Разочарования Георга Вильгельма Стеллера

И. Хойслер

Георг Вильгельм Стеллер (1709-1746), выдающийся ученый естествоиспытатель, участник Второй Камчатской экспедиции (1733-1743) Витуса Беринга. Ботаник, зоолог, этнограф, натуралист-исследователь, врач, Г. В. Стеллер внес огромный вклад в изучение флоры и фауны не только Сибири и Камчатки, но и побережья Аляски. Он является первооткрывателем новых земель в Северной Америке, первым из европейцев, прибывшим на Аляску с востока.

В честь множественных находок Стеллера названы многие растения, животные, ряд мест на географической карте носят его имя. Его книги и письма опубликованы на разных языках в разных странах. В его честь названа гимназия в г. Бад Виндсхейме, выпускником которой был Г. Стеллер. Виндсхейм стал в 1921 г. курортом Бад Виндсхейм. Каждый школьник города Бад Виндсхейма знает, что такое "Стеллерова морская корова", скульптурные изображения и картины которой создаются ими на уроках в школе для различных экспозиций и выставок, пропагандирующих идею бережного отношения человека к природе. И, кроме того, на другом конце планеты - в г. Анкоридже в США одна из школ также получила название "Стеллер-гимназия".

Однако в биографии выдающегося ученого-натуралиста имеется достаточно много "белых пятен", в особенности относящихся к началу его жизни и активной деятельности. В настоящей статье мы попытаемся восстановить некоторые факты биографии Стеллера, которые, по нашему мнению, интересны для лучшего понимания личности этого необыкновенного человека и его научных достижений. В своей работе мы использовали архивные данные, а также даем обзор материалов статей, опубликованных в журналах, труднодоступных для широкого российского читателя.

Отмечая многостороннюю направленность деятельности Георга Стеллера - теолог, врач, естествоиспытатель, путешественник, ботаник, зоолог, гидробиолог, первоописатель и исследователь морских млекопитающих (териолог), этнолингвист и т. д. - внимательному читателю, в особенности немецкому, сразу же вспоминается другая гениальная и разносторонняя личность, внесшая колоссальный вклад в развитие мировой культуры. Это - Иоганн Вольфганг Гете (1749-1832), у которого отмечается достаточно схожая универсальность деятельности - поэт, философ, естествоиспытатель, политический деятель, министр, директор театра и т. д.

Любители генеалогии провели подробные детальные исследования генеалогического древа Гете (12, s. 22-43; 9).

В результате, среди предков великого немецкого поэта нашли родственников и близких по крови людей ряда хорошо известных в Германии выдающихся деятелей науки, культуры и промышленности!

Так, изучая предков Гете, обнаружили его родство с известными в Германии людьми: физиком Максом Планком, естествоиспытателем Эрнстом Хеккелем, философом Фридрихом Хегелем, писателями и поэтами Эдуардом Мюрике, братьями Гримм и Шлегелем.

И более того, было выяснено, что мать Стеллера, урожденная Сузанна Люизе Баумaн (Susanne Luise Baumann), и мать Гете имеют одного и того же предка - господина Конрада Келера (Conrad Kцhler ca.1500-1592). То есть Иоганн Вольфганг Гете и уроженец г. Виндсхейма Георг Вильгельм Стеллер, ученый натуралист на русской службе, имеют общую кровь, и они родственники через несколько поколений (8, s.177-178).

Генеалогические исследования имеют в Германии давнюю традицию и продолжительную историю, так что род матери Георга Стеллера (Baumann), хорошо и подробно исследован. Вместе с тем, о роде его отца известно мало. Например то, что дед Георга Зигмунд Стеллер (Sigmund Stцller) был рабочим, занятым типичным для средневекового Нюрнберга ремеслом волочения проволоки (14). Скончался Зигмунд Стеллер в 1676 г., похоронен он в Нюрнберге (8, s.177).

Семейство проживало на улице Юденгассе (Judengasse) в доме 10. Жена Зигмунда умерла в 1679 г. и тоже похоронена в Нюрнберге. В это время их сыну Иоганну Якобу Стеллеру (1664-1743), отцу путешественника и натуралиста, было только 15 лет. Кто помог сироте стать кантором, пока неизвестно, но, по-видимому, церковные организации. В итоге, Иоганн Якоб Стеллер, отец Георга, исполнял эту должность с 1685 г. в г. Рюденхаузене (Rьdenhausen) в графстве Кастел (Castell) под Нюрнбергом. Одним из предшественников отца Стеллера с 1679 до 1682 г. являлся Петер Писендел, дядя выдающегося скрипача и композитора периода Баха в Германии Иогана Георга Писендела (Johann Georg Pisendel, 1687-1755) (10).

В г. Рюденхаузене у Иоганна Якоба Стеллера и его первой жены Анны Регины (дата свадьбы пока не известна) родились четыре ребенка, как покажут церковные книги общины Рюденхаузен. Но Иоганн Якоб Стеллер переселился в г. Виндсхейм только с женой и сыном Максимилианом Филипом Яковом. Жена умерла в июле 1701 г., и в июне 1702 г. Иоганн Якоб Стеллер снова женился на Сузанне Люизе Баумaн, сестре жены заместителя ректора гимназии в г. Виндсхейме, матери Георга Вильгельма Стеллера.

Большинство населения этого города были лютеранами, а сам г. Виндсхейм являлся "свободным имперским городом" с местным самоуправлением, и только немецкий кайзер как глава "святого римского рейха немецкой нации" имел лишь некоторые права выше городской власти. По этой причине гордые и независимые жители Виндсхейма славились тем, что не боялись "высших властей" и привыкли защищать собственные права и свои мнения с большой уверенностью.

Это тип поведения характерен и для Георга Стеллера во время его путешествия в Сибири, о котором речь пойдет далее.

Кантор Иоганн Якоб Стеллер и его жена, урожденная Бауман, жили в теперешнем франконском курорте Бад Виндсхейм на нынешней улице Стеллера, названной в 1921 г. именем их сына, в доме 3. Местные краеведы недавно обнаружили ряд новых документов, которые позволяют нам сделать некоторые поправки к биографии Стеллера, написанной Стейнегером (4, s. 5).

В этом доме на улице Стеллера и родился Георг Вильгельм. Случилось это 10 марта 1709 г. (4, s. 3). Интересен и соседний дом, в котором жил крестный отец Стеллера, Георг Вильгельм Кегет (Georg Wilhelm Keget) (13, s. 3).

Предки матери Георга Вильгельма - семейство Бауман (Baumann) - были состоятельными людьми (11, 1), однако семья Георга жила в самых простых и скромных условиях. По этой причине, а также из-за профессии отца, который, как мы уже упоминали, был воспитанником церковных организаций, молодой Стеллер рос в религиозном окружении и в сильной зависимости от материальной поддержки церкви.

С другой стороны, молодому Георгу нравились естествознание, физика и биология, с последними достижениями которых он мог познакомиться в периодической печати, получаемой городом (4, s. 14-22). Чтобы заниматься любимыми этими предметами в университете, для него, как бедного студента, была лишь одна возможность: опять же стараться получить поддержку церковных организаций. В итоге, в начале своего обучения Георг Вильгельм был вынужден заниматься теологией в университетах Халле и Виттенберга!

Это противоречие становится особенно очевидным, если напомнить то обстоятельство, что в год, когда он с отличием заканчивал свое обучение в гимназии (время обучения 1713-1729 гг.), в качестве темы своего доклада он выбрал "физику молнии и грома". Но и здесь для публичного торжественного прощального выступления он облек эту тему в "религиозную упаковку": "De tonitru numinis div(ini) teste et vindice". В переводе с латыни на русский название можно перевести, как: "О громе как высказывании и доказательстве божественной деятельности"! (4, s.19).

Стеллер получил в университетах г. Виттенберга (1729-1731) и г. Халле (1731-1734), где и он сам преподавал, прекрасное образование (13, s. 13-31), чтобы стать таким успешным исследователем. Но его характер и мировозрение формировались не только из пиэтизма (набожность, строгое благочестие. - Авт.) г. Халле, куда он попал взрослым человеком, но частично уже до этого.

Стоит напомнить, как Стеллер сам представит свое кредо и убеждения в Доношении в Правительствующий Сенат от 30 апреля 1740 г., - после трех лет исследования в Сибири - когда он изъявил желание участвовать в экспедиции Шпанберга к берегам Японии: "Между тем я подлино известен, что незнаемые земли двояким образом сыскиваются, из которых первое - любопытство, то есть вящее сферы и земли познание, второе - польза, которая наибольше в науке и торгу состоит, откуду многия в пользу государственную прибыли и доходы бывают. Оныя убо, которые в купечестве бывают и пользе народной приличны, от части знаемы и с иными государствами сходны, от большей же части еще не ведомы или паче трудные, которые морским служителем для исследования, описания и рассуждения вручить, или б оныя то на себя принали, невозможно" (15, с. 230 ). Стеллер пишет о тех областях знаний, которые он готов изучать согласно данной ему Академией наук инструкции: климат, полезные ископаемые, растения, животные, предметы, выброшенные морем, ремесла, которые он хотел бы исследовать. "7. Ничего, сколько возможно будет, не опущу и о том, что до истории сего народа принадлежит, то есть языка, философии, музыки, домостроительства, щету, описание разных машин, домашных вещей, лечений внутренних и внешних, какая у них вера и оной основание, правосудие и обычай, дородство людей, обхождение, добродетели, и пороки, рукоделия, промыслы, доходы, забавы, какие товары к ним привозятся и по какой цене, и каким товарами они с иными торгуют, и о протчем, о чем, дабы Высокоправительствующему Сенату от чтения или слушания какого затруднения не учинить, не упоминаю" (15, с. 232).

Это не язык завоевателя или авантюриста, но программа образованного, просвещенного гуманиста, который хочет познакомиться с жителями незнаемых земель без предубеждений, уважая их человеческое достоинство и с желанием учиться у них.

Завоеватели и колонизаторы во всем мире использовали так называемые научные экспедиции для решения своих собственных геополитических стратегических задач. В этом нет принципиальных отличий и в подходах царского правительства. Их особенность, однако, состоит в том, что вследствие целого ряда причин самодержавная власть была вынуждена для достижения своих целей приглашать ученых и специалистов из других стран, имеющих другие культурные и политические традиции. Для небогатых людей, подобных Стеллеру, участие в таких экспедициях - это возможность удовлетворить свое любопытство и заниматься научной работой.

Его дневники, переписка и официальные документы доказывают, что цели и методы тех, кто давал ему деньги, и его собственные представления, мечты и цели, как и других людей, приглашенных в экспедицию, часто не совпадали.

Так и Вторая Камчатская экспедиция с участием Георга Вильгельма Стеллера оказалась богатой разными проблемами и спорами. Это касается разногласий и недопониманий Стеллера в среде ученых, морских офицеров и представителей государственной власти.

Когда Стеллер прибыл на Камчатку, полуостров уже входил в состав Российского государства. В 21-й главе своей книги "Описание земли Камчатки" он описывает историю колонизации, вследствие которой местное население уменьшилось в десять раз (7, s. 227). После знакомства с жителями Камчатки, их историей, особенностями и талантами он сделал такой вывод: "Можно предположить, что Камчатка была бы получена с самого начала до сегодня без некоторой тревоги и кровопролития, если обращались с этими уживчивыми людьми по-христиански, благоразумно и по-человечески" (7, s. 227). Во введении книги "Георг Вильгельм Штеллер. Письма и документы. 1740" авторы пишут: "Критика отношения русских властей к местному населению на Камчатке привела к доносу, из-за которого Штеллеру пришлось в конце 1745 г. держать ответ перед вице-губернатором Иркутцка. После целого ряда неприятностей Штеллер все же был оправдан" (15, с. 9). И некоторое время существовал даже приказ о его аресте! Многие высказывания Стеллера показывают, что мировоззрение и представления западного ученого и восточного местного населения были ближе друг к другу, чем к колонизаторам.

Стеллер отмечает, что заселение Камчатки произошло без учета особенностей и различий коренных жителей, и приводит пример. Русские кaзаки назвали всех жителей полуострова камчадалами, но он нашел: "Хоть кажется, что все жители Камчатки из одного происхождения, они все-таки очень недовольны этим общим названием и жалуются, если называются Камчадалами, поскольку они различаются друг от друга. 1) разными наименованиями племен, 2) разными названиями мест жительства, 3) разными наименованиями соседей, 4) разными диалектами, хоть они близки, как и вид жизни, традиции и обычаи" (7, s. 3).

Для Стеллера, который жил во Франконии и Саксонии, само собой разумеется, что такие различия очень важны для идентичности человека и необходимо уважать представления и чувства будущих граждан России.

Главное разочарование Г. Стеллер ощутил, когда, по прибытии к берегам Америки, ему разрешено было только на несколько часов высадиться на берег для исследования неведомой земли. 21 июля 1741 г. Стеллер с сарказмом записывает: "10 лет длилась подготовка для этой большой цели, 10 часов были посвящены самому этому предмету!" (7а, s. 39) и "прибыли, чтобы приносить американскую воду в Азию" (7а, s. 29), т. к. высадку предприняли только для пополнения запасов питьевой воды.

Стеллер отмечает, что для казаков и других представителей царской власти коренные жители представлялись такими же дикими, как индейцы для испанских конкистадоров. Для него же они были людьми с другой, немного странной для него верой, но с определенными и удивительными талантами и знаниями. Они жили в равновесии с природой, знали местные растения и использовали полезные свойства ядовитых растений. Стеллер был уверен, что ительмены готовы учиться у других и могут стать христианами и наилучшими подданными русского царя (7а, s. 79). Георга Стеллера возмущал тот факт, что ительмены вынуждены платить высокие цены за церковные службы, и он выражает надежду, что правительство и церковь пошлют на Камчатку более добросовестных священнослужителей (7а, s. 284).

Еще одно наблюдение Стеллера об ительменах, о котором он пишет в 24-й главе, где речь идет об их представлении о мире, о религии: "Ительмены почитают многих богов... Среди них они считают некоторую иерархическую лестницу... Наивысшим богом является Кутка, создатель неба и земли... Наблюдая многие для человека на земли недостатки они считаются себя умнее бога и что особенно Кутка глупее всех". Для Стеллера они богохульники. Он отмечает и еще одну особенность: "Все было бы еще гораздо хуже, если у этого бога не была бы умная жена, Хаху, которая не давала делать глупости мужу и непрерывно корректировала его действия" (7а, s. 253-254).

В экспедиции у Стеллера были географические карты, изданные в г. Нюрнберге, в издательстве, основанном в 1702 г. картографом Иоганном Баптистом Хоманом (Гоманом) (Johann Baptist Homann, 1664-1724). Хоман, которому Петр I заказал первые планы г. Петербурга и карты России, стал в 1715 г. императорским географом и вскоре после этого - московским агентом (5, s. 212-213; 6).

Хоман открыл свое издательство в доме родителей жены в центре г. Нюрнберга, на той же улице Юденгассе (Judengasse), где вырос отец Георга Вильгельма Стеллера.

Стеллер упоминает эти нюрнбергские карты, когда описывает несчастье, постигшее экспедицию, в результате которого два пакетбота на пути к берегам Америки потеряли друг друга. Отмечает он и высокомерное поведение морских офицеров, которые не прислушивались к советам ученых: "Вы это не понимаете. Вы не моряк" (7а, s. 19). Такое же высокомерие - "эта земля выдуманная, изобретена Нюрнбергскими картографами" (7а, s. 18) - прозвучало и тогда, когда экспедиция не нашла Землю Компании (Compagnie-Land - Южно-Курильский о. Итуруп). Старейшая карта Хомана 1715 г., карта Московской Империи, включала Сибирь и уже содержала слово "Камчатка" на северо-востоке. Не удивительно, что на ней есть и некоторые неточности, южнее автор карты предполагает соединение с Америкой. Он изображает горы как объяснение того, что район не исследован (scopuli incerti exitus - скалы неизвестного конца) (6). Но благодаря очень хорошим связям с Петербургом, с Российской Академией наук, последние открытия довольно быстро появились на картах Хомана. Уже в 1722 г. вышла в свет карта, на которой показан предполагаемый пролив между Азией и Америкой.

Очевидно, подобные карты были и у Витуса Беринга. Открытия этих экспедиций были опубликованы фирмой Хомана уже в 30-х гг. XVIII в.

Автору хочется поблагодарить бывшего директора гимназии Стеллера в г. Бад Виндсхейме господина Гроша за информацию и товарищеские беседы, пастора Мартина Фрома, общину Рюденхаузен за поиски новых данных из церковных книг общины, касающихся Иоганна Якоба Стеллера и Петера Писендела, заведующего архивом г. Рюденхаузена, профессора В. В. Мелентьева.


1. Archive der Freiherrl.v.Crailsheim'schen Familienstiftung, Familienkonsulentie und Herrschaft Rьgland, Altes Archiv Nr. 400", Staatsarchiv Nьrnberg
2. Ausstellungskatalog des Stadtarchivs Nьrnberg. Nьrnberg, 2002, S. 260
3. Georg Wilhelm Steller. Reise von Kamtschatka nach Amerika. Stuttgart, 1974 (Neudruck).
4. Leonhard Stejneger. Georg Wilhelm Steller. London, 1936.
5. Christoph von Imhoff (Hg.). Berьhmte Nьrnberger aus neun Jahrhunderten. Nьrnberg, 1984.
6. Diefenbacher (Hg.). Auserlesene und allerneueste Landkarten. Der Verlag Homann in Nьrnberg 1702-1848. Ausstellungskatalog des Stadtarchivs Nьrnberg. Nьrnberg, 2002.
7. Georg Wilhelm Steller. Beschreibung von dem Lande Kamtschaka. Stuttgart, 1974 (Neudruck); 7а. Georg Wilhelm Steller. Reise von Kamtschatka nach Amerika. Stuttgart, 1974 (Neudruck),
8. Gerd Wunder. Die Ahnen des Sibirienforschers Steller, Sьdwestdeutsche Blдtter fьr Familien - und Wappenkunde 16 (1979).
9. Hans Mayer-Leonhardt. Mit Goethe gleichen Blutes. Frankfurt/M, 1940.
10. Musik in Geschichte und Gegenwart. Kassel, 1962. Spalte 1300-1301, http://homepages.hs-bremen.de/~hartmann/KATALOGE/pisenj.html.
11. N. N., Ein Erbstreit im Hause Steller, Windsheimer Zeitung, 15.12.1997.
12. Theodor Gьnther. Goethes Crailsheimer Vorfahren und ihre frдnkisch-thьringische Verwandtschaft. Kцln, 1969.
13. Wieland Hintzsche und Thomas Nickol (Hg.), Die groЯe Nordische Expedition. Georg Steller (1709-1746). Ein Lutheraner erforscht Sibirien und Alaska. Eine Ausstellung der Frankeschen Stiftungen zu Halle, Katalog 1996.
14. Wilhelm Treue (Hg.) u. a., Das Hausbuch der Mendelschen Zwцlfbrьderstiftung. Nьrnberg, 1965; www.Nuernberger-Hausbьcher.de
15. Виланд Хинтцше и др.(изд.). Георг Вильгельм Штеллер. Письма и документы 1740. М., 1998.

Хойслер И. Разочарования Георга Вильгельма Стеллера // Пятые Международные исторические и Свято-Иннокентьевские чтения "К 270-летию выхода России к берегам Америки и начала освоения Тихого океана (1741-2011)" : материалы : 19-20 окт. 2011 г. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 210-213. - Библиогр. : с. 213.