Книга "Мартин Шпанберг: Датский мореплаватель на службе у русского царя"

Н. Б. Калугина

Краткая справка о книге

Книга "Мартин Шпанберг: датский мореплаватель на службе у русского царя" была опубликована на датском языке в 1999 г., и позже, в 2002 г., с небольшими сокращениями, на английском. Основная часть книги базируется на материалах из Российского государственного архива военно-морского флота в Санкт-Петербурге (переписка и рапорты Шпанберга), выявленных Татьяной Федоровой. Авторами являются Татьяна Федорова, Биргит Лейк Ламп, Сигурд Рамбуш, Тагэ Суренсен. Что касается экспедиции в Японию в 1739 г., материалы взяты из корабельных дневников и отчетов японцев о визите Мартина Шпанберга и лейтенанта Уильяма Волтона.

Мы обратили особое внимание на те главы, в которых использованы документы из японских архивов.

Краткая информация о происхождении М. Шпанберга (1, с. 15-17)

В 1-й главе вышеупомянутой книги дается анализ сведений о происхождении Мартина Шпанберга и называется точная дата его рождения. Несмотря на многочисленные исследования, долгое время она была неизвестна. Считалось, что он родился в 1698 г. Тем не менее, 18 июня 2002 г., за несколько дней до выпуска книги "Мартин Шпанберг: датский мореплаватель на службе у русского царя" на английском языке, была опубликована статья профессора Орхусского университета Питера Улфа Мюллера (Peter Ulf Moller) и доктора Виланда Хинтцше (Dr.Wieland Hintzsche) из Фонда Frankesche Stiftungen в Галле. В ней сообщалось о том, что доктор Хинтцше нашел в Российской Академии наук в Санкт-Петербурге письмо, написанное сержантом Филиппом Вильгельмом Буцковским (зятем Шпанберга) в 1758 г. профессору Герарду Фредерику Мюллеру (Gerhard Friedrich Muller). Последний возглавлял академический отряд Второй Камчатской экспедиции. Впоследствии, работая над своей книгой об освоении России и открытии новых земель, он нуждался в биографических данных о Мартине Шпанберге. В ответе на запрос Буцковский сообщил, что "Шпанберг родился 31 декабря 1696 года в г. Рибе Датского Холстена". Эта дата считается верной. Однако не сохранилось ни одного документа ни о родителях Шпанберга, ни о его крещении, ни о том, кто оплатил его великолепное образование навигатора. Конечно, страницы из церковных книг могли быть вырваны и утеряны. Но полнейшее отсутствие этой информации говорит о том, что по каким-то причинам Шпанберг сам не хотел раскрывать тайну своего происхождения.

Впечатления японцев о русских (1, с. 165).

В 15-й главе, которая называется "Впечатления японцев о русских", впервые используются уникальные записи из хроники "Seisetsu Tsuki", специально составленной для феодала из клана Дейт, в то время возглавляющего провинцию Муцу (Муцу - древняя провинция Японии, также известная под названием "Ощу" (Oshu region). Занимала территорию, на которой в данный момент располагаются префектуры Фукушима, Мияги, Ивате, Аомори и муниципалитеты Казуно и Косака в префектуре Акита), куда высадилась экспедиция (рис. 1).

Доклад буддистского священника Рюмона о Шпанберге и его людях (1, с. 166-167)

20 июня 1739 г. корабли Шпанберга появились на 37-й северной параллели в бухте Сендай, посредине между северной око-нечностью Хонсю и современным Токио. Первым японцем, которого они встретили, был рыбак Кисабей. Позже он объяснил, что русские появились неожиданно, когда он ловил рыбу. Он попросил у русских моряков немного еды, и они дали. Взамен этого он дал им табак. Они также дали ему маленькую карточку с изображением креста, и он их покинул. На следующий день несколько японских рыбаков пришли на корабль и принесли русским большую рыбу, сома. Они заплатили за нее хлебцами и пятью маленькими серебряными монетами.

22 июня местный чиновник посетил корабль "Архангел Михаил". Буддистский священник Рюмон, сопровождавший его на корабль, позже написал: "Из трех кораблей один был длиной 27 метров и шириной между 5,4 и 7,2 метров, покрашен в черный цвет (возможно, вымазан смолой), с бортами вы-сотой 1,8 м. Два других корабля были немного меньше, но плыли быстрее. У большого ко-рабля посередине была мачта с двумя парусами, большим нижним, и маленьким верхним. На лево и право от мачты висели веревки, сплетенные так, что их можно было использовать в качестве лестниц для того, чтобы поднимать и опускать паруса. Впереди главной мачты стояла мачта поменьше, высотой 6 м. Паруса, очевидно, были сделаны из парусины. На большом корабле было видно 50-60 человек, на маленьких по 15-16. На корме корабля было два окна из какого-то прозрачного материала, украшенные вырезанными вокруг орнаментами. Здесь же был флаг размером 1,8 м на 3,6 м. На флаге был нарисован крест. Такой же флаг был на других кораблях. Моряки были похожи на голландцев, с рыжими (русыми - ?) волосами и разными шапками. Их носы были большие и острые. Глаза были светлые. Тем не менее, их туловища были обычными. Одежда была похожа на ту, которую носили голландцы. Офицеры носили красную шерстяную одежду, в то время как большинство остальных носили кожаную. На борту было 4 собаки и много кур".

Дальше он пишет: "Список предметов, осмотренных теми, кто пришел на борт:

Что-то похожее на высушенный, твердый хлеб, смешанный с кровью кур или свиней (Ржаные хлебцы? - Прим. авторов книги). Еду ели вместе с маслом, так же, как голландцы. Так же пили вино (или пиво. - Прим. авторов книги), красное и на вкус такое же, как крепкий бренди. Эти напитки хранились в стеклянных или металлических бутылках. Им (русским) очень понравился японский табак. Была еще и другая еда. Там также были барабаны и струнные музыкальные инструменты. В трюме было много пушнины. Видели кожаный шар с изображенной на нем черным цветом картой разных стран (вероятно, речь идет о глобусе. - Прим. авторов книги). Но их письмо отличается от китайского. Других предметов мы не заметили. Два человека стояли с гарпунами. Из трех кораблей нам разрешили осмотреть только самый большой, два других нет. Они были оснащены так же, как и большой корабль. Увиденное зафиксировано мной.

Рюмон, главный священник в храме Дайнендзи (Dainenji Temple). 28 июня".

Доклад Дзенбея о своем визите на корабль Шпанберга (1, с. 167-171).

Дзенбей, вероятно, занимавший незначительный чиновничий пост на местном уровне, написал отчет о произведенном осмотре трех иностранных кораблей, появившихся у берегов Мисуиши, в бухте Таширо, в регионе Ощу (Misuishi, Tashiro Bay, Oshu region). Он также поднялся на борт корабля Шпанберга 22 июня.

"Внутри и снаружи все корабли были выкрашены черным, возможно смолой, так как краска была липучей. Форма кораблей напоминала прямоугольную и имела сходство с той, какую имеет большой "kakkobune" (Kakkobune - деревянная рыболовная лодка, использовавшаяся японцами для прибрежного лова. До сих пор можно встретить на севере Японии). На корабле был большой шпиль длиной 2,1 метра, слегка поржавевший. Там так же находилась железная труба толщиной 24-25 см и длиной приблизительно1,2 м. На дне ее не было дыры, но была небольшая дыра вверху. Она была похожа на огромный китайский бамбук с перемычками по обоим краям и маленькой дырой вверху. Таких труб было четыре (должно быть, пушки! - Прим. авторов книги). Под низом деревянной палубы жили люди. Смотровой вышки не было, но было небольшое возвышение на носу корабля. Было три мачты. Та, что посередине, в высоту 27-29 метров. Другие мачты, впереди и сзади нее, были немного меньше. С верхней балки средней мачты много веревок свисало как рыбацкие сети, и таким образом образуя мостики на другие мачты. Сверху их можно было поднимать и опускать. В парусах на этих мачтах, сделанных либо из парусины, либо из пропитанного маслом хлопка, завывал ветер. В обычных кораблях паруса спускают сверху вниз, но у этих кораблей они разворачивались из рулона с верхней балки мачты. У некоторых моряков были рыжие волосы, у других более обыкновенного цвета, смесь черных и рыжих. Они носили шапки из шкуры медведя. Их глаза были очень круглые и красные. Несколько человек носили кожаные одежды, у других была одежда из толстого хлопкового материала, но большинство имели одежду, сшитую из меха, и меховые шапки. На них были одеты как бы брюки, к которым прикреплялись чулки. Это были торговцы пушниной без сомнения, так как на корабле было огромное хранилище для мехов. Однако, мы не могли видеть, какие именно меха там были. У них было три собаки по размеру больше, чем обычные, и с более длинной шерстью. Но лаяли они так же, как обычные собаки. Еще была курица и петух в клетке. В команде было 50-60 человек, включая двоих детей 12 и 13 лет, которые так же носили меховую одежду. Членам команды очень нравился японский табак, и они с удовольствием принимали его. Из слов, которые мы использовали, они знали "японский корабль" и "табак", и больше ничего. Когда они говорили что-то на подобие "Мацумай" и показывали на Север, мы кивали головой. Запах на корабле был чрезвычайно неприятным. Два других корабля были похожи на эскорт. Мы не смогли узнать незнакомцев, так как раньше никогда их не видели. Но поскольку их глаза были круглыми и красными, мы поняли, что они были из числа людей Эдзо, т. е. с Севера. Они наблюдали за нами с любопытством. Мы были в маленьких лодках и подплыли к корабельному отверстию для пушки, но на корабль не решались подняться. Они взяли нас за руки и подняли на борт корабля. Они все нам показали. Они хлопали нам по головам и плечам и были неожиданно доброжелательны. Вот приблизительный набросок с корабля, который мы видели 25 июня (рис. 2.).

Дзенбей, представитель местной власти на побережье Тащиро.

Дополнение: Мы видели шерстяную шапку, отороченную тигровым мехом. Одним из подарков была ягода, похожая на малину и ежевику (очевидно, княженика). Другой подарок был похож на черную патоку и был сладким на вкус. Мы показали им деревянное приспособление, используемое для рыбалки. Они заплатили за него золотой монетой весом в 2-3 грамма. Мы предполагаем, что язык, на котором они говорили, был татарским или голландским".

Сведения японцев о визите Казимерова (1, с. 171-172).

Доклад был написан губернатором деревни Амацу в провинции Ава господином Хара Шинрокуро (Hara Shinrokuro). 22 июня туда прибыли незнакомцы на лодке длиной 7,2 м, шириной 1,8 и высотой 1,5 м, чтобы взять воды. Господин Шинрокуро созвал всех свидетелей, старосту деревни, опросил их и написал следующее:

"Рыбаки Таробей и Банемон были у себя дома, когда на берег высадились восемь человек, выглядящих как иностранцы. Они принесли желто-коричневый контейнер высотой 1,5 м и шириной 1,5 м. Рыбаки (Таробей и Банемон. - Н. К.) налили в него воды. Еще они налили воды в ведро. Иностранец, который, видимо, был у них за главного, дал два ожерелья. У одного было 17 камней, у другого 7. Еще он сказал что-то обычным голосом и кивнул головой. Но никто не понял, что он сказал. Потом он вошел в дом Таробея, который находился возле колодца. Там он увидел чашу с табаком и закурил. Возле дома Ичемона, неподалеку от дома Таробея, они взяли 4 или 5 редисок. В качестве оплаты они оставили серебро. Горосуке (Gorosuke), человек, владевший этими двумя рыбацкими домиками, немедленно доложил обо всем деревенскому старосте. Тем временем незнакомцы отплыли от берега, и мы поплыли за ними на рыбацких лодках. Но сравняться с ними было трудно. Скоро они подплыли к своему главному кораблю и высадились на него. Его размер с расстояния 8 км казался 33 м длиной и 7-9 м шириной. Корпус корабля выглядел черным, слегка красноватым. В команде насчитывалось, по крайней мере, 20-30 человек. После того, как они подняли паруса, они выстрелили из пушки и поплыли на юг.

Тот, который был за главного, носил черную шляпу в форме тарелки с полями, завернутыми к верху. На поясе он носил что-то наподобие табачной трубки (пистолет - ? сабля - ? - Прим. авторов книги). Остальные семеро человек носили черные и коричневые шерстяные шапки и подчинялись приказам главного.

Их одежда была, кажется, сделана из шерсти. Они носили черные рубашки, черную обувь, а так же что-то, напоминающее японское хаори (полупальто. - Прим. авторов книги). (Хаори - мужская японская куртка, надеваемая поверх кимоно.) Одежда доходила до колен и расширялась к низу. На груди и животе она застегивалась. Все 8 человек были ростом 1,8 м или выше. Когда они снимали шапки, то было видно, что волосы у них русые и коротко подстриженные. Щетина была видна. Цвет кожи был такой же, как у нас. Их глаза были красноватыми и похожими на обезьяньи. Внешне они были странными, но, казалось, были благородных кровей. Поэтому мы не думали брать их в плен".

К своему докладу Шинрокуро приложил рисунки людей и корабля, чтобы определить, были ли это голландцы или нет (рис. 3, 4.).

Описания, которые мы приводим здесь, отличаются от описаний, которые содержатся в документах русских офицеров. В своих докладах они подчеркивали любопытство и гостеприимство японцев. Японцы же были сдержаны в своих отзывах о русских. Они сообщали, что были удивлены пришельцам, стремились сокращать время общения с ними, и обо всех встречах незамедлительно докладывали властям. Так проявлялась в ХVIII в. политика изоляции Японии.

1. "Martin Spangsberg a Danish explorer in Russian service" Authors Tatjana Fjodorova, Birgit Leick Lampe, Sigurd Rambusch, tage Sorensen Fiskery -og Sofartsmuseet, Esbjerg. 2002.
2. "Martin Spangsberg en Dansk opdagelsesrejsender I Russisk tjeneste". Rosendhals Forlag, 1999.

Калугина Н. Б. Книга "Мартин Шпанберг: Датский мореплаватель на службе у русского царя" // "Камчатка: события, люди" : материалы XXV Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2008. - С. 107-111.