География камчатских фамилий

(по метрическим книгам и исповедальным росписям камчатских церквей 1885-1925 гг.)

Е. П. Абрамова, А. С. Сесицкая

Изучение фамилий как наследственного имени семьи ценно для науки, поскольку позволяет полнее представить исторические события. Изучением фамилий занимается антропонимика, анализ каждой фамилии - это целая научная задача, трудоемкая, сложная и не всегда решаемая. Но этимология - не единственная цель антропонимики. Не менее интересен географический аспект изучения фамилий, который позволяет проследить маршруты миграций населения, как в рамках целой страны, так и в пределах одного региона. Кроме того, исследование географического распространения фамилий позволяет выявить такие факторы, как преобладание определенных фамилий, ареалы их распростра-нения, скопления носителей одной фамилии.

Массив архивных источников генеалогической информации очень обширен. Основными из них являются: метрические книги, обыскные книги (книги брачных обысков), писцовые книги, исповедальные росписи, посемейные списки, клировые ведомости, родословные книги, формулярные списки. Из документов, содержащих генеалогическую информацию, Государственный архив Камчатской области (ГАКО) располагает метрическими книгами (с 1885 по 1925 г. включительно), обыскными книгами, исповедальными росписями.

Метрические книги стали вестись в России с 1722 г. После Октябрьской социалистической революции 1917 г. метрические книги и задача регистрации гражданского состояния населения были переданы из ведения церкви государственным службам. Метрические книги состоят из трех частей: запись о рождении / крещении, запись о браке / венчании, запись об умершем / погребенном. Брачные обыски составлялись перед венчанием причтом церкви, данный документ должен был удостоверять отсутствие родства вступающих в брак. В исповедальной росписи (преимущественным временем исповеди был Великий Пост) велось три именных списка: в первый вносились все прихожане, бывшие у исповеди, во второй - не бывшие и в третий - раскольники.

К сожалению, массив данных документов представлен в фондах ГАКО не полностью. Во-первых, он ограничен временными рамками: документы ранее 1885 г. находятся на хранении в Российском Государственном историческом архиве Дальнего Востока (г. Владивосток). Во-вторых, часть метрических книг не сохранилась и не была передана на хранение в ГАКО. Например, отсутствуют метрические книги по Мильковскому району за период с 1917 по 1924 г., нет метрических книг по Усть-Большерецкому району за 1899 и 1924 гг., что, разумеется, усложнило работу и сказалось на объективности полученной информации.

Фамилии существуют у русских только с XVI в., большинство фамилий появились позже этого времени. Они возникали из наличных на определенной территории в определенное время слов и формантов по присущим там и тогда закономерностям. Распространение фамилий не охватывало сразу всю территорию страны и зависело от уровня социально-экономического развития отдельных регионов.

Подавляющее большинство фамилий Камчатки - это фамилии, принесенные сюда пришлым русским населением - казаками, промышленниками, крестьянами. Ассимиляция их с местным населением происходила самым естественным путем - посредством браков (преимущественно русских на камчадалках, учитывая малочисленность русских женщин), дети от которых получали русские фамилии.

Русским (казачьим) было основное население долины р. Камчатки - городов-острогов Верхне-Камчатска и Нижне-Камчатска, возле которых соответственно появились две русские деревни - Мильково и Ключи. Мильковские крестьяне женились преимущественно на женщинах с. Ключи и Нижне-Камчатска. В результате почти все семейства в Мильковском и Ключевском селениях, как отмечал Головнин, "состояли между собой в каком-нибудь родстве" (2, с. 289). Несколько позднее Дитмар обратил внимание на то, что "население Мильково во всех отношениях сходно с населением Ключей" не только внешним видом, но и особенностями разговорной речи (диалектом), укладом жизни (1, с. 159). Действительно, вариативность фамилий в данном районе невысока. Однако можно выделить наиболее распространенные в Милькове, Нижне-Камчатске и Ключах. В Милькове наиболее часто встречающимися и конкурирующими между собой по частоте фамилиями в рассматриваемый нами период являются Бобряковы, Плотниковы, Машихины, Слободчиковы, в Нижнекамчатске - Савинские, Расторгуевы, Шмагины, в Ключах - хотя здесь часты фамилии Кречетов, Чудинов, Ласточкин, фамилия Ушаков безоговорочно преобладает на протяжении всего периода. Такое же явное доминирование одной фамилии встретилось нам в метрических книгах Паланской церкви, причем эта фамилия - Мохнаткин - не повторилась больше ни в одном другом районе. Вслед за ней очень частыми здесь являются фамилии Наянов, Панкарин и чуть менее частыми - Чечулин, Яганов, Никифоров. Интересно, что перечисленные фамилии практически не повторяются в метриках Тигильской церкви, хотя оба населенных пункта - Палана и Тигиль географически относятся к одному району. В метриках Тигильской церкви часты фамилии Краснояров, Причин, Данилов, Абрамов, Стрельников, Косыгин, Шемаев, Плотников, однако выделить одну или две наиболее распространенных фамилий достаточно сложно, поскольку среди них нет явного преобладания той или иной фамилии. Зато фамилия Чечулин (встречается и другое написание - Чечулен) является очень частой в Карагинском районе (Дранка), здесь же часты фамилии Никифоров и Гуторов. Кроме этих двух районов (Тигильского и Карагинского), фамилия Чечулин встречается в Соболевском районе. Также общими для этих трех районов являются фамилии Суздалов и Уваровский.

Фамилия Слободчиков распространена практически повсеместно, однако чаще, чем в других районах, она встречается в Соболевском, конкуренцию ей здесь составляют фамилии Заев, Вагин, Запородский. Заметим, что также, как и фамилия Слободчиков, практически повсеместно встречается фамилия Сновидов (в Палане, Нижне-Камчатске, Большерецке, Облуковино, Ключах, Петропавловске). Фамилии Уксусников и Бречалов, частотность которых была выше в Большерецком районе, встречаются в Тигильском и Соболевском районах. К наиболее частым в Большерецком районе можно также отнести фамилии Панов и Кривогорницын.

На Командорских островах наиболее распространенными являлись фамилии Ладыгин, Волокитинов, Бодаев, Григорьев, Голодов, Паньков, Шаньгин. Видимо, в силу островного расположения данной территории, здесь практически не встречаются фамилии, распространенные по всей Камчатке.

Из-за большей, чем в остальных районах, численности населения и, вследствие этого, большой вариативности фамилий, труднее выделить наиболее популярные фамилии в Петропавловском районе (который включал в себя населенные пункты Завойко, Авача, Коряки, Николаевка, Начики, Паратунка, Сероглазка). В Завойко (сейчас Елизово) чаще встречаются Заочные, Винокуровы, Бибиковы, в Паратунке - Тюменцевы и Подпругины. Довольно распространенные фамилии в районах встречаются и в метрических книгах Петропавловской церкви - Косыгин, Машихин, Ворошилов, Ушаков, Слободчиков, Толман. В 1912 г. Камчатка была открыта для вольного заселения и переселенцы водворялись преимущественно в Петропавловском уезде. Таким образом, появилось множество "пришлых" фамилий: Паутов (крестьяне Тобольской губернии), Табачников (крестьяне Самарской губернии), Баданов (крестьяне Казанской области), Рузанов (крестьяне Симбирской губернии), Коланчук (крестьяне Киевской губернии), Краев (крестьяне Вятской губернии) и многие другие.

В связи с возросшим в последнее время интересом к своим родословным, о чем свиде-тельствуют многочисленные обращения в наш архив, хотелось бы затронуть еще один аспект генеалогического поиска. Встречаются в метрических книгах и исповедальных росписях фамилии, на Камчатке известные - Атласов, Хотунцевский, Крашенинников, Логинов, Сновидов, Трапезников. Крайне заманчиво "привязать" их к одному лицу, прославившему свое имя на Камчатке славными делами - казаку Владимиру Атласову, промышленнику Никифору Трапезникову, руководителю духовной миссии Иоасафу Хотунцевскому, священникам Петру Логинову или Стефану Никифорову, прибывшим на Камчатку вместе с миссией Хотунцевского. Многие фамилии - Савинский, Зимин, Расторгуев, Помаскин, Мутовин - можно считать наследием пребывания на Камчатке так называемого "сомовского батальона", располагавшегося в долине р. Камчатки в начале ХIХ в. Наследием - возможно, наследниками - не всегда.

Не следует забывать, что процесс колонизации Северо-Востока Сибири сопровождался христианизацией местного населения, поскольку церковь всегда являлась орудием колониальной политики государства (и не только в России). При крещении новообращенному зачастую давали фамилию одного из восприемников (крестных), поскольку местное население, разумеется, было бесфамильным. Среди русского населения самым распространенным способом образования фамилии было превращение в таковую отчества или дедичества - Иванов, Петров, Федоров. Возможно, сложность произношения для пришлого русского населения традиционных камчадальских имен также обусловила традицию принятия фамилии одного из восприемников. В начале ХХ в. христианизация, разумеется, не проходила в таких масштабах, как в более ранние периоды, но и в 1903 г. в метрической книге Паланской церкви встречаем следующую актовую запись: "Гизигинского округа Каменского рода девица Ленькевев, во Святом крещении наречена Александра Николаева Черных", 12 лет. Восприемники: Священник Николай Лонгинов, Пустуредского селения Камчадала Павла Иоаннова Черных жена Мария Иоаннова Черных. Как видим, отчество в данном случае было дано по имени священника, а фамилия - по фамилии одного из восприемников - Черных (3, л. 52).

Чтобы проследить генеалогию хотя бы одной из указанных фамилий и доказать, что, например, Хотунцевские, проживавшие в Тигиле в 1895 г., имеют какое-либо, пусть даже отдаленное, родство с самим Иоасафом Хотунцевским, потребуется очень длительная и кропотливая работа с фондами не одного архива. Поэтому работа с документами, содержащими генеалогическую информацию, требует большой осторожности, поэтому мы и не ставили целью выявить этимологию или проследить родословие камчатских фамилий. Подобная работа очень объемна и требует солидной базы из обширных архивных источников.

  1. Браславец К. М. Диалектологический очерк Камчатки / К. М. Браславец. Южно-Сахалинск : Корсаковская типография, 1968. 470 с.
  2. Головнин В. М. Путешествие на шлюпе "Диана" из Кронштадта в Камчатку в 1807-1811 годах / В. М. Головнин. М. : Наука, 1961. 304 с.
  3. ГАКО. Ф. 220. Оп. 1. Д. 35.

Абрамова Е. П., Сесицкая А. С. География камчатских фамилий (по метрическим книгам и исповедальным росписям камчатских церквей 1885 - 1925 гг.) // "Камчатка разными народами обитаема.": Материалы ХХIV Крашенинник. чтений: / Упр. Культуры Администрации Камч. обл., Камч. обл. науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский: Камч. обл. науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова, 2007. - С. 5 - 7.