М. Я. Жилин

Он шёл навстречу неизвестному (Учёный-гидробиолог И. И. Куренков)

Что означает слово Крокур – название маленького озера в воронке, образованной при вул- каническом взрыве? Я задавал этот вопрос знакомым краеведам и знатокам топонимики и их рассуждения шли по привычному пути сопоставления имени озера с названием территории, на которой оно расположено. А расположено озеро в Кроноках, вблизи Кроноцкого озера, у Кроноцкой реки. Следова- тельно, говорили краеведы, первая часть слова происходит от старинного ительменского названия Крода-кыг («кро» – лиственница, «кыг» – река). Ну, а вторая часть названия, наверняка, связана с вулканами, вершины которых время от времени курятся. Я и сам так думал, когда впервые побывал на этом озере. И только позже узнал от учёных КамчатНИРО: название Крокур состоит из первых частей фамилий двух известных камчатских ис- следователей КРОхина Евгения Михайловича и КУРенкова Игоря Ивановича (1). С Камчаткой Игорь Иванович связал свою судьбу в 1950 г., будучи уже зрелым человеком. За его плечами был ихтиологический факультет Мосрыбвтуза, курсы Высшего военного гидроме- теорологического института и годы Великой Отечественной войны, учёба в аспирантуре и успеш- ная защита кандидатской диссертации. Выбору Камчатки способствовали два обстоятельства. Ещё во время студенческой практики на озере Ханка в Приморье его романтическую душу покорила необычная природа дальневосточной земли, а участие в экспедиции на научно-исследовательском судне «Витязь» в Японском море укрепило стремление связать свою жизнь с далёким краем, где открывался широкий простор для исследований. Изучение внутренних водоёмов – рыб и кормовой базы, определяющей воспроизводство лососей, стало главным направлением в его работе. Особенно привлекали озёра, которые были не исследованы или мало исследованы из-за труднодоступности. Романтик в душе, он шёл навстречу неизвестности. На лошадях и собачьей упряжке, на лодках и пешком с рюкзаком за плечами он до- бирался в отдалённые места. В 1951 г. он стал первопроходцем в исследовании оз. Двухюрточного – одного из крупнейших нерестилищ нерки (2). Расположенное в предгорьях Срединного хребта, оно недоступно водным путём и труднодостижимо по суше. В поход Игорь Иванович отправился с жи- телем тогдашнего с. Еловка К. А. Поповым. «Выехав из Еловки на лошадях, мы по тропе добрались до р. Двухюрточной и вдоль неё поднялись до истока из озера. Последние 5–7 км пути оказались очень трудны. Холмы и гряды, образованные мореной, подходят к самому урезу воды в реке, образуя непропуски. Возвышенности густо поросли кедровым стланцем, препятствующим продвижению на лошадях. Некоторое время мы пытались пробираться по узкой галечной полосе вдоль берега, переезжая с берега на берег, но стремительное течение и крупные валуны, по которым бежит вспе- ненная река, делают переправу очень трудной, лошади скользят на камнях и падают в воду. При- шлось подняться на левый берег и продвигаться там, прорубаясь через полосы кедрача», – пишет И. И. Куренков. «Река Двухюрточная, в бассейне которой находится озеро, по численности красной, заходя- щей в неё на нерест, может считаться одной из самых богатых рек в бассейне р. Камчатки, – сделал он заключение. – Нет сомнения, что для молоди красной, вышедшей не только из озёрных, но и, в значительной мере, речных нерестилищ, озеро с его весьма богатым кормовым планктоном слу- жит отличным выростным водоёмом». «С резиновой надувной лодки был сделан разрез по большой оси озера. Были взяты пробы планктона, бентоса и воды на гидрохимический анализ». В озере были отмечены гольцы и колюшка, в истоках реки – микижа, а позже (по наблюдению А. Остроумова) – чавыча. Игорь Иванович сделал географическое описание озера и реки. «Морена, а также крупные валуны не оставляют сомнения в ледниковом происхождении озера», – пишет он. Расположено озе- ро на высоте 171 м над ур. м. На одном из северных склонов долины реки обнаружен горячий источ- ник с температурой около 50 °С, представляющий собой слабое проточное озерко 10 м в диаметре, глубиной 0,5 м. Так сложились обстоятельства, что с бассейном р. Камчатки Игорь Иванович познакомился в первый год приезда на полуостров. Здесь ему пришлось заняться неожиданной для него проблемой. В р. Камчатке отмечалась тенденция к сокращению численности нерки. Виновником этого посчи- тали карасей, переселённых в бассейн реки в 1930 г. из Приморья. Дескать, караси, расплодившись, стали конкурентами нерки, истребляя её мальков в водоёмах. Молодому специалисту, у которого кандидатская диссертация была посвящена биологии речных раков, а морская экспедиция на «Витя- зе» – исследованию планктона, поручили заняться проблемой, далёкой от его предыдущих занятий. Игорь Иванович со свойственной ему дотошностью окунулся в изучение неожиданной проблемы. Он разыскал одного из старейших исследователей тихоокеанских лососей И. И. Кузнецова, который в 1930 г. проводил акклиматизацию карасей в водоёмах полуострова (3). К тому времени учёный по состоянию здоровья переехал жить в Белгород-Днестровский. Из переписки с ним выяснилось: переселение карасей проводилось по рекомендации ихтиологов, при тщательном изучении рыб аборигенов и новосёлов. Когда в уловах стали появляться первые экземпляры карасей, жители посчитали их «поганой рыбой». Но в конце 1940 – начале 1950-х гг. карась стал не только важной пищей местного населения, но и заменил собой лососей для кормления ездовых собак. Исследования подтвердили: у карася и нерки разные корма и разные места нагула, их эко- логические ниши не соприкасаются (4). Новосёл камчатских вод был реабилитирован. Более того, было отмечено: условия в некоторых водоёмах полуострова позволяют акклиматизировать в них ряд пресноводных рыб. Статья И. И. Куренкова «Характеристика гидрологического режима внутренних водоёмов Камчатки в связи с возможностью их зарыбления» (1958) послужила основой для обога- щения их новыми видами рыб. Что и было сделано во второй половине 1950-х гг. В бассейн р. Кам- чатки были завезены амурский сазан (1955) и обская стерлядь (1957–1960), продолжены работы по заселению озёр карасём. Летом 1961 г. в бассейне р. Облуковиной в одном из пойменных озёр была обнаружена не- известная рыба. И. И. Куренков и его коллега по институту А. Г. Остроумов определили: это ря- пушка из рода сигов. В литературе не было никаких сведений о нахождении такой рыбы не только на Камчатке, но и вообще в бассейне всего Охотского моря. Авторы, описавшие находку, выделили её в подвид сибирской ряпушки. Какими путями проникла она на Охотское побережье, неизвест- но. Находка нового вида подтолкнула к сбору материалов о пресноводных рыбах на полуострове. В обстоятельной сводке Игорь Иванович обобщил данные о распространении на полуострове прес- новодной фауны (5). В статье «Зоогеография пресноводных рыб Камчатки» он проследил пути про- никновения на полуостров вселенцев, в особенности в послеледниковый период, систематизировал их по группам. В реках и озёрах Камчатки было отмечено 30 видов рыб. В одну из групп были вы- делены пресноводные рыбы, которые, однако, не чураются солоноватых вод. Это микижа, нельма, ряпушка, валёк. Ещё одна группа – типично пресноводные рыбы. Их четыре вида: хариус, щука, налим и подкаменщик. «Таким образом, ареал типично пресноводных рыб Камчатки в основном занимает бассейны северо-восточных рек полуострова. По-видимому, этот географический район явился плацдармом для дальнейшего проникновения рыб на юг, что удалось пока сделать хариусу и подкаменщику, а также, вероятно, вальку, если считать, что последний не выходит в море… Про- никновение пресноводных рыб во внутренние водоёмы полуострова является хорошим примером заселения своеобразных ареалов континентальной фауной» – такой вывод сделал учёный. И потому группа пресноводных рыб – карась, сазан и стерлядь, завезённая человеком для акклиматизации, является закономерным заполнением экологических ниш рек и озёр полуострова (6, 7). Что же касается значительного снижения численности камчатских лососей, то, как удалось установить, главной причиной стал хищнический японский промысел в море, интенсивность ко- торого с каждым годом возрастала (8). На нерест в реки и озёра полуострова заходило всё мень- ше рыбы. Это привело к депрессии стад лососей, особенно нерки – самой ценной из лососевых рыб. Потребовалось вмешательство на государственном уровне. Была заключена советско-япон- ская рыболовная конвенция по регламентации морского промысла. Игорю Ивановичу Куренкову, как специалисту, обладающему широкими знаниями в разных сферах, было поручено возглавить научно-техническую часть в советско-японской комиссии по лососю (4, 9). В течение 20 лет он, вооружённый неопровержимыми фактами, в дискуссиях с японскими представителями отстаивал вопросы регулирования промысла. По каждому виду лососевых рыб определялись квоты вылова, регламентировалось количество судов в районах концентрации рыбы. Меры по регулированию и контролю благотворно повлияли на восстановление стад лососей. Со временем это признали даже японские учёные. Игорь Иванович был участником многих экспедиций по обследованию водоёмов, имеющих рыбохозяйственную ценность (оз. Нерпичье, Азабачье), среднее течение р. Камчатки и её притоков (Толбачик, Еловка и др.). В оз. Дальнем он проследил биологические циклы развития планктонного рачка, которым в основном питается молодь нерки, и на его основе предложил методику опреде- ления в озёрах первичной продукции, на базе которой развивается новое поколение лососей (10). Гидробиологические исследования показали: лишь в глубоких озёрах возможно обеспечить воспро- изводство нерки в большом количестве. В таких водоёмах круглый год развивается зоопланктон, которым питается молодь нерки. В 1952 г. Игорь Иванович впервые встретился с озером Кроноцким (11). Тогда вместе с Е. М. Крохиным, лимнологом и географом, который ещё в 1935 г. проводил здесь исследования, они на маленьком гидросамолёте «Ша-2» приводнились на озере. Этот самый крупный на полуострове водоём интересен тем, что в нём обитает пресноводная форма нерки, которая не уходит для нагула в океан. В древности продукты извержений вулканов перегородили долину р. Кроноцкой, образовав озеро. Оказавшись в западне, нерка и гольцы приспособились к новым условиям жизни. Но потеряв возможность нагула на богатых пастбищах в морях, нерка значительно уменьшилась в размерах. Учёные её называют «жилая красная» или «кокани» – как именуют её индейцы Аляски. Из океана же нерка не может проникнуть в озеро на нерест из-за крутых водопадов и быстрого течения в вер- ховьях р. Кроноцкой. Учёными была высказана идея о возможности создания в озере проходного стада красной рыбы. «Для этого необходимо построить рыбоходы через водопады и акклиматизи- ровать здесь новое стадо проходных рыб», – писал И. И. Куренков. Последовали новые экспедиции. Был проведён большой комплекс ихтиологических и гидробиологических исследований на озере, реке и безымянном озерке, получившем название Крокур. По расчётам учёных, Кроноцкое озеро может воспроизводить такое стадо лососей, которое способно конкурировать с озерновским стадом нерки. Предложением учёных заинтересовались в рыбных организациях. Рассматривались различ- ные варианты осуществления проекта (12). С конца 1970-х гг. этой проблемой занимался сын Игоря Ивановича – С. И. Куренков, кандидат биологических наук, изучавший в озере жилую форму нерки (кокани) и расселивший её в различных озёрах полуострова. Но «Кроноцкий проект» по разным причинам так и не был реализован. Игорь Иванович чутко воспринимал экологические связи в природе. В период пробуждения и активного действия влк. Безымянного в 1956 г. он обратил внимания на огромное количество пепла, попавшего в реки и озёра долины Камчатки. Оказывает ли он влияние на лососей? Прошло много времени, прежде чем стала ясна картина (13). Исследования в оз. Азабачьем показали: про- дукты извержений, содержащие минеральные соли, оказывают огромное влияние на биологические процессы. Было подсчитано: в бассейн озера с продуктами извержений попало более одной тысячи тонн различных солей, в том числе так называемых биогенных, вызывающих удобрение водоёма, отмечал И. И. Куренков (14). В результате, в течение нескольких лет в озере резко (в несколько сот раз) повысилась численность диатомовых водорослей. Эти водоросли являются основным кормом мелких рачков – циклопов и дафний, которые, в свою очередь, служат пищей молоди красной, об- итающей в озере. Изменения были прослежены по всей цепочке биологических процессов. «В первые четыре года после пеплопада численность рачков была подавлена, но затем она начала расти и ещё через четыре года достигла небывалых размеров (в 20–30 раз выше обычной). Такое богатое развитие корма не могло не отразиться на урожайности молоди красной, нагуливав- шейся в эти годы в озере», – отмечает И. И. Куренков в статье «Вулканы и рыба». Через 5–6 лет нерка этого поколения пришла в озеро в таком большом количестве, какого не помнили старожилы. Полученные результаты, а также обследование нерестовых рек после извержения влк.Тол- бачик в 1975 г. стали серьёзным доказательством в пользу удобрений нерестилищ (15). Сама при- рода подсказывала путь к увеличению воспроизводства лососей. Первопроходцу исследований И. И. Куренкову было поручено возглавить новое направление в институте. Лаборатория кормовой базы и промысловой океанографии, которой он заведовал с 1955 г. в КоТИНРО (нынешнее Камчат- НИРО), была преобразована в лабораторию фертилизации и мониторинга внутренних водоёмов. По рекомендации учёного удобрения были внесены сначала в нерестовое оз. Лиственничное, а за- тем – оз. Курильское. Эксперименты показали высокую эффективность – численность нерки в них возросла в несколько раз (16). Жизнь в экспедициях, вдали от населённых пунктов не раз преподносила сюрпризы, порой очень опасные. Вот что вспоминает коллега Игоря Ивановича по институту А. Г. Остроумов. «Одна- жды зимой мы остановились на оз. Кроноцком, чтобы взять гидрологические пробы. Часа через два разыгралась сильная пурга. Ветер ураганный. Поставили с Игорем Ивановичем палатку. Но и в ней было неуютно. Мы везли на соседнюю метеостанцию журналы. Пришлось расстелить их под себя. Палатка содрогалась от ветра. С пушечным гулом стал лопаться лёд. Мы опасались: вдруг под нами возникнут трещины? Так продолжалось двое суток. Когда успокоилось, вылезли из палатки и пошли долбить метровый лёд, надо было взять запланированные пробы планктона. Уложили снаряжение на “импровизированные санки” и потащили по застругам. У Игоря Ивановича в рюкзаке что-то начало с грохотом взрываться. Он повернулся ко мне и возмущённо сказал: “Зачем палкой бьёшь по спине?” Оказалось, стеклянная посуда, в которой находились пробы, стала лопаться от мороза». Летом, спускаясь по рекам в батах и сконструированных катамаранах, часто попадали под опасные заломы деревьев. Не обходилось без травм и ушибов. А однажды лишь чудом уцелел от гибели. В августе 1955 г. маленький самолёт По-2, на котором Игорь Иванович совершал полёт в ка- честве наблюдателя нерестилищ на притоках р. Камчатки, потерпел катастрофу (17). «Через неделю, похудевшего и ободранного, украшенного синяками, меня доставили в Козыревск, откуда на лодке я отправился продолжать исследования», – вспоминал он. Будучи крупным гидробиологом, известным в стране и за рубежом, Игорь Иванович отдавал много сил и энергии популяризации научных знаний, экологическому образованию и краеведению. Многим, что удалось увидеть и узнать во время походов, экспедиций и исследований, он стремился поделиться с читателями на страницах газет и журналов. В апреле 1957 г., совершая с каюром из Жупанова П. Т. Юшковым поход на собачьей упряж- ке на оз. Кроноцкое, они по пути сделали остановки в кальдере Узона и Долине гейзеров (18). За- метим, это был первый зимний поход в Долину гейзеров, в которой в те годы побывало считанное количество людей. Об этом походе им написан очерк «В долине гейзеров», опубликованный в жур- нале «Дальний Восток». В кальдере Узона он провёл исследование термальных озёр. «Меня интересовало Фума- рольное озеро. Я извлёк из нартового груза резиновую лодку, надул её и перетащил к озеру. Вме- сто вёсел приспособил лыжи. Вооружившись родниковым термометром, шкалой для определения степени кислотности воды, гидробиологическим сачком и планктонной сеткой, я оттолкнулся от берега. Глубина постепенно увеличивается: два, три, четыре метра… И вдруг обрыв до 12 м. Здесь вода кипит, крупные и мелкие пузыри с шипением лопаются вокруг лодки. Но вода и здесь всего плюс 12,5 градуса. Есть ли что-нибудь живое в этой пахнущей серой воде? Не сохранилось ли где каких-нибудь животных с третичного времени, когда на Камчатке качались пальмы и небо дышало зноем? Ведь горячие ключи находили выход через толщи ледников, покрывших землю, и в своём постоянном тепле могли сохранить ракообразных, насекомых или червей? Нет, напрасно я рассматриваю содержимое планктонной сетки – в прозрачной склянке не видно никаких организмов. Только подняв сачком ил, я нашёл в нём крупных красных личинок комаров-звонцов. Но это обычные жители всех водоёмов, где вода слабо насыщена кислородом». Рассказывая о впечатляющем извержении горячих фонтанов в Долине гейзеров, Игорь Ива- нович обращает внимание на окружающие озерца. «На небольшой глинистой террасе, куда мы спу- стились, блестела несколько маленьких озёр. Одни из них были чуть теплыми, и в них кипела жизнь: бегали водяные клопы – кориксы, извивались личинки комаров; в других водоёмах горячая вода была окрашена в опаловый цвет. Здесь не было заметно признаков жизни». Однако в р. Гейзерной он отмечает весьма богатую фауну беспозвоночных, главным образом ручейников. Примечательно, что когда в 1975 г. стало известно о Долине смерти у истоков р. Гейзерной, И. И. Куренков вспомнил, что во время зимнего похода они с Юшковым ночевали там и провели беспокойную ночь из-за удушливых газов (19). Сохранившиеся снимки подтвердили, что это имен- но то место. На страницах газет и сборников он опубликовал ряд очерков и корреспонденций о свое- образии озёр полуострова, их происхождении, водных обитателях. В очерке «Где стоял великан» (сборник «Уникумы природы», 1966) подробно рассказал об оз. Кроноцком – самом большом на полуострове. Объяснил загадки оз. Нерпичьего, которое из пресного стало солёным. Из его публи- каций стали известны данные о максимальных глубинах озёр: Двухюрточного (25,6 м), Авачинского (39 м), Начикинского (36 м), Медвежьего в бассейне р. Авачи (40 м), Лиственничного (28 м). Игорь Иванович с любовью рассказывал о людях, внёсших большой вклад в исследование рыбных богатств Камчатки – о старейшем ихтиологе И. И. Кузнецове, о своих коллегах Е. М. Кро- хине, Ф. В. Крогиус, И. И. Лагунове, А. Г. Остроумове. С ними он неоднократно выступал вместе в печати в защиту своеобразной и легко ранимой природы Камчатки и её главного богатства – ло- сосей (20). С И. А. Полутовым и И. И. Лагуновым участвовал в создании научно-популярной книги «Промысловые рыбы и беспозвоночные Тихого океана», которая стала пособием для капитанов су- дов и технологов. Раздел о промысловых беспозвоночных написал И. И. Куренков (21). О чём бы он ни писал – о рыбах, находках жемчужницы на полуострове, памятниках при- роды или защите лесопарковой зоны на Петровской сопке, – его статьи находили широкий отклик у читателей. Являясь действительным членом Географического общества СССР, председателем секции биогеографии Камчатского отделения этого общества, он много энергии отдавал выпуску журнала «Вопросы географии Камчатки», членом редколлегии которой состоял. Верный принципам точности во всём, он докапывался до истоков в любых вопросах. В кор- респонденции «Топонимические закавыки» (21, 22) он обратил внимание на разночтение некото- рых географических названий, которые встречаются в отчётах исследователей, на страницах газет и путеводителей. Как писать: Семячик или Семлячик? Это название носят два вулкана, две реки, лиман и другие объекты. Знаток истории Камчатки, Игорь Иванович убедительно показал: название происходит от имени тойона Шемеча, жившего на побережье океана. В другом случае произош- ла «ломка» русского языка: пишут Корякское нагорье и Коряцкое нагорье. «Все эти, казалось бы, пустяковые мелочи, могут служить источником серьёзных недоразумений и ошибок. На топогра- фических картах области существует много гор, рек, озёр, урочищ, не имеющих названий. Это ча- сто затрудняет работу геологов, гидрографов, работников рыбного и лесного хозяйства. Зачастую приходится давать свои, тут же выдуманные названия, что вносит ещё большую путаницу». Он предложил топонимической комиссии закреплять за географическими объектами старинные назва- ния коренных жителей, а безымянные называть именами исследователей-первопроходцев. Таким первопроходцем в науке был И. И. Куренков. Один из его воспитанников, кандидат биологических наук А. С. Николаев, рассказывая об озёрах Камчатки, пишет об обнаруженной на дне Двухюр- точного озера подводной морене вблизи истока Еловки. «Это крайне причудливая неоднородность дна водоёма справедливо будет носить имя известного гидробиолога Камчатки Игоря Ивановича Куренкова» (23). Игорь Иванович был человеком широкого кругозора и разных увлечений. Он прекрасно фо- тографировал. Помнится, однажды в институте был устроен конкурс слайдов. Его цветные снимки по общему признанию были лучшими. Выступая, Игорь Иванович рассказал так много интересного из истории фотографии и техники обработки фотоплёнки, что я поразился. Оказалось, в юности он работал препаратором и лаборантом-химиком в кинофотоинституте, что потом, естественно, приго- дилось в научной работе. Последнее интервью с И. И. Куренковым было опубликовано в «Камчатской правде» 10 ок- тября 1989 г. под названием «Дерзкое озеро». В нем он рассказывал о продолжении работ по удобре- нию Курильского озера с целью увеличения стада нерки. А 11 октября он скоропостижно скончался (24). По желанию его прах развеян в бассейне р. Камчатки, исследованию которой он посвятил лучшие свои годы. Влюблённый в Камчатку, он навсегда остался здесь. 1. Остроумов А. Г. По Камчатке – от мыса Лопатки до реки Хатырки: Записки натуралиста, краеведа, летнаба. Петропавловск-Камчатский, 1997. 350 с. 2. Куренков И. И. Двухюрточное озеро // Вопросы географии Камчатки. 1964. Вып. 2. С. 63–69. 3. Куренков И. И. Иван Иванович Кузнецов // Известия ТИНРО. 1974. Т. 90. С. 205–209. 4. Вахрин С. И. Логика случая // Камч. комсомолец. 1986. 1 февр. 5. Куренков И. И. Зоогеография пресноводных рыб Камчатки // Вопросы географии Камчатки. 1965. Вып. 3. С. 25–34. 6. Куренков И. И. Есть камчатский сазан (из истории акклиматизации пресноводных рыб в водоёмах Камчатки) // Камч. правда. 1977. 8 июля. 7. Куренков И. И. К акклиматизации стерляди на Камчатке // Вопросы географии на Камчатке. 1977. Вып. 7. С. 50–52. 8. Куренков И. И. О причинах значительного снижения численности камчатских лососей // Природа. 1959. № 2. С. 123. 9. Куренков И. И. На охране рыбных богатств (к итогам работы советско-японской комиссии по рыбо- ловству в северо-западной части Тихого океана) // Камч. правда. 1973. 16 июня. 10. Лагунов И. И. Развитие рыбохозяйственной науки на Камчатке // Вопросы географии Камчатки. 1967. Вып. 5. С. 17–21. 11. Куренков И. И. Где стоял великан // Уникумы Камчатки. 1966. С. 21–26. 12. Куренков С. И. История одной проблемы (о развитии лососей в озере Кроноцком ) // Камч. комсо- молец. 1978. 3 июня. 13. Куренков И. И. Вулканы, пеплы, лососи // Камч. правда. 1982. 6 февр. 14. Куренков И. И. Вулканы и рыбы // «Плавать по морю необходимо...». С. 472–474. 15. Куренков И. И. Истоки биологической продуктивности // Камч. правда. 1986. 9 июля. 16. Антонов В. Расти, нерка! / Беседа с зав. лабораторией фертилизации и мониторинга КоТИНРО, кандидатом биологических наук И. И. Куренковым) // Камч. правда. 1987. 14 окт. 17. Куренков И. И. Об авторе. // Предисл. к кн. А. Г. Остроумова «Записки камчадала». Петропавловск- Камчатский, 1993. С. 3–7. 18. Куренков И. И. В долине гейзеров // Дальний Восток. 1960. № 1. С. 160–167. 19. Куренков И. И. Ночёвка в долине смерти // Камч. правда. 1980. 11 окт. 20. Крогиус Ф., Бирман И., Куренков И., Лагунов И. Уникальна на планете // Камч. правда. 1979. 26 мая. 21. Полутов И. А., Лагунов И. И., Куренков И. И. Промысловые рыбы и беспозвоночные Тихого океана. Петропавловск-Камчатский. 1980. 96 с. 22. Куренков И. И. Топонимические «закавыки» // Камч. правда. 1975. 6 сент. 23. Николаев А. С. Чудо каждого дня. Петропавловск-Камчатский, 1995. С. 82. 24. Памяти Игоря Ивановича Куренкова // Вопросы географии Камчатки. 1989. Вып. 10. С. 204–205.

Жилин М. Я. Он шёл навстречу неизвестному (Учёный-гидробиолог И. И. Куренков) // «Отчизны верные сыны» : материалы XXXII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2015. - С. 199-204.