П. Л. Калмыков

Роковой дон Жуан

Тяготы экспедиции Беринга в 1741 г. и смерть самого командора отчасти связаны с потерей времени в поисках мифической «Земли Гамы». Земля с таким названием значилась на карте, состав- ленной для Беринга петербургским академиком, французом Жозефом-Никола Делилем. Ж.-Н. Де- лиль задним числом уличён в шпионаже (собранные им обширные сведения по географии России он впоследствии вывез в Париж), а отсюда один шаг до вывода: «Земля Гамы» выдумана Делилем с диверсионной целью – чтобы погубить экспедицию Беринга и Чирикова. Это не совсем так: Делиль не был агентом западной разведки, хотя он действительно вос- пользовался в корыстных целях теми научными сведениями, которые собирал в России по долгу службы. Сгодились ли его материалы, к примеру, наполеоновским стратегам? – неизвестно; а пользу российской картографии Делиль принёс немалую. Что же касается «Земли Гамы», то и её Делиль не выдумал, а заимствовал с карты порту- гальца Жуана Тешейры (Joao Texeira/Teixeira). Что касается истории «открытия» «Земли Гамы» и личности «открывателя» (прошу извинения за нагромождение кавычек), то о них в то время было известно не более того, что сам Тешейра надписал на карте. Вот наиболее подробное свидетельство из XVIII в.: «На карте Индии, которую впервые опубликовал в Лиссабоне в 1649 г. Peter (так!) Тешей- ра, космограф португальского короля, и которая, как и другие его труды, выдаёт в нём искушённого и точного географа, мы находим, во-первых, группу островов, лежащих на 9–10 градусов к северо- востоку от Японии, на 44° и 45° северной широты, а далее и берег, тянущийся с запада на восток, обозначенные следующим текстом: “Земля Жуана да Гамы, индийца, виденная им в плавании из Китая в Новую Испанию”. (Terra q. vio Do Joao da Gama Indo, da China pera Nova Espana.) В котором году свершилось это плавание, неизвестно. Также невозможно сколь-либо определённо установить, кто таков был этот Жуан да Гама. Представляется, однако, что это был моряк, родившийся в Индии, но португальского происхождения. Земля, положенная на карту Тешейрой, вероятно, не что иное как остров Уруп, либо Симушир, который простирается в длину примерно на 130 вёрст или 76 геогра- фических миль. Действительно, Тешейра изобразил берег, непрерывно тянущийся до Анианского пролива (Estreito de Anian), что отделяет Азию от Америки; но всякому видно, что точной информа- ции о протяжённости азиатского материка картограф не имел, ведь по его версии Анианский пролив находится на 50° с. ш., что очень далеко от истины» (1). С лёгкой руки Тешейры «Земля Гамы» обосновалась на географических картах Тихого оке- ана до конца XVIII в. Пытливые учёные предполагали, что именно туда уплывают для размножения каланы и котики и что климат там благодатнее камчатского. Одной из задач Беринга было открыть эту многообещающую землю. Рапортует Алексей Чириков, командир пакетбота «Св. Павел»: «И по вышеписанному опре- делению управились мы в намеренной путь свой [из гавани Петра и Павла] <...>, а 4 [июня 1741 г.] числа со штилем вышли на море и следовали определенным куршом к земле Иан де Гамма. И тогож июня 12 числа достигли до 46 градуса северной ширины, точию земли не получили, и потому от- крылось, что земли Иан де Гамма нет, понеже мы место, где надлежало ей быть, перешли все через; и 13 числа июня поворотились для искания американских берегов» (2). Подтверждает Свен Ваксель, штурман пакетбота «Св. Пётр»: «Мы были все введены в за- блуждение вышеупомянутой неверной картой и поплыли не только до 47-го, но далее до 45-го гра- дуса северной широты, причем ушли на шестнадцать градусов к востоку от Авачинской бухты. А между тем, прежде чем выйти за пределы 47-й параллели, мы отошли к востоку на целых двадцать шесть градусов, так как, не найдя земли до широты 45°, мы изменили курс на OtN и ONO. Отсюда ясно видно, что упомянутая карта была неверной и лживой, ибо в противном случае мы должны были бы перескочить через землю Хуана де Гамы. <…> По вине этой карты почти половина нашей команды погибла напрасной смертью» (3). После опубликования картографических материалов Камчатских экспедиций «Землю Гамы» можно было считать закрытой, а экспедиции Кука и Лаперуза окончательно убедили мир в мифичности этой земли. И всё-таки, кто такой был дон Жуан да Гама и какие обстоятельства занесли его на север Тихого океана? Начать историю следует с Великих географических открытий и с раздела мира между Пи- ренейскими державами, Испанией и Португалией. В 1494 г. в кастильском г. Тордесильяс был за- ключён договор, согласно которому западная половина земного шара отдавалась для колонизации испанцам, а восточная – португальцам. Размеры земного шара ещё были неизвестны, ещё не открыт Тихий океан, ещё Колумб не вернулся из второй своей экспедиции, но всё же договор был подписан и скреплён папской буллой. В те же самые годы, когда Колумб открывал Америку (1492–1498 гг.), Васко (Вашку) да Гама проложил морской путь в Индию (1497 г.). Столицей вице-короля Индии стал Гоа; в 1511 г. португальцы захватили Малакку, а в 1516 г. впервые высадились в Китае, на месте будущего Макао. Испанцы стремительно двигались навстречу с другой стороны земного шара – в 1521 г. экспедиция Магеллана пересекла Тихий океан с востока на запад и достигла о-вов Лусон, ныне известных как Филиппинские. А ведь на географической карте Макао и Филиппины – соседи. И там, и там в сере- дине XVI в. возникли колонии, которые, несмотря на соперничество метрополий, вынуждены были держаться друг за друга, чтобы устоять против азиатских султанов, англичан и голландцев. Макао подчинялся португальскому вице-королю Индии и вёл торговлю с Японией. Филиппинская Мани- ла пользовалась привилегией посредника в торговле между Макао и Новой Испанией (Мексикой). Китайские товары были в большом спросе: шёлковые чулки, скатерти, шали; ткани – от прозрачно- невесомых до тяжёлых бархатов; и конечно, фарфор в больших количествах, китайский и только китайский. А Мексика экспортировала серебро, очень востребованное в Азии. В 1581 г. испанский король Филипп получил ещё одну корону, португальскую. Таким обра- зом, он стал Филиппом I Португальским, оставаясь в то же время Филиппом II Испанским. Это в его честь Филиппины зовутся Филиппинами; этот тот самый король, чей бас в опере Верди «Дон Кар- лос» спорит с Великим инквизитором и поёт про «своды мрачные Эскурьяла». Современниками и коллегами Филиппа были Елизавета I Тюдор, Генрих IV Бурбон, Иван Васильевич Грозный и также воспетый в опере Борис Фёдорович Годунов. Теперь его длинные руки, «левая» испанская и «правая» португальская, обнимали весь зем- ной шар… но сплетать свои пальцы не спешили. Капитаном крепости (т. е. губернатором) Малакки, провозгласившим в 1581 г. власть нового короля, и был дон Жуан да Гама (Dom Joao da Gama) (4). Сама фамилия подсказывает его родст- во с Вашку да Гамой, морским первопроходцем и вице-королём Индии. Действительно, наш Жуан приходился Вашку родным внуком. Жуан родился в Португалии, предположительно около 1540 г., то есть посидеть на коленях знаменитого деда не успел (5). Однако имел обширные и влиятельные родственные связи, как в колониях, так и метрополии. Его капитанство в Малакке датируется примерно 1579–1582 гг. В августе 1882 г. Жуан да Гама с имевшимися у него малыми силами сумел препятствовать высадке войск Ачехского султана- та (6). Несомненно, руководителем он был инициативным, но иногда предпочитал личную выгоду интересам города, притом с муниципальной администрацией общего языка не нашёл. Городские власти сами ничего не могли поделать с влиятельным капитаном, поэтому слали жалобы прямо ко- ролю. Долго ли, коротко – в 1587 г. король Филипп адресовал в Гоа письмо с повелением арестовать фидальгу (мелкий дворянин в Португалии. – Ред.) Жуана де Гаму за его преступления. Но путь из Лиссабона в Индию далёк, и письмо успешно потерялось. Но явно не сам король сочинял все доку- менты, подписанные его именем. Иначе было бы странно, что почти одновременно Жуан да Гама получил от короля высокую милость – «поездку в Японию» (“Viagem do Japao”). Вернее, «поездку» получил брат Жуана, Мигель да Гама, но, не имея возможности в нее отправиться, исхлопотал раз- решение передать это право брату (7). Что такое была эта «поездка в Японию»? Разумеется, не туризм. Плавания в Японию счи- тались с середины XVI в. монополией Короны. Счастливец, получивший от короля такое право, получал в придачу титул «капитан-майор Макао и Японии» (Capitao-Mor de Macau e Japao). Он дол- жен был за свой счёт (а чаще в кредит) снарядить 600–800-тонный корабль (каракку), нагрузить его товарами европейскими и китайскими, отвести в порт Нагасаки и там обменять товары на японские. Это плавание проводилось раз в год, но выручка многократно превосходила все расходы – богател и капитан-майор, и купцы, и Корона. Капитан-майору подчинялись все суда между Китаем и Япони- ей, он же являлся официальным представителем португальских властей в контактах с японцами и китайцами, и он же был высшей судебной инстанцией г. Макао. Впрочем, власть его продолжалась недолго, через год-другой королевская милость доставалась другому счастливцу, и муниципальным чиновникам приходилось перестраиваться под него (8). Итак, в 1588 г. дон Жуан совершил «поездку в Китай» и прибыл в Макао. Корабль он полу- чил, вероятно, от тестя, губернатора Кочина (9) (что не отменяло необходимости возвращать деньги). Но в Макао дела были плохи. Именно в это время в Японии начались гонения на христиан – а как раз миссионеры и являлись главными посредниками в торговле. В марте 1589 г. судно предыдущего капитан-майора, Жерониму Перейры, вернулось в Макао из Нагасаки не только без ожидаемого ба- рыша, но и полное беженцев. Капитан Перейра в отчаянии покончил с собой. Следующий рейс мог обернуться разорением всех, кто рискнул бы в него вложиться (10). Жуан да Гама (который уже вложился), очевидно, был не из тех, кто опускает руки. Он раз- вернул перед Муниципальным советом (Camara de Macau) такие инициативы и перспективы, что совет тут же отправил королю письмо, где хвалил нового капитана и ходатайствовал, чтобы того сделали капитанам Макао и Японии пожизненно. Губернатор Индии Мануэл де Соуза Коутиньо в письме королю от 3 апреля 1589 г. сообщает, что не сумел назначить в муниципалитет Макао чело- века, который пресек бы незаконную деятельность Жуана да Гамы, все кандидаты отказались либо из страха перед морем, либо перед самим Жуаном да Гамой. В конце концов в Макао был послан Руй Мачаду, уполномоченный из Лиссабона, с двумя кораблями и солдатами. Но Жуан да Гама ушёл в море раньше (11). Кроме того, в письме содержалась просьба (вероятно, да Гамой и вдохновлён- ная): разрешить прямые торговые плавания из португальского Макао в ново-испанский Акапулько. Причиной назывались пираты, прежде всего английские и голландские, из-за которых традиционное сообщение между Манилой и Акапулько стало очень рискованным. Плавание напрямую было бы безопаснее и много прибыльнее, и часть доходов власти Макао обещали пустить на поддержание церквей, двух больниц и лепрозория (12). (Следует сказать, что пример подобного плавания из Макао в Акапулько и обратно уже имелся. Осуществил его не португальский корабль, а мятежный испанский галеон «Сан-Мартин» в 1584 г. И никакого наказания из столиц в тот раз не последовало, мятеж был улажен, корабль вер- нулся в испанский флот) (13). Забегая вперёд, скажем, что Филипп не дал разрешения португальцам на рейсы в Новую Ис- панию. Что выгодно для Макао, то гибельно для экономики Манилы. Но Жуан да Гама действовал так, будто королевское разрешение у него в кармане. Ещё один козырь пришёл ему в руки: у берегов Макао разбился корабль из Новой Испании, и дон Жуан получил предписание от вице-короля доставить его команду в испанские владения. По- чему бы и не доставить моряков прямо в Новую Испанию, используя их же опыт тихоокеанских пла- ваний? Приняв испанскую команду на свою португальскую каракку, дон Жуан продал грузовые ме- ста макаоским купцам, желающим торговать в Мексике. (Хотя исходно их товары предназначались для Индии.) Авантюра, конечно. Но в случае успеха да Гама рассчитывал не только вернуть долги и обогатиться, но и заслужить славу и милость короля, и более высокое назначение. Известно, что он имел виды на титул вице-короля Индии, который ранее носил его дед, а позже – его племянник. Да Гама рисковал, но и бездействие было для него гибельно. Вслед королевской милости спешил гнев короля Филиппа, который в письме от 6 февраля 1589 г. вновь приказывал, чтобы, когда этот фидалгу вернётся в Гоа из Китая, заковать его в кандалы и доставить военным кораблём в ко- ролевство. Письмо это было в пути, когда корабль Жуана да Гамы вышел в Тихий океан. Вскоре его сильно потрепало бурей, сломало руль. Возврата в Макао не было, капитан принял решение зайти в Японию – не в Нагасаки, а в порт Сасиноцу на о. Амакуса. Там моряки сумели сделать ремонт и в октябре 1589 г. продолжили плавание. (Об этом сообщил миссионер-иезуит Луиш Фроиш) (14). Именно в пути из Японии к берегам Америки Жуан да Гама и увидел на севере неведомую землю. Дальнейшая судьба авантюрного капитана не оправдала оптимистичных планов. В Акапуль- ко, куда корабль прибыл в марте 1590 г., местные власти сочли за лучшее подчиниться действую- щему закону и арестовать затейника (15). Принадлежащий лично ему товар, оценённый в 140 тыс. песо, был конфискован. Остальным купцам было позволено расторговаться и с вырученным се- ребром на том же корабле вернуться в Макао – только через Манилу. Самого дона Жуана да Гаму испанцы препроводили для разбирательства в Севилью, в Каса-де-Контратасьон. Так называлось испанское агентство, заведовавшее колониальной навигацией и торговлей, получавшее 20 % со сто- имости всех товаров, поступавших в Испанию. Там умели считать потерянную прибыль. А муници- пальный совет Макао в последующих письмах не только не вступился за капитана, которого, было, так расхваливал, а ещё и пополнил копилку его провинностей. Жуан да Гама умер в тюрьме – об этом мы знаем из того, что его наследники предъявили имущественный иск Короне (16). Но пока что в борьбе с инициативой капитанов и коммерсантов побеждала Корона. Плава- ние да Гамы так и осталось единственным плаванием португальского корабля из Китая в Америку на двести лет вперёд. Неудивительно, что географ Тешейра, собирая по крупице сведения о нехоже- ных морях, нанёс на карту и землю, замеченную да Гамой где-то к северо-востоку от Японии. Если «Земля Гамы» и оказалась призраком, то хотя бы один географический приоритет при- надлежит дону Жуану по справедливости. В XVI в. все кругосветные плавания, начиная с Магелла- нова, совершались по ходу солнца, с востока на запад. Так вот, Жуан да Гама – первый достоверно известный человек, кто совершил такое путешествие «против шерсти», с запада на восток. (Пусть и замкнул свою кругосветку в качестве арестанта.) Закончим сообщение ненаучной, но красивой аллюзией. В трагедии Пушкина «Каменный гость» дон Гуан гибнет от пожатия каменной руки Командора. В нашей истории всё сложилось наоборот: случайное «открытие» авантюриста дона Жуана да Гамы сыграло роковую роль в судьбе командора Витуса Беринга. 1. Forster Johann Reinhold. History of the voyages and discoveries made in the north. Transl. from the german, and elucidated by several maps. G. G. J. and J. Robinson, 1786. P. 446. 2. Рапорт А. И. Чирикова в Адмиралтейств-коллегию о плавании к берегам Америки от 7 декабря 1741 г. // Экспедиция Беринга. Сб. док-в. М., 1941. С. 274. 3. Ваксель С. Вторая Камчатская экспедиция Витуса Беринга. Л. ; М., 1940. С. 55. 4. Maria D. B. Manso, Lucio Sousa. Os Portugueses e o comercio de escravos nas Filipinas (1580–1600). [Электронный ресурс] : http://dspace.uevora.pt/rdpc/bitstream/10174/9712/1/500%20Anos.pdf, P. 4. (Дана ссылка на первоисточник: Carta ao Capitao-mor de Malaca, 1582. AGI, Patronato 24, Ramo 61.) 5. [Электронный ресурс] : http://old.geneall.net/B/per_page.php?id=3117; http://old.geneall.net/B/per_tree. php?id=3117 (Генеалогический интернет-сайт). 6. Catolicismo no Oriente e a Diocese de Malaca. (Португальский перевод исследования: R. Cardon. Catholicism in the east and the diocese of Malacca, 1511–1888. Singapur, 1938.) [Электронный ресурс] : http://www. library.gov.mo/macreturn/DATA/PP42/PP042582.HTM 7. De Sousa Lucio Manuel Rocha, De Assis Angelo Adriano Faria. A Diaspora Sefardita na Asia e no Brasil e a Interligacao das Redes Comerciais na Modernidade. Revista de Culture 31 2009. Instituto Cultural do Governo da R.A.E. de Macau. 2002. Pp. 110–111. 8. Sousa Lucio. Legal and Clandestine Trade in the History of Early Macao: Captain Landeiro, the Jewish “King of the Portuguese” from Macao [Электронный ресурс] : http://www.pref.kanagawa.jp/uploaded/attachment/580415. pdf 9. Sousa L., Assis A. A Diaspora Sefardita... 10. Yuuki Diego. O Colegio de Sao Paulo de Macau e a Igreha do Japao. [Электронный ресурс] : http://www. library.gov.mo/macreturn/DATA/PP297/PP297127.HTM 11. Blair Emma Helen. The Philippine Islands, 1493–1898 – Volume 07 of 55: 1588–1591. (1903–09) [Элек- тронный ресурс] : http://archive.org/stream/thephilippineisl13701gut/13701-8.txt 12. Garcia Jose Manuel. Relacoes historicas entre Macau e as Filipinas: uma perspectiva portuguesa. Anuario de Estudios Americanos, 2008, julio-diciembre. Sevilla (Espana). (Дана ссылка письмо-первоисточник: Boletim da Filmoteca Ultramarina Portuguesa, n.° 15, 1960, pag. 580) 13. Souza George Bryan. The survival of empire: Portuguese trade and society in China and the South China Sea, 1630–1754. Cambridge, 2004. P. 67. 14. Boxer Charles Ralph. Fidalgos in the Far East. The Hague, 1948/ P. 43–44. 15. Garcia J. M. Relacoes historicas... 16. Souza George Bryan. The survival of empire: Portuguese trade and society in China and the South China Sea, 1630–1754. Cambridge, 2004. P. 68.

Калмыков П. Л. Роковой дон Жуан // «Отчизны верные сыны» : материалы XXXII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2015. - С. 207-211.