Состояние природы и экологические проблемы Камчатки как звена Северной Пацифики в первой четверти XXI в.

Г. А. Карпов

Камчатка – поистине уникальный регион Земли. По разнообразию природных условий он не имеет аналогов в мире. Определяется это своеобразным географическим положением Камчатки в субсеверных широтах Пацифики и геологическими условиями. В силу изолированности от материка (узкий горный перешеек на севере и окружающие суровые моря), особенностей геоморфологии горных сооружений, климата, вулканизма и обилия проявлений термальных источников (их насчитывается около 300 групп) на Камчатке сформировались практически островные эколого-биотические условия, способствующие резерватному сохранению уникальных биоценозов и всего природного комплекса. Здесь, на территории, протянувшейся с севера на юг более чем на 1 500 км, природа (по образному выражению А. Т. Науменко – бывшего замдиректора по науке Кроноцкого биосферного заповедника) создала своеобразный генетический банк.

В геологическом отношении Камчатский регион является зоной сочленения активных океанических структур молодого северного сегмента самого гигантского в мире Тихого океана и различного возраста вулканических поясов Восточно-Азиатского континента. Кроме того, в отличие от других вулканических регионов Пацифики здесь стыкуются буквально под прямым углом две гигантские по протяженности островные дуги – Курило-Камчатская и Алеутская и, соответственно, два одноимённых глубоководных жёлоба, которые являются (согласно теории «тектоники плит») отражением сейсмофокальных зон этого региона Земли. Этими обстоятельствами, видимо, и объясняется повышенная сейсмичность восточной зоны региона и самый активный на Земле вулканический режим, и закономерности размещения полезных ископаемых, и сам климат Камчатки, определяющий развитие растительного и животного мира. Здесь, образно говоря, активно бьётся пульс планеты и происходят процессы, отражающие состояние подкоровых и даже мантийных глубин земли. Определяются эти процессы одним понятием – вулканизм. Из около 900 действующих на Земле вулканов 80 % сосредоточено в пределах т. н. Тихоокеанского огненного кольца, северо-западной ветвью которого является Курило-Камчатская вулканическая дуга. Здесь находятся 75 периодически извергающихся вулканов. Для сравнения – на Аляске и Алеутских островах их 65, в Японии 55. Вулканы – это своеобразные гигантские насосные системы. Они выкачивают на поверхность Земли огненные расплавы и газы с больших глубин. По современным представлениям именно вулканическая деятельность привела к формированию земной коры, гидросферы и атмосферы нашей планеты.

Знания, которые вулканологи, сейсмологи и ученые других специальностей получают на Камчатке, изучая природу, чрезвычайно необходимы для понимания многих жизненно важных проблем – начиная от геологического строения и прогноза катастрофических явлений природы до сейсмостойкого строительства и влияния геологической среды на самочувствие и здоровье человека.

Одной из наиболее удивительных природных лабораторий, где эндогенные процессы естественным образом сочетаются с обильной биогенной фазой, является кальдера Узон, составляющая западную часть Узон-Гейзерной вулкано-тектонической депрессии (котловины), объединяющей Узон-Гейзерный геотермальный район.

Узон-Гейзерный геотермальный район находится на территории Кроноцкого государствен-ного биосферного заповедника, в статусе которого значится проведение охраны и научных исследований территории. После открытия в 1941 г. Т. И. Устиновой Долины гейзеров и комплексных геолого-геохимических исследований Узон-Гейзерного района в течение 60 лет накоплен обширный материал, систематизация которого уже внесла в науку открытие ряда фундаментальных явлений и закономерностей и предполагает выявление новых процессов трансформации вещества и энергии как фундаментального, так и прикладного значения. Практически этот район представляет собой геодинамический полигон активных современных процессов и может служить как для организации здесь эталонных для науки наблюдательных площадок, так и для проведения научно-познавательного туризма. На территории района уже сделаны многие интересные открытия и исследования, среди которых необходимо отметить следующие:

1) гейзерный режим истечения термальных вод с уникальным ярусным расположением гейзеров и пульсирующих источников;

2) опряжённое во времени и пространстве существование выходов термальных вод с кремниевым и карбонатным составом гейзеритовых построек (правда, один из ярких предста-вителей карбонатного состава образований – источник Аверьева, находившийся на берегу руч. Во-допадного, был завален лавиной 2007 г.;

3) широкий набор минералов гейзеров, включающий более 10 минералов, – от благородного опала, фиорита, кристобалита до кальцита и родохрозита;

4) уникально широкий спектр гидрохимических типов гидротерм – от высокоминерализо-ванных рудоносных хлоридно-натриевых терм до типичных нарзанов;

5) в кальдере Узон открыта зона современного формирования ртутно-сурьмяно-мышья-кового оруденения с золотом и серебром;

6) там же открыто проявление нефти с уникальными оптическими, изотопными и гео-химическими характеристиками;

7) в Узон-Гейзерном районе открыты новые минералы – узонит, алакранит, обнаружены редкие минералы – чермигит, масканьит, карбид вольфрама, самородное железо, более 70 гидро-термальных минералов, типичных для современных гидротермальных систем;

8) в кальдере Узон обнаружено периодическое возникновение фреатических взрывов, в том числе на дне термальных озер, и проявление длительно существующих расплавов самородной серы;

9) существует проявление грязевого вулканизма;

10) открыта камчатская Долина смерти под влк. Кихпиныч, изучен состав ядовитых газов, ведётся изучение условий формирования стратифицированных зон, опасных для организмов;

11) кальдера Узон и Долина гейзеров являются местообитанием уникального альго-бакте-риального сообщества, среди которого наблюдаются термофилы (живут при 50–70 °С) и гипертермофилы (90–100 °С). Последние не зависят от солнечного света, живут за счёт энергии восстановленных неорганических субстратов вулканического происхождения. Изучение таких сообществ, функционирующих в отсутствие свободного кислорода, позволяет экстраполировать выявленные закономерности не только на древнюю биосферу, но и на подземные термальные местообитания. Штаммы некоторых микроорганизмов уже сейчас используются в биотехнологиях, и в будущем их роль увеличится. Отсюда понятна ценность для науки таких участков Земли и высокие требования к их охране;

12) в кальдере Узон обнаружен уникальный участок, где происходит образование мине-рально-альго-бактериальных построек типа строматолитов, имеющих широкое развитие в докемб-рийскую эпоху развития Земли (около 1,5 млрд лет назад);

13) академиком РАН Г. А. Заварзиным описаны ассоциации микроорганизмов, формиру-ющие альго-бактериальные маты, являющиеся великолепными биологическими системами для поглощения вулканических газов. Поглощая вредные для высших организмов соединения серы и СО2, они продуцируют кислород;

14) в кальдере Узон выявлен участок с максимально высоким для природных условий проявлением радона;

15) изучение режима гейзеров в Долине гейзеров показало наличие определённых законо-мерностей, что стыкуется с сейсмологическими исследованиями по выявлению предвестников сильных землетрясений;

16) самопроизвольное возникновение нового гейзера Шаман в кальдере Узон в 2008 г. позволило исследовать закономерности начальных стадий деятельности гейзеров, наметилась генетическая связь проявления гейзерного режима истечения термальных вод с геодинамическими процессами. Специалисты самого разного профиля – от минералогов до нефтяников едут сюда со всего мира, чтобы воочию наблюдать процессы и явления, связанные с взаимодействием эндогенных и экзогенных потоков вещества и энергии. Сейчас уже не нужно никому доказывать, что Долина гейзеров и кальдера Узон – уникумы мирового класса. Научные работы вулканологов и восторженные отзывы туристов (в том числе и зарубежных) вполне однозначно свидетельствуют о колоссальной научной значимости, неповторимости и гигантском эмоциональном воздействии наблюдавшихся здесь явлений природы.

Но с развитием туризма появились и проблемы. В 60–70-е гг. XX в. камчатская Долина гейзеров привлекала тем, что была по-настоящему диким уголком природы. Она поражала воображение своей первозданностью, полным слиянием и гармонией с окружающей горной местностью. Это была как другая планета, куда мечтал ступить землянин. Здесь он отрешался от техногенеза, от бытовой приземлённости. Он видел и слышал только природу.

Можно ли совместить требования охраны достопримечательностей Узона и Долины гейзеров с туризмом? На наш взгляд – можно. Но необходимо разработать специальные «Правила посещения заповедных территорий». Они должны доводиться до каждого посетителя, т. е. организаторы экскурсий обязаны исключить все опасности нарушения статуса заповедной территории. Все маршруты туристов должны проводиться гидом, получившим соответствующие инструкции специалистов в Кроноцком заповеднике, а лучше – самими сотрудниками заповедника. И, конечно, надо исключить урбанизацию Долины гейзеров, массовое проживание там. Надо хорошо продумать места обустройства вертолётных площадок в Долине гейзеров и кальдере Узон, маршруты безопасных экскурсий.

Карымский вулканический центр включает удивительно разнообразную палитру природных комплексов – от часто длительно и довольно спокойно извергающегося Карымского вулкана до гейзеров кальдеры Академии Наук. Последнее подводное извержение в 1996 г. на дне Карымского озера добавило ещё несколько достопримечательностей. В их числе – гигантские вулканические бомбы с контрастным составом магматического материала, термальные источники, гейзеры, маар, глубокие провалы, взрывные воронки, мощные трещины на склонах гор и т. д.

Неистощительный режим эксплуатации этого природного комплекса – вот основа природопользования на таких территориях. Соответственно, при вовлечении этих территорий в экономику области должны решаться две основные задачи:

– сохранение и защита генофонда альго-бактериальных сообществ и естественных природных ассоциаций от антропогенного воздействия;

– создание модели эффективного использования рекреационных возможностей участков со статусом особо охраняемых природных территорий без их нарушения.

Первая задача находится в сфере компетенции ученых, сотрудников Кроноцкого заповедника и Камчатского краевого совета Всероссийского общества охраны природы.

Вторая – должна решаться туристическими фирмами, взявшимися за осуществление «индустрии» туризма на Камчатке. Пока положительного опыта в этих вопросах на Камчатке нет. По мнению известного в 90-е гг. XX в. эколога П. А. Хоментовского, изложенному им в одной из статей, вошедшей в сборник «Эколого-экономические проблемы рационального природо-пользования Камчатки» (1998), проблемы рекреационного использования территории – это «переменное противоборство кратковременных предпринимателей от туризма, растущих капиталистов и понимающих перспективу, но не обладающих достаточными силами и средствами административных структур. Шанс придать туризму цивилизованные формы связан лишь с международным общественным (экологическим) контролем». Ну доколе мы в своём отечестве будем уповать на «заграницу»?

Только комплексный учёт и принятие во внимание международных, федеральных, региональных и всей суммы местных проблем и интересов, только создание цивилизованной законодательной базы, только опережающее научное обоснование и последовательные продуманные действия по развитию инфраструктур и организации производств, связанных с техногенным вмешательством в природу, только коренной пересмотр экономических (а значит, и политических, и идеологических) приоритетов дадут шанс действительно долголетнему неистощимому сбалансированному природопользованию.

В экономике Камчатского края особо охраняемые территории пока ещё занимают далеко не адекватное их значению место. О том, что эти территории имеют важное значение не только для Камчатки, но и для мира, свидетельствуют документы международных организаций. Все мы знаем, что ЮНЕСКО утвердил и выдал сертификат на заповедность пяти территорий под названием «Вулканы Камчатки». Но сохраняем ли мы этот статус в полной мере?

Камчатка – идеальный полигон для экологического мониторинга. Это гигантская лаборатория для учёных всего мира.

Необходимо найти возможность экономической выгоды от этого уникального положения Камчатки.

На наш взгляд, определяются следующие направления экономического развития Камчатки в первой четверти XXI в.:

1. Энергетика на базе местных ресурсов – геотермальные электростанции, приливная гидроэлектростанция.

2. Сейсмостойкое строительство на базе новых технологий.

3. Оборудование современных международных морского и авиационного портов.

4. Развитие спорта и отечественного и международного рекреационно-познавательного туризма.

5. Развитие науки и высшего образования на базе их интеграции. Создание сети междуна-родных научных полигонов по направлениям исследований:
– экология и неистощительное природопользование;
– ихтиология и технологии глубокой переработки морепродуктов;
– вулканология и сейсмология, геотермия, геохимия и гидрогеология;
– микробиология и биотехнология;
– космофизика и геоинформационные сети;
– право, экономика и маркетинг;
– бальнеология, почвоведение и лесоводство;
– разведка и эксплуатация месторождений пресных и термоминеральных вод, газа, угля и нефти;

6. Создание современного многопрофильного химико-аналитического центра;

7. Развитие комплекса оздоровительных профилакториев на базе термоминеральных вод и лечебных грязей.

Камчатка – регион с наименее урбанизированной и технизированной территорией. Но технизация наступает стремительно. Если мы не успеем поставить заслон бессистемной разрушительной деятельности человека, природа и здесь будет загублена, а человек очень быстро почувствует дискомфорт – не просто от недостатка каких-то вещей, удобств повседневной жизни, а дискомфорт от деградации окружающей среды. Этого можно и нужно избежать. Население Камчатки само должно сделать свой выбор – по какому пути развития ему следовать. Или «Сохраним чистыми землю, воду и небо», или «Пусть будет все, как у всех». Здесь большое значение имеет геополитическая доктрина, а именно: согласие стран-соседей участвовать в проводимой регионом политике и стратегии региональной экономики и природопользования, исходящих из абсолютного приоритета Природы. Здесь на первый план выступают международные договоры как на самом высоком, так и на региональных уровнях. По доброй воле мы должны будем пойти на какое-то разумное самоограничение.

Например, решить не разрабатывать такие полезные ископаемые на Камчатке, извлечение которых может вызвать длительную деградацию природных экосистем, хотя и даст сиюминутный экономический эффект. Правительства государств Тихоокеанского региона могут в этом случае в своих экономических расчётах исходить из потенции общего блага, которое равным образом достанется всем от разумного отношения к природе в одном звене общей цепи взаимодействия. Это, конечно, сверхзадача народов и государств нашей Планеты. Требуется грандиозная работа тысяч проповедников доброй воли, мудрая согласованная политика правительств, чтобы отбросить амбициозность и кичливость своим техногенным могуществом, оставить в прошлом религиозную непримиримость и создать единый общемировой механизм разумного использования ресурсов Планеты без ущерба для природы в целом. Конечно, было бы утопией думать, что развитые страны добровольно пойдут на какое-то ущемление своего высокого качества жизни, которое было достигнуто как раз благодаря тому, что в экономику доминионов вовлекались ресурсы регионов слаборазвитых стран. Последние выступили в роли своеобразных доноров, по дешёвке отдавая свои природные богатства и разрушая свою Природу. В итоге природная среда обитания человека деградирует везде, т. к. техногенез и урбанизация на современном уровне техники человечества уже опережают по своим губительным последствиям естественные возможности самоочищения и самосохранения Природы. Российский академик Валентин Афанасьевич Коптюг, бывший председатель Сибирского отделения Российской Академии наук, незадолго до своей смерти, обсуждая глобальные проблемы мира на пороге ХХI в., сказал: «Спасение человечества требует максимального привлечения науки». Он имел в виду не только фундаментальную науку, изучающую физические, химические и прочие природные процессы, но и науку социально-политических отношений государств, общества. Далее он сказал: «Без образования и науки у любой страны нет будущего. Сейчас учёные формулируют общецивилизационную концепцию устойчивого развития, которая по своей сути социалистична. Россия лучше всех стран подготовлена к этому пути. У нас огромные ресурсы, у нас огромный промышленный и сельскохозяйственный потенциал. Менталитет общества способствует принятию этой концепции развития и, кроме того, хотя мы наделали много ошибок, но довольно сильно продвинулись по социалистическому пути. И нам надо стать мировым лидером на новом пути. А суть его в балансе экономического, социального развития и сохранения окружающей среды» (1, с. 338). Сказано очень сильно. Сложившаяся сейчас в Мире система ценностей, идеологий и устремлений отгораживает людей друг от друга. В этом причина наших бед и опасности для Природы в целом. Нужно сделать решительный прорыв в мир разума, к ноосфере, о которой мечтал наш великий учёный В. И. Вернадский ещё в начале XX в.

1. Коптюг В. А. Наука спасёт человечество. Новосибирск : Изд-во СО РАН НИЦ ОИГГМ, 1997. 343 с.

Карпов Г. А. Состояние природы и экологические проблемы Камчатки как звена Северной Пацифики в первой четверти XXI в. // "О Камчатке: её пределах и состоянии..." : материалы XXIX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 116-120.