Петропавловское морское училище и школа кантонистов

С. Гаврилов, доцент Камчатского гос. техн.университета

Для доставления служащим в Камчатке и вообще жителям того края возможности давать своим детям приличное воспитание, в Петропавловске учреждается училище.
В. Завойко

Первым упоминанием об идее создания морского учебного заведения на Камчатке было обращение ее главного командира М. фон Бема к иркутскому губернатору. 6 декабря 1774 г. Бем писал о необходимости «заведения в Камчатке навигацкой школы для приготовления штурманов на промышленные суда, которые, находясь под управлением людей, почти вовсе не посвященных в морские науки, беспрестанно терпели крушения». Эта идея поддержки не нашла: губернатор предложил Бему «больше заниматься делом, нежели бесплодными проектами».

В феврале 1817 г. в Петропавловске открылось первое на полуострове техническое учебное заведение - ремесленная школа, обучавшая местных жителей кузнечному, слесарному, столярному, товарному и плотницкому мастерству. Необходимые для этого инструменты доставила на шлюпе «Камчатка» экспедиция В. Головнина. На занятиях ученики ремонтировали ружья и металлические вещи. В1820 г. в школу учителями зачислили нескольких мастеровых, которые, вероятнее всего, работали в порту на строительстве казенных сооружений. В школе занимались 12 учеников. Собственным зданием она не располагала, занятищпроводились во флотской казарме.

В 1820 г. начальник Камчатки П.Рикорд составил план застройки Петропавловка, на котором имелось и здание ремесленной школы. Но этот план до конца осуществлен не был, поэтому отдельное помещение для школы так и не построили. За первые 10 лет работы учебное заведение выпустило 26 человек, причем моряками (матросами) стали лишь шестеро его воспитанников.

В январе 1829 г. российский Кабинет министров решил, что отныне в школу должны были поступать дети лишь «собственно камчатских природных обищтелей», которые по ее окончании могли использоваться не только на службе, но и на гражданском поприще. Вскоре школу передали из Морского ведомства в Министерство внутренних дел, а затем - в Министерство государственных имуществ. Генерал-губернаррр предписал направить в нее учшкпями трех ссыльных ремесленников.

В 1848 г. по отчету начальника Камчатки Р. Машина в Петропавловске жило около 370 человек. Из 27 ремесленников различных специальностей для судостроения и обслуживания флота годились два слесаря и 16 плотников. Этого было крайне мало.

В декабре 1849 г. была образована самостоятельная Камчатская область. Ее военным губернатором стал капитан 1 ранга В.Завойко. Отныне его заботами Петропавловск «должен был сделаться полезной станцией для военного флота, равно как для торговых судов и китобоев».

После ликвидации Охотского порта (1850 г.) Петропавловск стал главной гаванью в северной части Тихого океана. Суда, заходившие сюда, нуждались в снабжении и ремонте, но «здесь едва хватало запасных частей для собственных судов. Точно так же здесь не было никаких мастерских, имелись только небольшие, весьма примитивные приспособления для производства самых простых работ».

Штурманское училище, действовавшее до этого в Охотске, перевели в Петропавловск. Петропавловское морское училище пользовалось неизменной поддержкой со стороны В. Завойко. Он составил его штат и разработал «Положение о Петропавловском морском училище», детально регламентировавшее его деятельность. Отличительным знаком учебного заведения стали литеры «П.У.» (Петропавловское училище), которые воспитанники носили на погонах и фуражках.

«Петропавловское морское училище состоит под непосредственным начальством Камчатского военного губернатора и под главным начальством начальника Главного морского штаба». Директором училища мог стать флотский офицер, офицер корпуса флотских штурманов или корабельный инженер в чине не ниже капитан-лейтенанта или капитана, помощником директора — морской лейтенант или офицер корпуса флотских штурманов в чине штабс-капитана или поручика. Училище располагало библиотекой, насчитывавшей 240 книг.

Обучение воспитанников фронтовой службе возлагалось на унтер-офицера. Присматривать за воспитанниками и обслуживать их должны были четыре «дядьки», назначенные из отставных или бессрочно-отпускных нижних чинов Морского ведомства. Остальная прислуга выделялась от 46-го флотского экипажа, расквартированного в Петропавловске. В штат училища входили также повар и два писаря.

Число воспитанников определялось в 30 человек, но сверхштатного числа дозволялось иметь пенсионеров (число их не ограничивалось), плативших училищу за свое содержание.

Программа обучения предусматривала прохождение трех последовательных курсов.

Приготовительный курс вводился для тех воспитанников, родители которых по роду службы и недостаточному состоянию не могли дать своим детям «даже малых первоначальных познаний в науках».

Общий курс заключался в преподавании наук, «познание которых, с одной стороны, необходимо для каждого просвещенного члена семейства и государства, с другой - служит приготовлением к образованию специальному».

На специальном курсе намечалось изучение навигации, астрономии, морской практики, корабельной архитектуры и построения корабельных чертежешргеории кораблестроения, теоретической и практической механики, теории пароходных машин, описи морских берегов, лоции, черчения планов и карт, фортификации, артиллерии, строительного искусства и гражданской архитектуры, составления проектов, смет, пояснительных записок, технических и денежных отчетов.

Последний год специального курса носил преимущественно практический характер, состоявший в приобретении знаний по следующим вопросам: качество судов, нагрузки и размещения по местам всех судовых вещей, управление судном в отношении к действию ветра и парусов, развязывание лаглиня и лотлиня, поверки скляночных часов и компаса, ведением журнала и путисчисление, астрономические наблюдения, употребление и действие артиллерии, производство судостроительных работ, управление пароходов, работа на заводах, орудейное ученье и лабораторное дело, построение зданий и гидротехнических сооружений; и вообще изучение практически всех предметов, какие впоследствии могут представиться.

Перечень дисциплин специального курса свидетельствует о том, что Петропавловское морское училище можно рассматривать в качестве прообраза морского вуза, появившегося на полуострове более века спустя. Полный срок обучения в училище должен был составить восемь лет. Его выпускники могли стать флотскими офицерами: штурманами или артиллеристами, инженер-механиками военных пароходов, а также инженерами корабельными или «по строительной части» гражданского ведомства.

После успешной сдачи выпускных испытаний списки выпускников отправлялись начальнику Главного морского штаба, который представлял их на утверждение императору. Воспитанники, «удостоенные к выпуску на действительную службу», приводились к присяге на верность «Престолу и Отечеству» и отправлялись к месту службы. Каждый из них получал пособие на обмундирование и обязывался прослужить в Камчатском или Охотском крае не менее пяти лет.

В 1852 г. в училище воспитывалось 29 человек. Личный состав училища принимал участие в Петропавловской обороне 1854 г., после чего его численность снизилась до 19 человек. В марте 1855 г. училище, в связи с эвакуацией порта в Николаевск-на-Амуре, было перенесено туда же.

Некоторое время училище еще сохраняло наименование «Петропавловское» (видимо, существовали планы его возвращения на старое место), но затем стало называться «Николаевским». Наиболее известным его питомцем являлся будущий вице-адмирал, блестящий ученый С. Макаров, закончивший учебу в 1865 г. Одновременно с морским училищем в Петропавловске действовала школа кантонистов (от немецкого слова kantonist - военнообязанный). В первой половине XIX в. кантонистами назывались солдатские и матросские сыновья, числившиеся со дня рождения за военным и морским ведомствами на основе крепостного права.

Первую попытку устройства школы кантонистов на Камчатке предпринял еще в 1840 г. начальник полуострова Н. Страннолюбский, обративший внимание на безнадзорность детей местных матросов и казаков. Он собрал всех мальчишек от семи лет и старше (55 человек) и организовал их обучение. Грамотой, арифметикой и фронтовой службой с детьми занимались морские офицеры, Закон Божий преподавал местный протоиерей.

Школа просуществовала несколько лет, будучи объединена с ремесленной. После отъезда Страннолюбского с полуострова она прекратила свое существование.

В ноябре 1850 г. В. Завойко обратился к генерал-губернатору Восточной Сибири Н. Муравьеву с рапортом о необходимости открытия в Петропавловске неранжированной роты кантонистов, «по примеру таковой состоящей в Кронштадте при Учебном морском экипаже, с особым ассигнованием по 15 копеек серебром в сутки на каждого мальчика на улучшение пищи».

Завойко доносил генерал-губернатору о том, что «при 46-м флотском экипаже состоит кантонистов от семилетнего возраста до шестнадцатилетнего 58 человек, а до семи - 39 человек, а всего 97; все они состояли до прибытия моего в Петропавловский порт при родителях до совершеннолетия или до поступления на службу, и употребляются родителями во все домашние работы».

Завойко разместил детей в одном из свободных флигелей морского ведомства, организовав таким образом камчатскую школу кантонистов. «Как по продовольствию, так и по обмундированию кантонистам делается воспомоществование из общей экономии экипажа. Образовав в Петропавловском порту школу кантонистов, Можно надеяться, что со временем она в состоянии будет комплектовать экипаж хорошими матросами и мастеровыми, и не будет надобности высылать людей из России».

Заведование школой кантонистов камчатский губернатор поручил капитан-лейтенанту Горновскому, ранее служившему в Морском учебном экипаже: «Ему это дело знакомо, и ныне я должен засвидетельствовать, что господин Горновский показывает свое усердие поставить кантонистов на должный им быт». Штат школы составляли фельдфебель, он же каптенармус, пять унтер-офицеров для присмотра за кантонистами и обучения их фронтовой службе, два повара и цирюльник. Число кантонистов не ограничивалось.

«Кантонисты содержатся в роте в самой строгой дисциплине - они должны быть всегда опрятно одеты и острижены по форме. Вообще стараться приучать их к тому образу жизни, какой обыкновенно ведут нижние воинские чины. Они имели такую же форму, как и воспитанники училища, но на погонах и фуражках носили буквы «Р.К.», то есть «Рота кантонистов». Рота размещалась в здании училища, но отдельно от помещения его воспитанников.

Кантонисты делились на два отделения: младшее и старшее. В первом состояли неграмотные ученики, которым преподавались Закон Божий, чтение и письмо. Во втором изучали грамматику, арифметику и чистописание. Рисованию и черчению дополнительно обучались те кантонисты, «которые будут приготовляться по ремесленной части». Эти ребята, кроме занятий в классе, должны были ежедневно работать в мастерских Петропавловского порта «для практического изучения мастерства, к которому будут назначены».

Кантонисты, «предназначенные к должности писаря, в свободное от класс время посылаются в штабы и канцелярии для практического изучения своих обязанностей». А те из учащихся, которые «будут приготовляться к обязанностям подшкиперов и баталеров, сверх практических занятий в свободное от класс время в летние месяцы назначаются на военные суда, отходящие в море, для узнания на практике своего дела».

По завершении обучения кантонисты строевого отделения, достигшие 18-летнего возраста, определялись рядовыми в 46-й флотский экипаж или другие воинские команды. Кантонисты нестроевого отделения отправлялись на службу писарями, подшкиперами, баталерами и ремесленными мастерами «с награждением унтер-офицерским чином». Те же из них, кто не выдерживал испытаний, выпускались из школы рядовыми в нестроевые команды.

Школу кантонистов можно рассматривать как предшественницу современных профессиональных и среднетехнических учебных заведений. В 1852 г. в ней обучалось 54 юноши.

Воспитанники морского училища и школы кантонистов практиковались на кораблях Камчатский (Охотской) флотилии. Весной и летом они пребывали на военном транспорте «Иртыш». Об этом свидетельствует сообщение Завойко от 10 мая 1853 г., адресованное командиру транспорта, о выдаче причитающихся «порционных» денег «господам офицерам и штурманским ученикам».

После эвакуации в 1855 г. из Петропавловска портового управления и флотского экипажа город утратил значение военно-морской базы и главного порта России на Тихом океане. Одновременно здесь прекратилась деятельность морского училища и школы кантонистов. Такщвершился начальный период становления морского образования на Камчатке. Тем не менее в области впервые стали действовать учебные заведения, готовившие на месте специалистов из числа камчатских жителей. Потенциальный круг выпускников ограничивался морскими офицерами, штурманами, инженерами, судоводителями и мастеровыми: береговыми рабочими по обслуживанию плавучих средств и строений порта. Недостаток же на Камчатке офицерских кадров вполне мог обеспечить им достаточно быстрый служебный рост.