях подхода лосося в реки Камчатки для нереста. Это приспособле- ние оказалось очень эффективным: многие из выброшенных бутылок были выявлены самими же японцами в открытом море. Это позволило им составить довольно точные карты течений в приле- гающих к Камчатке районах: в Кроноцком и Камчатском заливах, у юго-западных и юго-восточных берегов Камчатки и у Командорских островов. Оказалось, что пути миграции лосося во многом определяются распределением и интенсивностью этих течений (6).

Зафиксированный рекорд по дальности путешествий, совершенных морскими посланиями, принадлежит бутылке, опущенной в воду Тихого океана 27 мая 1945 г. 3 декабря 1968 г. ее подобра- ли на берегу о. Силт (Германия), и за это время она проделала путь длиной в земной экватор – сорок тысяч километров (7).

Бутылки, брошенные М. Е. Жданко, находили и в наше время. Никем не обнаруженные, они много лет лежали на морском берегу. Конечно, такого рода находки уже не представляют большого интереса для науки: нельзя определить скорость, с которой некогда дрейфовала бутылка, так как неизвестно, когда волны выбросили ее на берег. Да и о направлении течения можно судить весьма приблизительно, поскольку при определении вероятных траекторий бутылок всегда надо учитывать скорость их дрейфа (6). Однако находка таких «старых» бутылок всегда радует, как напоминание о большом и нужном начинании наших дедов и отцов по освоению некогда пустынных и неиссле- дованных дальневосточных морей.

1. Коа И. Викинги, короли морей. М. : Изд-во Астрель, 2003. 176 с.
2. Кобылинский Л. В. Гидрографические и гидрометеорологические исследования Тихого океана. СПб. : ЦКП ВМФ, 2006. 525 с.
3. Кобылинский Л. В. История создания и развития Гидрометеорологической службы на Тихом океане. СПб. : ЦКП ВМФ, 2004. 194 с.
4. Шокальский Ю. М. Океанография. Л. : Гидрометиздат, 1959. 537 с.
5. Скрягин Л. Из истории бутылочной почты. [Электронный ресурс] : http://www.TBN.ru:
6. Бутылочная почта. [Электронный ресурс] : http://www.detskiysad.ru/raznlit/okean04.html.
7. Бутылочная почта Нептуна. [Электронный ресурс] : http://www.proza.ru/2009/01/25/656.
8. Бутылочная почта. [Электронный ресурс] : http://han-samoilenko.narod.ru/questions/mareene/018.htm

Кисличенко И. В. Бутылочная почта и ее значение для изучения течений Дальневосточных морей // "Всеобщее богатство человеческих познаний" : материалы XXX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2013. - С. 143-145.