Алеутская канадская казарка – BRANTA HUTCHINSII LEUCOPAREIA
(к истории деградации и началу возрождения азиатской популяции)

Н. Н. Герасимов

Алеутская канадская казарка до последнего времени считалась одним из 7 (по некоторым источникам – 11–12) подвидов более крупной канадской казарки (Branta canadensis). В настоящее время она объединена в один вид с малой аляскинской канадской казаркой – B. h. minima.

Равные по массе тела – от 1,5 до 2,2 кг и мало различимые внешне, эти подвиды значительно отличаются по биологии. Отличны они как по стациям размножения, так и по районам зимовки. В полевых условиях алеутская казарка узнаётся по полоске белых перьев, отграничивающей чёрную шею от бурой груди. Однако этот признак у некоторых особей может проявляться лишь во время первой зимовки молодой птицы. С годами шейное белое кольцо становится всё более широким.

В значительной мере условно мы сейчас выделяем две популяции алеутской казарки: гнездящуюся на Алеутских о-вах и зимующую в Калифорнии (частично в Орегоне) – американскую восточную и размножающуюся на Курилах, зимующую в Японии – азиатскую.

Гуси Алеутской островной дуги

Гнездовой ареал данной популяции ещё в XVIII в. простирался от о-вов Гусиных, расположенных близ о. Кадьяк, до последних западных островов Алеутской гряды (Dall, заселяли 1874; Turner, 1886; Clark,1910; Jochelson, 1933; Murie, 1959). Птицы многочисленных островов и островков Алеутского архипелага не знали наземных хищников. Потому весь летний период жизни, включая размножение и линьку, алеутская казарка (алеутский гусь) проводила в островном высокотравье, перед осенней миграцией откармливалась здесь же на верещатниках. И это является важнейшим биологическим отличием алеутской канадской казарки не только от аляскинского подвида, но и от всех гусей северного полушария планеты. На занимаемых этой птицей островах единственную серьёзную угрозу для неё представляли пернатые хищники.

С середины 18-го столетия началось и всё более активно продолжалось освоение Алеутских островов российскими мореходами-промышленниками. Основной их целью была добыча ценного пушного сырья – шкур калана, котика, сивуча. Однако хищнический промысел морских животных очень быстро подрывал их численность, снижал прибыльность экспедиций. Естественно, что мореходы обратили внимание на исключительное обилие гнездящихся на островах морских птиц и маленьких, доступных для лёгкой добычи гусей. Но на этих островах не было обычного для Командорских о-вов песца – Alopex lagopus.

Первым «преобразователем природы» вновь осваиваемых земель явился купец-промышленник Андреян Толстых. В 1750 г., после зимовки на Командорах, он захватил с собой и перевёз на о. Атту пару песцов. Эффект от этой первой интродукции ценного для людей пушного хищника вдохновил их на всё более широкое расселение песца. С продвижением же далее на запад на Умнаке, Уналашке, Акутане и некоторых других островах промышленники обнаружили местную популяцию лисицы Vulpes vulpes. Эти животные также стали объектами интродукции по островам (Bailey, 1993). Нередко с терпевших крушения шитиков мореходов на острова сходили крысы – Rattus norvegicus, в образовавшихся поселениях людей появились собаки. Несколько позже на островах Алеутского архипелага получило развитие звероводческое фермерство (Black, 1984), из питомников в островные экосистемы также вселялись хищники.

Состав фауны Алеутской гряды быстро и радикально изменялся. К началу 20-го столетия песцом и лисицей оказались заселены 455 островов архипелага, свободными от врагов птиц оставались лишь около десятка мелких островков (Woolington еt. al.,1979). Численность алеутского гуся стремительно сокращалась. Если в 1870-х гг. на о-вах Атту и Кыска В. Долл (Dall, 1874) находил эту птицу очень многочисленной, то в 1936 г. алеутские гуси здесь уже не найдены. В 1910 г. на о. Агату жили тысячи этих птиц (Clark, 1910), в 1937 г. учёные обнаружили здесь лишь 6 их гнёзд.

В начале 1960-х гг. биологи US Fish and Wildlife Service (US FWS) считали, что в природе оставались лишь единичные особи алеутских гусей, не было их и ни в одном зоопарке. В 1967 г. в США эту птицу внесли в список видов, находящихся на грани вымирания; в 1973 г. – в «Акт угрожаемых видов».

Неожиданной для американских коллег стала находка на свободном от наземных хищников о. Булдырь стаи алеутских гусей численностью в 700–800 особей. Ещё одна небольшая обособленная группа этих птиц жила на о-вах Семиди (Byrd, Springer, 1976).

В 1975 г. US FWS была образована специальная группа – Aleutian Canada Geese Recovery Team (ACGRT), целью которой стало спасение американской популяции этих гусей. Птицы отлавливались в природе, разводились в питомниках и выпускались на островах, где предварительно принимались меры по уничтожению некогда вселённых наземных хищников. Так, только на о-ва Агатту и Низкий в 1980–1982 гг. выпустили 369 алеутских казарок (US FWS, 1991). Численность алеутских гусей в природе возрастала, и после 1982 г. отлов их в целях дальнейшего разведения в неволе был прекращён. Лучший и более выгодный во всех отношениях результат давало переселение пойманных гусей на другие острова без их предварительной передержки (Nelson et al., 1985; Umlend et al., 1981; Yparraguirre, 1982,1983; Gregg et al., 1988; US FWS, 1991). С прекращением работ по искусственному разведению птиц в питомниках «урезанный» ежегодный бюджет программы составлял около 400 тыс. долларов (ACGRT, 1991).

Так, привлечением весьма значительных материальных средств, целенаправленным трудом американских учёных вымирание данного подвида уникального по своей биологии островного гуся было приостановлено. Уже в 1988 г. количество живущих в природе алеутских гусей оценивалось в 5,4, в 1991 г. – в 7 тыс. особей (Byrd еt. al., 1991). Весной 1995 г. численность алеутской канадской казарки американской популяции превышала 20 тыс. особей. Около 3,5 тыс. пар из них гнездились на о. Булдырь. Наилучшие результаты отмечены для Ближних о-вов: на о. Агатту нашли более 350 пар, на о. Алаид-Низкий – около 125 пар (Minutes ACGRT Meeting, 1995).

Пока не столь обнадёживающими к середине 1990-х гг. были результаты заселения казарками Средних и Восточных островов архипелага. Однако в ноябре 1995 г. на очередном заседании ACGRT было отмечено, что результаты, свидетельствующие об успешной реабилитации алеутского подвида малой канадской казарки, говорят о возможности её исключения из списка вымирающих видов (Minutes ACGRT Meeting № 21, 1995). Официально об этом извещалось в начале 1996 г. (Endengered Spec. Bul., 1996).

При личной нашей встрече В. Бёд сообщил, что весной 2004 г. численность алеутских гусей в природе составляла не менее 60 тыс. особей. И, в связи с резким сокращением финансирования, реакклиматизационные работы по данному проекту были прекращены. Вместе с тем, с приоста-новкой активной фазы работ по спасению алеутского гуся восточной популяции уничтожение вольных и невольных акклиматизантов – хищных животных на островах Алеутской гряды продолжается. Свидетельство тому – проведённая осенью 2008 г. дератизация т. н. Крысиных о-вов.

Таким образом, на выполнение данной программы американским коллегам потребовалось более 20 лет целенаправленного упорного труда, подкреплённого весьма значительными финансовыми затратами.

Казарки Курильских островов

Более трагично сложилась судьба азиатской популяции вида, искони населявшего Командорские (Stejneger, 1885), Северные и Средние Курильские о-ва (Blaкiston, Pryer, 1882; Seebohm, 1890; Snow, 1897).

Птицы данной стаи основной своей массой зимовали в Японии. Хотто Масаацу (Masaatsu, 1831; цит. по: Suzuki M., 2006) сообщал, что в конце XVIII в. семь-восемь из каждых десяти добываемых охотником гусей приходились на ину-ган (собачьего гуся). Следовательно, считает доктор Сузуки (личное сообщение), в те годы алеутская казарка численно превосходила все другие виды зимовавших в Японии гусей вместе взятых, и общее её поголовье здесь должно было исчисляться многими десятками тысяч. То своё название гусь получил потому, что его голос ассоциировался для японцев с лаем собаки. Сейчас алеутская казарка в Японии известна под именем сидзюкара-ган.

Об обитании этих гусей, по крайней мере, на двух из северной группы Курильских островов – Харимкотан и Экарма – и трёх островах Средних Курил мы узнаём из «Записки» «казачьего сотника» Ивана Чёрного, представленной им в 1769 г. по возвращении из экспедиции по исследованию островов Курильской гряды (Полонский,1871). В своём донесении, говоря об о-вах Янкича (Ушишир) и Бротона, Чёрный замечал, что гуси там «плодятся в довольном числе».

В 1777, затем в 1778 гг. купцы Лебедев-Ласточкин и Шелихов для прохода вдоль островов Курильской гряды снарядили судно «Наталья». Возглавлялась экспедиция знавшим японский язык сибирским дворянином Иваном Антипиным. По возвращении из похода Антипин и унтер-офицер Иван Очередин, кроме прочего, предоставили весьма интересную географическую информацию об островах архипелага. И здесь мы получаем подтверждение о наличии «гусей» на о-вах Харим-котан, Экарма, Ушишир. Впоследствии сообщения Антипина и Очередина Г. И. Шелихов использовал при написании своих книг. Очевидно, был знаком Шелихов и с «Запиской» Ивана Чёрного. Говоря же о гусях соседствующего с Матуа небольшого островка (известного сейчас как Топорковый или Птичий), Шелихов (1971) пишет: «...а гуси линяют на месте сём, курильцы их промышляют и сушат». От Полонского (1871) мы узнаём об использовании курильцами для ловли «птиц» собак и о том, что перед «сушкой» из птиц вытапливался жир.

В конце XIX в. на протяжении 16 промысловых сезонов по всей Курильской гряде промысловую охоту на морских зверей вёл английский зверопромышленник капитан Сноу. И хотя основные его интересы были в добывании возможно большего числа морского зверя, в 1897 г. капитан издал книгу, судя по которой об авторе можно говорить, как и о подлинном исследователе-географе. Им детально описаны все острова архипелага, глубины вод, наличие бухт и убежищ для судов, сообщено о природной обстановке на каждом острове, указаны латинские названия многих растений и животных. Говоря о 160–170 видах встречающихся на Курильских островах птиц, капитан приводит практически все их латинские названия, взятые из каталога «Птицы Японии» (Blakiston, Pryer., 1882). Вот как (в переводе А. Новаковского) сообщал он об объекте нашего исследования: «Несколькихъ гусей породы A. hutchinsi видели размножающимися на Ушишире и Экарма. Одно гнездо съ 6 яйцами, а другое съ 7 было найдено 16 Мая. Молодые появляются около 20-го Июня» (Сноу, 1902). Упоминаний об этих гусях на других островах Курильской гряды в книге исследователя не было.

В те же годы этот уникальный по своей биологии гусь гнездился на о. Беринга: в 1882, 1983 и 1914 гг. особи данного вида добывались здесь в летние месяцы (Steyneger, 1885; Иогансен, 1934). О факте отстрела на о. Беринга 28 мая 1912 г. самца и самки этой казарки сообщил С. А. Бутурлин (1935).

Как гуси и песцы могли сосуществовать на Командорских островах? Вероятным объясне-нием этому может служить определённое «несовпадение» биотопов хищника и жертвы, особенно в период размножения и линьки последней. Тогда как казарки весь летний период успешно проводят в зарослях травянисто-кустарниковой растительности внутренних частей острова, благополучие песцов практически полностью зависит от богатой «морским выбросом» прибрежной полосы. Каких-либо источников информации о былой численности гусей на Командорах нет. Более серьёзную опасность для алеутского гуся Северных и Средних Курильских островов представляла красная лисица. Тяготея к морским побережьям и дельтам рек, лисица, тем не менее, встречается и в высокогорных кустарниках и даже на отдельно стоящих вулканах (Костенко и др., 2004). Ужиться на одном острове с таким мобильным хищником для гусей было едва ли возможным.

В названных выше источниках есть упоминания, что расселением лисиц по своей территории занимались ещё аборигены – курильцы. «Доселением» же этого хищника едва ли не на все острова Курильской дуги в начале XIX в. озаботилась действовавшая здесь Российско-американская компания (Клумов, 1966, цит. по Костенко и др., 2004). В 1916 и 1917 гг. на два острова, входящих в группу Ушишира, в том числе на Янкича, 16 командорских голубых песцов впервые завезли японские промышленники; в 1919–1920 гг. эта работа была продолжена. С начала 1920-х гг. на островах Средней Курильской группы японцами активно развивалось уже клеточное звероводство. В 1945 г. многие животные из этих питомников оказались на свободе (Соловьёв,1947).

На период наших работ в 1995–2010 гг. лисица и другие наземные млекопитающие отсутствовали только на о-вах Экарма и Чиринкотан. Очевидно, что сохранению в неприкос-новенности их природы способствовали трудно доступные для высадки с моря крутые скалистые побережья, практически полное отсутствие привлекательного для промышленников морского зверя, непригодность для других форм хозяйствования.

Решающее негативное влияние деятельности человека на судьбу азиатской популяции алеутской канадской казарки несомненно. Необходимо учитывать вместе с тем и объективные природные факторы, в частности характерную для Курильского архипелага высокую вулканическую активность. С 1737 по 1934 г. вулканы на Курилах просыпались 33 раза, на о-вах Экарма и Чиринкотан произошло по четыре извержения (Заварицкий, 1946; цит. по Соловьёву, 1947). Сноу во время своего здесь присутствия отмечал активность 20 вулканов, на о-ве Чиринкотан сопка «временами выкидывала лаву и камни». И очевидно, что описанная им бедность растительного покрова Экармы явилась результатом вулканической активности.

Таким образом, под влиянием антропогенных и природных факторов конец XIX – начало XX столетия явились годами «агонии» азиатской популяции алеутской канадской казарки. В 1922 г. на зимовку в Японию прилетели менее 200 сидзюкара-ган (Austin and Kuroda,1953). Последние небольшие стайки этих гусей, предположительно родившихся ещё на Курилах, отмечались здесь в 1930-х гг. (Yokota, 1989; Miyabayashi,1993). Этими годами и обозначается время гибели азиатской популяции алеутской казарки – сидзюкара-ган.

С осени 1970 г. по 1–2 алеутских гуся стали появляться в Японии (личное сообщ. Ф. Ли), а после 1976 г. – и на Командорах (Герасимов, Алексеев, 1994). Очевидно, что это были птицы, уже залетавшие с Алеутских о-вов.

Попытка возрождения мигрирующей популяции сидзюкара-ган в Азии предпринималась в начале 1980-х гг. Её инициаторами явились руководители JAWGP и специалисты зоопарка Ягияма г. Сендай. Идею поддержали орнитологи US FWS, и в ноябре 1983 г. в Японию поступили 15 казарок, 9 из которых передавались зоопарку Ягияма, 6 птиц – в зоопарк Тама. Программу предполагалось завершить в течение 10 лет. Выведенные в зоопарке Ягияма молодые птицы подпускались к стаям зимующих белолобых гусей. Ожидалось, что с наступлением весны сидзюкара-ган будут улетать с дикими птицами на север, там размножаться и возвращаться на японские зимовки уже в качестве мигрантов.

Несостоятельность этой попытки автор объяснил коллегам при посещении Японии в 1989 г. Поставленная цель могла быть достигнута только при выпуске птиц в районе их былого размножения, но не в местах зимовки. Тогда же я заявил о готовности взять решение данной проблемы на себя. Японские коллеги известили об этом учёных США (Gerasimov еt. al, 1994; Gerasimov, Kurechi, 1995). Для согласования действий камчатских учёных в случае передачи нам птиц по приглашению орнитологов US FWS в 1991 и 1992 гг. я вылетал в США.

1 октября 1992 г. американские коллеги Ф. Б. Ли и Б. Л. Андерсон доставили на Камчатку первых 19 птиц родительской стаи будущей азиатской популяции алеутской канадской казарки.

В развитие международной Конвенции по сохранению биологического разнообразия данный проект Камчатских учёных получил официальный статус научно-технической программы России.
1. Бутурлин С. А. Полный определитель птиц СССР. Т. 2. М. ; Л. : изд-во КОИЗ, 1935. 280 с.
2. Иогансен Г. Х. Птицы Командорских островов // Труды Томского Гос. универ. Т. 86. Томск, 1934. С. 222–226.
3. Костенко В. А., Нестеренко В. А., Трухин А. М. Млекопитающие Курильского архипелага. Владивосток : Дальнаука, 2004. 186 с.
4. Полонский А. С. Курилы. СПб., 1871. 206 с.
5. Соловьёв А. И. Курильские острова. М. ; Л. : Изд-во Главсевморпути, 1947. 307 с.
6. Шелихов Г. И. Российского купца Григория Шелихова странствования из Охотска по восточному океану к американским берегам. Хабаровск, 1971. 176 с.
7. Austin, O. L., Kuroda N. The Birds of Japan, their Status and Distribution // Bull. Harvard Mus. Comparative Zoology. 1953. № 19. P. 227–637.
8. Bailey E. P. Introduction of Foxes to Alaskan Islands – History, Effects on Avifauna, and Eradication, Washington, D. C., 1993. 57 p.
9. Black L. T. Atka – an Ethnohistory of the Western Aleutians. Limestone Press, Kingston, Ontario. 1984. 219 p.
10. Blakiston, Pryer On the Birds of Japan // Transaction of the Atlantic Society of Japan. 1882. Vol. X., P. 84–186.
11. Byrd G. V. Aleutian Canada Goose Habitat in the Central Aleutian Islands // U. S. Fish and Wildl. Serv. Rep. Adak, AK, 1991. 16 p.
12. Byrd G. V. Springer P. F. Restoration program for endangered Aleutian Canada Geese // Pacific Seabird Group Bulletin. 1976. № 3(1): 22.
13. Clark A. H. The birds collected and observed during the cruise of the United States Fisheries steamer «Albatross» in the North Pacific Ocean, and in the Bering, Okhotsk, Japan, and Eastern Seas, from April to December, 1906. 1910. Proc. U. S. Natl. Mus. 38. P. 25–74.
14. Dall W. H. Notes on the Avifauna of the Aleutian Islands, Especially those West of Unalaska // Proceed. of the Calif. Acad. of Scien. 1874. № 5. P. 270–281.
15. Endangered Species Bulletin. Regional News. 1996. Vol. XXI. No. 2. P. 30.
16. Gerasimov N., Kurechi M. 1995. Prospects and Problems for the Restoration of Aleutian Canada Geese in Asia // 8th North American Arctic Goose Conference and Workshop, January 9–14, Albuque, NM. 1996. P. 59.
17. Gerasimov N., Kurechi., Suzuki M. Restoration of the Aleutian Canada Goose (Branta canadensis leucopareia) to East-Asia // Anatidae 2000: posters abstracts. Strastburg, France. 1994.
18. Gregg A. M., Eckhardt T. M., Springer P. F. Population, Distribution and Ecology of Aleutian Canada Geese on their Migration and Wintering Areas, 1986–1987. Arcata, CA. 1988. 33 p.
19. Miyabayashi Y. Status of Goose Population in North East Asia, and its Conservation // Proc. Northern Regions' Envirom. and Wildl. Simp. 1993. July 30, Sapporo, Hokkaido. P. 22–31.
20. Minutes Aleutian Canada Goose Recovery Team Meeting. No. 21. Newport, Oregon, 1995. November 2–4.
21. Murie O. J. Fauna of the Aleutian Islands and Alaska Peninsula // North American Fauna, 1959. № 61. P. 1–406.
22. Nelson E. T., Springer P. F., Yparraguirre D. R. Population, distribution, and ecology of Aleutian Canada Geese on their migration and wintering areas, 1983–84 // U. S Fish and Wildl. Serv. Rep., Arcata, CA, 1985. 31 p.
23. Seebohm H. The birds of the Japanese Empire. London. 1890. 386 p.
24. Капитан Сноу. Курильская гряда. Записки общ-ва изучения Амурского края. Владивосток. 1902. Вып. 8 (1). 119 с.
25. Snow H. J. Notes on the Kuril Islands. Royal Geogr. Soc., London. 1897. 91 p.
26. Stejneger L. Results of Ornithological Explorations in the Commander Islands and in Kamchatka // Bull. U. S. Natl. Mus. 1885. № 29. 382 p.
27. Suzuki M. The birds and birdlore of Tokugawa Japan. 2006. 816 p.
28. Turner L . M. Contributions to the Natural History of Alaska //Arctic Ser. Publ. 2 Issued in Connection With the Signal Service, U. S. Army., 1886. 226 p.
31. Umland S. R., Springer P. F. Population, distribution, and ecology of Aleutian Canada Geese on their migration and wintering areas, 1980–81 // U. S. Fish Wildl. Rep., Arcata, CA, 1981. 26 p.
32. Aleutian Canada Goose Recovery Plan // U. S. Fish and Wildl. Serv., Anchorage, AK, 1991. 55 p.
33. Woolington P. W., Springer P. F., Yparraguirre D. R. Migration and wintering distribution of Aleutian Canada Geese // Managem. and Biol. of Pacific Flyway Geese: A Symp., Oregon., 1979. P. 299–309.
34. Yokota Y. Report on hunting of the Aleutian Canada Geese by Mr. Takahashi in Miyagi // Ganno Tayori, 1989. No. 33. P.11.
35. Yparraguirre D. R. Annual survival and wintering distribution of Aleutian Canada Geese, 1976–1981, Arcata, CA. 1982. 73p.
36. Yparraguirre D. R. Population, distribution, and ecology of Aleutian Canada Geese on their migration and wintering areas, 1982–83, Calif. Dept. Fish and Game Rep., 1983. 35 p.
37. Jochelson, W. History, Ethnology and Anthropology of the Aleutians. Carnegie Inst. Wash. Publ. 432. 1933. 91 p.

Герасимов Н. Н. Алеутская канадская казарка – BRANTA HUTCHINSII LEUCOPAREIA (к истории деградации и началу возрождения азиатской популяции) // "О Камчатке: её пределах и состоянии..." : материалы XXIX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2012. - С. 70-75.