Документы Российского государственного архива Военно-морского флота об исследовании и освоении новых земель в Тихом океане в XVIII в.

Т. С. Федорова

25 сентября 1743 г. деятельность Второй Камчатской экспедиции была прекращена "до будущаго указу", однако открытие ею богатых пушниной Алеутских о-вов и северо-западных берегов Америки стало поворотной вехой в истории дальнейшего исследования и освоения северной части Тихого океана. В Сибирь из северных и нечерноземных районов России устремились тотемские, великоустюжские, сольвычегодские, ярославские купцы, которые вместе с иркутскими, тобольскими купцами и зверопромышленниками двинулись к берегам Тихого океана в поисках добычи. Совершая плавания на Алеутские о-ва за пушниной, они в свою очередь открывали новые "незнаемые острова и земли". Многим купцам и промышленникам принадлежат выдающиеся географические открытия в северной части Тихого океана.

Суда разбивались у берегов, экипажи страдали от голода и цинги, гибли в столкновениях с аборигенами, но экспедиции организовывались снова и снова.

После окончания плавания все мореходы обязаны были представить в Нижнекамчатскую приказную избу или Большерецкую канцелярию журнал, и в лучшем случае представляли рапорт. Эти документы прежде всего о Командорских и Алеутских о-вах, а затем и Северной Америке.

Большая часть таких рапортов, заимствованная из портфелей Миллера, сосредоточена в АВПР, в РГА ВМФ хранятся только отдельные аналогичные документы.

Основной источник изучения истории освоения Командорских и Алеутских о-вов во второй половине XVIII в., имеющийся в РГА ВМФ, это материалы правительственных экспедиций. Сделать обзор всех этих материалов в одной статье невозможно, поэтому, на наш взгляд, целесообразно обратить внимание на документы, которые мало используются для изучения интересующей нас темы или не используются совсем. Имеется в виду прежде всего картографический материал, вахтенные, береговые, путевые журналы экспедиций Креницына-Левашова и Биллингса-Сарычева.

Все суда купцов и промышленников, отправлявшиеся в дальние плавания, уходили в вояж из Нижнекамчатского острога и проходили мимо Командорских о-вов. После экспедиции В. Беринга "остров, на котором крест поставлен" первым посетил сержант Е. Басов. Через несколько лет к о. Беринга подошел шитик "Перкун и Занат", на котором отправились в дальнее плавание из устья р. Анадырь якутский купец О. Новиков и великоустюжский купец И. Бахов. Во время жестокого шторма сильным буруном судно разломило "до последней доски… с утратой снастей", и путешественники оказались на острове, как и команда пакетбота "Св. Петр" семью годами раньше. Видимо, они находились и близко от места зимовки экспедиции Беринга. Немного оправившись от постигшего несчастия, экипаж шитика воспользовался материалами, оставленными на острове командой пакетбота "Св. Петр". За 7 лет многое уже пришло в негодность. "Все лежит не без траты от дожжа и от частых снегов купно… и от наносного песку, что согретием солнечного жару изопрело, а иное токмо вид один имеет и изгнило и в развалении безобразно лежит…", - говорится в доношении купцов императрице Елизавете Петровне, которое хранится в РГА ВМФ (1).

Построив из остатков судов маленькое суденышко, названное "Капитоном", купцы добрались на нем до Камчатки 24 августа 1749 г., открыв морской путь от р. Анадырь до Камчатки. На карте, составленной в 1765 г., отмечено: "Земля усмотрена в 1748 г. Июля 13 дня во время морского путешествия, учиненного из устья Анадыря реки к Берингову острову купцами Новиковым и Баховым" (2).

В 1758-1762 гг. состоялось плавание казака Саввы Пономарева и яренского посадского Степана Глотова. Бот "Св. Иулиан", на котором они плыли, был поврежден у о. Медного. Во время зимовки на этом острове в 1758-1759 гг. из железа, оставшегося от пакетбота "Св. Петр" на о. Беринга, сделали два якоря и в 1759 г. продолжили плавание вдоль Алеутских о-вов, открыли о-ва Умнак и Уналашка и привели их жителей в российское подданство. Три года Глотов и Пономарев вели промысел на этих островах. 26 мая 1762 г. они отправились в обратный путь на Камчатку и 12 сентября подали в Больше-рецкую канцелярию рапорт о плавании, перечислив в нем имена компанейщиков и острова, которые они видели или о которых узнали от жителей Умнака и Уналашки, и зверей, которые водятся на каждом острове.

В феврале 1764 г. Реляцию об открытии Умнака и Уналашки сибирский губернатор Д. И. Чиче-рин отправил Екатерине II. По итогам плавания купцов и промышленников за период с 1755 по 1764 г. была составлена карта Алеутских о-вов до Северной Америки (3), где было отмечено, кто какие острова открыл и кто о них "объявил". Карта без градусной сетки, без точного описания островов. Составление ее связывают с именами тотемского посадского человека, участника плавания на боте "Св. Иулиан" Шишкина и казака С. Пономарева, однако известно, что 21 декабря 1766 г. Пономарев объявил, что никакого участия в составлении карты не принимал. Карта была послана в Москву Ф. И. Соймонову, который 26 февраля 1764 г. писал Г. Ф. Миллеру: "Хотя оная почти углем рисована и глиною раскрашена, ежели впредь удача будет, я за достойное признаю в честь и в память таких неустрашимых и ревностных на оной карте все изъясняя и золотыми лаврами раскрася, в государственном архиве содержать". Карта хранится в архиве.

По итогам плаваний промышленников была составлена и "Генеральная карта Алеутских островов". Особо отмечены острова, открытые А. Толстых. Под ними расположены два рисунка: на одном изображена охота алеутов на морского зверя, а на другом - алеут, плывущий на байдаре. На плохо сохранившейся карте в левом углу стоит фамилия И. С. Извекова и две подписи Д. И. Чичерина (4). С правой стороны карты подклеен лист с планом островов без картографической сетки. На нем заглавие: "Положение вперед островов от Атхи, Амли положены антрентом по уведомлению через верно подданных народов оных островов, также и вывезенных з дальних шемалей Умнака на купецком судне трех человек, которые российскому разговору несколько обучены, и от бывших там промышленных людей, на котором острову какие имеются звери".

Вплотную встал вопрос о проверке полученных от купцов и промышленников сведений, профессиональной описи островов и нанесению их на карту с помощью инструментальной съемки.

4 мая 1764 г. последовал указ Екатерины II об организации экспедиции для описания открытых островов, так как "оное обретение сделано людьми, морского звания и науки не имеющими, которых описания и примечания не столь достаточны, чтоб всю могущую пользу приобрести можно было" (5). Так было положено начало деятельности экспедиции П. К. Креницына - М. Д. Левашова и определены ее задачи.

Пока же экспедиция готовилась к плаванию, Адмиралтейств-коллегия продолжала работу над картами предыдущих плаваний. В 1767 г. в Петербург из Охотска приехал устюжский купец В. И. Шилов, доставивший в Адмиралтейств-коллегию составленную им карту (6). Куда и когда плавал Шилов, документы не сообщают. Его утверждение, что он сам побывал на всех о-вах Алеутской гряды, вплоть до о. Амля, пока документально не подтверждаются. При составлении этой карты Шилов, очевидно, взял за основу "Генеральную карту Алеутских островов" 1764 г. и, кроме того, пользовался картами Беринга и Чирикова.

Карта Шилова имеет важное значение, так как на ней с большей точностью, чем на карте П. Шишкина, нанесены Алеутские о-ва, более правильно указаны их названия.

Адмиралтейств-коллегия внимательно изучила эту карту и отметила, что "как не основанную на правилах мореописания не почитает за точную, но токмо для первых начал за изрядную". Коллегия нашла противоречия и пришла к выводу, что "все сие решится может по возвращении капитана Креницына, которого опись, журналы и карты подадут способ положить оные места в надлежащих пунктах".

Экспедиция Креницына-Левашова добросовестно и тщательно выполнила задачу по проверке открытий промышленников и описанию Алеутских о-вов, хотя поначалу команду экспедиции долго преследовали неудачи. Зиму 1767-1768 гг. они провели в Нижнекамчатске, где П. К. Креницын познакомился и поговорил со многими промышленниками, купцами, мореходами, которые плавали к Алеутским о-вам. В состав экспедиции вошли 16 промышленников (в том числе Ст. Глотов, Соловьев, Дружинин).

20 июля 1768 г. галиот "Св. Екатерина" (Креницын) и гукор "Св. Павел" (Левашов) вышли из р. Камчатки и направились к Командорским о-вам. 27 июля суда подошли к о. Беринга, до 5 августа лавировали между о-вами Беринга и Медным, беря пеленги и описывая их. Это была первая профессиональная инструментальная съёмка Командорских о-вов. Исследователи уточнили многие определения промышленников.

Всего экспедиция Креницына-Левашова оставила нам 53 вахтенных, береговых и путевых журнала, в которых отражена вся ее деятельность. Журналы содержат огромный гидрографический, этнографический, исторический материал, в том числе и сведения об освоении купцами Алеутских о-вов. Участники экспедиции фиксировали, где, какое и чье судно было. Так, в журнале галиота "Св. Екатерина" во время лавирования между о-вами Беринга и Медным записано: "...подошел к нам гукор "Св. Павел" и со оного командующий объявил нашему командующему, что судно шло купца Трапезникова с Медного острова на Берингов. Идет для забрания оставшихся там людей и отправилось из Нижнекамчатского острога в 1766 г. и на Медном острову разбило, и из него ж ноне зделано новое, и на судне командиром штурманский ученик Василей Софьин, передовщик казак Низовцев…".

Журналы экспедиции содержат уникальную информацию о промышленном освоении Командорских и Алеутских о-вов, но она досконально не изучена. Журналы, особенно вахтенные черновые, читаются трудно, изобилуют пеленгами и координатами. Но в них имеются и другие сведения. Особенно интересны записи о зимовке П. К. Креницына на Унимаке и М. Д. Левашова на Уналашке. Условия зимовки на Унимаке складывались сложно, алеуты относились к морякам враждебно. Без оружия отойти от жилья было опасно. Характерна запись в журнале галиота "Св. Екатерина" 16 июня 1769 г. перед уходом в плавание: "Из ольховых деревьев сделали крест и поставили на берегу на острове Умнак близь бывших юрт на горе, где погребены умершие, с надлежащей надписью, и во оный врезали медный крест же и на другой стороне оного креста положена в скважину записка, что зимовало российское судно галиот "Св. Екатерина" под командою флота господина капитана Креницына. И на оном месте погребено умерших разных чинов 35 человек со описанием их болезней, також и звериных нравов и злых обычаев тутошних жителей" (7).

По итогам экспедиции Креницына-Левашова была составлена карта, на которой положение Алеутских о-вов было значительно уточнено (8). Кроме этой карты, на хранении в архиве имеется еще одна, на которой показаны плавания В. Беринга 1728 и 1741 гг., купца А. Толстых, лейтенанта Синдта и др., а также плавание П. Креницына и М. Левашова до дальних Алеутских о-вов, а именно Креницына в Аляскинском проливе, Левашова - "на северном берегу о. Уналашка в губе Игунок, которая названа гавань Св. Павла, с возвращением к р. Камчатке", отмечены места зимовки судов экспедиции. Карта датирована 1768 г., но если учесть, что экспедиция возвратилась в р. Камчатку в 1769 г., в Петербург - в 1771 г., а карта, как свидетельствует надпись, "сочинена в Государственной адмиралтейств-коллегии", то дата не соответствует действительности. Однако нам важно, что на ней показаны плавания и открытия купцов, промышленников и правительственных экспедиций, включая и экспедицию Креницына-Левашова.

Благодаря М. Д. Левашову мы располагаем прекрасными рисунками береговой черты Камчатки и Алеутских о-вов, цветными изображениями алеутов, орудий рыбной ловли, юрт, байдар и др. Последние рисунки известны, неоднократно публиковались, но в черно-белом варианте. Левашов оставил нам, кроме того, три научные записки: "Описание острова Уналашки", "О жителях того острова", "О промысле российских промышленных людей на острове Уналашке разных родов лисиц" (9). Позднее М. Д. Левашов разделил записку "О жителях того острова" на две: первая ее часть осталась под тем же названием, а вторая стала называться "О ясаке". В таком виде они и вошли с двумя другими в "Экстракт из журналов морской секретной экспедиции" (10).

В 1771 г. участники экспедиции возвратились в Петербург, а русские мореходы продолжали исследование Тихого океана. Следующим крупномасштабным изучением северной части Тихого океана явилась деятельность Северо-восточной географической и астрономической экспедиции Биллингса-Сарычева, фонд которой также хранится в РГА ВМФ.

Помимо других задач, эта экспедиция организовывалась с целью "определения… многих островов на Восточном окияне, к американским берегам простирающихся, и совершенного познания морей между матерою землею Иркутской губернии и противоположенными берегами Америки", - так говорилось в указе Екатерины II от 8 августа 1785 г. (11).

9 мая 1790 г. судно экспедиции "Слава России" покинуло Петропавловскую гавань и напра-вилось к берегам Америки. В 1790 г. были описаны Алеутские о-ва от Амли до Уналашки, о-ва Санах, Шумагинские, Евдокеевские и Кадьяк, зал. Ляхик на американском берегу, Чугатский зал., о. Каяк. В 1791 г. - о-ва Командорские, Ближние, Андреяновские, Прибылова, побережье о. Уналашка, обследованы о-ва Умнак, Акутан, Унимак. Специально организованная комиссия по сбору ясака с алеутов произвела перепись населения Андреяновских и Лисьих о-вов. Руководитель экспедиции И. И. Биллингс совершил сухопутное путешествие по Чукотке, сержант Гилев описал восемь Курильских о-вов.

В итоге деятельности экспедиции Биллингса-Сарычева было составлено 57 карт и планов Камчатки, всех Алеутских о-вов, Чукотки и побережья Северной Америки. Часть из них хранится в РГА ВМФ.

После официального прекращения деятельности экспедиции в 1795 г. в Адмиралтейств-коллегию поступило 115 вахтенных, путевых журналов, дневников участников экспедиции (не считая плаваний по Колыме и Северному Ледовитому океану). Среди них вахтенные журналы судов экспедиции, путевые журналы и дневниковые записи Г. А. Сарычева, И. И. Биллингса, Р. Р. Галла, О. Худякова и др., журналы, отражающие выполнение отдельных заданий. В журналах содержатся подробные сведения о плаваниях, зимовках, встречах с жителями островов, деятельности комиссии по сбору ясака, описи островов, заливов и бухт и многое другое, в том числе и сведения об освоении купцами и промышленниками Командорских, Алеутских о-вов и Северной Америки.

Особый интерес, очевидно, представляют плавания внука В. Беринга Христиана Тимофеевича Беринга. Он участвовал в экспедиции Биллингса-Сарычева и оставил очень любопытные и ценные записи, непосредственно относящиеся к нашей теме: о быте и жизни алеутов, взаимоотношениях их с русскими моряками, организации и состоянии промыслов, эксплуатации купцами русских про-мышленных людей и т. д. Кстати, сравнение журналов П. К. Креницына и журналов Северо-восточной экспедиции позволяет увидеть, как изменились взаимоотношения аборигенов с русскими моряками и промышленниками. Если в 1768-1769 гг. жители многих островов были настроены весьма враждебно, то через 20 лет они вместе охотились, поровну делили добычу, платили ясак и жили вполне мирно. В журнале Х. Беринга читаем: "Алеуты уже не суть те, которые оне были во время бытности на сих островах капитана Креницына, который весьма много от них терпел, особливо на Унимаке, так что от своего жилья не смели на 10 шагов отойти без оружия. Оной народ ныне стал миролюбивой и услуж-ливой. Но при том так бедны, что сожаление достойно на них смотреть. Большая часть из них разумеют по-русски, а многие из них говорят. Из молодых алеуток весьма многие, которые совсем не алеутские лица, но русские имеют, ибо промышленные, которые иногда на сих островах около 9 и 10 лет живут…" (12).

Прекрасной иллюстрацией к журналам является альбом рисунков художника экспедиции Л. Воронина и рисунки Г. А. Сарычева (13).

В РГА ВМФ в основном хранятся журналы правительственных экспедиций, поэтому особое внимание привлекают журналы штурманов Д. Бочарова и Г. Измайлова, состоявших на службе Северо-восточной американской компании. Журналы Г. Измайлова (14) велись на судне "Трех святителей" и боте "Св. Симеон" в 1787-1794 гг. В 1794 г. Измайлов преподнес их владельцу компании Г. И. Шелихову. Эти журналы содержат уникальные сведения об освоении русскими купцами и промышлен-никами Алеутских о-вов, строительстве на них поселений, взаимоотношений с алеутами, деятельности правителей российских владений в Америке Голикова, Шелихова, Баранова, открытии новых островов и многие другие. К журналам была приложена карта, составленная Измайловым (всего известны 4 карты, связанные с именем этого штурмана) (15).

Итог всем открытиям российских мореходов и мореплавателей и присоединению к России территорий в северной части Тихого океана подвела карта, составленная в 1796 г. на основе русских и французских карт, а также карт Кука и Шелихова. Она называется "Карта морская северо-восточной части Азии и северо-восточной части Америки от мыса Алякса до Чирикова мыса, обретенной и к Рос-сийской империи присоединенной имянитым гражданином Григорием Шелиховым в 1782 и 1788 гг." (16).

Мы умышленно остановились подробнее на такой специфической документации, как картография и вахтенные, путевые, береговые журналы участников экспедиций. На наш взгляд, именно эти материалы содержат уникальную информацию, которая до сих пор использовалась недостаточно или не использовалась вовсе. Скрупулезное изучение журналов позволит значительно уточнить имеющуюся информацию, взглянуть иными глазами, с других позиций на проблему промышленного освоения Командорских, Алеутских о-вов и Северной Америки.

1. РГА ВМФ. Ф. 216. Оп. 1. Д. 72. Л. 35-38.
2. Там же. Ф. 1331. Оп. 4. Д. 87.
3. Там же. Д. 81.
4. Там же. Д. 80.
5. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. М., 1989. С. 76.
6. РГА ВМФ. Ф. 1331. Оп. 4. Д. 90.
7. Там же. Ф. 913. Оп. 1. Д. 136. Л. 4 об.
8. Там же. Ф. 1331. Оп. 4. Д. 92.
9. Русские экспедиции... С. 129-132.
10. РГА ВМФ. Ф. 913. Оп. 1. Д. 131. Л. 326-334.
11. Русские экспедиции... С. 204.
12. РГА ВМФ. Ф. 913. Оп. 1. Д. 165. Л. 88.
13. Там же. Ф. 1331. Оп. 4. Д. 704; Ф. 913. Оп. 1. Д. 251.
14. Там же. Ф. 870. Оп. 1. Д. 1784.
15. АВПРИ. Ф. РАК. Д. 932/12, 936/16, 937/17.
16. РГА ВМФ. Ф. 1331. Оп. 4. Д. 124.

Федорова Т. С. Документы Российского государственного архива Военно-морского флота об исследовании и освоении новых земель в Тихом океане в XVIII в. // Верные долгу и Отечеству : материалы XXVII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2010. - С. 207-212.