Виль Борщевский: голос с Камчатки

В. Н. Катеринич, кандидат филологических наук (г. Хабаровск)

В издательстве «Камчат-пресс» вышла в свет книга Виля Борщевского «Семизвучье». Своего рода избранное. Книге предпослан эпиграф:

	Семигорье. Семиречье. 
	Семивстречье. 
	Синеморье. Семивзорье.
	Синевзорье... 
	Семицветье, семилучье, 
	семизвучье! 
	Семитучье, в трех соснах 
	семиразлучье.

В этом эпиграфе прочитываются обе грани поэтической индивидуальности Борщевского - лирика и юмор. И, конечно, виртуозное владение всеми богатствами родного языка.

Обзор творчества Виля Борщевского мне доводилось представлять читателям журнала «Дальний Восток» (2008. № 3) статьей «Метаморфозы шестидесятника». Здесь, в порядке продолжения, хочу обратить внимание читателя на юмористическую грань творчества камчатского стихотворца. Если на Камчатке шутят (а Борщевский пишет литературные пародии, эпиграммы и просто каламбуры), то не все так плохо у нас.

Виль Борщевский — член Союза российских писателей, публиковался в журнале «Дальний Восток». Он автор четырех поэтических сборников. Помимо уже упомянутого «Семизвучья» его перу принадлежат сборники «Телеграф весны» (1977), «Не бывает песни без поэта» (2003), «А у нас вулкан — Парнас» (2005).

А начало было в далеких шестидесятых прошлого века — участие в сборнике молодых амурских поэтов «Весенних ручьев голоса»...

Виль Михайлович Борщевский — это голос Камчатки. Он живет в Петропавловске-Камчатском, но большая и значительная часть его жизни связана с Хабаровском. Здесь он проходил военную службу, окончил Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта. Здесь женился, здесь у него родилась дочь, и здесь он начинал поэтическую карьеру.

В. Борщевский - автор четырех опубликованных книг, а в столе у него еще пять готовых к изданию рукописей, в том числе книга каламбуров «Слово в зеркале». Виртуозное владение каламбурной рифмой свойственно и его серьезным стихам, и юмористическим миниатюрам. Из раннего, «На практике»:

	Я по зубилу бил и бил, 
	Рубаха прилипала к телу, 
	Я сталь упрямую рубил, 
	И сталь сдаваться не хотела.

Конечно, юмористические миниатюры Борщевского кажутся на первый взгляд просто словесной игрой:

	Крокодил терпеть не может 
			брюквы,
	Не дарите крокодилу брюк вы.

А поставит заголовок, и получается нечто осмысленное — «Совет» называется это двустишие. А вот «Так нас обслуживают»:

	В службе быта и за плату 
	Не поставят вам заплату.

Бывает, язык просто живет, фантанирует весельем, как в этих строках без названия: Не пугают кота клизмы, Впрочем, как и катаклизмы, Кот не знает катаклизмов, Очевидно, как и клизмов.

Иногда в четырех строчках выстраивается сюжет, получается басня, например про хамелеона:

	Мешок нашел в лесу хамелеон. 
	Раскрыв, оторопел:
			Ха! Миллион! 
	Кто знает — что за кайф
			от миллиона, 
	Когда он в лапах у хамелеона?

Удивительно, в свои миниатюры Виль Борщевский умудряется втиснуть всю нашу живую современность. Он посылает стихотворные сатирические стрелы во все стороны, достается чинушам, политикам, партийным вождям, поп-культуре, штатному сочинителю гимнов и, разумеется, телевизионной рекламе. «Телевизору»:

	Не долдонил бы теперь хоть, 
	Как же можно с этим жить? 
	Я уж лыс, а он про перхоть
	Все советует забыть!

Конечно, многие двустишия оставляют ощущение надуманности, к примеру: «Влюбленный об Ане, / А вшивый о бане» или «За поход! / ...Запах Од!» Не зря сказано: русский язык хитрецою хорош, он искушает. Однако получаются у нашего автора и притчеобразные миниатюры, несущие в себе мудрые и нескучные поучения. Из еще неопубликованного — восьмистишие «Здравомыслие»:

	Нам надо быть почутче 
	По отношенью к чукче, 
	Построже к анекдотам, 
	Где чукча — идиотом. 
	Глядишь, тогда и чукчи 
	К нам отнесутся чутче — 
	И мы в их анекдотах 
	Не будем в идиотах.

Каламбурные рифмы и словесная игра как нельзя лучше вписываются в стихи для детей, ведь их надо писать как для взрослых, только лучше. И опять про лес. Книжечка «Пятница-опятница» начинается маленьким откровением:

	«Я вот что о себе скажу: 
	Волков боюсь, а в лес хожу». 

А дальше -«Грибное»:

	В лес я в пятницу пошел — 
	Скопища опят нашел. 
	Прут опята из пеньков! 
	Накосил и был таков. 
	Стала эта пятница 
	Для меня — опятница!

И еще много добрых, веселых и нежных стихов для маленьких. Думаю, на этом поприще Виля Борщевского ждет удача. У него накопилось немало текстов этого жанра, и рано или поздно они воплотятся в красочные книжки.

О каламбурах Виля Борщевского уже было сказано, а вот его пародии — особая тема. Наш автор известен на Камчатке как поэт с редким сочетанием дара лирика и пародиста. А пародия — не простой жанр. Самое легкое — это высмеивание языковых небрежностей и неудачных строк, встречающихся даже у маститых поэтов. В этом ключе работал известный в 60-е годы Александр Иванов (вспомним телепередачу «Вокруг смеха»). Сложнее дать краткий и концентрированный анализ творчества поэта, «передразнить» его стиль. Виль Борщевский пишет пародии по-разному, в том числе в виде серии на какую-то тему. Так, у него есть цикл «Танин мяч» (на тему А. Барто «Наша Таня громко плачет»), в котором удачно «отзеркален» поэтический почерк Маяковского, Окуджавы, Вознесенского, Евтушенко и даже авторов попсовой песни, исполняемой Николаем Расторгуевым, «Давай за нас!». А вот строки, пародирующие Беллу Ахмадулину:

	Чтоб юркая упругость сгоряча 
	Вас не ввергала в сплин ажиотажа,
	Дитя любезное, не отпускай мяча,
	Когда священнодействуешь на пляже.

Большим событием для Виля Борщевского стал выход в свет книжки «А у нас на вулкане — Парнас» (Камчатпресс, 2005) с подзаголовком «Литературные пародии, эпиграммы, каламбуры». Кстати, остроумно и бескорыстно оформленную художниками В. Соколовым-Ширшовым и А. Чипизубовым. Конечно, для Камчатки это издание уникальное, или, как сейчас говорят, эксклюзивное. Первый раздел посвящен собратьям по перу, поэтам Камчатки. Евгений Сигарёв, Валентина Могилевская, Владимир Нечаев, Геннадий Барков, Игорь Рычков, Валерий Шеймович, Владимир Говоров, Нина Бережкова-Поротова, Юрий Ганин, Юрий Перменко, Игорь Чернявский и многие другие имена собраны под обложкой этой книги. И пусть это пародии и эпиграммы, а в целом получается юмористическая мини-антология камчатской литературы. Справедливости ради добавим, что в книжке Борщевского есть разделы «Наши соседи» и «Парнас столичный». В «Наших соседях» автор отметил творчество известных хабаровских поэтов: Асламова, Еращенко, Копалыгина, Миланич, Лозикова, Урванцева и других. В «Парнасе столичном» не обошлось без Асадова, Евтушенко, Кузнецова, Сосоноры... Надо признать, что пародии Борщевского точны, остроумны, однако не всегда смешны. Но обладают и таким странным качеством: они познавательны. Во «Фрагментах автобиографии» есть строки, которые надо понимать буквально:

	Я изобретал: мой кирпич
	в пирамиде прогресса, 
	Пусть благ очевидных мне
	это и не принесло, 
	Гимн Богу что к творчеству
	я не терял интереса, 
	Поэтому небесполезно моё ремесло...

Говоря языком прозы, Виль Борщевский, выпускник Хабаровского института инженеров железнодорожного транспорта, в профессиональные поэты не стремился, он достойно трудился по основной профессии. Но при этом в любую сферу своей деятельности вносил творческое начало, чему свидетельство двадцать два патента на изобретения. Виль Борщевский — человек разнообразно одаренный. Чего стоит краткий перечень его увлечений: он был авиамоделистом, чемпионом по боксу, сейчас заядлый горнолыжник, увлекается резьбой по дереву. И всё-таки более всего он поэт. И интересен тем, что свою напряженную жизнедеятельность, будь то профессия или любительство, всегда умеет переплавить в стихи. В недавнюю встречу Виль Борщевский подарил мне два своих поэтических сборника — «в память о давнем знакомстве, когда мы "шестидесятничали", не ведая о том»... Это ли не повод поразмышлять о поэтическом пути образцового шестидесятника (каким мне видится Виль Борщевский), добирающего седьмой десяток?