Т. Ю. Феклова

«Открытый лист» как источник по истории экспедиции И. И. Редовского на северо-восток Сибири в 1805–1807 гг.

Успешная работа Академии наук была тесно связана с осуществлением ею экспедиционной деятельности. Экспедиции позволяли получать новые факты, способствовали накоплению описа- тельного материала и сбору музейных коллекций (1, с. 1). В то же время экспедиции являлись слож- ным научно-организационным процессом, сопровождавшимся определенным документооборотом. Изучение данного процесса способствует лучшему пониманию сложностей взаимоотношения нау- ки и власти в Российской империи в XIX в. Существование проработанного корпуса экспедицион- ных сопроводительных документов способствовало лучшему выполнению учеными стоящих перед ними научных задач. В состав такого корпуса сопроводительных документов входили: «открытый лист», шнуровая книга, подорожные. Эти документы удостоверяли состав и маршрут экспедиции, помогали выполнять постав- ленные задачи. Наиболее значимым документом для экспедиции был «открытый лист». В нем ука- зывалось, что ученые отправляются в путешествие по высочайшей воле императора и им следует оказывать всевозможное вспомоществование (2, л. 152). Помимо необходимости оказания помощи, в «открытых листах» прописывался состав участников, цели и маршрут экспедиции. «Открытые ли- сты» могли выдаваться Министерством народного просвещения, Министерством внутренних дел, Министерством финансов, Святейшим Синодом, Российско-Американской компанией и т. д. В «открытом листе» могла прописываться возможность получения товаров и продовольст- вия из казенных магазинов Российской империи, обеспечение отрядов ученых конвоем и транспор- том, отправление посылок в Императорскую Академию наук без досмотра на таможне и уплаты необходимой пошлины. «Открытые листы», как и современные командировочные удостоверения, имели чисто ути- литарный характер и часто не сохранялись в архивах. Одним из сохранившихся «открытых листов» стал документ, выданный И. И. Редовскому для его экспедиции по северо-востоку Сибири в 1805– 1807 гг. В 1805 г. императором Александром I было отправлено в Китай посольство для извещения китайского императора о своем восшествии на престол. Однако главной задачей посольства было выяснить возможность установления дипломатических и постоянных торговых отношений меж- ду Россией и Китаем (3, с. 197). Стремление России к развитию экономических и политических сношений с империей было связано с ростом хозяйственного освоения Сибири, расширением ме- ждународной торговли. Российское правительство пыталось дипломатическим путем решить ряд вопросов русско-китайских отношений, и, прежде всего, вопросов о торговле. 20 марта 1805 г. пре- зидент Академии наук С. С. Уваров прочитал в собрании Академии несколько писем от министра иностранных дел Адама Чарторыйского. Одним из них предписывалось академику Ф. И. Шуберту (астроному) и М. И. Адамсу (адъюнкт по зоологии) отправиться с российским посольством в Китай (4, с. 58). Другим письмом предписывалось снабдить путешественников подробными инструкция- ми. К концу 1805 г. стало известно, что с этим посольством, вместе с Ф. И. Шубертом и М. И. Адам- сом, отправятся И. И. Редовский (адъюнкт по ботанике), Л. Панснер (минералог, доктор философии) и Ю. Клапрот (адъюнкт по восточным языкам и словесности) (5, с. 32). Для И. И. Редовского ин- струкцию составлял Т. А. Смеловский (ботаник, медик, фармацевт), и в ней особое место уделялось сбору сведений о способах лечения, применяемых в Китае. И. И. Редовский должен был приобрести несколько чайных кустов и узнать все, касающееся этого растения, в том числе, и какой тип почвы пригоден для выращивания чая (6, с. 51). После прибытия в Ургу (историческое название современного Улан-Батора – столицы Мон- голии) посольству было отказано в дальнейшем следовании по территории Китая. Из-за невозможности проезда в Китай совместно с посольством ученые были вынуждены полагаться на собственные силы и заменить путешествие по Китайской империи обследованием юго-восточных регионов России. В 1806 г. И. И. Редовский вернулся в Иркутск, где составил план новой экспедиции для исследования северо-восточных районов Сибири, которые до этого времени оставались вне зоны внимания ученых. 18 апреля 1806 г. И. И. Редовский отправил письмо к непре- менному секретарю Академии Н. И. Фусу с предложением об изучении Саянских и Абаканских гор, Курильских островов, а также Сахалина (7, с. 181). Данный план получил одобрение и поддержку со стороны Академии. Инструкцию для И. И. Редовского написал А. Ф. Севастьянов (естествоиспыта- тель) (8, с. 43). В неё вошли перечни рыб и птиц, изучение которых требовалось, описание орудий, необходимых зоологу в работе. Вместе с И. И. Редовским в путешествие отправился землемер, гу- бернский регистратор И. Кожевин. Для И. Кожевина инструкцию составил академик Ф. И. Шуберт (математик, астроном, геодезист). Исследовательская работа планировалась на 3 года. На соверше- ние этого предприятия от Академии наук ему было выдано 2 000 руб. серебром в год, а также сопро- водительные документы (9, с. 93). Для облегчения взаимодействия с местными жителями И. И. Ре- довскому были также выданы грамоты и медали за содействие академику для раздачи их тунгусам и курильцам. В середине мая 1806 г. И. И. Редовский должен был выехать из Иркутска, проехать по р. Лене до Якутска, а оттуда в июле по «новой дороге» до р. Андолы и по побережью Охотского моря в Охотск, из Охотска сухим путем по побережью в Гижигинск и оттуда на Камчатку. Лето 1807 г. планировалось посвятить изучению Камчатки, а 1808 г. – плаванию на Курильские и Шантарские острова (10, с. 158). Император Александр I утвердил предложения действительного тайного совет- ника графа Ю. А. Головкина о проведении данного путешествия и приказал министру народного просвещения Н. Н. Новосильцеву сообщить товарищу министра внутренних дел В. П. Кочубею, от которого зависело снабжение экспедиции, чтобы адъюнкту И. И. Редовскому был выдан «открытый лист» на проведение экспедиции. В этом документе было указано, что он отправлен по распоряже- нию императора, «чтобы от всех правительственных мест и лиц в нужных случаях ему оказывалась помощь» (11, л. 182). В «открытом листе» были сделаны распоряжения чиновникам, чтобы И. И. Ре- довскому и И. Кожевину до возвращения их в Иркутск «из казенных магазинов отпускаемы были на 5 человек провиант натурою, по их требованию». Расписки о получении и количестве выданного проставлялись на оборотной стороне «открытого листа». Академия наук снабдила И. И. Редовского письмом за подписью В. П. Кочубея, в кото- ром было объявлено, что по высочайшему повелению ученому назначается жалованье «ежегодно в 900 рублей, что составит в 3 года 2 700 рублей, также столовых по 360 рублей на год, и что выда- чу этих денег может он требовать себе во всех тамошних казенных местах с тем, чтобы на том же самом письме засвидетельствовано было надлежащим образом где, когда, из какой казны и какая сумма в счет жалованья и столовых денег ему выдана была» (12). Подобное же письмо было со- ставлено на имя И. Кожевина. «Для должного же по сему предмету исполнения» эти распоряже- ния были отнесены на имя министра финансов графа А. И. Васильева. Таким образом, был решен вопрос о постоянном содержании исполнителя на все время экспедиции без пересылки сумм из Петербурга на Дальний Восток. Управляющему Камчаткой генерал-майору П. И. Кошелеву было предписано, чтобы во время пребывания И. И. Редовского и И. Кожевина на этом полуострове им бы оказывалась вся необходимая помощь и, в особенности, во время их поездок на Курильские острова. Предписывалось также выделить для ученых казенное судно, наилучшим образом оснащенное и вооруженное, которое следовало препоручить в полное подчинение Редовского. По распоряжению В. И. Кочубея И. И. Редовскому был выдан «открытый лист», а бывшему землемеру И. Е. Кожевину письмо на места к начальству с просьбой оказывать содействие в проведении экспедиции. С мая 1806 г. и на протяжении всего путешествия И. И. Редовский составлял «Записки», своеобразные анкеты, которые он отсылал в г. Киренск, Олекма, Якутск, Амга и другие населенные пункты. В них он просил сообщить данные об административном делении, истории города и местном населении. Ученого интересовали сведения о природных богатствах края (минералы, источники, звери, рыбы, птицы), рудных приисках, состоянии хлебопашества (13). В конце мая И. И. Редовский выехал из Иркутска и направился к Якутску, до которого так и не доехал. Изыскания Редовского закончились в Гижигинске, куда он приехал в январе 1807 г. (14, с. 452). Его здоровье пошатнулось из-за тягот пути, и в том же году он скончался. Все книги и снаря- жение И. И. Редовского были проданы, а деньги отправлены в Санкт-Петербург для передачи наслед- никам или должникам (15, с. 150). Собранный им гербарий перенесли в портовые склады Петропав- ловска-на-Камчатке. В 1816 г. А. Шамиссо, естествоиспытатель, участник экспедиции О. Е. Коцебу на корабле «Рюрик» 1823 г., обменял их на охотничье ружьё. Не зная маршрута И. И. Редовского, А. Шамиссо посчитал местом сбора гербария Камчатку. В 1841 г. Ботанический музей Академии наук приобрел коллекцию А. Шамиссо, куда вошел и гербарий И. И. Редовского (16). Всего за 8 месяцев экспедиции ученый проделал путь в 5,5 тыс. верст на лошадях, лодках, оленях и собачьих упряжках. Кроме ботанических сборов, И. И. Редовский занимался этнографи- ческими изысканиями и составил несколько словарей малых народов. И. Кожевин вел «Путевой ма- тематический журнал», в который вносил наблюдения за погодой и описания населенных пунктов. Сам И. И. Редовский составил дневник путешествия на немецком языке (17). Впоследствии в честь И. И. Редовского было названо растения Редовския двоякоперистая (Redowskia sopluifolia), камнеломка Редовского (Saxifraga redofskyi Adam) и рододендрон Редовского (Rhodendron redowskianum). Изучение документа, тем более такого, как «открытый лист», позволяет выявить новую ин- формацию об организации и проведении экспедиции. Каждый «открытый лист» составлялся для каждой отдельной экспедиции и призван был учитывать только присущие ей особенности. В то же время рассмотрение сопроводительных экспедиционных документов позволяет исследовать вклю- ченность Императорской Академии наук в систему государственных учреждений Российской импе- рии в первой половине XIX в. 1. Ферсман А. Е. Экспедиционная деятельность Академии наук СССР и ее задачи. Л. : Изд-во АН СССР, 1929. 38 с. 2. СПбФ АРАН. Ф. 133. Оп. 1–1828. Д. 94. Л. 152. 3. Козырева М. Г. О путешествии академика Ф. И. Шуберта с посольством Ю. А. Головкина в Китай в 1805 г. (из воспоминаний Ф. Ф. Шуберта) / Петербургская Академия наук в истории Академий мира. СПб., 1999. Т. 3. С. 197–208. 4. Ширина Д. А. Летопись экспедиций Академии наук на севере-востоке Азии в дореволюционный период. Новосибирск : Наука, 1983. 137 с. 5. Летопись Российской Академии наук. В 3-х т. Т. II. 1803–1860. СПб. : Наука, 2002. 620 с. 6. Ширина Д. А. Отечественная наука и изучение Якутии в XVII–XIX вв. // Исторические связи наро- дов Якутии с русским народом. Якутск, 1987. С. 40–76. 7. РГИА. Ф. 1286. Оп. 1. Д. 52–58: Об отношении президента Академии наук о снаряжении экспедиции для описания Курильских островов. 1806. Л. 181. 8. Летопись Российской Академии наук... 9. О посольстве графа Ю. А. Головина в Китай. СПб., 1807. 103 с. 10. Материалы для истории экспедиций Академии наук в XVII и XIX вв. / сост. В. Ф. Гнучева. М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1940. 312 с. 11. РГИА. Ф. 1286. Оп. 1. Д. 52–58. 1806. Л. 182. 12. Там же. 13. СПбФ АРАН. Ф. 2. Оп. 1. Д. 13. Л. 2об., 17об., 52об. 14. Черников А. М., Пидотти О. А. Путешествие ботаника И. И. Редовского в 1806–1807 гг. в Якутию и Охотскому морю // Ботанический журнал. Л. 1979. Т. 59. № 3. С. 451–457. 15. Спасский Г. И. Воспоминания о ботанике И. И. Редовском // Отечественные записки. СПб.,1852. С. 144–152. [Общая сумма составляла 1 718 руб. серебром, 18 410 руб. ассигнациями и 1 500 руб. в билетах Московского Опекунского Совета]. 16. Шамиссо А. Путешествие вокруг света. М. : Наука, 1989. 279 с. 17. СПбФ АРАН. Ф. 37 (И. И. Редовский).

Феклова Т. Ю. «Открытый лист» как источник по истории экспедиции И. И. Редовского на северо-восток Сибири в 1805–1807 гг. // «Отчизны верные сыны» : материалы XXXII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2015. - С. 307-310.