Москва разоряет Камчатку

Почему в нынешнем сезоне обанкротились практически все рыболовецкие хозяйства полуострова

Александр КАЛИНИН,
Камчатская область

Острый кризис в рыбной отрасли Дальнего Востока заставил представителя президента в Дальневосточном федеральном округе Константина Пуликовского собирать в Хабаровске совещания руководителей субъектов региона для экстренного обсуждения ситуации. Итогом встреч призвана стать новая программа развития рыбного хозяйства Дальнего Востока, которая до 20 декабря должна поступить в правительство.

На реке Большой находится самая крупная рыболовецкая артель Охотского побережья - колхоз «Народы севера». По нему можно судить об экономическом состоянии всех других рыболовецких артелей Камчатки. Колхоз взял рыбы в этом году больше, чем другие, - около 9 тыс. тонн, но это значительно меньше, чем год назад. Речные неводы не сработали. Рыба в реку пройти не смогла потому, что устье ее перегородили сетями. И множество рыболовецких обществ, товариществ, кооперативов, получивших лицензионные участки в верховьях Большой, обанкротились.

Кто же виноват? Браконьеры, считают чиновники областных ведомств. Не без помощи властей, поправляют их сами рыбаки.

По мере того как приближалась путина, было замечено, что с распределением квот на вылов рыбы областной департамент по рыболовству тянет. Втихаря «вычистили» членов конкурсной комиссии по рыбопромысловым участкам, мнения которых не совпадали с мнением чиновников. В итоге квоты распределили «по своим». Изменили и правила рыбной ловли: разрешили уменьшать расстояние между неводами. На той же реке Большой посадили рекордное за последние годы число рыбопользователей - 160, что в полтора раза выше, чем в путину 1998 года, и в 30 раз - чем в советские времена. И это несмотря на предупреждения специалистов «Камчатрыбвода».

Рыбозавод «Командор» при первоначальном лимите в 500 тонн взял 861 тонну. Другие при плане 30 тонн брали свыше 100. Но главная беда была не в преступной перевыполнении плана, a в том, что путина-2000 стала настоящей вакханалией браконьерства.

Рыбный бизнес в той или иной степени криминален везде. На Камчатке он криминален на 90 процентов. Криминал под любым предлогом - где-то скупая акции, где-то директоров предприятий - постепенно всех прибрал к своим рукам. Криминализировалась и Камчатская региональная инспекция по охране морских биоресурсов, так что теперь охрану поручили пограничникам.

Рыбная отрасль - главная на Камчатке. Добычей и переработкой рыбы в среднем заняты около 300 предприятий (причем число их возрастает в годы, когда наблюдается массовый подход рыбы лососевых пород). Большинство из них - малые предприятия и фирмы-однодневки, которым важно получить сиюминутную выгоду. В результате производство снижается. Например, в 1999 году оптовые цены на продукцию рыбной отрасли выросли в 3,3 раза, а производительность снизилась на 2,7 процента. За последние четыре года официально показанные объемы добычи рыбы и других водных биоресурсов упади до уровня 1970—1972 годов, что в 2 раза меньше, чем в 1987-1989 годах.

Причин этого несколько. Во-первых, пропал минтай, сокращаются природные запасы камбалы, палтуса, трески, морского окуня. В то же время возрос экспорт рыбы в страны дальнего зарубежья. Причем 85 процентов ее продают в виде сырья и полуфабрикатов низкой степени обработки, т.е. по более дешевым ценам. В 1999 году 43% экспортируемой продукции отгружалось непосредственно с мест добычи - за пределами 12-мильной зоны, т.е. за таможенной границей России. В этом году, говорят, этот показатель доведен уже до 60 процентов. Деньги уходят минуя бюджеты разных уровней.

Еще одна несправедливость, по мнению камчадалов, состоит в том, что рыбными ресурсами полуострова распоряжается... Москва. Ни Петропавловску-Камчатскому, ни даже тем районам, на территории которых есть нерестовые реки и где воспроизводятся рыбные запасы, ни квот, ни лицензий не достается.

«Москва вообще не должна торговать нашими ресурсами, - возмущается градоначальник Камчатской столицы Александр Дудников. - Я понимаю, можно с аукциона продать рыбу, но как можно с аукциона продать право вылова рыбы? Кто-то заплатил больше и говорит: я имею право. Камчатка права не имеет, а, допустим, Татарстан заимел».

Спикер Государственной Думы Геннадий Селезнев во время своего визита на Камчатку вынужден был признать, что новый закон о рыболовстве далек от совершенства. Под ним еще не просохли чернила, а уже возникает масса замечаний, в первую очередь по поводу несправедливого распределении тех квот, которые сегодня выдаются Москвой не всегда с учетом интересов области.

Но немало зависит и от порядка внутри полуострова. Сегодня на Камчатке не браконьерит разве что ленивый. Покупают лицензию на 10 рыбин, а выдавливают 110. В Большерецком, Шаромском, Ключевском районах в период путины забыли о подготовке к зиме, о ремонте дорог - все от больших начальников до слесарей пропадали на реках.

Никто не может подсчитать, во что выльется эта вакханалия завтра, через год, через два.